предыдущая главасодержаниеследующая глава

В царстве арабов

На следующее утро, 4 октября, мы покинули столицу Палестины и двинулись на север по направлению к Дамаску. Дорога стала легче, жара слабее, воздух свежее и прохладнее. Пустыня осталась позади. Встречались деревни, поселки, городки, зеленые поля, зреющие растения. Сопровождавший нас полковник порекомендовал сделать отдых на озере Галилейском. Мы вышли из машин и сразу попали в прекрасное, вполне современное кафе, стоявшее на самом берегу озера. Мы прошли на террасу, с которой открывался чудесный вид на голубое зеркало воды, на слегка мерцающие за ним зеленокудрые холмы, на мреющие между ними тихие селения. Сидя за кофе с бутербродами, мы слушали музыкальную передачу из Каира и видели на пляже десятки женщин в самых модных купальных костюмах. Мне опять невольно вспомнились образы и представления гимназических лет.

- И это Галилейское озеро! - думал я. - То самое Галилейское озеро, где почти две тысячи лет назад Христос, согласно евангельской легенде, в местечке Канне превратил воду в вино!..

Часа в три дня мы прибыли в Дамаск, столицу Сирии. Это был тоже город легендарной древности. Никто точно не знает, когда он был основан, но считают, что, во всяком случае, ему от роду не менее трех тысяч лет. Дамаск 1943 г. выглядел гораздо более современным городом, чем Иерусалим или Каир. В нем были широкие мощеные улицы, красивые четырех- и пятиэтажные дома французского стиля, большие магазины, парки, фонтаны, университет, академия, театры, кино. О прошлом напоминала лишь гигантская мечеть, могущая вместить до десяти тысяч молящихся. В этой мечети имелось две достопримечательности: прекрасно сохранившаяся стена стоявшего здесь раньше византийского храма и часовня, в которой похоронена голова Иоанна Крестителя. Когда я с удивлением спросил гида, как может эта христианская реликвия находиться в мусульманском храме, тот почти возмущенно ответил:

- Но ведь Иоанн Креститель также и наш, мусульманский, святой!

В Дамаске нас встречал местный представитель британского правительства генерал Спирс. Я знал его по Лондону, где в мирное время он был депутатом парламента, принадлежа к черчиллевскому крылу консервативной партии. Спирс нередко появлялся и в стенах советского посольства. Семья Спирса отнеслась к нам, как к старым знакомым, и сделала все возможное для того, чтобы скрасить наше пребывание в Дамаске. Сам Спирс рассказывал мне много интересного о положении на Ближнем Востоке, особенно о борьбе между английскими и американскими фирмами за нефть.

На память о Дамаске мы с женой обзавелись сувенирами: она купила себе кусок знаменитой дамасской парчи, а я - кинжал из не менее знаменитой дамасской стали.

На следующий день, 5 октября, дружески провожаемые семейством Спирса, мы выехали из Дамаска в Багдад. Перед нами лежала тысяча километров пути через Сирийскую пустыню. Легковые машины, на которых мы ехали от Каира до Дамаска, теперь остались позади. Мы сели в большой хорошо оборудованный автобус, принадлежавший компании Нэрн. Эта компания, основателями которой были два австралийца, воевавшие на Ближнем Востоке в первую мировую войну, поддерживала регулярную транспортную линию между Средиземным морем и Багдадом. Для этой цели были созданы машины особого рода, хорошим образцом которых был наш автобус. Он был длинен, высок, снаружи покрыт гофрированным серым металлом и походил на самолет без крыльев. Впереди, в закрытой кабине, сидели два шофера. Перед ними находился компас, по которому они и вели машину, ибо проложенной дороги не было. Автобус шел по ровному песчаному морю, которое ярко желтело под солнцем до самого горизонта. Однако грунт был достаточно тверд, и тяжелые колеса не зарывались в почву, только вслед автобусу поднимались огромные тучи пыли. Во время пути автобус герметически закрывался и внутри его искусственно поддерживалась температура около 20° по Цельсию. Сиденья были удобные и даже позволяли пассажирам полулежа спать. В положенные часы все едущие получали завтрак, обед и ужин. Все расстояние от Дамаска до Багдада покрывалось за 20 часов с таким расчетом, чтобы возможно большая часть пути приходилась на ночное время.

Мы тронулись из Дамаска в час дня. Первое, что мне бросилось в глаза, когда мы выехали из города, были пять желтых (под цвет пустыни) военных броневиков, которые, подымая невероятные клубы песка, окружали наш автобус. Я спросил сопровождавшего меня полковника, что это значит.

- Все очень просто, - ответил он, - трасса автобуса пересекает владения нескольких шейхов, которые любят иногда пограбить проезжающих путешественников. Правда, компания Нэрн страхует их безопасность, выплачивал этим шейхам ежемесячную "субсидию", и в общем такая система действует удовлетворительно. Но все-таки иногда бывают срывы. Если бы произошло что-либо подобное с этим автобусом, в котором едете вы с вашей супругой, разыгрался бы международный скандал. Чтобы гарантировать его невозможность, мы и дали вашему автобусу охрану из пяти броневиков.

Так вот в чем было дело! Немного отдавало ароматом "Тысячи и одной ночи", но Восток есть Восток.

Под вечер автобус остановился в одном оазисе. Двери автобуса открылись, и мы вышли... Боже! Мы почувствовали, точно нас сразу бросили в огненную печь: внутри автобуса было 20, а снаружи - 45 градусов по Цельсию. Из любопытства мы с женой подошли к одному из сопровождавших нас броневиков, - каково же было наше удивление, когда выяснилось, что экипаж броневиков состоит из арабов, а командует ими французский офицер.

Не знаю, благодаря счастью или благодаря присутствию пяти броневиков, но все путешествие наше от Дамаска до Багдада прошло совершенно спокойно, и 6 октября в девять часов утра мы благополучно прибыли в древнюю столицу Гарун-аль-Рашида. Нас торжественно встречали здесь иракские власти, а также представители английского посольства в Багдаде. Это не помешало, однако, тому, что два наших чемодана при разгрузке "исчезли". Моя жена расхохоталась и, вспомнив известный фильм Корда, который мы незадолго перед тем видели, весело воскликнула:

- Оказывается, "Багдадский вор" жив до настоящего времени!

Мы сделали надлежащее заявление властям, и несколько часов спустя оба чемодана были доставлены в целости и сохранности в британское посольство, где мы остановились.

День, проведенный нами в Багдаде, ушел на дипломатические встречи, разговоры с членами иракского правительства (в которых не было ничего интересного) и, конечно, на знакомство с городом. Должен, однако, сказать, что это знакомство нас сильно разочаровало. Еще с детских лет, когда я, подобно всем ребятам, с увлечением читал "Тысяча и одну ночь", у меня создалось представление о Багдаде, как об огромном, шумном, пестром, великолепном городе, настоящей жемчужине Востока. Багдад 1943 г. ни в какой степени не напоминал Багдада Гарун-аль-Рашида. Это был современный восточный город средних размеров, с двумя-тремя большими улицами европейского типа, с сложным переплетением бесчисленных узких и извилистых старинных улиц, с мечетями и цитаделью, но не отличающимися ни особой древностью или красотой, с женщинами в паранджах и полуголыми ребятишками, скачущими на пыльных дорогах. Единственное, что было действительно замечательно в Багдаде наших дней, это река Тигр, рассекавшая город на две части... Тигр! Его имя еще раз будило в моем сознании далекие воспоминания детства, когда, будучи гимназистом, я изучал "закон божий".

7 октября утром мы покинули столицу Ирака. Перед нами лежал Иран. Мы опять сели в легковые машины, которые раздобыл сопровождавший нас полковник, и двинулись на восток. Путь сначала шел широкой равниной, во многих местах пересеченной пальмовыми рощами, потом на горизонте стали маячить горы. Было тепло, временами даже жарко, но не до бесчувствия. Наша первая ночевка произошла в маленьком городке Ханикин, где имелось предприятие одной английской нефтяной фирмы. Директор предприятия мистер Дикс встретил нас очень гостеприимно, и мы здесь хорошо отдохнули.

На следующее утро, 8 октября, в Ханикин приехал нас встретить советский консульский работник из соседнего Керманшаха (уже на иранской территории). По пути от Ханикина до Керманшаха, составлявшем около 100 км, он подробно информировал меня о настроениях иранских властей и иранского населения, об английской политике в этом районе, о трениях между англичанами и американцами в Иране и о многих других интересных вещах. Здесь же, между Ханикином и Керманшахом, мы нагнали наш "большой багаж" (т. е. мою библиотеку), который англичане отправили из Каира отдельно от нас более сокращенным путем.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"