предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава IV. Победа

Снова в Белом доме

Автор одной из наиболее интересных работ, посвященных дипломатии Авраама Линкольна, с полным основанием делал вывод, что на втором этапе гражданской войны "дела за границей шли у Линкольна лучше, чем дома"*.

* (Monahan J. Op. cit. - P. 377.)

К избирательной кампании 1864 года президент пришел, однако, с серьезным военно-политическим активом. Позади осталось очень тревожное время, когда тяжелые поражения Севера на фронтах гражданской войны ставили под вопрос само существование северных штатов. Переход к революционным методам ведения войны создал совершенно новую политическую обстановку в стране. Новая цель войны - уничтожение рабства - была близка и понятна широким массам трудящихся, которые активно поддерживали политический курс президента. Опубликование Прокламации об освобождении завоевало на сторону правительства Линкольна симпатии и поддержку прогрессивных сил европейских стран, и это серьезно осложняло реакционным правящим кругам Англии, Франции и других стран реализацию их интервенционистских планов в США. Пребывание русских эскадр в Соединенных Штатах также явилось важным фактором, способствовавшим еще большему укреплению дружественных отношений между США и Россией.

Вместе с тем актив Линкольна и возглавляемого им правительства этим исчерпывался, а трудности, с которыми они сталкивались, были столь серьезными, что и руководство республиканской партии, и сам президент сомневались в том, каков будет исход избирательной кампании в 1864 году. Выборы главы государства должны были происходить в условиях ожесточенной гражданской войны, когда решалась судьба нации и государства. Народ понес огромные жертвы, устал от затянувшейся войны, и на этом играли противники Линкольна как справа, так и слева. Происходила беспрерывная перегруппировка классовых, политических сил, четко проявлялась тенденция на ослабление позиций правительства Линкольна. Внутри республиканской партии усилилось правое крыло, получившее мощное пополнение из рядов промышленной буржуазии, напуганной ростом забастовочного движения рабочих и их организованности. Известный крен вправо был зафиксирован в рядах мелкой буржуазии. В условиях гражданской войны быстро шел процесс централизации и концентрации капитала, что угрожало самому существованию мелкой буржуазии.

Многие кадровые рабочие ушли на фронт, а новое пополнение рабочего класса было менее организованно, не отличалось высокой политической сознательностью и могло быть легко использовано реакционными силами против правительства Линкольна. На протяжении почти всей избирательной кампании 1864 года радикалы выступали против переизбрания Линкольна, считая его политический курс недостаточно решительным как во внутренней, так и во внешней политике. Эта позиция радикалов ставила под угрозу само существование антирабовладельческой коалиции.

В этой исключительно сложной ситуации Линкольн показал себя зрелым политическим деятелем. Он фиксировал малейшие нюансы в изменении сил на внутреннем и внешнеполитическом фронтах, демонстрировал спокойствие и выдержку, не спешил выступать публично, когда обстоятельства требовали проявить максимум сдержанности. Например, когда Линкольн приехал в Геттисберг, где 19 ноября 1863 г. произнес свою знаменитую речь, под окном резиденции президента собралась огромная толпа. Собравшиеся настойчиво требовали, чтобы Линкольн выступил перед ними. "В моем положении, - сказал президент, - иногда важно, чтобы я не говорил глупостей (голос из толпы: "И это вам удается?"). Часто бывает, что единственный способ избежать этого - ничего не сказать. Считаю, что сегодня вечером у меня сложилась именно такая ситуация, поэтому прошу вас извинить меня за то, что на этом я закончу"*.

* (Сэндберг К. Указ. соч. - С. 405.)

Как об этом свидетельствуют послания Линкольна конгрессу, президент был очень немногословен, когда в этих документах, имевших программный характер, он касался внешнеполитических проблем. Линкольн был убежден, что многословие - не лучшее средство доказать справедливость своей внешнеполитической позиции.

Важным вопросом избирательной кампании 1864 года была проблема перемирия с Югом. Народ Севера устал от войны, и если раньше за перемирие выступали в северных штатах лишь сторонники рабовладельцев, то в ходе этой избирательной кампании эту позицию разделяли и некоторые сторонники единства Союза.

В этом направлении активизировали свою деятельность и дипломатические службы ряда европейских держав. Благо, что, заняв такую позицию, можно было набросить на себя тогу миротворца и гуманиста. Вопрос о заключении перемирия обсуждался и на заседании правительства Линкольна. 21 февраля 1864 г. Стекль писал Горчакову: "Во время беседы, которую я имел с государственным секретарем, я спросил его, действительно ли правительство имеет намерение предпринять усилия для окончания войны. Г-н Сьюард ответил, что этот вопрос обсуждался в кабинете, но ничего не решено. "Это деликатное дело, - сказал мне Сьюард, - впрочем, Джефферсон Дэвис в послании, адресованном вашингтонскому конгрессу, заранее ответил, что он будет продолжать войну до конца. С другой стороны, для федерального правительства недостойно брать не себя инициативу в этом вопросе"*.

* (АВПР. Ф. Канцелярия, 1864 г., д. 150, л. 242.)

Дальнейший ход беседы Сьюарда и Стекля показал, что федеральное правительство делает ставку не на закулисные переговоры, в том числе и с участием зарубежных дипломатов, а на полный военный разгром рабовладельцев. Стекль цитировал Сьюарда: "Время еще не пришло, но мы приближаем момент, когда упехи наших армий должны будут положить конец борьбе"*.

* (Там же. - Л. 243.)

Народ нес в гражданской войне огромные жертвы, и Линкольн делал все возможное, чтобы добиться прекращения военных действий. Сформулированные им условия включали восстановление единства Союза, освобождение рабов, утверждение центральной власти во всех штатах. В начале февраля 1865 года делегация Конфедерации в составе трех человек встретилась на федеральной территории с Линкольном и Сьюардом. Беседа продолжалась несколько часов. Президент занял твердую позицию. Он решительно заявил представителям мятежников, что, даже если штаты Конфедерации согласятся вернуться в Союз, он не может вступить в соглашение с этими штатами, остающимися вооруженными и воюющими против его правительства. Член делегации Конфедерации Джон Кэмпбел, помощник военного министра, бывший член Верховного суда США, возразил Линкольну, что английский король Карл I вступил в переговоры с вооруженным народом, выступавшим против его правительства. Позднее в газетах было напечатано сообщение члена делегации Конфедерации Александра Стефенса: "На лице Линкольна было то неописуемое выражение, которое обычно предшествовало моменту нанесения Линкольном сильнейшего удара"*. Президент ответил: "Я не силен в истории. По всем этим вопросам я отсылаю вас к Сьюарду. Я только ясно помню одно, что в приведенном вами случае Карл I потерял свою голову"**. Президент не так плохо знал историю, как он утверждал и как кому-то могло показаться.

* (Сэндберг К. Указ. соч. - С. 607.)

** (Adams E. Op. cit. - Vol. 2. - P. 252-253.)

Сложность положения Линкольна в избирательной кампании 1864 года заключалась и в том, что против него выступали и левые, и правые республиканцы. Левые, радикальные республиканцы провели даже свой съезд и выдвинули кандидатом в президенты генерала Фримонта. Могло показаться, что это конец политической карьеры Линкольна. Но подлинное величие государственного, политического деятеля проявляется только в единстве его действий с народом. Во время избирательной кампании 1864 года в штате Линкольна, в Иллинойсе, по списку юнионистов баллотировался ветеран гражданской войны Дик Оглсби, который только что встал на ноги после ранений. В своем выступлении он вспоминал беседу с Линкольном в 1858 году и слова будущего президента: "Помните, Дик, держите тесную связь с народом - он всегда прав и никого не собьет с правильного пути"*.

* (Сэндберг К. Указ. соч. - С. 539.)

У Линкольна было очень много трудностей в этой избирательной кампании, но сила президента была в том, что, несмотря на все ошибки, колебания, он проводил политику, отвечавшую интересам народных масс, и пользовался их поддержкой. Активную помощь оказал ему рабочий класс страны. Социалисты в ходе гражданской войны создали Демократическо-республиканскую ассоциацию рабочих, которая объединяла рабочих вне зависимости от партийной принадлежности. Ассоциация активно включилась в борьбу за переизбрание Линкольна. Весной 1864 года состоялась теплая встреча президента с представителями ассоциации, которые сообщили Линкольну, что он избран почетным членом их организации. Президент ответил, что он с большим удовлетворением принимает это избрание и расценивает его как большую честь. В беседе с членами ассоциации Линкольн сказал: "Рабочие понимают, что настоящий мятеж преследует большую цель, чем увековечение рабства негров, в действительности это война против прав рабочих". Выступая с ответной речью, руководитель рабочей делегации заявил, что "все рабочие Соединенных Штатов желают, чтобы следующий президент страны был из Спрингфилда (штат Иллинойс) и чтобы имя его было Авраам Линкольн"*.

* (New York Daily Tribune. - 1864. - March 23.)

Линкольн понимал роль рабочих в гражданской войне. В 1864 году он говорил: "В подавлении мятежа никто так глубоко не заинтересован, как рабочие люди"*. Рабочим импонировало то, что президент относился с искренним пониманием и глубоким сочувствием к их нуждам. Линкольн неоднократно принимал делегации рабочих и всегда стремился оказать им посильную помощь и поддержку. Линкольн часто выступал посредником в спорах между предпринимателями и рабочими. В конце 1863 года, разбирая очередной конфликт между профсоюзом слесарей и кузнецов и их работодателями, президент заявил делегации рабочих: "Я знаю бедствия и страдания рабочих, и я всегда сочувствую им. Я знаю, что почти в каждой забастовке рабочие имеют справедливые причины для недовольства"**.

* (Collected Works. - Vol. VII. - P. 259.)

** (Фонер Ф. Указ. соч. - С. 376-377.)

Линкольн был руководителем буржуазного государства, и его полномочия в спорах между предпринимателями и рабочими были ограничены рамками того понимания социальной справедливости, какое существует в буржуазном обществе на соответствующей стадии его развития. В этих рамках президент делал максимум возможного для защиты прав рабочих. И не было ничего удивительного в том, что рабочие платили ему взаимностью.

Это нашло свое отражение и в избирательной кампании 1864 года. Дело было не только во взаимных симпатиях рабочих и президента. Рабочие прекрасно понимали, что Линкольн возглавляет борьбу с рабовладельцами, в которой жизненно заинтересован весь рабочий класс страны. В заявлении Демократическо-республиканской ассоциации, опубликованном в июле 1864 года, говорилось: "Мы сражаемся сегодня за демократическое правительство... против аристократии Юга, которая уверена, что все рабочие должны быть рабами... Как нация мы являемся авангардом свободы человека и прогресса. В этот час мы выполняем свой важный долг в величайшей битве за права человека, против абсолютизма и деспотизма". Руководители рабочих делали вывод, что трудящиеся внесут решающий вклад в уничтожение рабства: "Мы верим, что сознательный патриотизм рабочих обеспечит спасение страны... Поэтому мы призываем положиться на народ"*.

* (New York-Daily Tribune. - 1864. - July 19.)

И когда был поставлен вопрос о том, кто будет представлять республиканскую партию на выборах президента в 1864 году, мнение рабочих было единодушно - Авраам Линкольн. В марте 1864 года состоялась дружеская встреча Линкольна с делегацией Демократическо-республиканской ассоциации рабочих. Руководитель рабочей делегации заверил президента, что на предстоящих выборах рабочий класс проголосует в его поддержку*. Рабочие сдержали свое слово.

* (Ibid. - March 23.)

С учетом социальной структуры самодеятельного населения США важное значение имела позиция фермеров, которые получили закон о гомстедах, что и предопределило их ориентацию на республиканскую партию.

В страну продолжался большой приток иммигрантов. Линкольн последовательно придерживался курса на оказание им поддержки. С точки зрения внешнеполитических позиций федерального правительства, такой курс имел важное значение и в немалой степени влиял на избирательную кампанию. Если только что приехавший в страну иммигрант и не участвовал в голосовании, то у него было в США немало земляков, имевших право голоса, и они использовали это право, учитывая отношение того или иного кандидата к иммигрантам.

И наконец, кандидатуру Линкольна активно поддержала прогрессивная часть американской общественности, удовлетворенная последовательной позицией президента в вопросе об освобождении рабов и призыве негров в армию.

Линкольн после опубликования Прокламации об освобождении неоднократно и недвусмысленно заявлял, что он будет последовательно проводить курс на освобождение рабов и призыв черных американцев в вооруженные силы страны. Позиция Линкольна в вопросе о рабстве была важнейшей составной частью дипломатии президента. Последовательный курс на эмансипацию рабов, демократическое решение сложного комплекса проблем черных американцев (предоставление им права служить в федеральных вооруженных силах, отношение к их экономическим, социальным, гражданским, политическим правам) - все это обеспечивало Линкольну поддержку прогрессивной общественности европейских стран, срывало интервенционистские планы правящих кругов этих стран.

Целый ряд высказываний и действий президента свидетельствовал о том, что он твердо и бесповоротно придерживался политики эмансипации. 26 марта 1863 г. президент писал: "Цветное население - величайшая имеющаяся в нашем распоряжении сила... для восстановления Союза. Один только вид 50 тыс. вооруженных и обученных черных солдат на берегах Миссисипи тотчас же приведет к прекращению мятежа"*. В послании конгрессу от 8 декабря 1863 г. Линкольн заявлял, что 100 тыс. негров, которые были в начале войны рабочими, вступили в федеральные вооруженные силы, значительно укрепив их боевую мощь**.

* (Collected Works. - Vol. V. - P. 149-150.)

** (Congressional Globe. 38-th Congress, I-st Session, Appendix. - P. 3.)

По мере получения боевого опыта становилась все более очевидной большая роль черных солдат в борьбе с мятежными рабовладельцами. В августе 1864 года Линкольн заявлял: "В армиях Союза сейчас находится 100-200 тыс. негров... Ни один человек не в силах подавить мятеж без помощи такого рычага, как освобождение негров"*. Линкольн прямо говорил, что без негров невозможно было добиться военного разгрома Конфедерации: "Увольнение негров... привело бы к исключению из наших рядов 200 тыс. человек. Следствием этого явился бы проигрыш войны в течение трех недель"**.

* (Collected Works. - Vol. VII. - P. 506-507.)

** (Du Bois W. Black Reconstruction. - N. Y., 1935. - P. 100.)

Было немало попыток заставить президента пересмотреть основные положения Прокламации об освобождении. Президент решительно отвергал все эти попытки. В послании конгрессу от 8 декабря 1863 г. он писал: "Пока я остаюсь на посту президента, я не отрекусь от Прокламации об освобождении и не изменю ее. Я не обращу в рабство ни одного человека, освобожденного на основании положений этой Прокламации или каким-либо актом конгресса"*. Через год, 6 декабря 1864 г., возвращаясь к этому вопросу в своем последнем послании к конгрессу, президент заявлял: "Если народ... решит, что исполнительная власть должна возвратить в рабство этих людей, не я, а кто-либо другой будет орудием народа в осуществлении этого решения"**.

* (Collected Works. - Vol. VII. - P. 51.)

** (Collected Works. - Vol. VIII. - P. 152.)

4 апреля 1865 г. президент приехал в поверженный Ричмонд, бывшую столицу Конфедерации. Восторженно встреченный народом, он заявил, обращаясь к неграм: "Если претендующие на то, что они стоят выше вас, не знают, что вы свободны, возьмите меч и штык и докажите, что вы действительно свободны"*. Линкольн был убежден не только в том, что негры должны быть свободными, но и в том, что им необходимо предоставить право голоса.

* (A Documentary History of the Negro People in the United States. - /Ed. by H. Aptheker. - N. Y., 1951. - P. 490.)

По мере приближения дня выборов становилось все более очевидным, что Линкольн имеет активную поддержку со стороны самых широких слоев избирателей. И если в зарубежных странах получали убедительные свидетельства того, что президент будет выдвинут для переизбрания и имеет все шансы одержать победу, то это придавало вес его внешнеполитическим инициативам, заставляло прислушиваться к ним и друзей, и врагов.

Исключительно важное значение имело то, что за переизбрание Линкольна активно выступили юнионистские лиги, выражавшие "наиболее пылкие и неистовые республиканские чувства страны"*. К началу избирательной кампании 1864 года юнионистские лиги были созданы в 18 штатах Севера. В глубоком подполье лиги возникали и в мятежных штатах, где они объединяли всех противников рабства. Главный совет юнионистских лиг решительно выступил за переизбрание президента и призвал всех членов лиг поддержать его кандидатуру. Копия этой резолюции была направлена Линкольну**.

* (Complete Works. - Vol. 9. - P. 56.)

** (Ibid. - P. 74-75.)

7 июня 1864 г. в Балтиморе начал работу съезд республиканской партии. На этот раз не было никакой борьбы по вопросу о кандидате в президенты. Съезд единодушно поддержал кандидатуру Линкольна. Программа, принятая на съезде, гласила, что республиканцы будут бороться за восстановление единства Союза, за доведение войны до полного разгрома рабовладельцев, против любых компромиссов с мятежниками, за внесение поправки в конституцию с целью полного уничтожения рабства.

Четыре года разделяли две избирательные программы республиканской партии, и за этот короткий срок программа партии неузнаваемо изменилась в главном вопросе - в вопросе отношения к негритянской проблеме. От политики ограничения рабства занимаемой им территорией, провозглашенной в программе 1860 года, партия пришла к аболиционистской программе полного уничтожения рабовладения. Причем, эта программа была принята и консервативным, и умеренным крылом партии, а радикальные республиканцы провели свой отдельный съезд. Это свидетельствовало о том, что произошел серьезный сдвиг влево, и теперь консерваторы и умеренные республиканцы не могли игнорировать происшедших перемен.

Аболиционистская программа республиканцев, принятая в 1864 году, подводила мощный фундамент под новую дипломатию Линкольна. На протяжении первого периода войны просецессионистские силы в зарубежных странах имели весомые политические аргументы для своего курса на всемерную поддержку Конфедерации, так как политика федерального правительства в вопросе о рабстве не шла дальше ограничения этого института занимаемой территорией. Избирательная программа 1864 года ставила все точки над "i": война будет доведена до полного военного и политического разгрома мятежных рабовладельцев. Принципиальное различие между дипломатией Линкольна на первом и на втором этапах гражданской войны заключалось и в том, что позади осталась полоса тяжелейших военных поражений Севера. Всем было ясно: стратегическая инициатива прочно удерживается северными штатами. Это придавало особенно большой вес дипломатическим акциям президента.

Выдвижение кандидатуры Линкольна в президенты получило самую широкую поддержку со стороны народных масс. Даже "Нью-Йорк дейли трибюн", одно время выступавшая против переизбрания Линкольна, коренным образом пересмотрела свою позицию. Газета заявляла: "Это выдвижение безусловно соответствует общественному мнению и всем его проявлениям... Желание подавляющего большинства юнионистов было услышано, оно сводится к следующему: "Пусть Авраам Линкольн будет нашим президентом на следующий срок!"*.

* (New York Daily Tribune. - 1864. - June 9.)

Фракции республиканцев самой различной политической ориентации одна за другой высказывались в поддержку кандидатуры Линкольна. 22 сентября 1864 г. Фримонт по согласованию с руководством радикальных республиканцев заявил, что в интересах единства партии он снимает свою кандидатуру в президенты, и призвал всех республиканцев отдать голоса за Линкольна.

Еще раньше решительно заявил о своем отказе баллотироваться в президенты по списку радикалов генерал Грант. Прославленный военачальник заявил, что его политические амбиции не идут далее избрания после войны мэром своего родного города, и в случае избрания он добьется, чтобы был проложен тротуар от его дома до вокзала. Грант не собирался отказываться от политической карьеры. И, как известно, после гражданской войны он все же предпочел баллотироваться не в мэры своего крошечного городка, а в президенты США. В вопросе о политической карьере Грант разительно отличался от другого прославленного генерала - Уильяма Шермана, которому тоже неоднократно предлагали баллотироваться в президенты. На эти предложения Шерман неизменно и категорически отвечал отказом.

Отказ Гранта и Фримонта баллотироваться в президенты восстановил единство республиканской партии и сделал реальной перспективу переизбрания Линкольна президентом США.

Антирабовладельческая общественность зарубежных стран приветствовала решение съезда республиканской партии о выдвижении кандидатуры Линкольна в президенты на второй срок. "Современник", отражая настроения прогрессивной русской общественности, писал, что под руководством Линкольна страна добилась во второй половине 1863 года значительных успехов в освобождении рабов: "При виде такого удовлетворительного положения дела общественное мнение в северных штатах решительно склонилось на сторону Линкольна. Оно простило ему неудачный выбор многих из его советников и помощников, оно простило ему его собственные колебания и промахи и решило, что Линкольн честно и благоразумно боролся за правое дело... Человек, который с таким терпением и благоразумием вел управление страной в течение трех таких тяжелых годов, заслуживает того, чтобы ему дана была возможность пожать плоды его трудов..."*.

* (Современник. - 1864. - № 2. - С. 306.)

У русской прессы не было никаких сомнений в отношении того, что Линкольн будет переизбран президентом страны. Один из демократических журналов отмечал, что "честный и простой республиканец Линкольн будет избран вновь и, по всей вероятности, значительным большинством голосов"*.

* (Русское слово. - 1863. - № 9. - С. 28.)

Кандидатуру Линкольна в президенты с энтузиазмом поддержала прогрессивная общественность и других стран. С учетом исключительно активной антилинкольновской позиции правительства Пальмерстона важное значение имела реакция английской общественности на выдвижение кандидатуры Линкольна для переизбрания в президенты. Эта реакция была сугубо положительной. Лидер радикалов Англии Дж. Брайт в одном из своих интервью заявил, что переизбрание Линкольна было бы сильнейшим ударом по Югу. Брайт отверг широко распространенные обвинения Линкольна в том, что он медлителен в своих политических решениях: "Мистер Линкольн похож на официанта в большой столовой - он нужен сразу всем; и так как он не может обслужить всех сразу, то вполне естественно, что имеются недовольные"*.

* (Сэндберг К. Указ. соч. - С. 436.)

Прогрессивная общественность США решительно требовала переизбрания Линкольна. Ее настроения хорошо отразила Гарриэт Бичер-Стоу. В январе 1864 года она писала в бостонском "Уочмэн энд Рифлектор" о том, что ее тронуло в Линкольне: "Мир с удивлением воспринял величайшее чудо и примету нашего времени, а именно то что простой рабочий, выходец из народа... был призван провести великий народ через период кризиса, затрагивающего судьбы всего мира... У Линкольна своеобразная сила. Это не крепость каменного быка под мостом, а скорее гибкая мощь кабельного провода... Окруженный всякого рода предателями, трусами, нерешительными людьми с их противоречиями, чиновниками из пограничных и свободных штатов, радикальными и консервативными аболиционистами, Линкольн прислушивался ко всем, взвешивал предложения всех, выжидал, наблюдал, кое в чем уступал, но в основном придерживался раз намеченной линии, шел прямо к цели и провел государственный корабль в полной сохранности через все препятствия"*.

* (Там же. - С. 437-438.)

Президент терпимо относился к тому, что против него плел интриги министр финансов Чейз, который всеми возможными средствами домогался выдвижения своей кандидатуры в президенты. В частности, Чейз, используя свое положение, раздавал многочисленные хорошо оплачиваемые должности своим сторонникам. На вопрос друзей, почему он не пресечет деятельность министра финансов, направленную против него, Линкольн отвечал очередной притчей: в Иллинойсе фермер пахал землю. Муха надоедливо вилась вокруг лошади и жалила ее. Фермера спросили, почему бы ему не убить муху. Он ответил: "Она взбадривает лошадь и стимулирует ее к работе"*. Впрочем, Линкольн не стал противиться, когда лидеры радикальных республиканцев решили, что Чейзу настало время уйти в отставку.

* (Lincoln and the Civil War in the Diaries and Letters of John Hay. - / Ed. by T. Dennett. - N. Y., 1939. - P. 54.)

В переизбрании Линкольна прогрессивные круги всех стран видели путь не только к окончательному уничтожению рабства в США, но и к восстановлению единства страны. Они обоснованно подчеркивали, что процесс демократизации в европейских странах во многом зависит от того, сумеет ли победить демократия за океаном. Профессор Эдуард Лабулэ опубликовал памфлет, в котором от имени французских либералов писал: "Если лик свободы потускнеет в Новом мире, то и в Европе наступит ночь" и к власти придут те, "кто верит только в насилие и личное обогащение". Поэтому Лабулэ и его сторонники "молили бога, чтобы в избирательном бюллетене (ноябрьском) стояло имя честного и прямого Авраама Линкольна"*.

* (Сэндберг К. Указ. соч. - С. 511.)

По мере приближения дня выборов поступали все новые свидетельства того, что широкие народные массы выступают за переизбрание Линкольна. По всей стране проходили митинги, участники которых принимали резолюции с призывами голосовать за переизбрание президента, за "восстановление Союза на основе свободы и равных прав для всех"*.

* (New York Daily Tribune. - 1864. - Oct. 12.)

Отвечая на одно из многочисленных поздравлений в связи с выдвижением его кандидатуры в президенты, Линкольн заявил, что он не был самым лучшим кандидатом на этот высокий пост, но он с большим удовлетворением воспринимает данное решение как наиболее целесообразное в сложившихся условиях, так как "нет необходимости менять лошадей, переправляясь через поток"*.

* (Collected Works. - Vol. VII. - P. 383 - 384.)

Политическая ситуация, складывавшаяся в стране, была исключительно благоприятна для переизбрания Линкольна. В сентябре 1864 года пришли долгожданные сообщения об успехах федеральных вооруженных сил. 3 сентября Шерман сообщил из глубокого тыла мятежников о взятии Атланты. Так завершился знаменитый "марш к морю". По существу, генерал Шерман реализовал то, что предлагал К. Маркс в начале гражданской войны в США, указывая на необходимость нанести мощный удар по жизненному центру Конфедерации, где находятся главные людские и материальные ресурсы мятежников, что дало бы возможность разрезать Конфедерацию на две изолированные части и добивать их порознь.

Федеральный флот под командованием Фаррагута разгромил военно-морские силы мятежников в бухте Мобил. В кровопролитных боях под Винчестером и Фишерс-Хиллом генерал Шеридан нанес тяжелое поражение крупным силам мятежников и захватил много пленных и богатые трофеи.

Углублявшаяся революция требовала серьезных изменений в составе политического руководства страны. На следующий день после того, как Фримонт отказался баллотироваться в президенты, Линкольн принял отставку министра почты и телеграфа Монтгомери Блэйра, махровый консерватизм которого восстановил против руководителя этого ведомства всех радикалов. Один из деятелей радикалов писал Линкольну: "Шеридан одержал славную победу, но отстранение Блэйра превосходит ее"*.

* (Thomas B. - Op. cit. - P. 449.)

И вновь, в который уже раз, радикалы предприняли новую безуспешную атаку на Сьюарда. Стекль сообщал 17 октября 1864 г.: "Радикалы заставили г-на Линкольна вывести из кабинета г-на Блэйра... Под вопросом еще другие изменения, и говорят о замене государственного секретаря одним из ультра"*. Сообщения русского посланника свидетельствовали о том, что он был хорошо информирован о политической борьбе в высшем эшелоне власти в США. Перестановки в кабинете действительно произошли. И к концу войны в его составе оказалось всего два министра, которые участвовали четыре года назад в первом заседании кабинета Линкольна**.

* (АВПР. Ф. Канцелярия, 1864 г., д. 150, л. 226.)

** (Monaghan J. Op. cit. - P. 420.)

Огромная и прожорливая армия чиновников была очень обеспокоена распространившимися слухами о том, что Линкольн намерен после переизбрания в президенты основательно перетряхнуть управленческий аппарат. Линкольн, однако, не был сторонником радикальных перемен в правительстве и в других ведомствах. Президент предпринял попытку успокоить их. "Я решил сделать как можно меньше замен чиновников министерств, - сказал он одному посетителю. - ...Снять человека очень легко, но когда нужно посадить другого на его место, то набивается десятка два желающих, и из них девятнадцать обязательно становятся моими врагами"*.

* (Barrett J. Sherman's March through the Carolinas. - Chappel Hill, 1956. - P. 663.)

8 ноября 1864 г. состоялись выборы президента, завершившиеся убедительной победой Линкольна, за которого было подано 2 203 943 голоса, что составило 55,09% всех избирателей, участвовавших в голосовании. За кандидата демократов генерала Д. Макклеллана было подано 1796 562 голоса, 44,91% всех голосов. По сравнению с выборами 1860 года позиции Линкольна значительно окрепли, он победил во всех штатах, за исключением Кентукки, Делавэра и Нью-Джерси. За Линкольна отдали голоса 213 выборщиков, за Макклеллана - только 21.

В армии и в тылу приветствовали переизбрание Линкольна. 10 ноября 1864 г. генерал Грант телеграфировал из Сити-Пойнта: "Эта победа имеет для страны большее значение, чем выигранное сражение". Республиканская пресса, подводя итоги выборам, писала: "Избранием Линкольна... народ решил, что нация будет жить, а рабство умрет"*.

* (New York Daily Tribune. - 1864. - Nov. 10.)

Отклики иностранной печати на переизбрание президента свидетельствовали о том, что выборы 1864 года имели исключительно важное международное значение. В России переизбрание Линкольна вызвало положительные отклики. "Русское слово" писало: "Самое важное событие настоящего года и, может быть, самое знаменательное в нашем веке - это восторжествовавшее вторичное избрание президента Линкольна... Без преувеличения можно сказать, что значение только что одержанной победы необыкновенно важно, дело, которое восторжествовало в Соединенных Штатах, есть дело, дорогое сердцу всех в мире, кто только высоко ставит свободу человека"*.

* (Русское слово. - 1864. - № 11. - С. 32.)

Оценивая значение переизбрания Линкольна, "Современник" писал: "Торжество Линкольна равносильно заявлению американского народа, что он, несмотря на все тягости войны, готов принести всевозможные жертвы имуществом и кровью своею для сохранения нераздельности национального союза и для совершенного уничтожения невольничества, корня восстания и всего зла"*.

* (Современник. - 1865. - № 3.- С. 195.)

В комментариях русской демократической прессы отмечалось качественное различие между избирательными программами республиканской партии 1860 и 1864 годов. "Русское слово" подчеркивало, что "президент Линкольн в этом втором избрании является представителем гораздо более широкого принципа, чем в первое избрание. В 1860 году он был кандидатом партии республиканцев, то есть тех, которые не желали распространения рабства; в 1864 году он - избранник партии аболиционистов, то есть тех, кто стремится к безусловному и немедленному уничтожению рабства"*. В журнале отмечалось большое международное значение переизбрания Линкольна президентом, которое было "свидетельством торжества дела эмансипации". Журнал делал вывод: "Если голосование было в пользу Линкольна, то этим самым американцы заявили свое твердое решение продолжать войну и добиться окончательного освобождения негров"**.

* (Русское слово. - 1864. - № 11. - С. 32-33.)

** (Там же. - № 10. - С. 43.)

Отмечая резкое полевение политики Линкольна в 1864 году по сравнению с избирательной кампанией 1860 года, демократическая печать России подчеркивала, что на завершающем этапе войны главным в политике президента стало освобождение рабов: "Уничтожение невольничества для Линкольна еще важнее, нежели восстановление союза, очевидно, что для него последнее есть только средство для достижения первого"*. Русская демократическая печать подвергала резкой критике консервативную и либеральную прессу Англии и других стран, извращавшую суть революционных событий в США.

* (Народная летопись. - 1865* - 10 марта.)

Избирательная кампания 1864 года давала последний шанс внутренней контрреволюции в США и силам международной реакции изменить ход событий в Соединенных Штатах. Союзники рабовладельцев за рубежом поддерживали демократов не только морально. Газета "Санкт-Петербургские ведомости" цитировала выдержку из материала, опубликованного в "Таймс" нью-йоркским корреспондентом. В статье говорилось, что "демократы готовы для восстановления мира дать южанам такие гарантии насчет вопроса о невольничестве, какие только потребуют самые ярые плантаторы"*. Русская пресса сообщала, что в финансировании избирательной кампании Макклеллана принимал участие международный банкир Ротшильд, штаб-квартира которого находилась в Париже. Для выполнения этой деликатной миссии Ротшильд направил в США специального агента Августа Бельмона**.

* (Санкт-Петербургские ведомости. - 1864. - 3 сент.)

** (Московские ведомости. - 1864. - 12 сент.)

Линкольн внимательно следил за прорабовладельческой политикой европейских держав, особенно Великобритании, анализировал ее последствия для дела Союза, определял перспективы развития отношений между Конфедерацией и Англией. Президент оптимистично смотрел в будущее. Он считал, что несмотря на все усилия английских господствующих кругов дело Союза одержит победу. Без оптимизма нет победы.

Русская демократическая печать вскрывала социальную подоплеку резко негативного отношения консервативных кругов европейских стран к избирательной кампании 1864 года в США. Журнал "Русское слово" считал примечательной чертой выборов 1864 года то, что "в первый раз был поднят вопрос об уважении к труду и к работнику". В противоположность лондонской "Таймс", не желавшей, чтобы американцы предпочли плебея джентльмену, русский журнал с удовлетворением отмечал, что "избиратели Соединенных Штатов положились больше на работника, чем на джентльмена"*. Выступления русской демократической прессы в связи с результатами избирательной кампании 1864 года в США весьма показательны: они были следствием неофициальной дипломатической деятельности Линкольна, рассчитанной на то, чтобы мобилизовать прогрессивные силы зарубежных стран на активные действия в поддержку правого дела Союза.

* (Русское слово. - 1864. - № 11. - С. 32-33.)

Даже в подцензурной русской печати публиковались многочисленные материалы, свидетельствующие о том, что революционные события в далекой заокеанской республике находили самый живой отклик в России.

Демократические круги Европы с огромным удовлетворением восприняли известие о переизбрании Линкольна президентом США. Основная революционная организация того периода - Интернационал, созданный К. Марксом и Ф. Энгельсом, с напряженным вниманием следил за событиями, происходившими в Соединенных Штатах. К. Маркс и Ф. Энгельс как руководители Международного товарищества рабочих делали максимум возможного для активизации демократического движения в США. В 1861- 1865 годах они опубликовали большое число статей, в которых анализировали ход гражданской войны. К. Маркс и Ф. Энгельс внесли непосредственный вклад в мобилизацию выступлений рабочего класса и других прогрессивных сил европейских стран на борьбу против интервенционистской политики реакционных европейских правительств по отношению ко второй американской революции.

Основоположники научного коммунизма на первом этапе войны не раз критиковали Линкольна за медлительность, чрезмерную осторожность, прямые ошибки в руководстве борьбой американского народа. И вместе с тем они исключительно высоко оценивали личный вклад Линкольна в эту борьбу, в частности дипломатию президента, цель которой заключалась в создании благоприятных внешнеполитических условий для развития американской революции. Об этом со всей очевидностью свидетельствует приветствие Международного товарищества рабочих Линкольну по случаю переизбрания его президентом США. Этот документ, написанный К. Марксом, уникален. Ни до, ни после его публикации Интернационал никогда не обращался ни к одному руководителю буржуазного государства с такими теплыми, дружескими словами. Ни один глава буржуазного государства не получал со стороны этой революционной организации такой высокой оценки своей деятельности.

Значение этого документа и в том, что он подводил своеобразный итог огромной, многогранной деятельности президента Линкольна как руководителя американской революции, как человека, внесшего большой личный вклад в решение главной революционной задачи гражданской войны - уничтожения рабства.

В приветствии Интернационала президенту США Аврааму Линкольну говорилось: "Мы шлем поздравления американскому народу в связи с Вашим переизбранием огромным большинством". В самой форме обращения к президенту был глубокий смысл: руководители Интернационала обращались через Линкольна к американскому народу. "Если умеренным лозунгом Вашего первого избрания, - говорилось далее в приветствии, - было сопротивление могуществу рабовладельцев, то победный боевой клич Вашего вторичного избрания гласит: смерть рабству!"*.

* (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 16. - С. 17.)

В приветствии, написанном К. Марксом, было уделено большое внимание решающей роли рабочего класса европейских стран в срыве интервенционистских планов реакционных правящих кругов стран Европы. К. Маркс подчеркивал прямую связь между борьбой за уничтожение рабства негров и классовыми интересами белых рабочих. В приветствии давалась исключительно высокая оценка роли гражданской войны в истории мирового революционного движения и личного вклада Линкольна в американскую революцию 1861 -1865 годов.

Специальный комитет Международного товарищества рабочих вручил текст приветствия послу США в Лондоне Ч. Адамсу. Через несколько недель Адамс ответил представителям Интернационала, что приветствие передано президенту Линкольну и что изложенные в нем пожелания приняты президентом "с искренней и сильной надеждой, что он не окажется недостойным доверия, которым недавно был облечен своими согражданами и многочисленными друзьями человечества и прогресса во всем мире". Линкольн ответил через государственного секретаря на приветствие Международного товарищества рабочих. Президент считал, что задача нации "укрепить благополучие и счастье человечества путем благосклонного (к трудящимся массам. - Р. И.) внутриполитического курса и своим примером"; Соединенные Штаты "черпают новое вдохновение в том факте, что рабочие Европы проявили упорство в своем одобрении" событий в США*.

* (Сэндберг К. Указ. соч. - С. 564.)

Сьюард не мог не выполнить указание президента об ответе на приветствие Интернационала. Но сам государственный секретарь относился неодобрительно к таким демаршам Линкольна. И Сьюард не смог лишить себя удовольствия прочитать Ч. Адамсу довольно большую и резкую нотацию, в которой говорилось, что правительство США не одобряет революционной пропаганды и доктрины насилия: "Правительство Соединенных Штатов... придерживается принятого с самого начала курса на полное воздержание от пропаганды и противозаконной интервенции. Оно стремится быть одинаково справедливым в отношениях со всеми государствами и народами. Оно уверено, что это стремление даст благоприятные результаты и найдет поддержку в своей стране, а также уважение и доброжелательность во всем мире"*.

* (Monaghan J. Op. cit. - P. 392.)

В связи с переизбранием Линкольна президентом Генеральный совет I Интернационала по инициативе К. Маркса провел ряд митингов в поддержку его политики. На этих митингах принимались резолюции протеста против позиции правительства и господствующих классов европейских стран, поддерживавших рабовладельческую Конфедерацию.

Если демократические силы Европы с восторгом приветствовали переизбрание Линкольна, то господствующие классы европейских стран не считали нужным скрывать свое резко негативное отношение к этому событию. Посольства США в Англии и во Франции информировали Вашингтон о враждебных комментариях английских и французских газет в связи с переизбранием Линкольна.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"