предыдущая главасодержаниеследующая глава

Революционер, журналист, дипломат

Именно так можно назвать Александра Михайловича Макара. Сын народного учителя из Одессы, он в 1899 году в возрасте двадцати двух лет вступил в ряды РСДРП. Это был период, писала Е. Д. Стасова, когда члены партии знали друг друга буквально поименно. Тогда же А. М. Макара, студента естественного факультета Одесского университета, впервые арестовывают за участие в студенческих выступлениях. В 1903 году Макар вновь арестован, но освобождается по амнистии. Его дальнейшая судьба характерна для многих революционеров-ленинцев.

В годы первой русской революции Макар вел работу в Одессе в военно-революционной организации, часто выступал на митингах среди солдат и матросов. В 1907 году его арестовали в третий раз и приговорили к высылке из России. С большими трудностями Макар добрался до Швейцарии, где началась нелегкая жизнь политического эмигранта, полная нужды и лишений. Здесь он окончил медицинский факультет и получил диплом врача. Это был его второй диплом после окончания естественного факультета Одесского университета. В Швейцарии Макар неоднократно присутствовал на собраниях, где выступал В. И. Ленин.

После свержения царизма Макар в апреле 1917 года возвратился в Петроград. Встреча с В. И. Лениным в Петрограде произвела на него незабываемое впечатление и сыграла важную роль в его дальнейшей судьбе. В беседе с А. М. Макаром В. И. Ленин отметил, что в Одессе большевики и меньшевики до сих пор находятся в одной партийной организации, что совершенно недопустимо, и с этим надо вести решительную борьбу. "Пусть у вас там будут только три большевика, но если они будут настоящими большевиками, - сказал он, - вы победите"1. С напутствием вождя А. М. Макар выехал в свой родной город, где активно включился в борьбу против врагов пролетариата, сотрудничал в большевистской печати.

1 ("Шестьдесят лет в партии. Встреча в музее революции", "Московская правда", 14 марта 1959 г)

В январе 1918 года, после того как в городе была установлена Советская власть, Центральный Исполнительный Комитет Советов Румынского фронта, Черноморского флота и Одесского военного округа (РУМЧЕРОД) назначает Макара сначала комиссаром по печати, а затем здравоохранения. Однако в марте 1918 года оккупация Одессы войсками кайзеровской Германии прерывает деятельность РУМЧЕРОД. Макар вынужден покинуть город. Эвакуация была сложной и опасной. Члены РУМЧЕРОД ехали через Крым, Ростов, Харьков. На харьковском вокзале были расклеены фотографии Макара с обещанием крупной награды за его поимку. Арестовать могли в любую минуту и белогвардейцы, и немецкие оккупационные власти.

Только в июле 1918 года Макар с женой добрались до Москвы. Здесь произошла вторая, после Петрограда, встреча с Ильичем. Об этой неожиданной встрече С. И. Макар-Баткина рассказывает следующее: "В конце июля мы с Александром Михайловичем шли по Красной площади. "Смотри, Ленин идет", - неожиданно сказал муж. Он поздоровался с Лениным и представил меня Владимиру Ильичу. "Очень приятно, очень приятно", - приветливо произнес Ленин и, дружески пожав мою руку, спросил: "Откуда Вы?".

Александр Михайлович рассказал об эвакуации РУМЧЕРОД, о терроре немцев и белогвардейцев в Ростове, где рабочих группами расстреливали в Балабановской роще. Ленин внимательно слушал, задавал вопросы.

Нас, конечно, удивило, что Владимир Ильич был один, без охраны, и Александр Михайлович спросил Ленина об этом. "У вас бы в Ростове я так не пошел, - улыбнулся Ленин, - а здесь я дома". Прощаясь, он пожелал нам хорошо устроиться..."1.

1 (Из воспоминаний С. И. Макар-Баткиной, написанных по просьбе автора этой книги)

В Москве в полной мере проявился незаурядный талант Макара как журналиста. В этой работе он был поистине неутомим. За период 1917 - 1925 годов па страницах газет "Правда", "Голос трудового крестьянства" (Москва), "Коммунист" (Харьков) и многих других было опубликовано более 400 боевых, острых статей Макара, в которых разъяснялась политика партии, освещались победы Красной Армии, разоблачались преступления интервентов и белогвардейщины. Это была подлинная летопись своего времени.

Работу для печати Макар совмещает с напряженной партийно-государственной деятельностью: в Москве он - член коллегии Наркомздрава, на фронте против деникинщины - комиссар санитарного управления XII армии. В 1920 году А. М. Макар был делегатом этой армии (с решающим голосом) IX съезда РКП (б). В начале 20-х годов он работает председателем Центральной Контрольной Комиссии ЦК компартии Украины, а в 1923 году - представителем партии в Центральном Комитете украинского комсомола. Своим боевым темпераментом, подлинно юношеским задором в сочетании с умением направить людей на выполнение нужных партии задач Макар завоевал большой авторитет среди комсомольцев республики.

В 1923 году ЦК компартии Украины получил письмо от М. И. Калинина с просьбой выделить товарища с хорошими организаторскими данными для работы за границей. По предложению М. В. Фрунзе, заместителя Председателя Совета народных комиссаров Украины, был рекомендован Макар.

"Образованный, культурный, хорошо воспитанный, знавший иностранные языки1, А. М. Макар полностью отвечал требованиям деятельности на дипломатическом поприще"2, - так вспоминает об Александре Михайловиче хорошо знавший его старый коммунист И. И. Шеин.

1 (Необычайно способный к иностранным языкам, А. М. Макар свободно говорил по-немецки, по-французски, по-английски, знал латынь и греческий. Во время дипломатической работы в Италии, Норвегии и в Мексике он освоил языки этих стран)

2 ("Стенограмма заседания ученого совета Государственного музея Революции, посвященного 90-летию со дня рождения А. М. Макара, 30 марта 1967 г.", стр. 8)

В январе 1924 года А. М. Макар выехал в Италию. Вначале он работал советником в советском полпредстве в Риме, а в марте 1926 года был назначен полномочным представителем СССР в Норвегии. Его предшественницей на посту советского полпреда в Норвегии являлась А. М. Коллонтай. Когда же год спустя, в 1927 году, на ее место в Мексике был назначен А. М. Макар, а Коллонтай вернулась в Норвегию, друзья шутили, что, как видно, посты полпредов в Норвегии и Мексике закреплены за тезками.

* * *

А. М. Макар приехал в Мексику в марте 1928 года - в период сложной международной обстановки. После разрыва отношений с СССР английское правительство по-прежнему проводило резко выраженную антисоветскую политику. Капиталистические государства отклоняли все предложения о разоружении, выдвигавшиеся Советским Союзом в Подготовительной комиссии к Конференции по разоружению (1927 - 1928 гг.). США выступили инициатором создания многостороннего пакта об отказе от войны ("пакт Бриана - Келлога"), главная цель которого состояла в том, чтобы закрепить внешнеполитическую изоляцию Советского Союза, по замыслу его организаторов не включенного в число участников пакта. Тем самым пакт носил ярко выраженную антисоветскую направленность и мог стать инструментом подготовки войны против СССР.

Существенным образом по сравнению с предыдущими годами изменилось положение и в Мексике.

Советские историки дали четкую оценку причин этих изменений. В "Очерках новой и новейшей истории Мексики" подчеркивалось: "Упорное сопротивление клерикально-помещичьей реакции и нажим со стороны США заставили правящие круги Мексики пойти на уступки как во внутренней, так и во внешней политике. С конца 1927 года явно наметился сдвиг вправо, прежде всего проявившийся во внешнеполитической области. Этот отход от прежнего курса был обусловлен не только давлением со стороны сил реакции и иностранного империализма, но также и постепенным перерождением видных представителей правящих кругов Мексики... Чем дальше, тем ближе им становились интересы помещичьего класса. По мере сближения с консервативными кругами правительство Кальеса проявляло все большую готовность к уступкам американским империалистам"1.

1 ("Очерки новой и новейшей истории Мексики", М., 1960, стр. 358)

Этот сдвиг вправо осложнял перспективы развития советско-мексиканских отношений. Но Советский Союз был преисполнен решимости и в дальнейшем укреплять их в интересах мира и дружбы между народами обеих стран. Это стремление полностью соответствовало решениям XV съезда ВКП(б) (декабрь 1927 г.), который вновь подтвердил курс на активное проведение в жизнь ленинской политики борьбы за мир и усиление интернациональных связей трудящихся СССР. Не случайно, что в 1926 - 1927 годах, в немалой степени благодаря инициативе СССР, был достигнут определенный прогресс и в развитии советско-латиноамериканских отношений: значительно выросла торговля с Аргентиной и рядом других латиноамериканских стран, восстановлены дипломатические отношения с Уругваем, ширились контакты трудящихся. В 1927 году на празднование 10-летия Октября в СССР приехали гости почти из всех стран Латинской Америки.

...Александра Михайловича Макара вместе с его супругой Софьей Исаевной на вокзале в Мехико тепло встретила большая группа трудящихся и интеллигенции города.

С пожеланиями успеха новому полпреду СССР выступили представители прогрессивной общественности столицы. С приветствием к Макару обратилась Национальная крестьянская лига Мексики.

23 марта 1928 г. советский полпред вручил свои верительные грамоты президенту Кальесу. Комментируя это событие, столичная газета "Эль Насионалиста" подчеркивала, что грамоты вручал представитель "на сегодня самого могучего правительства трудящихся Европы и Азии", и выражала пожелание, чтобы отношения между русскими и мексиканцами с каждым днем все более развивались на благо мирового прогресса1.

1 (См. "El Nacionalista" (Mexico), 28.III.1928)

Одной из первых задач своей миссии Макар считал широкую информацию общественного мнения Мексики о жизни советского народа, его достижениях, внешней политике Советского государства. Сам журналист, он отлично понимал необходимость и пользу такой информации для лучшего понимания советской действительности, для дела развития отношений между СССР и Мексикой. Необходимость этого тем более напрашивалась, что со времени отъезда А. М. Коллонтай прошло десять месяцев.

30 марта 1928 г. в здании полпредства на улице Элисео. 19, А. М. Макар устроил пресс-конференцию для большой группы представителей мексиканской и зарубежной прессы. Гостей принимал сам полпред вместе с первым секретарем Л. Я. Хайкисом и торгпредом Б. М. Троскуновым.

Выразив удовлетворение этой встречей, Макар заявил, что необходимо рассеять клевету о жизни и работе пролетариата России после свержения царского строя, которую возводят на него враги, используя фактор большого расстояния между СССР и американским континентом. Он заявил далее, что "трудящиеся Мексики имеют право знать правду о своих братьях по труду, знать, как они устроили свою жизнь, как управляют своими фабриками и заводами, как они эксплуатируют свои недра. И это будет не политическая пропаганда, а лишь правда. И если эта правда вызывает симпатии трудящихся всего мира, это только радует Советский Союз. В этом нет его вины"1.

1 ("El Democrata mexicano" (Mexico), 4. IV. 1928)

А. М. Макар сделал для журналистов (на превосходном, как отмечали газеты, английском языке) обзор экономического положения СССР, состояния его внешней торговли и дипломатических отношений, рассказал о рабочем классе нашей страны и его крепнущем союзе с трудовым крестьянством, затронул перспективы развития Советского Союза, продемонстрировав при этом, как писала газета "Эль Демократа мехикано", "великолепное знание проблем, которых он касался"1.

1 (Там же)

Полпред СССР подчеркнул, что "на сегодняшний день не существует другого такого правительства, другой такой власти, так тесно связанных с народом, как Советская власть, объединяющая вокруг себя миллионы людей. "Практики", люди с опытом, реалисты нас упрекали за всеобщую утопию. Но в действительности утопистами стали люди - люди с опытом, реалисты, "практики". А большевики, которых они называли утопистами, показали себя подлинными реалистами: то, что наши враги считали утопией, превратилось в практическую и историческую реальность"1.

1 ("El Nacionalista", 10.IV.1928)

Говоря о перспективах развития Советской страны, Макар сказал: "Мы уверены, что, опираясь на доверие и активную работу нашего пролетариата и крестьянства, убежденных в правильности избранного ими исторического пути, на единство всех трудящихся нашей страны и их верность Советской власти, мы с честью преодолеем любые препятствия, какими бы они сложными ни являлись. Мы смотрим в будущее смело и уверенно"1.

1 ("El Democrata mexieano", 4.IV.1928)

После этого заявления советский полпред ответил на вопросы корреспондентов. В ответах он, в частности, коснулся задачи своей дипломатической миссии в Мексике, подчеркнув, что желает и будет стремиться к сближению и установлению эффективных торговых и культурных связей между СССР и Мексикой, и просил содействия мексиканской печати и интеллигенции.

На вопрос о состоянии и возможностях развития советско-мексиканской торговли Макар ответил, что "торговые отношения с Мексикой еще не достигли достаточного уровня" и его "главная задача состоит в их укреплении и развитии"1.

1 ("El Nacionalista", 10.IV.1928)

Журналисты сфотографировались в приемной около бюста В. И. Ленина1 вместе с Макаром, а затем были приглашены гостеприимным хозяином к столу.

1 (Бюст В. И. Ленина сделал в 1927 году В. Б. Пинчук по просьбе советского полпредства)

Более двух часов продолжалась встреча, произведшая большое впечатление в мексиканских журналистских и в общественных кругах. Бесспорно, она достигла тех целей, которые ставил советский полпред.

Большие репортажи о встрече, изложение заявления Макара и его ответов на вопросы опубликовали крупнейшие газеты столбцы: "Эксельсиор", "Эль Универсаль", "Эль Насионалиста", "Эль Демократа мехикано" и, кроме того, ряд органов провинциальной печати. Сообщение о встрече дала также американская "Нью-Йорк тайме".

Любопытны эпитеты, которыми характеризовали встречу газеты: "интересный прием" ("Эль Универсаль"), "посол Макар сообщает важные сведения о Советском Союзе" ("Эль Насионалиста"), "сердечнейший прием" ["Реденсьон" (Гвадалахара)].

Последняя опубликовала короткую, но весьма интересную заметку "Посланник из России, английский консул из Гвадалахары и печать Мексики". "Уважаемый русский дипломат, - говорилось в ней, - по-настоящему симпатизирующий журналистам, полный внимания к представителям печати, продолжительное время беседовал с ними о положении дел в России.

Беседа уважаемого дипломата способствовала ознакомлению с настоящей Россией, о которой мы получаем отрывочные сведения.

Журналисты провели у представителя России два очень приятных часа благодаря той любезности, с которой он их принимал, интересной беседе и его знаниям о своей стране и народе"1.

1 ("Redencion" (Guadalajara), 8.IV.1928)

В заключение газета противопоставляла внимание и любезность советского полпреда высокомерию английского консула в Гвадалахаре Перси Холмса, который, несмотря на просьбы местных журналистов, не пожелал их принять.

Итак, первыми официальными гостями советского полпредства после приезда Макара были представители печати, что шло, может быть, несколько вразрез с протокольными правилами, но являлось совершенно правильным по существу, так как позволяло, не откладывая в долгий ящик, рассказать через мексиканскую печать о Советском Союзе и тем самым способствовать укреплению и развитию взаимопонимания между обеими странами.

Вместе с тем этот шаг позволил сразу установить полезные контакты с местной печатью. Не случайно та же "Реденсьон" писала, что советский полпред "этим приемом для журналистов начинает с ними сердечные и искренние отношения, порывая с протокольной холодностью, господствующей в жизни других дипломатов"1.

1 (Там же)

Вскоре после встречи с журналистами Макар устроил прием в полпредстве для представителей мексиканской культуры, науки и искусства, прошедший в исключительно теплой и непринужденной обстановке. Среди гостей находились ректор Национального университета Альфонсо Прунеда, ученый и писатель Рафаэль Рамос Педруэса, директор Национального музея Луис Кастильо Ледой, директор астрономической обсерватории в Такубайя Хоакин Гальо, профессор Хесус Сильва Эрсог и др.

Таким образом, уже спустя месяц после своего прибытия в страну Макар не только установил полезные контакты и знакомство с представителями мексиканской культуры, науки, печати, но и завоевал в их среде признание как человек большой эрудиции, ума и гостеприимства, искренне стремящийся к достижению между СССР и Мексикой большего взаимопонимания.

По инициативе Макара в полпредстве все чаще начинают демонстрироваться советские кинокартины, на просмотр которых приглашаются представители самых различных мексиканских кругов. Это, бесспорно, способствовало популяризации в Мексике советской культуры и искусства. Характерно, что из десяти советских фильмов, показанных в стране к началу 1930 года, большинство было показано в полпредстве.

Наибольший успех в Мексике имел фильм "Октябрь", созданный к 10-летию Октябрьской революции.

Отлично понимая значение печати в популяризации "Октября", Макар 3 сентября 1928 г. в первую очередь устроил просмотр фильма для журналистов через несколько дней после получения полпредством киноленты из Советского Союза. Благодаря появившимся после этого многочисленным рецензиям и статьям многие тысячи мексиканцев если и не увидели, то, во всяком случае, услышали и прочитали об этой исторической картине, образно рассказывавшей о победе социалистической революции в России.

""Октябрь" - прекрасное произведение Совкино"1, - так была озаглавлена большая статья об этой замечательной картине в столичной "Эль Универсаль". Хвалебные отзывы о фильме поместили и многие другие мексиканские газеты. В советском полпредстве этот фильм показывался несколько раз в течение 1928 - 1929 годов для деятелей культуры, журналистов, официальных лиц, а также для иностранных дипломатов.

1 ("El Universal", 9.IX.1928)

18 февраля 1929 г. советское полпредство посетили и присутствовали на просмотре "Октября" президент Мексики Эмилио Портес Хиль и министр сельского хозяйства Марте Гомес. Насколько известно, это единственный случай, когда президент Мексики посещал иностранное посольство, что лишний раз свидетельствовало о высоком престиже советского полпредства и его главы.

Культура и эрудиция советского полпреда, его такт и любезность, отмеченные мексиканской печатью уже после приема для журналистов, быстро завоевали ему признание и уважение и среди дипломатического корпуса.

Рис. 7. Прием в Национальном дворце в Мехико 15 сентября 1928 г. В центре - президент Мексики Кальес, второй слева - А. М. Макар
Рис. 7. Прием в Национальном дворце в Мехико 15 сентября 1928 г. В центре - президент Мексики Кальес, второй слева - А. М. Макар

Дипломатов, аккредитованных в Мехико, при знакомстве с Макаром приятно поражало, когда советский дипломат свободно говорил с ними на любом из главных европейских языков. В Мексике он освоил и испанский язык (уже 3 сентября 1928 г. перед показом "Октября" журналистам Макар, как писала "Эль Универсаль", произнес вступительное слово на испанском языке о советской кинопромышленности). Среди членов дипкорпуса в Мехико полпред СССР являлся, бесспорно, одним из образованнейших людей.

Когда в ноябре 1928 г. с поздравлениями в советское полпредство по случаю 11-й годовщины Октябрьской революции прибыли представители десяти европейских, девяти латиноамериканских и двух крупнейших государств Азии - Китая и Японии, это свидетельствовало о признании ими международной роли СССР и вместе с тем об уважении к представляющему его советскому полпреду.

Впрочем, поздравляли не только дипломаты. Через "Эль Универсаль"13 ноября 1928 г. Макар выразил признательность советского полпредства многочисленным лицам, которые сами или в письменной форме поздравляли Советский Союз с 11-й годовщиной Октября.

Уже первый год деятельности Макара на посту полпреда в Мексике принес свои положительные результаты. Полезные контакты с журналистским миром, деятелями науки и культуры во многом способствовали дальнейшему укреплению взаимопонимания и получению . ими более полной и правдивой информации о жизни, достижениях и политике Советского Союза. В мексиканских официальных кругах и дипкорпусе еще более вырос престиж Советского Союза. Благодаря активной работе советского торгпредства, деятельности которого Макар и Троскунов уделяли повседневное внимание, в 1928 году экспорт советских товаров в Мексику начал заметно увеличиваться.

В 1928 году советско-мексиканский товарооборот был пока еще сравнительно небольшим, но темпы его роста весьма показательны. Так, если в 1927 году - январе - сентябре 1928 года СССР поставил Мексике 6 т своей экспортной продукции (в основном льно-пеньковых изделий) на сумму 29 тыс. руб., то в оставшиеся три месяца 1928 года эти цифры уже равнялись соответственно 79 т и 80 тыс. руб.1 (в советский экспорт вошли, кроме того, фанера и щетина).

1 ("Внешняя торговля СССР за 1918 - 1940 гг.", стр. 1096 - 1097)

В наступившем 1929 году Советский Союз продолжал вести курс на дальнейшее развитие дружественных отношений с Мексикой.

По-прежнему важное значение А. М. Макар придавал развитию советско-мексиканских экономических и культурных связей, установлению личных дружеских контактов с местными деятелями культуры и науки.

В этом стремлении ему содействовала и прогрессивная общественность страны. В 1928 году в Мексике образовалась группа пролетарских писателей во главе с Хосе Мансисидором, ставившая одной из своих основных задач борьбу за укрепление дружбы с Советским Союзом. В начале 1929 года в столице было создано Общество культурной связи с СССР, которое решило издавать литературу, отражающую жизнь советского народа и переводить на испанский язык книги советских писателей.

Друзьями Макара стали Диего Ривера, писатели Педруэса и Мансисидор, ректор столичного университета Прунеда, блестящий мастер художественной фотографии и общественная деятельница Тина Модотти.

Диего Ривера, не раз встречавшийся с Макаром, всегда жадно спрашивал о В. И. Ленине, Октябрьской революции, строительстве социализма в СССР. В знак своего искреннего дружеского расположения он нарисовал портрет супруги полпреда - Софьи Исаевны, исполненный в своеобразной мексиканской манере. Этот портрет бережно хранится у нее и сейчас как память о дружбе с великим художником Мексики.

Так же бережно С. И. Макар-Баткина хранит и два фотопортрета: А. М. Макар за рабочим столом в кабинете полпредства и ее собственный, сделанные Тиной Модотти. Об этой замечательной женщине, на смерть которой в 1942 году откликнулись люди в Америке и Европе, нельзя говорить без восхищения. Дочь итальянского рабочего, эмигрировавшего в Америку, Тина Модотти еще в 1923 году приняла участие в демонстрации рабочих мексиканской столицы в защиту Сакко и Ванцетти. Став затем коммунисткой, активной деятельницей Антиимпериалистической лиги Америки и рабочего движения Мексики, она вместе с тем была подлинным художником фотоискусства, чьими выставками в Мексике, Берлине, СССР восхищались тысячи людей. Ее друзьями были Пабло Неруда, Хуан Маринельо, Давид Сикейрос, Анна Зегерс и др.

Рис. 8. А. М. Макар в рабочем кабинете в советском полпредстве в Мехико. Фото Т. Модотти
Рис. 8. А. М. Макар в рабочем кабинете в советском полпредстве в Мехико. Фото Т. Модотти

В полпредстве СССР в Мехико Тина впервые познакомилась с советскими людьми и стала настоящим другом нашей страны. В последующие годы она всегда была на самой передовой линии борьбы - вместе с советским народом строила социализм (Тина жила в СССР с 1930 по 1933 г.), боролась против фашистов во Франции и в числе первых устремилась на защиту республиканской Испании. После смерти Тины Модотти друзья писали, что она была рядовым бойцом, но "тем рядовым бойцом, которые делают честь ее партии и Интернационалу, одним из тех бойцов, которые, умноженные тысячами и сотнями тысяч, смогут изменить мир"1.

1 ("Tina Modotti", Mexico, 1942, р. 9)

А. М. Макар глубоко интересовался культурой и искусством Мексики, ее историей, фольклором и языком. Положительные отклики в печати вызвала помощь советского полпреда в организации в Национальной подготовительной школе концерта молодого мексиканского пианиста Антонио Переса Монрой, исполнившего произведения Мусоргского и Прокофьева.

Рис. 9. Годичное собрание географического и статистического общества Мексики. 1929 г. А. М. Макар - третий слева
Рис. 9. Годичное собрание географического и статистического общества Мексики. 1929 г. А. М. Макар - третий слева

Культура и широкие знания советского полпреда, его стремление к развитию советско-мексиканских культурных и научных связей нашли свое отражение и в том, что 13 августа 1929 г. он был избран почетный членом мексиканского географического и статистического общества. С большим успехом Макар прочел здесь в декабре того же года на испанском языке лекцию "Непрерывное производство и пятидневная неделя в СССР". Послушать советского дипломата пришли не только члены общества, но и много высокопоставленных правительственных чиновников и членов дипкорпуса. "Уважаемый дипломат сделал интереснейшее сообщение"1, - писала столичная "Эксельсиор".

1 ("Excelsior", 19.XII.1929)

В Мексике Макару уже не приходилось заниматься журналистикой, но, когда в январе 1930 года к нему обратилась газета "Русский голос" (издававшаяся в Нью-Йорке прогрессивными американскими и русскими организациями на русском языке) с просьбой поделиться воспоминаниями о В. И. Ленине, он охотно откликнулся. Вот отрывок из его статьи "Ленин", написанной с присущим Макару публицистическим мастерством. "Как- то делалось чище на душе, светлее вокруг, когда Ильич появлялся на трибуне, - писал Макар. - Зал, тысячи встают, в безумном восторге аплодируют и радостно улыбаются друг другу. Люди подобрели, забыли повседневные заботы и мелочи и внутренне горды: это наш Ильич.

А Ильич с деловитой серьезностью, а порой с такой же деловитой иронией, просто и без претензий говорит об успехах и тяготах социалистической революции.

Особенно сильное впечатление производила именно эта простота и безыскуственность и - казалось - неизбежность доказательств.

Удивительно становилось, как это раньше не было ясно, как это есть еще сомневающиеся, когда все так логично и убедительно, как день.

Кто привык к жирному красноречию специалистов ораторского искусства, неизбежно отдыхал в атмосфере внешне холодного, но тем более действительного пафоса, чуждого прилагательных и красивых метафор"1.

1 ("Русский голос" (Нью-Йорк), 21 января 1930 г. (Первоначально эта статья была опубликована в харьковской газете "Коммунист" 27 января 1924 г.))

Повседневная дипломатическая работа отнимала немало времени, дни бежали незаметно. На субботу и воскресенье сотрудники полпредства обычно выезжали отдыхать в Куэрнаваку, расположенную значительно ниже уровня Мехико. Сам Макар - большой любитель природы - отправлялся в окрестности городка. Часто в таких прогулках его сопровождал мексиканец Алеман Перес, хирург по профессии. Заядлый охотник, он не раз уговаривал Макара взять двустволку пострелять уток. Обоих связывали не только дружеские отношения, но и, видимо, профессиональные интересы (напомним, что Макар - врач по специальности).

Как обычно, самым радостным и торжественным праздником маленькой советской колонии в Мехико являлась годовщина Октября.

В 1929 году советский народ отмечал ее с особенным подъемом. Как известно, этот год вошел в историю СССР как год великого перелома на всех фронтах строительства социализма. В ноябре был успешно завершен первый год первой пятилетки, полным ходом осуществлялась индустриализация страны. Тогда же началась коллективизация сельского хозяйства. На фоне разразившегося в конце 1929 года в капиталистическом мире сильнейшего экономического кризиса огромные достижения Советского Союза, начинавшего в ускоренном темпе выходить в число передовых промышленно развитых стран мира, звучали особенно впечатляюще, они производили подлинный переворот в умах миллионов людей в лагере капитализма, еще выше поднимали авторитет первой социалистической державы. Все большее уважение у народов земного шара завоевывала советская миролюбивая внешняя политика.

Праздничный прием 7 ноября 1929 г. в полпредстве СССР прошел с особым успехом. "Блестящий прием"1, - так характеризовала его "Эксельсиор".

1 ("Excelsior", 8.XI.1929)

Его большой успех явился ярким отражением общих успехов СССР, убедительным свидетельством дальнейшего роста авторитета Советского Союза и его представителей в Мексике.

Около 300 гостей - членов правительства, дипломатов, политических и общественных деятелей, представителей культуры и науки пришли вечером 7 ноября в особняк на Элисео. Поздравить советских дипломатов с их национальным праздником прибыли семь министров мексиканского правительства - иностранных дел, хозяйства и общественного кредита, армии и флота, сельского хозяйства, путей сообщения, промышленности, торговли и труда и просвещения. С поздравлениями к советскому полпреду подошел Паскуаль Ортис Рубио, избранный спустя десять дней на пост президента страны.

Множество приветственных писем было получено от различных лиц и организаций Мексики.

Все это происходило в условиях проводимых тогдашним правительством Мексики репрессий против революционного движения и запрещения в июне 1929 года Коммунистической партии страны.

Все столичные газеты Мехико на видных местах опубликовали отчеты о приеме в советском полпредстве и многочисленные фотографии. В буржуазной "Эксельсиор" (8 ноября) главы дипломатических представительств запечатлены вместе с Макаром в просторной гостиной полпредства, на стене позади них - рисунок с изображением серпа и молота. В какой-то степени этот снимок символичен, глядя на него, невольно вспоминаются уже знакомые слова Педруэсы о советской дипломатии.

В 1929 году между СССР и Мексикой продолжала расширяться торговля. СССР экспортировал в Мексику товаров на сумму 1 млн. 164 тыс. руб., причем ассортимент их также увеличился, в него вошли химические продукты, лесоматериалы, ткани1. Резко возрос советский импорт из Мексики, достигнув суммы 6 млн. 284 тыс. руб. (кофе, лекарственно-химическое сырье, сизаль)2.

1 ("Внешняя торговля СССР 1918 - 1940 гг.", стр. 1096 - 1097)

2 (Там же, стр. 1098)

Продавались в Мексику и советские кинофильмы.

Как и раньше, между СССР и Мексикой не возникало каких-либо конфликтов, споров или нерешенных вопросов.

"Господин Макар, возглавляющий советскую миссию, - писала в ноябре 1929 года столичная газета "Эль Универсаль графико", - завоевал симпатии нашего народа"1.

1 ("El Universal grafico" (Mexico), 20.XI.1929)

Казалось бы, и дальше в отношениях между обеими странами все должно было обстоять благополучно. Короткая посольская хроника конца 1929 - начала 1930 года подтверждала эту мысль.

В декабре 1929 года Макар получил от нового президента страны Ортиса Рубио письмо, выдержанное в весьма доброжелательных тонах, с поздравлениями по случаю приближавшегося Нового года1.

1 (Из интервью А. М. Макара испанской газете "El Orzan" (La Cortina), 1.III.1930)

6 января 1930 г. глава советского полпредства присутствовал на новогоднем приеме, который устраивал для дипкорпуса во дворце Чапультепек президент страны Эмилио Портес Хиль. 12 января Макар в президентской ложе одного из столичных стадионов вместе с Портесом Хилем и министром образования Эзекилем Падилья наблюдал за ходом спортивных соревнований. 22 января советский полпред находился на приеме в посольстве Кубы в честь организаторов и делегатов VII латиноамериканского медицинского конгресса.

Рис. 10. Сотрудники советского полпредства во главе с А. М. Макаром (в центре) прибыл! В качестве гостей на заседание Национального конгресса Мексики. Сентябрь 1929 г.
Рис. 10. Сотрудники советского полпредства во главе с А. М. Макаром (в центре) прибыл! В качестве гостей на заседание Национального конгресса Мексики. Сентябрь 1929 г.

Правда, в конце 1929 года из Москвы выехал мексиканский посланник Сильва Эрсог, но, прощаясь с М. М. Литвиновым, он объяснил свой отъезд "отчасти личными причинами, отчасти данным ему правительством поручением об изучении каких-то вопросов в Центральной Европе"1. Мексиканская газета "Ла Пренса" писала, что в Берлине после приезда из Москвы Эрсог в беседе с поверенным в делах СССР С. Бродовским "говорил о некоторых ободряющих проектах по поводу существующих отношений"2. Сам Бродовский в письме к М. М. Литвинову 30 января 1930 г. сообщал, что Эрсог в беседе с ним "никаких жалоб не заявлял, наоборот, очень оптимистически смотрел на будущее наших взаимоотношений... Он ответил, что, разумеется, возвращается в Москву"3. Таким образом, дальнейший поворот событий оказался совершенно неожиданным даже для самого мексиканского посланника. И в действительности он не вызывался ходом и итогами развития отношений между обеими странами.

1 (Беседа М. М. Литвинова с представителем ТАСС, "Известия", 2 февраля 1930 г)

2 ("La Prensa" (Mexico), 26.I.1930)

3 ("Документы внешней политики СССР", т. XIII, М., 1967, стр. 59)

Что же произошло? 23 января 1930 г. мексиканское правительство неожиданно отозвало из Москвы весь состав своей миссии, мотивировав этот шаг тем, что демонстрации, которые прошли незадолго до того в Вашингтоне, Буэнос-Айресе, Рио-де-Жанейро в знак протеста против наступления реакции и террора в Мексике, якобы организованы Советским Союзом. В доказательство этого утверждения не приводилось, да и не могло быть приведено ни одного факта. Никаких конкретных обвинений не было выдвинуто и в адрес полпредства СССР в Мексике.

В связи с этим М. М. Литвинов в беседе с представителем ТАСС отметил, что до этого "отношения между обеими странами и правительствами все время не оставляли желать ничего лучшего... Само собой разумеется, никаких конфликтов, ни политических, ни экономических, между Советским Союзом и дальней Мексикой не возникало и возникать не могло"1.

1 ("Известия", 2 февраля 1930 г)

Этот разрыв отношений, как отмечалось в мексиканской и американской печати того времени, был осуществлен не без вмешательства сил империализма США.

Вечером 8 февраля А. М. Макар выехал из Мехико в Веракрус, направляясь на родину. На столичном вокзале Буэнависта провожать его пришло много друзей Советского Союза и знакомых, в том числе Рамон де Негри - министр промышленности, торговли и труда, человек демократических взглядов, которого связывали дружеские отношения с С. С. Пестковским и А. М. Макаром.

Макар прожил еще долгую жизнь, по-прежнему оставаясь неутомимым тружеником и верным бойцом партии.

С 1930 по 1949 год он работал на ответственных постах - членом коллегии Народного комиссариата почты и телеграфа, членом Верховного суда СССР, председателем ЦК профсоюза работников юстиции, консультантом ряда издательств. По складу своего характера он не мог находиться в стороне от жизни, даже когда ушел на пенсию. Уже будучи тяжело больным, он выступал на собраниях, встречался с молодежью, делился воспоминаниями о В. И. Ленине. Только смерть в июле 1961 года остановила сердце этого замечательного большевика.


предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"