предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение

"Революции - локомотивы истории". Так оценивал К. Маркс роль и место революций в истории человечества, и эта оценка не раз подтверждалась не только бурным социально-экономическим и общественно-политическим развитием стран, переживших революционные потрясения, но и тем огромным воздействием, которое эти революции оказывали на международные отношения, внешнюю политику и дипломатию.

Гражданская война 1861 -1865 годов в США с полным основанием оценивается прогрессивными историками как буржуазно-демократическая революция. На "величайшее, всемирно-историческое прогрессивное и революционное значение" этой войны указывал В.И.Ленин*.

* (Ленин В. И. Полн. собр. соч. - Т. 37. - С. 58.)

Революционная война уничтожила в США рабство - важнейшее препятствие на пути капиталистического развития страны - и создала все необходимые условия для стремительного развития экономики США. Если в 1860 году Соединенные Штаты занимали четвертое место в мире по уровню развития экономики, то после гражданской войны они сделали мощный рывок вперед и в 1894 году вышли на первое место в мире по объему промышленного производства.

Война имела еще одно немаловажное последствие: американский капитализм, одновременно с экономическим усилив и свой военный потенциал, постепенно начал выходить на исходные рубежи, с которых позднее повел борьбу за передел мира. В конце 1864 года Ф. Энгельс писал И. Вейдемейеру: "Как только будет взорвано рабство - эти величайшие цепи, сковывающие политическое и социальное развитие Соединенных Штатов, - в стране наступит такой подъем, который в кратчайший срок обеспечит ей совершенно иное место в мировой истории, и армия и флот, которые им создала война, быстро найдут тогда себе применение"*. Гражданская война в США со всей убедительностью подтвердила известное марксистское положение о том, что "всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться"**. Американская революция 1861 -1865 годов защищалась долгих четыре года, и не только в кровопролитных сражениях с мятежными рабовладельцами.

* (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 31. - С. 359.)

** (Ленин В. И. Полн. собр. соч. - Т. 37. - С. 122.)

Исключительно важное значение имел и внешнеполитический фронт борьбы за успешное решение задач, стоявших перед революцией. Каждая великая революция, а гражданская война в США безусловно являлась таковой, порождает мощное сопротивление со стороны международных контрреволюционных сил. Это явление естественно и закономерно: великая революция не только коренным образом преобразует всю жизнь в своей стране, но и оказывает большое революционизирующее влияние на другие страны. Стремясь помешать этому, силы международной реакции всегда приходят на помощь контрреволюции. По такому сценарию развивалась и американская революция 1861 -1865 годов.

Антирабовладельческим силам Севера противостоял новый "священный союз" европейской реакции, в который входили правительства Великобритании и императорской Франции, прорабовладельческие круги Испании и других европейских стран. Перед Авраамом Линкольном и другими членами его правительства сразу же встали сложнейшие внешнеполитические проблемы. Президент, его государственный секретарь Уильям Сьюард и другие члены администрации не имели никакого внешнеполитического опыта.

Север "раскачивался" медленно и трудно, напоминая гиганта, которого спровоцировали на драку, совершенно ему ненужную. Всем своим видом он показывал, что не прочь был бы пойти на мировую, прекратить начавшийся военный конфликт. В стане северян царила неразбериха, политическая аморфность, огромный военно-экономический потенциал Севера мобилизовывался очень долго.

Мятежные рабовладельцы были атакующей стороной, за ними шло подавляющее большинство наиболее опытных офицеров и генералов вооруженных сил США. Южане, жившие в условиях вечного страха перед восстанием рабов, традиционно были приучены владеть оружием. С самого начала военных действий рабовладельческая Конфедерация, созданная в результате сецессии, отделения рабовладельческих штатов от союза, пользовалась активной поддержкой со стороны реакционных правящих кругов Англии, Франции и других европейских держав.

Все это создавало трудные условия для решения тех сложных внешнеполитических проблем, с которыми столкнулось правительство Линкольна в ходе гражданской войны. Пути решения этих проблем были найдены нескоро, и процесс этот был далеко небезболезненным.

Особенность любой революционной эпохи состоит в том, что она способна выдвинуть руководителей нового типа, лидеров, понимающих интересы народных масс и ведущих их на борьбу за решение революционных задач, в том числе и в области внешней политики.

К числу таких руководителей относился и Авраам Линкольн. Продолжатель демократической линии американской политической традиции, называвший демократию "правительством из народа и для народа"*, он и сам был человеком из народа и служил народу. В этом была сила Авраама Линкольна, великого гражданина Америки, личность которого исключительно высоко оценивали Карл Маркс и другие выдающиеся мыслители, а также государственные, политические и общественные деятели.

* (The Collected Works of Abraham Lincoln./Ed. by R. P. Basler. - Vols. I-VIII. - New Brunswick, 1953. - Vol. VI, p. 230. (далее: Collected Works).)

Эти оценки относятся не только к внутриполитической, но и к внешнеполитической деятельности Линкольна-президента, Линкольна-дипломата, инициатора и руководителя важнейших внешнеполитических акций американской революции.

Линкольн был исключительно скромным человеком, он не был склонен переоценивать значимость своей деятельности. Говоря о предварительной Прокламации президента Линкольна об освобождении рабов, опубликованной 22 сентября 1862 г., К. Маркс отмечал, что у автора Прокламации не было "никакого позирования, никаких исторических драпировок... Нерешительно, против воли, нехотя исполняет он бравурную арию своей роли, как будто прося извинения за то, что обстоятельства принуждают его "быть героем""*.

* (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 15. - С. 570.)

Линкольн мог объективно оценить свою деятельность. После подписания Прокламации об освобождении негров-рабов он заявил: "Если мое имя когда-либо попадет в историю, то за этот акт, и в нем - вся моя душа"*. Главный акт его жизни, решение, которое выдвинуло его в ряды деятелей мирового масштаба, - это, действительно, освобождение рабов в США.

* (Цит. по Holden W. Abraham Lincoln. - Harrogate, 1944. - P. 20.)

Однако проблема освобождения рабов - основная задача революции - решалась не только в непосредственной борьбе с контрреволюцией, с мятежными рабовладельцами. Борьба за уничтожение рабства велась и по ту сторону Атлантики, в тяжелых сражениях на внешнеполитических фронтах. И трудностей здесь было не меньше, чем в борьбе с внутренней контрреволюцией, так как дипломатии федералистского Севера противостояли объединенные силы дипломатических служб Великобритании, Франции и других стран, которые шли во внешнеполитическом фарватере этих держав.

Дипломатия Линкольна известна меньше, чем его деятельность в качестве государственного, политического руководителя, боровшегося за уничтожение рабства, восстановление единства страны, создание широкой антирабовладельческой коалиции, включавшей в себя спектр самых различных классов и групп населения США.

Дипломаты, находившиеся на службе у революции (подавляющее большинство их никогда не было профессиональными работниками внешнеполитических ведомств), вписали много ярких, интересных, запоминающихся страниц в историю дипломатии.

Соответствующие примеры дает и первая американская революция, война за независимость 1775-1783 годов.

Много нового внес в традиционную дипломатию XVIII века посол революционной Америки в Париже Бенджамин Франклин. Все было необычно у Франклина, начиная от внешнего вида до методов дипломатической работы.

Он не был похож на расфранченных дипломатов и представителей высшего общества Парижа: носил скромный квакерский костюм, не надевал парик и не пользовался пудрой, что было принято в то время, даже на официальных встречах появлялся в скромном меховом головном уборе.

Франклин вербовал в Европе военные кадры, столь необходимые американской республике, добивался экономической и финансовой помощи европейских стран. Вопреки традициям официальной дипломатии, он поддерживал широкие связи с выдающимися учеными, политическими и общественными деятелями. Среди них были Вольтер, либеральный политический деятель аббат Сийес, философы-материалисты Кабанис, Д'Аламбер, востоковед Вольней, будущие герои французской революции Жан Поль Марат и Максимильен Робеспьер, драматург Бомарше, знаменитый химик Лавуазье и другие. Американский посол использовал любую возможность, чтобы поддерживать связи со средой, в которой распространялись и зрели демократические идеи. Именно такие методы помогли ему решить, казалось бы, невыполнимую задачу: добиться признания монархической Францией Соединенных Штатов и подписать франко-американский союз.

Оказала воздействие на дипломатическую практику и американская революция 1861 - 1865 годов.

Буржуазные историки, специализирующиеся на исследовании внешнеполитических проблем, считают, что, поскольку Линкольн не был профессиональным дипломатом, значит и нет ничего поучительного и интересного в его внешнеполитической деятельности. Нередко это мнение находит отражение даже в заголовках исторических исследований. Так, например, Д. Монагэн назвал свою книгу, посвященную внешнеполитической деятельности президента Линкольна, "Дипломат в домашних тапочках"*.

* (Monaghan J. Diplomat in Carpet Slippers. Abraham Lincoln. - Indianapolis. - N. Y., 1945.)

Многие авторы, исследовавшие жизнь и деятельность Линкольна, склонны считать, что внешняя политика была вне сферы интересов президента, что все внешнеполитические проблемы были даны им на откуп государственному секретарю Уильяму Сьюарду. Это - широко распространенное заблуждение, серьезно искажающее действительное положение вещей, реальное соотношение сил внутри администрации Линкольна. Показательно в этой связи мнение самого Уильяма Сьюарда о прерогативах президента США: "Мы выбираем короля на четыре года и даем ему абсолютные полномочия в определенных рамках, которые он может интерпретировать, как ему заблагорассудится"*.

* (Цит. по Мишин А. А. Государственное право США. - M. 1976.- С. 162.)

Президент США действительно обладает огромными полномочиями: он глава государства, глава правительства, главнокомандующий всеми вооруженными силами страны. Полномочия президента особенно возрастают в период войны.

Линкольну, однако, ни в коей мере не были присущи диктаторские замашки, в которых обвиняли его политические противники и которые приписывают ему сегодня реакционные буржуазные историки. Но в силу сложнейшей обстановки, в которой оказалась страна в годы его президентства, Линкольн не мог допустить и не допустил бесконтрольного руководства внешней политикой страны со стороны У. Сьюарда, тем более что у него не было полного единства взглядов с государственным секретарем по ряду важнейших внешнеполитических проблем Соединенных Штатов.

Главные проблемы внешней политики решались по инициативе или с санкции президента. На внешнеполитической деятельности США периода гражданской войны лежит печать индивидуальности Авраама Линкольна, его мировоззрения, особенностей его характера, понимания президентом национальных интересов страны.

Рассмотрение специфики дипломатии Авраама Линкольна имеет, на наш взгляд, и определенное практическое значение. Гражданская война 1861 -1865 годов - важный период в истории внешней политики США, рубеж, за которым последовало возрастание ее агрессивной направленности.

Такую точку зрения разделяют и буржуазные историки США. В январе 1976 года автор этой книги присутствовал в Новоорлеанском университете (штат Луизиана) на лекции известного американского историка буржуазно-либеральной ориентации Генри Стила Коммаджера, заявившего: "Соединенные Штаты Америки родились в пламени революционной войны за независимость 1775-1783 годов. Но с тех пор мы столь резко эволюционировали вправо, что за 30 лет, прошедших после окончания второй мировой войны, США выступили против всех революций, которые произошли в мире".

Исследование истории внешней политики и дипломатии США времен президентства Линкольна важно и с еще одной точки зрения. Сегодня в США немало государственных, политических, общественных деятелей, которые в принципе отвергают возможность улучшения советско-американских отношений. Нередко они апеллируют к истории, изыскивают исторические аргументы для обоснования этой точки зрения, утверждают, что не могут мирно сосуществовать и поддерживать взаимовыгодные отношения страны, принадлежащие к противоположным общественно-экономическим системам. Такая постановка вопроса свидетельствует или о незнании истории отношений между нашими странами, или о ее преднамеренной фальсификации.

В период гражданской войны в США буржуазно-демократическое правительство Авраама Линкольна поддерживало дружественные взаимовыгодные отношения с императорской Россией. Более того, Россия была единственной великой державой, которая в годы, когда решалась судьба Соединенных Штатов, оказала решительную политическую поддержку федеральному правительству.

В сентябре 1861 года, в труднейший период гражданской войны, Линкольн заявил, что видит в политике России "новую гарантию дружбы между нашими государствами, берущей свое начало с первых же дней существования США"*. Из практики русско-американских отношений президент Линкольн делал вывод, что сотрудничество с Россией "не только возможно, но и крайне необходимо для благосостояния" Соединенных Штатов**.

* (United States Senate Documents, 1861-1862. - Vol. I. - P. 309 (далее: Senate Documents).)

** (Цит. по Woldman A. Lincoln and the Russians. Cleveland - N. Y., 1952. - P. VII-VIII.)

И во времена Линкольна в США было немало скептиков, которые искренне считали, что самодержавно-монархическая Россия и буржуазно-демократические Соединенные Штаты не могут поддерживать дружественных отношений. Иной точки зрения придерживалась газета "Нью-Йорк дейли трибюн", которая призывала хранить с Россией "прочную и взаимовыгодную дружбу". В статье, посвященной русско-американским отношениям, отмечалось: "Трудно переоценить важность дружественных отношений с этой великой и растущей державой". В ней подчеркивалось, что американцев не должен смущать тот факт, что "Россия является абсолютной монархией". Напротив, "имеются все причины верить в то, что империя в конце концов станет великой республикой или конфедерацией республик"*.

* (New York Daily Tribune. - 1862. - Aug. 7.)

Необычайно интересен период гражданской войны в США, как интересна и история международных отношений того времени, столь богатая событиями, идеями и прозрениями. Но автор не ставит перед собой задачу рассмотреть все это изобилие фактов и мыслей, весь сложный комплекс политических и дипломатических отношений. Для одной монографии это - невыполнимая задача.

Цель данной работы более ограниченна и конкретна - показать роль и место президента Авраама Линкольна в американской дипломатии при решении важнейших внешнеполитических проблем в годы гражданской войны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"