предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Великие дебаты"

Воодушевленные успешным разрешением своих внешнеполитических проблем, захватом многочисленных новых земель, рабовладельцы перешли в решительное наступление и на внутреннем фронте. В 1850 году под их мощным давлением конгресс принял закон о беглых рабах. Отныне рабовладельцы получили право "охотиться" на своих беглых рабов на территории всей страны. В 1854 году через конгресс прошел билль "Канзас - Небраска", отменивший миссурийский компромисс 1820 года, запрещавший распространение рабства севернее широты 36° 30'. Сторонники рабовладения открыто поставили вопрос о необходимости введения рабства на западных территориях, а экстремистские круги заявляли даже о необходимости введения рабовладения на всей территории страны.

В 1854 году в конгрессе был поставлен вопрос об условиях приема в состав США двух территорий - Канзаса и Небраски. Высший законодательный орган страны оставил вопрос на рассмотрение населения этих территорий. Столь "демократическое" решение было выгодно рабовладельцам: Канзас и Небраска находились в непосредственной близости от рабовладельческих штатов и рабовладельцы имели все возможности обеспечить нужное им решение вопроса. Особенно упорная борьба развернулась в Канзасе, куда рабовладельцы засылали вооруженные отряды, терроризировавшие жителей, заставляя их голосовать за принятие рабовладельческой конституции. Аболиционисты из северных и западных штатов также начали формировать вооруженные отряды, направлявшиеся в Канзас для поддержки противников рабовладения. Рейды партизанского отряда Джона Брауна в Канзасе, массовые выступления рабочих и фермеров Севера и Запада - все это свидетельствовало о подготовке и вызревании революционной ситуации.

Упорная кровопролитная борьба в Канзасе закончилась победой противников рабовладения, но, вопреки очевидным фактам, сенат США признал законной рабовладельческую конституцию (только после избрания Авраама Линкольна президентом страны 29 января 1861 г. Канзас был объявлен свободным штатом).

Обострение борьбы по вопросу о рабстве сделало очевидной необходимость объединения всех антирабовладельческих сил, и 25 февраля 1854 г. в Рипоне, штат Висконсин, группа вигов, демократов, радикалов и фрисойлеров объявила о создании новой партии, названной республиканской. Создание этой партии еще более обострило борьбу между сторонниками и противниками рабства. Ареной борьбы стали все штаты страны. В Иллинойсе резко активизировал свою деятельность "маленький гигант" Стивен Дуглас, который доказывал необходимость проведения в жизнь билля "Канзас - Небраска".

Линкольн с огромной энергией включился в борьбу, развернувшуюся вокруг проблемы рабовладения. Он неотступно следовал за своим политическим противником Дугласом и часто выступал в тех же местах, где произносил речи лидер демократов Иллинойса. По существу, это было начало "великих дебатов" между двумя самыми популярными политическими лидерами штата Иллинойс.

В центре внимания дебатов стал вопрос о рабстве. Большой интерес представляла оценка Линкольном позиции республиканской партии по этому вопросу. 27 ноября 1854 г. Линкольн писал: "Я полагаю, что моя оппозиция к рабству столь же сильна, как и у любого члена республиканской партии. Но я также считаю, что глубина этой оппозиции, которая, по моему мнению, должна вести к практическому осуществлению (отмены рабства. - Р. И.), отнюдь не является достаточной"*.

* (Collected Works. - Vol. II. - P. 288.)

Линкольн не скрывал свою резкую неприязнь к рабству, а это могло нанести определенный вред его политической карьере. "Я ненавижу рабство, - говорил Линкольн, - потому что рабство само по себе чудовищно несправедливо". Он отмечал огромные морально-политические издержки, которые несли США на международной арене как рабовладельческое государство. "Я, - продолжал Линкольн, - ненавижу рабство потому, что оно лишает наш образец республиканизма заслуженного влияния в мире, предоставляет возможность врагам свободных институтов насмехаться над нами как над лицемерами, заставляет убежденных друзей свободы сомневаться в нашей искренности"*. Это была знаменитая речь Линкольна в Пеории, произнесенная 16 октября 1854 г. Линкольн особенно четко обосновал отрицательные международные последствия рабовладения, определил те издержки, которые несли США как рабовладельческое государство. В этой программной речи Линкольн ставил единство Союза штатов превыше всего. "Несмотря на то, что я ненавижу рабство, - подчеркивал он, - я скорее соглашусь на его расширение, чем увижу Союз распавшимся".

* (Ibid. - P. 247-283.)

Как решить проблему рабства? У Линкольна не было готового рецепта для преодоления острейшего противоречия, расколовшего американское общество сверху донизу. 15 августа 1855 г. он писал Джорджу Робертсону: "Наша политическая проблема сводится сейчас к следующему: можем ли мы как нация продолжать вечно существовать наполовину рабовладельческой, наполовину свободной? Эта проблема слишком трудна для меня"*.

* (Ibid. - P. 318.)

В аналогичном положении была и республиканская партия, программные документы которой не предусматривали путей решения проблемы рабства. Партия продолжала ограничиваться требованием запрещения распространения рабства на новые территории. С такой программой республиканцы и выступили на президентских выборах 1856 года. Кандидат партии Д. Фримонт не был избран, но сумел собрать 1,3 млн. голосов против 1,8 млн., поданных за демократа Д. Бьюкенена, избранного президентом.

Линкольн принимал самое активное участие в избирательной борьбе и все больше приходил к выводу о невозможности мирного решения проблемы рабства. 15 августа 1855 г. он пишет Джорджу Робертсону, что "опыт показывает невозможность мирного отмирания рабства. Самодержец всея Руси скорее отречется от трона и провозгласит своих подданных свободными, чем наши американские хозяева добровольно откажутся от рабов"*.

* (Ibid.)

В 1858 году началась ожесточенная схватка между Авраамом Линкольном и Стивеном Дугласом за право быть избранным в сенат США от штата Иллинойс. Шансов одержать победу в этой борьбе у Линкольна не было никаких, так как вопрос решался голосами легислатуры, где у демократов было прочное большинство. Линкольн принял участие в этих избирательных баталиях только с целью отстоять точку зрения республиканской партии по важнейшему вопросу американской политической жизни.

В ходе дебатов Линкольн сформулировал свою позицию относительно перспектив борьбы по проблемам рабства, которая сразу же получила общенациональную известность: "Дом, раздираемый ссорами, не может устоять. Я уверен, что нынешнее правительство не может быть устойчивым, оставаясь наполовину рабовладельческим, наполовину свободным. Я не ожидаю, что союз будет расторгнут, что дом рухнет, я считаю, что раздоры в нем прекратятся. Он станет или полностью свободным, или полностью рабовладельческим"*.

* (Ibid. - Vol. II. - P. 461.)

Стивен Дуглас был блестящим оратором, и его мнение об оппоненте Линкольне представляет несомненный интерес. "Из всех проклятых мошенников-вигов Спрингфилда, - заявлял он, - Эйб Линкольн - самый способный и наиболее честный... Это сильный человек своей партии, умный, обладающий большой информацией. Линкольн, с забавными манерами и неистощимыми шутками, является лучшим оратором Запада"*.

* (Цит. по Lorant S. Life of Abraham Lincoln. - N. Y., 1954. - P. 76.)

Вся страна с огромным вниманием следила за "великими дебатами" в Иллинойсе. Борьба двух кандидатов за престижное и доходное место сенатора в федеральном конгрессе отражала остроту ситуации вокруг проблемы рабства. Выступления двух кандидатов собирали огромную аудиторию. 21 августа 1858 г. в г. Оттаве, штат Иллинойс, присутствовало 10 тыс. человек, спустя неделю во Фрипорте 15 тыс. человек слушали дебаты между Линкольном и Дугласом.

Линкольн снова и снова повторял, что ни он, ни республиканская партия не стремятся к освобождению рабов и предоставлению черным равных с белыми прав. Что же делать в таком случае с рабами? "Освободить их и сделать равными нам в политическом и социальном отношении? - спрашивал Линкольн. - Мои чувства против этого". Позднее он говорил: "Разделение рас является единственным безупречным средством предотвращения их слияния"*.

* (Цит. по Du Bois W. Black Reconstruction. - N. Y., 1935. - P. 146.)

Линкольн четко формулировал и свою откровенно консервативную позицию по вопросу о судьбе рабства в южных штатах: "Я снова и снова заявляю, что не буду вмешиваться в дела штатов, где существует институт рабства"*. Кандидат республиканской партии не скрывал, однако, своих надежд на то, что рабство, блокированное на территории, которую оно занимает, погибнет само собой. "Давайте, - заявил Линкольн, - воздвигнем кордон вокруг рабовладельческих штатов, и этот ненавистный институт погибнет, подобно рептилии, жалящей себя"**.

* (Collected Works. - Vol. II. - P. 513.)

** (Цит. по Dumond D. Antislavery Origins of the Civil War in the United States. - The University of Michigan Press, 1959. - P. 108.)

Многие свидетели дебатов между Линкольном и Дугласом считали, что главный приз в борьбе между двумя кандидатами - кресло сенатора в Капитолии. Линкольн не строил никаких иллюзий на этот счет. Однажды в ходе дебатов ему прямо был поставлен вопрос, рассчитывает ли он на победу над Дугласом. "Нельзя перевернуть пирамиду, - ответил Линкольн, - но ее можно подорвать. Это как раз то, что я стараюсь сделать"*.

* (Цит. по Lorant S. Op. cit. - P. 79.)

Победу на выборах в сенат одержал Дуглас, но моральная победа была на стороне Линкольна. "Великие дебаты" помогли ему получить общенациональную известность, укрепить свой авторитет среди противников рабства и занять исходные позиции в борьбе за Белый дом в 1860 году.

Дебаты наглядно доказали невозможность в тот момент ликвидации рабства путем принятия законодательных актов. Заканчивался пролог гражданской войны, как называл К. Маркс борьбу в Канзасе.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"