предыдущая главасодержаниеследующая глава

Из Спрингфилда в Вашингтон

Несмотря на тормозящее воздействие рабства экономика США развивалась бурными темпами. Доля Соединенных Штатов в мировом промышленном производстве увеличилась с 6% в 1820 до 15% в 1860 году. К этому времени по объему промышленного производства США вышли на четвертое место в мире, а по темпам роста значительно опережали другие страны.

Быстрый экономический рост США вызвал серьезное беспокойство со стороны ряда стран за океаном, в первую очередь Великобритании, которая в 50-60-х годах XIX в. была крупнейшей торговой и промышленной державой мира.

В канун гражданской войны рано было говорить о Соединенных Штатах как главном конкуренте Великобритании в сфере экономики. Ф. Энгельс неоднократно указывал на то, что в экономическом отношении США - колония Европы. Она была тогда "только колониальным рынком.., то есть была страной, которая поставляла сырье и получала промышленные изделия извне, в данном случае из Англии"*. В те годы, отмечал Ф. Энгельс, промышленность Англии развивалась "с быстротой, неслыханной даже для этой колыбели современной индустрии"**.

* (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 22. - С. 327-328.)

** (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 21. - С. 201.)

Зарубежным наблюдателям, в том числе и в Англии, было очевидно, что борьба вокруг проблемы рабства в США вступает в решающую стадию. Это серьезно беспокоило американских конкурентов в Англии. Дело было не только в том, что английская текстильная промышленность работала на американском хлопке, который возделывали негры-рабы. Было очевидно и то, что уничтожение рабства в США даст мощный толчок развитию американской экономики, а это была бы несомненная угроза экономическим позициям Великобритании. Конкуренция США, рост американского флота, экспансия Соединенных Штатов в Западном полушарии, угрожавшая колониальным позициям Великобритании, - все это были перспективы, с которыми нельзя было не считаться.

События в США вызывали большой интерес и в других странах, но именно в Великобритании реакция на эти события была особенно болезненной. Руководители этой страны все еще не могли отрешиться от имперских амбиций, от подхода к Соединенным Штатам как к государству, находящемуся в зависимости от бывшей метрополии.

Война североамериканских колоний Англии за независимость, англо-американская война 1812-1814 годов - эти исторические факты отягощали отношения США и Великобритании накануне гражданской войны между Севером и Югом.

Тем временем борьба вокруг рабства в США вступала в критическую стадию. Особенно важное значение имело то, что росли антирабовладельческие настроения среди рабочих и фермеров, социальные и политические интересы которых все более сталкивались с рабовладением. Передовые рабочие постепенно склонялись к мысли, которую четко сформулировал в обращении к рабочим американский поэт У. Уитмен: "Или вы уничтожите рабство, или рабство уничтожит вас!"*.

* (Schlesinger A. The Age of Jackson. - Boston, 1948. - P. 479.)

Становилось все более очевидным, что настало время переходить от разговоров, дебатов (и даже "великих") к делу. Однако господствующие классы без боя не сдают своих позиций. Крайняя напряженность в стране чувствовалась все сильнее.

16 октября 1859 г. герой гражданской войны в Канзасе Джон Браун захватил в Харперс-Ферри, штат Виргиния, правительственный арсенал. Браун рассчитывал раздать захваченное оружие черным рабам и поднять массовое антирабовладельческое восстание на Юге. Очаг восстания был блокирован, а небольшой отряд Брауна, состоявший из 22 человек, пятеро из которых были негры, - разгромлен. Суд над его руководителем был скорым и неправым - 2 декабря 1859 г. Джона Брауна повесили.

История рабовладения в США - цепь беспрерывных заговоров и восстаний рабов. Многие из них по своим масштабам, числу участников значительно превосходили восстание Брауна. И тем не менее это выступление против рабовладения занимает особое место в истории США. Заслуга Джона Брауна состоит в том, что он первым среди белых противников рабства выступил как руководитель вооруженного восстания против рабовладельцев. Исключительно важное значение имело и время восстания. Джон Браун нанес удар по рабовладению в условиях острейшего политического кризиса кануна гражданской войны, когда, казалось, достаточно одной искры, чтобы вспыхнуло пламя. Этого, однако, не произошло.

От восстания Джона Брауна поспешило откреститься большинство лидеров республиканской партии, включая и Авраама Линкольна. Тем самым он еще раз доказал, что, "хотя и был противником рабства, но одновременно являлся и противником... революционных методов борьбы с этим институтом"*.

* (Pressly J. Op. cit. - Vol. I. - P. 662.)

Исключительно большое значение этому антирабовладельческому выступлению придавал К. Маркс. В 1860 году он писал: "По моему мнению, величайшие события в мире в настоящее время - это, с одной стороны, американское движение рабов, начавшееся со смерти Брауна, и, с другой стороны, - движение рабов в России"*.

* (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 30. - С. 4.)

Русский посланник барон Стекль в своих депешах неоднократно возвращался к этому событию. 31 октября 1859 г. он писал канцлеру князю Горчакову: "Хотя восстание было легко подавлено, оно тем не менее произвело глубокое впечатление на Юге, и особенно в рабовладельческих штатах, пограничных со свободными штатами"*.

* (Архив внешней политики России. Ф. Канцелярия, 1859 г., д. 206, л. 199-200 (далее: АВПР).)

"Перефразируя известное изречение Джона Адамса в отношении американской революции (1775-1783 гг. - Р. И.) и применяя его к приближавшейся гражданской войне, - писал американский историк, - можно сказать, что перед началом гражданской войны произошло полное разделение в мыслях народа"*.

* (Foner E. Politics and Ideology in the Age of the Civil War. - N. Y., 1980. - P. 53.)

Восстание Джона Брауна с особой убедительностью подтвердило, что в избирательной кампании 1860 года рабство являлось главной проблемой. Предвыборная программа демократической партии провозглашала рабовладение вечной и незыблемой основой благополучия страны. Республиканская партия, как и ранее, считала, что рабство - дело рабовладельческих штатов, в которое никто не имеет права вмешиваться. Радикализм республиканцев в этом коренном вопросе не шел дальше провозглашения запрещения распространения рабства на новые территории.

Ни одна из партий не связывала рабовладение с внешнеполитическими проблемами страны, хотя эта связь была очевидной. Одним из каналов этой связи была международная торговля, участие в которой плантаторско-рабовладельческого сектора американской экономики делало рабовладение внешнеполитической проблемой США. Показательно, что ни республиканцы, ни демократы даже в условиях острейшего политического кризиса, переживаемого страной, не считали нужным отказываться от экспансионистского курса. Обе партии включили в свои предвыборные программы требование захвата Кубы.

Программа республиканской партии вновь подчеркивала необходимость борьбы за введение высоких защитительных тарифов, чтобы обеспечить более благоприятные условия для развития молодой американской промышленности, что сулило новые устойчивые прибыли американской буржуазии.

Республиканская партия рассматривала протекционистский тариф как панацею от всех зол, залог экономического процветания страны, обеспечения занятости рабочих, сохранения высоких цен на сельскохозяйственную продукцию фермеров. Что касается Линкольна, то он выступал за "умеренный, тщательно отрегулированный протекционистский тариф"*. То или иное решение проблемы защитительного тарифа во многом определяло отношения США с зарубежными странами.

* (Randall J. Lincoln the President. Vols. 1-4. - N. Y., 1945. - Vol. 1. - P. 188.)

На всех этапах истории США иммигранты играли важную роль в экономической и политической жизни страны. Не являлся исключением канун и сам период гражданской войны. В избирательной кампании 1860 года проблема иммигрантов заняла важное место, и избирательная программа республиканцев особо оговаривала, что партия будет активно бороться за права граждан иностранного происхождения. Это был ответ на предвыборную программу партии "ничего не знающих". Со времени своего создания в 1843 году эта националистическая группировка последовательно придерживалась принципа "Америка для американцев". Партия преследовала американцев иностранного происхождения. Постепенно деятельность партии сходила на нет, и в избирательной кампании 1860 года приняли участие только жалкие ее остатки*.

* (Фостер У. Указ. соч. - С. 281.)

Проблема отношения к иммигрантам имела не только внутренний, но и важный внешнеполитический аспект. Миллионы людей, в первую очередь из Европы, переселялись в США, и отношения с европейскими державами в немалой степени определялись тем, как их встречали, как к ним относились в этой стране.

Что касается Линкольна, то его отношение к иммигрантам всегда было самым доброжелательным. Он с полным основанием утверждал, что все граждане США, за исключением индейцев, - иммигранты и поэтому американцам надо проявлять национальную и расовую терпимость. Заняв соответствующую позицию по отношению к иммигрантам, Линкольн проявил большую дипломатическую гибкость, и в годы президентства это принесло ему немалые политические дивиденды.

Канун гражданской войны - очень своеобразный период в истории партийной системы США, характеризующийся глубоким политическим кризисом и американского общества, и политической системы страны. Раскол демократической партии был настолько глубоким, что каждая из двух фракций выдвинула в 1860 году своих кандидатов в президенты и вице-президенты.

Не было единства, впрочем, и в рядах республиканской партии: "Для многоязычной армии древнего императора никогда не была характерна большая разнородность, чем та, которая была присуща республиканской партии в 1860 году. В ее многочисленных рядах были радикалы-аболиционисты, которые стремились уничтожить все следы рабства; умеренные, которые довольствовались бы ограничением его распространения на территории; виги, фрисойлеры, демократы - противники рабства, мануфактуристы Запада, надеявшиеся на протекционистский тариф, и западные фермеры, которые выступали за свободную торговлю; бесчувственные политиканы, действовавшие как машины, и мечтательные реформаторы"*.

* (Mandell В. Labor: Free and Slave. Working Men and Anti-Slavery Movement in the United States. - N. Y., 1955. - P. 140.)

Партия была расколота на три основные группировки, границы между которыми определялись их отношением к проблеме рабства. Левые требовали полного и быстрейшего уничтожения рабства. Их лидерами являлись Тадеуш Стивенс, Чарлз Самнер, Фредерик Дуглас. Центр составляли сторонники Линкольна, которые выступали против расширения территории рабовладения, считали рабство аморальным и надеялись, что оно исчезнет без борьбы, если его ограничить занимаемой территорией. Правые, возглавляемые Уильямом Сьюардом, также считали нежелательным распространение рабства на новые территории, но не видели необходимости в какой-либо форме осуждать этот институт.

Лидер правого крыла республиканской партии Уильям Сьюард имел в ней прочные позиции. Будучи губернатором штата Нью-Йорк, он поддерживал тесные связи с деловыми кругами Нью-Йорка, имевшими прочные взаимовыгодные контакты с рабовладельцами южных штатов.

На конгрессе республиканской партии, начавшем свою работу 16 мая 1860 г. в Чикаго, Сьюард и Линкольн были главными кандидатами для баллотировки в президенты страны. Между Линкольном и Сьюардом шла упорнейшая борьба. При первом голосовании Сьюард получил 173 голоса, Линкольн - 102, при втором за Сьюарда проголосовали 184 делегата, за Линкольна - 181. При третьей баллотировке Линкольн получил 231 голос, Сьюард - 180. Для победы было необходимо иметь не менее 233 голосов. Несколько штатов без переголосования отдали свои голоса Линкольну, который и был избран кандидатом республиканской партии в президенты Соединенных Штатов.

В США существует политическая традиция, сохранившаяся и в наши дни. Суть ее сводится к тому, что в избирательных баталиях часто решающую роль играют проблемы внутренней, а не внешней политики. Не была исключением и избирательная кампания 1860 года. 28 мая 1860 г. Стекль сообщал Горчакову: "Среди выборной горячки, которая охватила страну от одного конца до другого, почти не занимаются событиями в Европе. Газеты, колонки которых заполнены панегириками в адрес поддерживаемых ими кандидатов и едкой критикой по адресу их противников, довольствуются перечислением новостей, не сопровождая их комментариями"*.

* (АВПР. Ф. Канцелярия. 1860 г., д. 195, л. 94.)

Линкольн не переоценивал своей роли в политической жизни страны. Он любил повторять: "Только события выдвигают президентов". Имея в виду возможность выдвижения его кандидатуры в президенты, он отметил в одном из писем: "Я не самый подходящий человек (на пост президента. - Р. И.)... Когда не очень известный деятель выдвигается на важный пост, у него начинается легкое головокружение"*.

* (Collected Works. - Vol. IV. - P. 36.)

Нравы политической жизни США того периода не исключали из арсенала политической борьбы ни подкуп, ни торговлю прибыльными должностями, ни шантаж и клевету на политических противников. Политика всегда была большим бизнесом, а в деловых вопросах американская буржуазия никогда не отличалась щепетильностью в выборе средств.

Линкольн был достаточно искушен в политике и хорошо знал, какими путями многие политиканы прокладывали себе путь в Белый дом и Капитолий. Но, человек кристально честный, он решительно воздерживался от участия в действиях, которые могли запятнать его доброе имя, неоднократно пресекая попытки втянуть себя в неблаговидные политические махинации.

Победа Линкольна на съезде республиканской партии была крупным событием в политической жизни страны. Корреспондент русской газеты писал: "То была победа, одержанная народом над политиками, обыкновенно занимающимися общественными делами, влияющими на выборы и направляющими общественное мнение в пользу того или другого кандидата... Это кандидатство - и я твердо уверен, это президентство - можно считать единственным с самого основания Союза, потому что с ним, быть может, впервые истинный элемент, по преимуществу национальный, или его представители, его олицетворение вступит в управление делами народа. Этот живой элемент народный составляет трудящийся класс, небольшие фермеры, ремесленники, поденщики и другие труженики... Из этого слоя вышел и Линкольн, который душой и телом принадлежит народу"*. Газета обоснованно отмечала, что впервые в истории США представитель народных низов баллотировался в президенты.

* (Московские ведомости. - 1860. - 10 нояб.)

Широкую поддержку кандидату республиканской партии оказал рабочий класс страны. Симпатии здесь были взаимными. 5 марта 1860 г. в Хартфорде, штат Коннектикут, Линкольн заявил, что решительно выступает в защиту "системы труда, при которой можно бастовать". Линкольн говорил рабочим: "Если вы откажетесь от своих убеждений и признаете, как южане, право на рабство, вы навяжете себе рабовладение. Вместо белых рабочих, которые могут бастовать, здесь скоро будут черные рабочие, которые не имеют права бастовать"*.

* (Collected Works. - Vol. IV. - P. 12.)

Линкольн бичевал рабовладельцев, для которых "слепая лошадь, двигающая мельничное колесо, является прекрасной иллюстрацией того, каким должен быть рабочий". Всю жизнь тянувшийся к знаниям, к образованию, он обрушился на тех, кто считал, что "образование для рабочих не только бесполезно, но пагубно и опасно"*.

* (Ibid. - Vol. III. - P. 479.)

Широким массам рабочих была известна эта позиция Линкольна. И не случайно Вейдемейер и другие последователи К. Маркса в США сделали все возможное, чтобы поддержать Линкольна во время избирательной кампании 1860 года.

Многочисленные факты свидетельствовали о готовности рабочих, широких трудящихся масс отдать свои голоса за Линкольна. Корреспондент "Нью-Йорк дейли трибюн" сообщал из Пенсильвании: "Народ за Линкольна.., у него будет подавляющее большинство голосов"*. Для поддержки кандидата республиканцев на Севере были созданы "Клубы Линкольна". На митинге в Институте Купера в Нью-Йорке выступавшие ораторы-республиканцы говорили, что Линкольн пользуется "симпатией трудящихся классов", что он "гордится этим", что он, став президентом, готов защищать интересы американского рабочего**. Когда Линкольн был избран президентом, лидеры республиканской партии отмечали, что большую роль в его избрании сыграли рабочие. "Мы должны быть благодарны рабочим, обеспечившим нам эту победу"***, - заявил Руфус Эндрюс.

* (New York Daily Tribune. - 1860. - Aug. 4.)

** (Ibid. - 1860. - Sept. 20.)

*** (Foner Ph. Business and Slavery. The New York Merchants and. the Irrepressible Conflict. - N. Y., 1941. - P. 206.)

В одной из корреспонденций говорилось: "Все чернорабочие и мужики смотрят на Линкольна, как на своего брата"*. В другой корреспонденции отмечалось: "Линкольн - человек с большой энергией, твердостью воли и в то же время самой испытанной честности и благородства"**.

* (Северная пчела. - 1860. - 2 июня.)

** (Московские ведомости. - 1860. - 10 нояб.)

Поддержка рабочих имела важное значение, но они не составляли большинства избирателей, и исход голосования 6 ноября 1860 г. трудно было предсказать. Всего в голосовании участвовало 4,7 млн. человек, из них за Линкольна проголосовали 1,8 млн. человек. Это означало, что кандидат республиканцев получил на 0,9 млн. голосов меньше половины всех голосов, поданных на выборах. За Линкольна проголосовало 180 выборщиков, против - 123.

Победа была одержана, но кандидат республиканцев был избран меньшинством голосов, что создавало проблемы при реализации и внутренней, и внешней политики.

Помимо значительной части рабочих, граждан иностранного происхождения, аболиционистов за Линкольна проголосовали прогрессивные представители интеллигенции страны, боровшиеся с рабством в рядах аболиционистов. Всей стране и далеко за ее рубежами были известны такие имена, как Уолт Уитмен, Джон Уиттер, Ральф Эмерсон, Гарриэт Бичер-Стоу. Их поддержка помогла Линкольну получить голоса многих тысяч американских избирателей.

Линкольн был их идеалом, они давно мечтали видеть на посту президента страны такого человека. Задолго до вступления Линкольна в большую политику Уолт Уитмен писал, что, "если бы какой-нибудь американский кузнец или лодочник - храбрый, умный, бывалый, здоровый бородач средних лет с загорелыми руками, лицом и грудью, в опрятном рабочем костюме, пришел с Запада, из-за Аллеганских гор, и занял пост президента, я голосовал бы, конечно, за такого человека, обладай он должными достоинствами, предпочтя его всем остальным кандидатам"*.

* (Уитмен У. Избранное. - М., 1954. - С. 239.)

Однако политические вопросы во многом решали деловые круги, располагавшие мощными экономическими рычагами воздействия на избирателей. Откровенный курс экстремистов-рабовладельцев на сецессию, выход южных штатов из Союза противоречил интересам промышленной и торговой буржуазии. И она поддержала на выборах кандидатуру Авраама Линкольна.

Прогрессивные силы Севера с огромным энтузиазмом встретили победу кандидата республиканской партии. Фредерик Оберклейн, лидер Немецкого рабочего союза, один из известных деятелей социалистов-марксистов, зачитал Линкольну адрес немецких рабочих из штата Цинциннати: "Мы, свободные немецкие рабочие.., используем эту возможность, чтобы заверить вас, избранного нами главу государства, в нашем искреннем и сознательном уважении. Вы получили наши голоса, как борец за свободный труд и свободные гомстеды". Немецкие рабочие заверяли президента, что готовы сделать все для борьбы с рабовладением: "Свободные немецкие рабочие совместно с другими рабочими поднимутся по вашему призыву все, как один, готовые пожертвовать своими жизнями, чтобы укрепить уже завоеванную победу свободы над рабством"*.

* (Sandburg С. Abraham Lincoln. War Years. Vols. 1-4. - N. Y., 1939- 1940. - Vol. 1. - P. 42-43.)

Во многих комментариях отмечалось международное значение победы Линкольна на выборах. Чарлз Самнер заявлял: "Повсюду люди, борющиеся за свои права, отстаивающие либеральные идеи, ищущие путей усовершенствования человека, будут воодушевлены, услышав о вчерашнем дне. Это будет хорошая новость для Гарибальди в Италии, для французов, которые страдают под властью деспотизма"*.

* (The New York Daily Tribune. - 1860. - Nov. 12.)

Избрание Линкольна президентом было хорошей новостью и для Н. Г. Чернышевского, который писал, что "этот великий день - начало новой эпохи в истории Соединенных Штатов, день, с которого начался поворот в политическом развитии великого североамериканского народа"*. Чернышевский подчеркивал, что значение избрания Линкольна выходит за рамки США: "Добрая слава американского народа важна для всех наций"**.

* (Чернышевский Н. Г. Полн. собр. соч. - Т. VIII. - С. 353.)

** (Там же.)

Несмотря на половинчатый, компромиссный характер избирательной программы республиканской партии, на нежелание Линкольна вмешиваться в вопрос о существовании рабства в южных штатах, прогрессивные силы расценивали победу республиканского кандидата на президентских выборах как сигнал к началу борьбы за уничтожение рабства.

Это прекрасно понимали и рабовладельческие круги, поддерживаемые в зарубежных странах теми, кто был заинтересован в сохранении и увековечении рабства в США.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"