предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава седьмая. На второй сессии генеральной ассамблеи ООН

Вторая сессия Генеральной Ассамблеи ООН открылась в Нью-Йорке 16 сентября 1947 года. В здании Флошинг Мидоу собрались 55 делегаций, большое количество гостей, представители различных организаций и местных властей, корреспонденты.

Делегацию Советского Союза возглавлял А. Я. Вышинский, делегацию США - Джордж Маршалл, английскую - Эрнест Бевин, французскую - Жорж Бидо.

Избранный председателем сессии Генеральной Ассамблеи, бразильский делегат Освальдо Аранья в своем вступительном слове заявил, что "идея мира не потерпела поражения на полях сражений. Мы все желаем мира...".

- Мир един и неделим, - продолжал оратор. - Работа, начатая в Сан-Франциско, должна найти свое завершение в Нью-Йорке, здесь, в Организации Объединенных Наций. Задача окажется непосильной, если мы откажемся усвоить уроки последней войны, которые имеют гораздо большее значение, чем уроки всех предыдущих войн, и не решимся объявить вне закона войну - этот бич человечества.

"Мы все желаем мира..." - утверждал доктор Аранья. Но и ему, и нам было вполне очевидно, что это далеко не так.

Политическая обстановка, в которой собралась вторая сессия Генеральной Ассамблеи ООН, значительно отличалась от обстановки первой сессии. Это отличие состояло прежде всего в том, что в правящих кругах США усиливалась тенденция в сторону реакции и воинствующей агрессивности. Экспансионистский курс американского империализма нашел откровенное выражение в "программе Трумэна" и "плане Маршалла". К этому времени явственно выявилось стремление США к осуществлению мирового господства и подготовке в этих целях новой войны. Взяв на себя роль "спасителя" капиталистического мира от коммунизма, империалисты Соединенных Штатов развернули борьбу против Советского Союза и стран народной демократии, против освободительных движений в Азии, Африке и Латинской Америке. Они оказывали поддержку самым реакционным силам в странах Западной Европы, делали все, чтобы вовлечь в фарватер своей агрессивной политики Англию, Францию и другие капиталистические страны. Осуществлению экспансионистского курса США препятствовала политика Советского Союза и дружественных ему социалистических стран. Советский Союз последовательно и настойчиво добивался осуществления таких основных задач Устава ООН, как ликвидация остатков фашизма и разоблачение планов зачинщиков новой войны, всеобщее сокращение вооружений и запрещение атомно-водородного оружия, предназначенного для массового уничтожения людей.

Опасные тенденции

Усилению опасных тенденций и устремлений в правящих кругах США содействовали многие факторы: страх перед надвигающимся экономическим кризисом в США, небывалая активизация сил мира и демократии во всем мире, обострение межимпериалистических противоречий.

Свои внешние и внутренние проблемы американский империализм намеревался разрешить прежде всего за счет Советского Союза и стран народной демократии.

Ко времени открытия второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН прошло немногим более двух лет после окончания второй мировой войны, но обстановка в мире становилась все более тревожной. Велись военные действия и лилась людская кровь в Китае и Индонезии, в Греции и Палестине. Усиливались экономические и политические трудности в капиталистических странах Европы, в частности во Франции и Италии. Многие народы продолжали оставаться под пятой колониальных поработителей.

Что касается будущего Организации Объединенных Наций, то и на сей счет высказывались достаточно мрачные прогнозы. Реакционная нью-йоркская газета "Дейли ньюс" писала: "Мы сегодня предсказываем, что к следующей весне вообще не будет никакой Организации Объединенных Наций. Вместо нее, возможно под тем же названием, будет существовать военный союз под господством Соединенных Штатов".

Многое свидетельствовало о том, что реакция готовилась нанести по Советскому Союзу удары, которые ослабили бы его роль и значение в ООН и обеспечили бы англо-американскому блоку безраздельное господство на Ассамблее.

В кругах делегации США во главе с государственным секретарем Маршаллом непрерывно шли совещания с целью выработки "наступательной тактики" на предстоящей сессии. Газета "Нью-Йорк геральд трибюн" сообщала, что между Нью-Йорком и линейным кораблем "Миссури", на борту которого находился президент Трумэн, шел усиленный обмен телеграммами. Стремление Маршалла захватить инициативу на Генеральной Ассамблее, продолжала газета, частично объясняется тем, что "в прошлом году инициативу неоспоримо держала в своих руках в течение всей сессии делегация Советского Союза".

Стремясь направить работу Ассамблеи в определенном направлении, американская печать и радио предприняли шумную шантажистскую кампанию: либо безоговорочное подчинение Объединенных Наций домогательствам Вашингтона, либо ликвидация ООН! Газета "Нью-Йорк тайме", ссылаясь на авторитетные источники, прямо указывала, что американская делегация намерена на данной сессии Ассамблеи настаивать на заключении договора о "совместной обороне", который был бы подобен "договору, недавно заключенному на Межамериканской конференции в Рио-де-Жанейро". Так общественное мнение готовили к тому, что вскоре станет реальностью новый военный блок империалистов.

Одновременно с кампанией в прессе проводилась лихорадочная обработка приехавших на сессию делегаций применительно к линии, намеченной дипломатией США.

17 сентября 1947 года глава американской делегации Маршалл, выступая на заседании пленума Генеральной Ассамблеи, внес следующие предложения: о создании некого межсессионного комитета Генеральной Ассамблеи, который существовал бы и действовал параллельно с Советом Безопасности, об отмене принципа единогласия в отношении вопросов, возникающих в связи с приемом в члены ООН, о положении в Греции, о положении в Корее. Было ясно, что ряд вопросов, внесенных на обсуждение Генеральной Ассамблей делегацией США, либо находились в противоречии с Уставом ООН, либо шли вразрез с уже имевшимися решениями.

Спустя две недели известный американский журналист Уолтер Липпман в газете "Нью-Йорк геральд трибюн" писал: "Нынешняя политика англо-саксонских держав исходит из того, что ООН не имеет будущего как всемирное сообщество и что ООН либо распадется, как Лига наций, либо превратится в антисоветскую коалицию. В том и другом случае ООН будет уничтожена".

Американская пресса подавала речь Маршалла под огромными заголовками: "Начало дипломатической войны, объявленной Соединенными Штатами Советскому Союзу и странам Восточной Европы", "Учреждение межсессионного комитета", "Созыв конференции для отмены вето" и др. В десятках статей публику уверяли в полном успехе всех американских планов; на все лады восхвалялась "политика с позиции силы".

Становилось ясно, что Маршалл подал сигнал к атаке. Кто же он, этот человек?

В 1939 - 1945 годах Джордж Маршалл был начальником генерального штаба американской армии; в 1947- 1949 годах занимал пост государственного секретаря США, а в 1950 - 1951 годах - министра обороны США. Участвовал в международных конференциях в Тегеране, Ялте и Потсдаме. После войны рьяно выступал за сохранение и наращивание военной мощи США для обеспечения американского влияния во всем мире. Советский читатель помнит, что по имени этого деятеля получил свое название "план Маршалла" - план экономического и политического закабаления американским финансовым капиталом стран Европы под видом оказания им экономической "помощи". Именно с Маршаллом связано начало политики ремилитаризации Западной Германии. Тесно связанный с крупнейшими концернами и монополиями, он был в рядах тех, кто осуществлял усиленную подготовку к новой войне. В своих выступлениях генерал Маршалл не скрывал антисоветской направленности проводимой им политики. В то время Маршаллу было 67 лет.

Шумная кампания давления и угроз, инспирированная американцами в зале Флошинг Мидоу и за его пределами, не оказала на советскую делегацию ожидаемого действия. Делегации СССР, УССР и БССР неуклонно и упорно добивались того, чтобы Организация Объединенных Наций эффективно выполняла свои основные задачи и функции - защиту мира и международной безопасности.

18 сентября 1947 года глава советской делегации А. Я. Вышинский внес от имени Советского правительства проект резолюции об осуждении и привлечении к ответственности пропагандистов и поджигателей новой войны. Предложение СССР, поставившее вопрос ребром: кто за мир и международное сотрудничество и кто против мира, стало центральным пунктом всей работы второй сессии Генеральной Ассамблеи. Американская делегация и ее сторонники пытались провалить советское предложение, лицемерно ссылаясь на "свободу слова" и на "принципы демократии", но их попытки не увенчались успехом. Советская делегация, поставив вопрос о борьбе за мир на конкретную почву, тем самым вновь взяла инициативу в свои руки. Предложения, включенные в повестку дня по настоянию американской делегации, в процессе работы сессии отошли на второй план.

Кому выгодно?

Речь главы советской делегации 18 сентября 1947 года имела большое принципиальное значение и получила широкий общественный резонанс. Призывы советского делегата к борьбе за укрепление ООН, против поджигателей новой войны, к защите мира и безопасности прозвучали особенно сильно. Выступление было насыщено фактическим материалом и представляло неопровержимые аргументы, изобличающие тех, кто исподволь начинал готовить новую войну. Вышинский привел многочисленные факты, как правящие круги США и Англии срывают дело сокращения вооружений, запрещения атомного оружия, не останавливаются перед прямым нарушением уже принятых решений Генеральной Ассамблеи. Он убедительно показал, кому выгодна деятельность поджигателей новой войны, кто ее вдохновляет, какие силы заинтересованы в срыве международного сотрудничества, в ликвидации ООН. В выступлении была названа общая сумма прибылей американских монополий за годы второй мировой войны - 52 миллиарда долларов нажили они на крови и страданиях народов!

Разоблачая преступную пропаганду новой войны, глава советской делегации заклеймил врагов мира, готовых во имя своих прибылей ввергнуть человечество в бездну новых страданий. Однако, подчеркнул он, между желанием империалистов развязать новую войну и возможностью организовать такую войну дистанция огромного размера. Народы мира не хотят войны. Силы, стоящие за мир, настолько значительны и велики, что если эти силы будут стойкими и твердыми в деле защиты мира, то планы агрессоров потерпят крах. Шумиха империалистических провокаторов войны имеет в виду запугать слабонервных и нестойких и добиться путем шантажа своих целей.

По поручению правительства СССР советский представитель внес предложение, чтобы пропаганда новой войны была объявлена уголовно наказуемым деянием, чтобы поджигатели войны привлекались к ответственности как преступники, опасные для общества.

Речи Вышинского и Маршалла привлекли к себе внимание всей мировой печати и оживленно обсуждались ею.

Парижская газета "Се суар" писала, что "выступление Вышинского прозвучало подобно громовому удару", а "атомная речь" Маршалла "была направлена к установлению американского господства в ООН". Английская "Манчестер гардиан" указывала, что делегатам "придется долго и много поразмыслить, прежде чем принять предложения Маршалла... они, бесспорно, направлены не только против позиции Советского Союза, но и против принципа единогласия при разрешении важных вопросов".

Многие газеты расценили выступление Вышинского как ясное и четкое изложение политики Советского Союза, последовательно борющегося за мир между народами. Попытка американской делегации "реконструировать" ООН в интересах США явно не встречала одобрения в большинстве стран мира.

Однажды корреспондент "Правды" Юрий Жуков посоветовал мне прочесть статью, напечатанную в бюллетене Уоллстрита "Бэрронс уикли". В статье, посвященной работе сессии Генеральной Ассамблеи, указывалось, что предложения, внесенные Маршаллом, имеют своей целью в конечном итоге добиться ухода Советского Союза и демократических стран Восточной Европы из ООН.

"Если бы этот уход состоялся, - писал автор, - то как вооружение, так и экономическое сотрудничество между западными странами развивалось бы усиленным темпом. Земной шар был бы открыто разделен на два мира, и наш мир усмотрел бы с полной ясностью необходимость постоянного увеличения своей силы. Переводя все это на деловой язык, мы имели бы в этом случае бум в вооружениях, в ходе которого производство орудий войны не было бы ограничено требованиями лишь нашей страны, но предусматривало бы также удовлетворение потребностей Западной Европы и Тихоокеанского бассейна... Можно предполагать, что правительство не было бы слишком опечалено, если бы Россия ушла из ООН, при условии, что можно было бы представить этот уход как выступление против мира..."

Незадачливый автор "Бэрронс уикли" явно говорил не от собственного имени. Он довольно точно передавал мечты заправил военно-промышленных монополий, сталелитейных концернов, нефтяных монополий, химических трестов, производителей разнообразного оружия. Именно они являлись творцами и вдохновителями агрессивной внешней политики империализма - курса, направленного на экономическое и политическое подчинение других стран, курса безудержной экспансии и борьбы за мировое господство.

...Придя на очередное заседание Генеральной Ассамблеи, я обратил внимание, что кресло главы американской делегации пустует. Как позже выяснилось, генерал Маршалл срочно выехал в Вашингтон, чтобы провести серию совещаний, имеющих целью определить позицию американского правительства в связи с предложениями, выдвинутыми в выступлении советского представителя.

Как реагировать на предложения Советского Союза? Это вызвало большие споры в кругах американской делегации. Особенно непримиримую, воинствующую позицию занимал Джон Фостер Даллес, 59-летний американский дипломат.

Джон Фостер Даллес

Еще 10 февраля 1947 года, выступая в Чикаго, Даллес призывал проводить жесткий курс внешней политики по отношению к Советскому Союзу. "Если США откажутся от этого курса и будут рассчитывать на возможность добиться с Советским Союзом какого-либо компромисса, то война окажется неизбежной..." - заявил тогда Даллес, нарушая законы элементарной логики рассуждения. "Со времени крушения Римской империи ни одна страна никогда не располагала таким огромным превосходством в материальной мощи, как Соединенные Штаты"; следовательно, делал он вывод, "надо, чтобы США использовали эту мощь для достижения своих целей".

Вполне оправданно советский представитель, говоря о том, кто является поджигателями новой войны, среди других назвал и Джона Фостера Даллеса.

Даллес бурно реагировал на это выступление и возмущенно заявил представителям печати, что он не призывал к войне против Советского Союза. Но от отрицаний факты не перестают быть фактами...

Впервые мы увидели Даллеса на Сан-Францисской конференции в 1945 году, когда он был еще советником американской делегации, позже часто приходилось встречаться с ним на сессиях Генеральной Ассамблеи.

Юрист по образованию, видный деятель республиканской партии, Даллес являлся одним из наиболее ярких представителей сил американского империализма, стремившихся к мировому господству. Этому человеку нельзя отказать в определенности и целеустремленности взглядов: он был открытым врагом Советского Союза и демократических сил во всем мире. И действовал соответственно.

Даллес был выше среднего роста, с красным, как кирпич, лицом и редкими седыми волосами. У него были длинные руки, карие умные глаза, энергичные жесты. Даллес всегда был одет, как ординарный чиновник дипломатической службы: темный пиджак, узкие полосатые брюки.

Встречи с ним бывали довольно любопытны. На одном из приемов Даллес подошел к нашему кружку и, обращаясь к Вышинскому, сказал:

- Вот хорошо, что здесь собрались все славяне. Я прошу вас, господин Вышинский, и ваших коллег (рядом стояли Мануильский, Масарик, Модзелевский, Симич) завтра в семь вечера посетить меня и выпить по чашечке кофе.

- По какому поводу, господин Даллес, вы приглашаете нас? - спросил Вышинский.

- Я хочу показать вам свою библиотеку, где собраны произведения Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина и другая марксистская литература.

- Неужели вы решили стать марксистом? - насмешливо спросил Вышинский.

- Нет, - ответил Даллес, - я изучаю марксистскую литературу, чтобы лучше с вами бороться.

- Думаю, что выражу мнение моих коллег, - сказал Вышинский, - если после такого разъяснения мы откажемся принять ваше приглашение.

- Жаль, - сказал Даллес и удалился.

Будучи адвокатом, Д. Ф. Даллес возглавлял адвокатскую фирму "Салливан энд Кромвэл" в Нью-Йорке, был членом правления ряда промышленных фирм и банков, в том числе "Нью-Йорк сити бэнк", и других крупнейших монополистических объединений. Карьера его началась еще вскоре после первой мировой войны. В 1919 году он участвовал на Версальской мирной конференции в роли советника делегации США по финансовым и репарационным вопросам. В качестве представителя американских монополий Даллес принимал участие в разработке плана Дауэса и сыграл важную роль в воссоздании после первой мировой войны германского военного потенциала. После второй мировой войны Джон Фостер Даллес вместе с Маршаллом и Ачесоном был вдохновителем и организатором агрессивного Североатлантического блока, содействовал возрождению милитаризма и реваншизма в Западной Германии и включению ее в НАТО. Он был одним из инициаторов вооруженной агрессии в Корее в 1950 году. Даллес играл большую роль и во Всемирном совете церквей, направляя его работу против сил демократии и прогресса.

В составе делегации США Даллес участвовал в работе многих сессий Генеральной Ассамблеи ООН и Совета министров иностранных дел четырех держав. Даллес был подлинным хозяином в американской делегации. Действовал напористо, но с изворотливостью опытного политикана.

После победы республиканцев на выборах в 1952 году президент Эйзенхауэр назначил Даллеса государственным секретарем США. На этом посту он предпринял целый ряд внешнеполитических акций, приведших к усилению международной напряженности, отметал любые предложения Советского правительства, направленные на смягчение международной обстановки, на прекращение гонки вооружений и "холодной войны".

В своей книге "Война или мир", изданной в 1950 году, Д. Даллес пытался теоретически обосновать проводимую им политику "с позиции силы", выдвинув ряд империалистических доктрин.

Так, "доктрина массированного возмездия" грозила народам всего мира развязыванием тотальной ракетно-ядерной войны; в соответствии с "доктриной освобождения" США должны добиваться восстановления капитализма в социалистических странах; "доктрина балансирования на грани войны" предусматривала проведение со стороны США перманентной политики военных угроз; колониалистская "теория вакуума" призывала к установлению любыми средствами американского контроля над странами, добившимися освобождения от колониального ига. Нейтрализм Даллес осуждал как "аморальное" явление.

Именно Даллес выдвинул план превращения Западной Германии в центр так называемого Западного блока. Он не признавал существования двух германских государств. Его больше, чем других американских политиков, привлекала в те годы идея создания оси Вашингтон - Бонн. Даллес был одним из активных организаторов таких агрессивных блоков, как НАТО, СЕАТО, Багдадский пакт и других, своим острием направленных против социалистических стран и освободившихся государств "третьего мира".

Даллес часто говорил своим ближайшим сотрудникам, что образ Кремля всегда стоит перед его глазами и преследует его. Кремль стал его иде-фикс. В США считали, что кто-кто, а Даллес целиком убежден в успехе "борьбы с коммунизмом". Но даже он в последний год своей деятельности на посту государственного секретаря, уже тяжелобольной, стал отдавать себе отчет в банкротстве политики "с позиции силы", которую вдохновлял и исповедовал в течение многих лет. Умер Даллес от рака в 1959 году.

Дискуссия

Итак, с первых же дней сессии, позиции противоборствующих сил были выявлены с полной определенностью. Как отнеслись к этому представители различных государств?

Государственный министр Англии Макнейл в своем выступлении услужливо поддержал все предложения американской делегации и попытался вступить в полемику с советским представителем. Он полностью присоединился к американскому предложению о создании "межсессионного комитета", противоречащему Уставу ООН. В явном раздражении Макнейл заявил: "Мы больше не являемся объединением боровшихся наций... Когда мы закончили войну, мы покончили также с единством наших целей".

Заправилам Запада не терпелось до конца опустить "железный занавес" перед Советским Союзом и странами народной демократии, и Макнейл - вольно или невольно - выдавал эти намерения.

Английский представитель голословно отрицал, что реакционные монархические круги Греции развязали гражданскую войну и угрожали войной Болгарии, Албании и Югославии. Он решительно возражал против принятия советского предложения, направленного на пресечение пропаганды войны, ссылаясь на "свободу слова", хотя вряд ли кому-либо было неясно, что "свобода слова" (даже если бы она и существовала на Западе) в данном случае совершенно ни при чем.

Естественно, что американская печать с ликованием подняла на щит речь Макнейла: "Великобритания присоединяется к американской атаке на русских".

Министр иностранных дел Франции Жорж Бидо в своем выступлении 20 сентября 1947 года заявил, что ООН переживает серьезный кризис и что на карту поставлено само существование этой организации. Касаясь предложения о создании так называемого "межсессионного комитета", призванного подменить Совет Безопасности, Бидо с некоторыми оговорками фактически поддержал это предложение. Бидо восхвалял "план Маршалла", пытаясь представить американскую помощь единственным фактором, могущим привести к восстановлению Европы.

Совсем по-иному прозвучала речь главы египетской делегации Хассан-паши. В своей обстоятельной речи он решительно осудил "политику силы", проводимую некоторыми великими державами. "Мир требует перемен. Мир не хочет больше крови, слез и страданий прошлого. Мы должны изыскать способы установить при помощи конструктивных мер прочный мир".

Оратор заявил, что между Египтом и Англией существует спор, продолжение которого может создать угрозу для поддержания международного мира и безопасности.

- Нельзя пренебрегать недовольством египетского народа, вызванным пребыванием иностранных войск на его территории, - заявил Хассан-паша. - Мы настаиваем на своем праве быть хозяевами в своем доме. Терпение Египта имеет свои пределы. Шестьдесят пять лет тому назад Англия оккупировала Египет. Моя страна не может мириться с таким положением, неприемлемым для суверенного и полноправного государства - члена ООН.

Египетский представитель потребовал вывода английских войск из Египта и ликвидации английского колониального управления.

Это был достойный ответ Макнейлу, который пытался представить пребывание британских войск на Ниле чуть ли не как "благодеяние" для Египта.

Глава египетской делегации остановился также и на палестинском вопросе. Ни один из арабских народов, заявил он, не может относиться безразлично к положению, которое создалось в Палестине. Эта территория в течение тысячелетий была населена арабами. Однако могущественные силы пытаются ныне отнять эту территорию у ее исконных жителей, разделить между постоянно проживающим большинством и одним из меньшинств, имеющихся в стране. Тем самым хотят посеять бурю в этом районе! Представленный Специальной комиссией ООН доклад по палестинской проблеме, заявил в своем выступлении Хассан-паша, противоречит понятиям о праве народов на самоопределение. Он решительно высказался против проектов создания еврейского государства в Палестине.

Глава сирийской делегации Эль Хури также уделил большое внимание в своей речи палестинскому вопросу. Оратор, престарелый человек (ему было уже за 80 лет), 15 лет отсидевший в турецкой тюрьме за участие в борьбе за независимость и свободу Сирии, волнуясь, дрожащим голосом говорил, что рекомендации Специальной комиссии не соответствуют принципам Устава ООН, принципам справедливости и международного права. Комиссия рекомендует раздел Палестины на два отдельных государства, лишая отечества многих законных жителей этой страны. Известно, однако, что на протяжении более чем тринадцати столетий Палестина была составной частью Арабской и Оттоманской империй. Само название "Палестина" произошло от древних филистимлян, населявших этот район. Когда евреи пришли в Палестину, там уже жило много процветающих племен и народов... В заключение Эль Хури заявил, что арабские народы категорически возражают против планов тех, кто хочет создать опорный пункт империализма в сердце их родины.

Глава делегации Индии г-жа Виджайя Пандит в своем выступлении отметила значение принципа единогласия в Совете Безопасности. По мнению индийской делегации, успех Совета Безопасности, а также всеобщий мир и благополучие зависят не от принудительного выполнения решений, принятых большинством великих держав, но от их терпимости и мудрости во имя достижения и поддержания единства. Все попытки ревизовать Устав не только не улучшат положение, но могут привести к противоположным результатам. Г-жа Виджайя Пандит призвала строго соблюдать букву и дух Устава ООН. Касаясь американского предложения о создании "межсессионного комитета", призванного подменить собой Совет Безопасности, оратор вновь подчеркнула необходимость соблюдать Устав. Никакой аппарат, новый или старый, сказала она, не спасет нас, если мы не решим честно и искренне устранить войну как средство разрешения возникающих конфликтов.

Особое внимание представительница Индии уделила невыполнению принятой на первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюции, призывающей правительство Южно- Африканского Союза прекратить дискриминацию индийского населения в этой стране. Это не первый случай, сказала она, когда некоторые члены ООН пренебрегают ясно выраженной волей Ассамблеи. Необходимо обеспечить, чтобы к решениям Генеральной Ассамблеи по таким важным вопросам относились с уважением. Что касается Индии, то она будет искренне и лояльно сотрудничать с ООН.

Представитель Белорусской ССР в своем выступлении, касаясь работы, проделанной ООН за минувший год, подчеркнул, что до сих пор не выполнены важнейшие решения Генеральной Ассамблеи о принципах, определяющих общее регулирование сокращения вооружений, о контроле над атомной энергией, о взаимоотношениях между членами ООН и франкистской Испанией, о положении индийцев в Южно- Африканском Союзе, о выдаче и наказании военных преступников.

Пережитая нами последняя мировая война, продолжал белорусский представитель, начатая Гитлером и Муссолини, стоила человечеству десятков миллионов жертв и невиданных разрушений. Сотни тысяч рассеянных по полям Европы могил патриотов, погибших в борьбе с фашизмом за счастье и свободу своих народов, призывают нас к борьбе с теми, кто кричит теперь о новой войне, сеет страх и неуверенность среди народов, ведет подготовку общественного мнения к будущей войне. Силы международной реакции, которые вскормили и вспоили гитлеризм, не намерены отказываться от борьбы против сил демократии и прогресса. В роли новых проповедников идеи мирового господства, подчеркнул оратор, выступают руководители американских концернов и корпораций, наживших огромные капиталы на второй мировой воине. Эти силы являются сегодня вдохновителями "атомной дипломатии" и "дипломатии доллара", они ратуют за срыв международного сотрудничества, толкают официальную политику США на путь экспансии. Война вновь угрожает вторгнуться в мирную жизнь народов. Новые проповедники мирового господства вытащили для обоснования этого лозунга расовую теорию, доказывая, что будущее якобы принадлежит человеку "американского" или "англо-саксонского" типа, который является прообразом будущего "высшего существа", в то время как другие народы "не имеют будущего". Что это, как не бредовые идеи гитлеровских расистов на новый, англо-саксонский лад?!

Фельдмаршал Смэтс в своей книге "Планы лучшей жизни", выпущенной после войны, заявляет, что "в Африке мы должны создать страну белого человека", не допуская "никакого смешения между двумя цветами кожи". Но кто дал ему право рассматривать целый континент как заповедник колониализма? Естественно, что расистские высказывания Смэтса вполне согласуются с проводимой им в Южной Африке практикой расправы со всеми непокорными индийцами и другими людьми небелой кожи. Правительство ЮАС не выполнило обязательств, возложенных на него резолюцией Генеральной Ассамблеи, и открыто пренебрегает этой резолюцией.

Касаясь вопроса о всеобщем сокращении вооружений и запрещении применения атомного оружия, белорусский представитель подчеркнул, что Комиссия по контролю над атомной энергией и Совет Безопасности до сих пор не пришли к удовлетворительному решению по вине тех, кто хотел бы закрепить монопольную роль в деле разработки и использования атомной энергии за Соединенными Штатами. Некоторые видные деятели США открыто выступают против какого бы то ни было контроля над атомной энергией. Так, губернатор штата Пенсильвания заявил: "Мы должны идти вперед с атомной бомбой в одной руке и с крестом в другой". Несомненно, такие заявления не могут способствовать реалистическому решению столь трудной проблемы. Делегация Белорусской ССР выразила надежду, что эта проблема будет все же решена Советом Безопасности. Далее было указано на необходимость быстрее осуществить сокращение вооружений, которое укрепило бы доверие в мире, сократило военные бюджеты, облегчило бы налоговые тяготы народов.

В заключение белорусский делегат вновь обратил внимание Генеральной Ассамблеи на необходимость скорейшего решения вопроса о выдаче и наказании немецких военных преступников.

Филиппинец Ромуло поддержал все предложения Маршалла, в частности о создании "межсессионного комитета", поскольку-де такой шаг облегчит работу Ассамблеи, "уменьшив количество новых вопросов на каждой сессии". Он рассыпался в комплиментах в адрес генерала Маршалла. Невольно припомнилось, что во время войны Ромуло был адъютантом и переводчиком командующего армией США на Тихом океане генерала Макартура. Но ведь с тех пор немало воды утекло, и от Ромуло ожидали теперь защиты филиппинских государственных интересов. А с ними американское предложение не имело ничего общего.

Глава польской делегации министр иностранных дел Модзелевский сказал, что в настоящее время перед делегатами две группы вопросов. Одни из них относятся к проблеме ликвидации наследия войны, другие - к проблеме построения мира. Разрешение этих важнейших проблем поручено различным органам, причем ООН имеет дело прежде всего с проблемами мира. Такое разделение функций справедливо.

Польша в борьбе с гитлеровской Германией потеряла шесть миллионов человек. Каждый шестой поляк пал от руки фашистов. Помня бедствия войны, польский народ выступает против раздела мира на два блока. Ускоренное восстановление милитаризма в Западной Германии фактически является повторением ошибок, совершенных в период между двумя войнами. Результаты этого опасного курса противоречат интересам мира и безопасности всех народов. "Мы столкнулись с тенденцией сгладить различия между агрессором и жертвой, между теми, кто помогал агрессору до самого конца под маской нейтралитета, и теми, кто испытал на себе трагические последствия его нападения..."

В настоящее время, сказал далее Модзелевский, пока мы ведем дискуссию в ООН, нет мира ни в Индонезии, ни в Греции, ни в Палестине. Греческий народ, к которому Польша всегда испытывала чувства глубокой симпатии, оказал героический отпор вторгшимся войскам Муссолини и Гитлера и с полной очевидностью доказал всей своей историей способность самому решать свою судьбу. В Греции проблема мира возникла в связи с невозможностью сохранять у власти правительство против воли подавляющего большинства народа. Вот почему попытки возложить ответственность за гражданскую войну в Греции на соседние страны не ведут к миру, а, наоборот, служат средством для того, чтобы разжечь пламя войны... ООН должна занять такую позицию, которая соответствовала бы суверенному праву греческого народа самому решать свою судьбу, должна призвать к выводу иностранных войск из Греции и к прекращению всякого иностранного вмешательства в ее дела.

В заключение Модзелевский заявил, что польская делегация выступает против каких-либо попыток ревизовать Устав ООН. Мы считаем, сказал он, что для усиления авторитета Организации и ее органов необходимо, во-первых, придерживаться обязательств, накладываемых подписанными соглашениями, и не допускать их нарушения; во-вторых, не допускать обхода ООН при принятии важных решений; в-третьих, рассматривать вопросы, стоящие перед Организацией, по их достоинству, с учетом их политического значения.

В дискуссии, развернувшейся на сессии, выступило 45 человек. Каковы же были основные итоги прений? Вряд ли кто мог отрицать, что постановка Советским Союзом вопроса об осуждении пропаганды и пропагандистов новой войны, увязанная с разоблачением саботажа известных решений Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1946 года относительно запрещения атомного оружия и всеобщего сокращения вооружений, явилась серьезным ударом по империалистическим замыслам и действенной поддержкой дела мира и международного сотрудничества.

На второй сессии была сделана откровенная попытка превратить ООН в послушное орудие политики Вашингтона. Нет сомнения, что эта попытка значительно осложнила и затруднила работу Ассамблеи. Однако в целом такого рода планы - это признавала мировая пресса - потерпели неудачу.

23 сентября общая дискуссия закончилась. На следующий день приступили к работе все комитеты Генеральной Ассамблеи.

Греческий вопрос

Мы подъезжаем к трехэтажному зданию, расположенному в местечке Лейк-Саксес, в 50 километрах от Нью-Йорка, где работают комитеты Генеральной Ассамблеи и размещается Секретариат ООН.

На высоких мачтах, размещенных по кругу, каждое утро поднимают флаги всех стран - членов ООН. Чтобы какая- либо делегация не сочла, что флаг ее страны висит на менее почетном месте, ежедневно каждый флаг совершает движение по кругу, перемещаясь с одной мачты на другую. Кстати, в залах заседаний комитетов по той же причине каждый делегат сегодня садится в то кресло, в котором вчера сидел его сосед справа. Это делается для того, чтобы продемонстрировать полное равенство всех, больших и малых, делегаций.

Мы входим в зал Первого (Политического) комитета, без окон, с потолком, выложенным белыми плитками, с задрапированными серой тканью стенами. Направляемся к креслам, тремя рядами окружающим узкий стол. На столе табличка: "Byelorussian Soviet Socialist Republic". Перед каждым делегатом микрофон. На небольшом возвышении стол председательствующего, его заместителя, докладчика и секретаря.

Внутри замкнутого пространства, образованного столом- лентой, сидят секретари и стенографистки. У противоположной стены зала - пять застекленных кабин переводчиков, которые одновременно переводят выступления на английский, русский, французский, испанский языки. Для корреспондентов отведены специальные места.

Рядом с залами, где заседают комитеты, расположены фойе и бар для делегатов. Там всегда толпятся делегаты, советники, а также корреспонденты, которые ловят слухи, добывая новости и сенсации для своих газет. По коридорам Секретариата, покрытым разноцветным линолеумом, молодые негры на моторных тележках развозят сотни килограммов печатных материалов, раскладывая их на специальные стеллажи и столы, откуда они разбираются делегатами. Обилие печатных материалов неудивительно - за истекший год после первой сессии Генеральной Ассамблеи состоялось 900 заседаний различных органов ООН. Всю эту огромную машину обслуживало около трех тысяч служащих Секретариата.

Под председательством делегата Люксембурга Беша Первый комитет приступил к рассмотрению вопроса о приеме новых членов ООН. В итоге решено рекомендовать Генеральной Ассамблее принять в члены ООН Йемен и Пакистан. Позже Совет Безопасности также рекомендовал принять эти государства в члены ООН. Пленум Генеральной Ассамблеи утвердил эти рекомендации.

В обстановке бурной дискуссии протекало рассмотрение греческого вопроса.

Греция занимала особое место в планах американских и английских империалистов. В Лондоне надеялись сохранить свои издавна сложившиеся ключевые позиции в Греции. Вашингтон намеревался превратить эту страну в свой стратегический плацдарм на Балканах. Но и те и другие объединенными усилиями душили борьбу греческого народа за демократию и мир.

Греческий вопрос уже обсуждался на Совете Безопасности ООН, где делегация Советского Союза обратила внимание Совета на недопустимость действий Англии, которая ввела в Грецию свои войска. Несмотря на то что факт вооруженного вмешательства Англии во внутренние дела суверенного государства - члена ООН был неоспоримым, Совет Безопасности не смог принять решения, которое обеспечило бы прекращение этого вмешательства и улучшение обстановки в Греции. Выступая в поддержку провалившейся английской политики и пытаясь оправдать свое собственное вмешательство в греческие дела, США попытались навязать Совету Безопасности резолюцию об "угрозе" политической независимости и территориальной целостности Греции со стороны Югославии, Болгарии и Албании. Советская делегация, последовательно отстаивающая дело мира и безопасности народов, помешала принятию такого решения. После этого представители США добились переноса греческого вопроса на сессию Генеральной Ассамблеи.

Первым выступил американский делегат Джонсон, который крайне тенденциозно осветил историю обсуждаемого вопроса, пытаясь возложить ответственность за гражданскую войну в Греции на Югославию, Болгарию и Албанию. Он умолчал об англо-американской интервенции в Греции, о находящихся там английских войсках, об огромных поставках американского оружия греческой армии. Джонсон призвал делегатов принять по этому вопросу американский проект резолюции, главным пунктом которой было создание "специального комитета" с местонахождением в городе Салониках (Греция). Комитет должен был изучить создавшуюся обстановку в Греции и представить свой доклад следующей сессии Генеральной Ассамблеи.

Представитель Югославии дал убедительный отпор инсинуациям американского делегата, показал, кто на деле вмешивается во внутренние дела Греции и угрожает ее политической независимости и территориальной целостности.

Английская интервенция, сказал югославский представитель, фактически началась еще в 1944 году, когда английские войска прибыли в Грецию - отнюдь не для борьбы с немцами. Немцы вынуждены были уйти из Греции под давлением советских войск генерала Толбухина, отрезавших им путь к отступлению, и под ударами греческих партизан. Ни один английский солдат не был ранен или убит в столкновении с немцами на греческой территории. Генерал Скоби со своими войсками был послан сюда Черчиллем для подавления греческих демократических сил ЭЛАС. Это, впрочем, признал и сам Черчилль в своей статье, опубликованной в журнале "Лайф". "В течение 40 дней мы вели упорную борьбу за жизнь и душу Афин, - писал он. - По мере развертывания борьбы в Афинах постепенно в город вошли две или три английские дивизии. Мы освобождали от коммунистов дом за домом, отбрасывая их с тяжелыми потерями".

Монархо-фашисты, продолжал оратор, смогли прийти к власти в Греции только благодаря тому, что им расчистили путь своими штыками английские интервенты. Он привел многочисленные доказательства того, что после вооруженного подавления греческих демократических сил в декабре 1944 года ответственные посты в государственном аппарате Греции были поручены тем самым лицам, которые во время войны сотрудничали с гитлеровцами, были их наемниками.

Югославский делегат привел цифры, заимствованные им из материалов созданной Советом Безопасности Комиссии по расследованию ситуации на северных границах Греции. Подверглись преследованиям более 80 тысяч человек, 2300 человек были осуждены, около 18 тысяч человек заточено в тюрьмы. С февраля 1945 года по март 1946 года было убито более 2 тысяч человек. Члены комиссии посетили концентрационные лагеря и увидели, какое огромное количество греческих демократов находилось в заключении. "Вот где кроются подлинные причины гражданской войны, которая бушует до сих пор в Греции", - сказал югославский делегат.

Английские интервенты оказались бессильными подавить демократические силы свободолюбивого греческого народа, и тогда им на смену пришли американцы. Американское посольство в Афинах является фактическим хозяином Греции и по своему усмотрению меняет министров, формирует правительство. Даже монархистская газета "Катимерини" 31 августа 1947 года писала: "Хотя мы контролируем лишь 10 или 20 процентов судьбы Греции (!), а остальные 80 процентов находятся в руках иностранцев, мы хорошо справимся с этими 20 процентами".

Всех должны насторожить далеко идущие заявления руководителей "народной" (монархической) партии Греции том, что Греция будто бы еще не имеет своих "настоящих границ" и что на ее долю выпала роль авангарда в борьбе против "советского мира". В заключение оратор подчеркнул, что попытка обвинить Югославию, Болгарию и Албанию в том, что они будто бы угрожают независимости Греции, целиком и полностью несостоятельна.

Жалкое впечатление произвело выступление главы греческой делегации Цалдариса. Не сумев опровергнуть ни одного из фактов и аргументов, приведенных югославским представителем, Цалдарис продолжал голословные обвинения по адресу Болгарии, Югославии и Албании. По поводу пребывания английских войск в Греции он уверял, что количество этих войск "уменьшилось". Единственной целью приезда в Грецию гражданских и военных экспертов, утверждал Цалдарис, является якобы "восстановление Греции в качестве миролюбивого члена международного сообщества". Цалдарис не мог не признать факт тяжелого экономического положения Греции. Однако он, разумеется, не обронил ни слова о том, что голод, безработица, бедственное положение многих тысяч греков - это прямое следствие хозяйничанья интервентов и их антинародной политики. Более того, Цалдарис всячески пытался обелить политику США и Англии в Греции. Он уверял, что вмешательство этих держав во внутренние дела Греции и пребывание английских войск на греческой территории соответствуют желаниям греческого народа. Цалдарис дошел до того, что назвал политику Трумэна в Греции "идеалом международного сотрудничества".

Кто же был этот откровенный прислужник английских и американских империалистов, один из лидеров монархо-фашизма в Греции?

По сведениям, просочившимся в зарубежную печать, Цалдарис с 1940 года был сотрудником хортистской разведки и во время фашистской оккупации передавал ей материалы, касающиеся деятельности партизанских отрядов в Греции (численность отрядов, их дислокация, списки руководителей), которые затем пересылались германским и итальянским оккупационным властям для использования при планировании боевых действий против партизан. Хортистская разведка использовала связи Цалдариса с английскими военными кругами и получала от него военно-политические и разведывательные материалы о намерениях англичан и американцев. Венгерский генеральный штаб осенью 1943 года получил от Цалдариса сведения о количестве английских частей на Ближнем и Среднем Востоке и военных действиях английского флота в Средиземном море, о предстоящих десантных операциях англичан на Балканском полуострове. Хортистская разведка передала эти важные сведения германскому и итальянскому генеральным штабам.

Будучи во время войны слугой нескольких господ, Цалдарис принадлежал к группе международных шпионов, обслуживавших венгерскую, германскую, итальянскую и английскую разведки. Платили ему щедро. После освобождения англичане сделали Цалдариса премьер-министром и министром иностранных дел Греции. И вот этот международный шпион и ставленник империализма выходил на трибуну Генеральной Ассамблеи и, глазом не моргнув, призывал делегатов "бороться за мир и идеалы свободы и демократии". Зрелище было отталкивающим.

С нетерпением ожидали делегаты выступления советского представителя. В своей речи 27 сентября 1947 года представитель Советского Союза А. А. Громыко дал глубокий анализ обсуждаемого вопроса.

Несмотря на тяжелые лишения, вызванные фашистской оккупацией, сказал он, многие тысячи греков вели борьбу против врага в партизанских отрядах. Народ Греции вправе был ожидать, что после освобождения страны ему будет предоставлена возможность организовать внутреннюю политическую и экономическую жизнь страны в соответствии с его желанием, на демократической основе, ликвидировать последствия вражеской оккупации и вывести страну на путь мирной жизни. К сожалению, эти законные ожидания греческого народа не оправдались.

Сразу же после освобождения Греции она, с одной стороны, стала объектом интриг внутренних антидемократических сил, а с другой - объектом грубого иностранного вмешательства. Английские танки расстреливали на улицах Афин греческих демократов только за то, что они требовали создания в стране демократического режима и призывали к борьбе против тех, кто скомпрометировал себя сотрудничеством с врагом, против людей, пытавшихся с самого начала задушить греческую демократию и установить в стране антинародный режим...

По сообщениям греческой печати, количество приговоренных к смерти на 6 сентября 1947 года достигло 479 человек; среди казненных имеются женщины и дети... Все это привело к тому, что в Греции сейчас фактически происходит гражданская война... Обвинение греческого правительства против соседних государств выдвинуто искусственно. Греческие правители с нетерпением ожидают конфликта между великими державами, и прежде всего между Советским Союзом и Соединенными Штатами. Они призывают к войне против славянских государств, используя клеветнические и лживые утверждения, взятые из арсенала гитлеровской пропаганды. Фашистский прислужник Зервас, как сообщала газета "Эмброс" от 23 марта 1947 года, заявил: "Против сил славянства Греция рассчитывает на помощь англо-саксов". Фашистские последыши вынашивают планы войны между Востоком и Западом в тот момент, когда народы, только что пережившие разрушительнейшую из войн, закончившуюся победой Объединенных Наций над фашистскими государствами, пытаются ликвидировать последствия этой войны и построить прочный мир...

Оздоровить положение в Греции, продолжал оратор, улучшить отношения между нею и ее соседями возможно только в случае немедленного и полного прекращения иностранного вмешательства во внутренние дела и восстановления независимости Греции и ее народа.

В заключение советский представитель предложил проект резолюции, в которой, в частности, рекомендовалось:

Правительству Греции принять меры к прекращению пограничных инцидентов на границах с Югославией, Болгарией и Албанией.

В целях оздоровления внутриполитической обстановки в Греции и создания условий для развития независимого демократического греческого государства и улучшения отношений между Грецией и соседними с нею странами отозвать иностранные войска и иностранный военный персонал из Греции*.

*("Правда", 30 сентября 1947 г.)

Выступление советского дипломата вызвало бурную реакцию со стороны Джонсона. Он заявил, что американская "помощь" Греции якобы ограничивается экономическими задачами, видимо запамятовав, что, как неоднократно признавала американская печать, львиная доля американских ассигнований афинскому правительству идет на военные цели. Будучи не в состоянии ответить по существу на аргументы и свидетельства, выдвинутые советским и югославским представителями, Джонсон, потеряв всякое самообладание, заявил, что следует удивляться не тому, что написано в газетах, а тому, что люди, которые писали эти вещи, еще не повешены. Он предложил "не тратить времени" и ограничить прения.

Представитель Франции Дельбос в своем выступлении заявил, что греческий вопрос превратился в "международный кризис первой величины" и что прежде всего в самой Греции следует искать причину волнений, приведших к нынешнему положению.

Дельбос предложил принять по греческому вопросу компромиссную резолюцию, внеся изменения в американский проект резолюции. Но после изучения этого предложения оказалось, что французская формулировка, по существу, не отличается от американской. Американский проект резолюции прямо обвинял Югославию, Болгарию и Албанию в поддержке греческих партизан и предлагал этим странам прекратить подобную поддержку. Так называемое "компромиссное" французское предложение в несколько смягченной форме указывало, что большинство в комиссии Совета Безопасности признало Югославию, Болгарию и Албанию "виновными" в поддержке греческих партизан, и призывало эти государства "не делать ничего, что могло бы принести помощь греческим партизанам"*. Так велись упорные попытки, с одной стороны, взвалить ответственность за военные действия в Греции на ее северных соседей, а с другой - совершенно замолчать американо-английское вмешательство в греческие дела.

*(См. Официальные отчеты второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Первый комитет. Издание ООН, 1947, стр. 44, 45 (русский текст).)

Представитель Белорусской ССР в своем выступлении привел фактические данные, показывающие, что Греция после освобождения от гитлеровских захватчиков подверглась новому порабощению.

- Реакционным кругам некоторых стран и их ставленникам - греческим монархистам - было невыгодно, чтобы Греция развивалась по демократическому пути, - сказал белорусский представитель, - им было нужно превратить Грецию в зависимое государство, в свой стратегический плацдарм.

Белорусский представитель подчеркнул, что ни один предатель в Греции не был осужден. Наоборот, предатели, сотрудничавшие с фашистами, стали "почетными людьми". Вот примеры. На совести члена парламента Папандопулоса из города Килкиса убийство более 500 греков-патриотов. В период оккупации он мучил и подвергал пыткам сотни мирных граждан. Депутатом греческого парламента является и палач Претенсис - бывший руководитель "батальонов безопасности" на Пелопоннесе. При его прямом участии было уничтожено до 7 тысяч греков. Предатель Цандулас в период гитлеровской оккупации руководил вооруженной карательной частью. После освобождения Греции он - теперь уже в сотрудничестве с жандармерией - организовал массовые репрессии против многих демократов.

Греческие монархисты, используя кадры предателей и изменников, служивших ранее гитлеровцам, а также англо-американское вооружение, ведут крупные военные операции против партизан.

- Присутствующий здесь Цалдарис потребовал от своего военного командования, чтобы партизаны были уничтожены возможно быстрее, так как к этому обязывает помощь США. Однако, - сказал белорусский представитель, - душителям свободы греческого народа не удалось добиться успеха.

Делегация США добивалась принятия решения Ассамблеи, оправдывающего иностранное вмешательство во внутренние дела Греции, чтобы под предлогом "защиты неприкосновенности греческой территории" ввести свои войска и получить военно-морские и воздушные базы в Греции и вместе с тем закабалить Грецию в экономическом отношении. Все это было грубейшим и ничем не оправданным нарушением суверенных прав свободолюбивого греческого народа.

Представитель Болгарии с фактами в руках опроверг обвинения Джонсона, Макнейла и Цалдариса, будто северные соседи Греции не выполняют своих международных обязательств, а также создают ситуацию, могущую угрожать миру. Единственной помощью, которую Болгария оказывала партизанам и греческим беженцам, являлось предоставление им убежища по гуманным соображениям, с тем чтобы дать им возможность избежать расправы в их собственной стране. Эти действия со стороны Болгарии находятся в соответствии с международным правом. США пытаются убедить ООН в необходимости создания постоянной пограничной комиссии для того, чтобы оправдать свое собственное вмешательство в дела Греции и прикрыть свою политику проникновения на Балканы и Ближний Восток. Они пытаются всеми средствами претворить в жизнь так называемую "доктрину Трумэна". Греческий вопрос - яркое тому подтверждение.

Колумбийский делегат Лопес напомнил делегатам, что, когда Черчилль приказал английским войскам в Греции стрелять в народ, это вызвало большое недовольство во всем мире. Рузвельт отнесся неодобрительно к этому решению Черчилля. Но "политика с позиции силы" применяется в Греции определенными державами уже давно. Греция много лет была в сфере британского влияния. Колумбийский делегат, дав объективное освещение истории вопроса, однако, не счел возможным сделать необходимые выводы, вытекающие из обстановки, созданной в стране. В заключение Лопес указал, что решение греческого вопроса зависит в первую очередь от достижения согласия между великими державами.

Представитель Польши Ланге сказал, что у этого старого вопроса весьма странная биография. Определенные силы все время пытаются извратить его и представить в неправильном свете.

Польский делегат, подвергнув обстоятельному анализу доклад комиссии Совета Безопасности по расследованию ситуации на северных границах Греции, показал, что нет никаких оснований для обвинения во вмешательстве в греческие дела ее северных соседей. Но всем известно, сказал он, что некоторые иностранные государства ввели свои войска в Грецию, распоряжаются там, как хозяева, меняют по своему усмотрению состав правительства, расходуют сотни миллионов долларов на подавление демократических сил в этой стране. Правительство США, ассигновав 300 миллионов долларов на военную помощь греческому правительству, открыто вмешалось во внутренние дела Греции, что имеет самые отрицательные последствия. Однако эти очевидные и бесспорные факты кое-кем не рассматриваются как угроза территориальной целостности и политической независимости Греции, хотя именно в этом суть проблемы.

Представитель Польши призвал делегатов рассмотреть греческий вопрос беспристрастно и добросовестно, вдохновляясь принципами ООН.

6 октября 1947 года на заседании Первого комитета выступил представитель СССР А. Я. Вышинский.

Советская делегация считает, заявил он, что основным фактором, вызвавшим напряженное положение в Греции, является острая борьба между греческим народом и антидемократическими силами, сгруппировавшимися вокруг греческого правительства, поддерживаемого реакционными кругами некоторых иностранных государств.

В июле 1947 года журнал английских деловых кругов "Экономист" в статье "Греция на острие ножа" должен был признать, что, "поддерживая греческую экономику, вооружение, способствуя обучению греческой армии и защищая греческие дела на всемирных ассамблеях, США теперь являются основным двигателем греческой политики". С 1 сентября 1947 года американские власти взяли на себя снабжение греческой армии, жандармерии и полиции. Таким образом, от самостоятельности и суверенитета Греции ничего не осталось...

Далее представитель СССР остановился на речи г-на Спаака, который применил все свое ораторское искусство для того, чтобы обвинить Югославию, Болгарию и Албанию во всех смертных грехах, с одной стороны, и чтобы изобразить правительство Цалдариса в виде "тихого ангела мира" - с другой. Г-н Спаак затронул вопрос о статье 2, пункте 7 Устава ООН, доказывая, что Организация Объединенных Наций и ее члены не имеют права вмешиваться во внутренние дела какого-либо государства. Но почему же в таком случае г-н Спаак проявляет такую непоследовательность, когда приходится говорить, например, об американском или британском вмешательстве в греческие дела и о британских войсках в Греции? Ведь все, что сказал Спаак, не оставляет сомнения, что он одобряет вмешательство американцев и англичан во внутренние дела Греции, доказывая к тому же, что это не противоречит принципам Устава ООН.

Советская делегация, продолжал оратор, подвергла тщательному изучению и анализу все наиболее важные документы, относящиеся к работе комиссии по расследованию инцидентов на греческой границе. Шаг за шагом мы старались проследить ход событий, которые оказались использованными для постановки этого вопроса сначала перед Советом Безопасности, а теперь перед Генеральной Ассамблеей. Мы убеждены, что главное - это факты, факты и еще раз факты. Они, эти факты, опровергают возведенные на Югославию, Болгарию и Албанию обвинения, свидетельствуя о несправедливости и искусственности предъявленных к трем северным соседям Греции претензий. Факты, наоборот, не оставляют сомнений в том, что вся вина и ответственность за трагические события должны лежать на греческом правительстве и на правительствах тех государств, которые своим вмешательством во внутренние дела греческого народа, своей поддержкой реакционных, антидемократических сил внутри Греции пытаются использовать создавшуюся обстановку в своих экспансионистских целях.

Советская делегация предложила отклонить проект резолюции, внесенный США и некоторыми другими делегациями*.

*("Правда", 9 октября 1947 г.)

Из анализа обстановки советская делегация делала ясный и логичный вывод о том, что единственно правильным и справедливым решением вопроса является немедленный вывод из Греции иностранных войск, а равно всяких военных и гражданских инструкторов и так называемых экспертов. Трудно было не видеть, что Советский Союз проявлял искреннюю заботу о предоставлении греческому народу возможности самому решать свои дела на основе принципов демократии, установить с соседними странами отношения мира, сотрудничества и дружбы в интересах как балканских народов, так и народов всего мира.

Как всегда, выступление представителя СССР вызвало оживленную реакцию в кулуарах сессии и прессе.

После окончания общей дискуссии, длившейся более двух недель, Первый комитет приступил к обсуждению и голосованию проектов резолюций. В течение трех дней в обстановке острой политической борьбы продолжалось обсуждение внесенных резолюций по греческому вопросу. Американская делегация, нарушая принципы и правила ООН, идя напролом, добивалась своих целей - прежде всего учреждения так называемого "специального комитета". В ход была пущена машина голосования. В те годы эта машина во многих случаях срабатывала довольно безотказно. Не обходилось и без курьезов. Когда на пленуме Ассамблеи приступили к голосованию поправок к американской резолюции под названием "Об учреждении специального комитета для оказания содействия в деле урегулирования спора между Грецией, с одной стороны, и Албанией, Болгарией и Югославией - с другой", делегат Сальвадора с полной откровенностью заявил: "Я хотел бы поскорее узнать мнение американского делегата, чтобы поддержать его предложения". Он вытягивал шею, переминался на стуле, суетился, стараясь не прозевать момента, когда поднимется рука американского делегата. Между тем Даллес, увлекшись разговором с соседом, замешкался, и среди американских сателлитов наступило замешательство. Они растерялись, не зная, что им делать. Выручил их председатель Аранья. Он громко стукнул молотком и повторил голосование. Надо сказать, что молоток в руках Аранья являлся важным "дипломатическим" инструментом. Он почтительно молчал во время выступлений в защиту американских предложений, но недовольно стучал по столу, когда делегаты и гости аплодировали выступлениям советских делегатов. Каждый день этот молоток оказывал американской делегации различные услуги - от мелких до довольно крупных.

Резолюция была принята 36 голосами против 6 при 10 воздержавшихся. Воздержались делегации скандинавских, арабских стран и Индия.

Итак, создавался "специальный комитет", состоявший из представителей Австралии, Бразилии, Китая, Мексики, Нидерландов, Пакистана, Соединенного Королевства, США и Франции. Советский Союз и Польша отказались участвовать в этом комитете, который не мог сыграть никакой позитивной роли в решении "греческого вопроса".

Американским представителям очень хотелось утвердить в органах ООН нравы американской политической жизни с ее коррупцией, куплей-продажей голосов, диктатом из-за кулис. И кое-чего в те годы им удавалось добиться. Могущество доллара обеспечивало делегации США голоса не только большинства латиноамериканских стран, но и таких стран, как Англия, Китай (гоминдановский), Австралия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург и других. В фарватере американской политики нередко следовал и французский представитель. "Карманное большинство" в ООН вполне устраивало американскую делегацию, все более открыто претендовавшую на роль полновластного хозяина ООН. В Вашингтоне всерьез рассчитывали, что авторитетом ООН можно будет прикрыть действия американского империализма, санкционировать любые его агрессивные планы. События в Корее летом 1950 года показали, каков американский "сценарий" в ООН подобного рода действий (но об этом позже).

О поджигателях новой войны

С каждым днем работы второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН становилось очевиднее, что те круги в западных странах, которые заинтересованы в подготовке новой мировой войны, и их ставленники активизируют свою зловещую деятельность. Еще лишь совсем недавно умолкли залпы пушек второй мировой войны, еще дымились руины городов и сел, а со страниц прессы монополий, в передачах их радиорупоров уже велась преступная пропаганда новой агрессии, слышались призывы к нападению на демократические страны.

Естественно, Советский Союз, принесший огромные жертвы во имя победы дела мира и прогресса, не мог пройти мимо этих явлений в международной жизни. Надо было привлечь внимание широкой общественности к опасной возне врагов мира.

Советские представители, выступая с трибуны ООН, срывали маски с поджигателей новой войны, разоблачали их цели и устремления.

Советская делегация дала должную оценку действиям "поджигателя войны № 1", главы английских тори У. Черчилля. Сам Черчилль не скрывал ни своих целей, ни своих амбиций. Он заявил, что именно его фултонская речь "является теперь основой преобладающей англо-американской точки зрения", а следовательно, именно он, Черчилль, является вдохновителем "нового курса" Трумэна - Маршалла, определяющего направления внешней политики США.

Черчилль открыто выражал свое нетерпение в ожидании того, что ООН наконец взорвется и образуются "два мира". Не следует чрезмерно огорчаться, считал он, если из ООН уйдут "советско-коммунистические силы", ибо их дальнейшее участие в этой организации только приведет к параличу "гармоничных действий трех четвертей человечества". Вот в какие благородные покровы облачались планы, направленные на развал и разрушение ООН!

Бывший государственный секретарь США Бирнс соперничал с Черчиллем по части клеветнических измышлений в адрес Советского Союза. В своей книге "Откровенно говоря" он, пускаясь в сомнительные политические рассуждения, фактически подстрекал правительство США оказать нажим на Советский Союз с тем, чтобы последний вывел свои войска из восточной зоны Германии, угрожая в противном случае развязать новую войну.

От американских политиков не отставали и британские. 15 октября 1947 года член английского парламента Осборн заявил в Окридже, что, "согласно существующему в Европе мнению", дипломатическое наступление является прелюдией к войне, которая начнется вскоре...

22 октября 1947 года Политический комитет приступил к рассмотрению советских предложений о мерах, которые должны быть приняты против пропаганды и поджигателей новой войны.

Обрисовав в своем выступлении целую галерею врагов мира, А. Я. Вышинский заявил:

- Мы видим, что поджигательская истерия продолжается, подхлестываемая сознанием полной безнаказанности, поощряемая снисходительным отношением и даже явным поощрением со стороны руководящих кругов США. Каждый день выбрасываются на книжный рынок десятки и сотни тысяч экземпляров книг, журналов, газет, пропитанных враждебностью к Советскому Союзу и подстрекающих в самых разнообразных формах к войне против Советского Союза и стран Восточной Европы.

Мы настаиваем на том, чтобы, во-первых, осудить всякого рода пропаганду войны, осудить как позорное, как общественно опасное действие, осудить в силу самого Устава ООН, который требует этого; во-вторых, чтобы каждое государство обеспечило принятие самых необходимых мер в порядке своего внутреннего законодательства...

Отвечая постоянному представителю США в Совете Безопасности Остину, который защищал Даллеса, пытаясь снять с последнего клеймо поджигателя войны, советский дипломат подчеркнул: Даллес вдохновляет одних и подбивает других не на сотрудничество с Советским Союзом и другими демократическими странами, а на то, что называют жестким курсом по отношению к СССР, опирающимся на сильную военную машину, которая могла бы остановить "советский динамизм". Мир, говорит он, заложен не в компромиссе, то есть не в сотрудничестве, а в "усилении" американской политики. Нетрудно понять, какова цель подобных рассуждений.

- Мы великолепно сознаем, - сказал оратор, - какая ответственная минута переживается миром, и поэтому так ясно, определенно и настойчиво отстаиваем свои предложения, ибо они ко благу народов. Мы говорим также о том, что наше предложение имеет прямую связь с прошлогодним решением Генеральной Ассамблеи относительно запрещения атомного оружия, о необходимости подготовить мероприятия по исключению из национальных вооружений атомного оружия и других основных видов массового уничтожения людей. Принятие постановления нынешней сессией Генеральной Ассамблеи, подтверждающего необходимость скорейшего осуществления тех решений, которые были приняты в прошлом году, явилось бы сильнейшим ударом по пропаганде и по поджигателям новой войны и, таким образом, отвечало бы самым важным интересам всех миролюбивых народов, проклинающих войну, жаждущих мира и требующих этого мира от всех, кто сознает ответственность перед своей страной, перед своим народом*.

*("Правда", 28 октября 1947 г.)

Затем на трибуну поднялся глава австралийской делегации Эватт. Он сделал все, чтобы ослабить впечатление от речи советского представителя, извратить смысл его выступления.

Об Эватте мы уже писали. Добавим лишь, что в кулуарах делегаты считали Эватта "самым активным членом американской делегации". Точнее не скажешь!

Среднего роста, с толстой шарообразной фигурой и манерами провинциального политика Эватт проявлял бурную активность всякий раз, когда западная дипломатия оказывалась в затруднительном положении.

Австралиец вынужден был признать, что "Вышинский выдвинул резонные аргументы, которые надо объективно обсудить, и что позиция советской делегации в данном вопросе целиком соответствует принципам Устава ООН". Австралийская делегация считает, "миролюбиво" сказал Эватт, что не следует занимать отрицательной позиции к советским предложениям в целом.

Но далее, совершив крутой поворот, Эватт взял под защиту вдохновителей пропаганды новой войны - Черчилля, Даллеса и других.

Он принялся воспевать славу Черчиллю: "История не знала более выдающегося деятеля военного времени, чем г-н Черчилль. Характеризовать его как поджигателя войны - значит допускать возмутительный выпад. Г-н Черчилль имеет право высказывать свое мнение о существующей международной обстановке и делать необходимые выводы". Эватт делал вид, что кто-то подвергал сомнению право того или иного политического деятеля анализировать международное положение. Он, однако, совершенно обошел вопрос о том, какова же политическая суть призывов и лозунгов Черчилля.

Далее Эватт выступил против применения наказаний к поджигателям войны. "Уголовные наказания - опасный путь, - запугивал он делегатов, - так можно нарушить свободу слова. У нас разрешается даже выражение неправильных мнений... Поджигателей войны надо не устранять, а обличать, публикуя все мнения, как правильные, так и неправильные". Эватт возражал и против того, что советская делегация связывает вопрос о борьбе с поджигателями войны с необходимостью быстрее осуществить решения Генеральной Ассамблеи о всеобщем сокращении вооружений и о запрещении атомного оружия.

После выступления австралийского дипломата ввиду отсутствия записавшихся ораторов председатель задолго до положенного регламентом срока закрыл заседание.

На следующий день выступил представитель США Остин, который заявил, что делегация США возражает против советского проекта резолюции в целом, потому что она считает, что любое ограничение свободы мышления и свободы слова привело бы "к отрицанию принципов, на которых основана ООН".

Правительство США считает, заявил Остин, что злоупотребление свободой слова следует предотвращать путем самодисциплины и сдержанности, а не с помощью правительственного указа. Основой должен служить моральный закон... В чем, в чем, а уж в плетении "высокоморальных" словесных кружев американские дипломаты были большие мастера!

В заключение Остин призвал комитет отклонить резолюцию СССР и продолжить свою работу "по сохранению мира".

После Остина выступил глава делегации УССР Д. 3. Мануильский. Он подчеркнул неразрывную связь поставленного делегацией СССР вопроса о борьбе против поджигателей войны с вопросами о контроле над атомной энергией и о сокращении вооружений. Эти три задачи составляют единую программу действенных мер борьбы за мир.

По поводу выступления Остина Мануильский справедливо отметил, что своими рассуждениями о "свободе слова и мысли" он фактически прикрывает вдохновителей агрессии. Делегация УССР на основании Устава ООН вправе спросить у делегатов США, почему в их стране поджигатели войны пользуются полной свободой пропаганды, в то время как друзья мира и сотрудничества между народами преследуются? Почему в распоряжение поджигателей войны в США предоставляются столбцы газет с миллионными тиражами, а выступления сторонников мира замалчиваются? Почему сторонники мира подвергаются унизительным допросам в Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности за одно дружественное слово об СССР? Такая "свобода" не укладывается в сознании советских людей.

- СССР готов к сотрудничеству с западными державами - сказал оратор, - но это сотрудничество отвергается. Примером тому служит заявление Даллеса в Политическом комитете о том, что США "никогда не вернутся" ни к Тегерану, ни к Ялте.

Говорят, что советская резолюция - "пропаганда", - продолжал Мануильский. - Если это так, то честь и слава той пропаганде, которая ведется в пользу сохранения мира против поджигателей войны. За принятие советской резолюции говорит опыт народов, которые видели и знают, как подготавливались войны 1914-1918 и 1939 - 1945 годов и какую преступную роль сыграли в развязывании этих войн поджигатели, отравлявшие в течение ряда лет сознание народов ядом военной пропаганды. Делегация УССР полностью поддерживает резолюцию, внесенную делегацией Советского Союза по обсуждаемому вопросу.

Английский представитель Макнейл возражал против советских предложений о мерах борьбы с поджигателями войны, ссылаясь вслед за Остином на "свободу печати". Жонглируя словами "агрессия", "поджигатели войны", "пропаганда войны", он старался доказать, что все эти понятия совершенно неопределенны и расплывчаты и что прежде, чем требовать запрещения пропаганды агрессии или выступать против поджигателей войны, нужно дать точное определение этих понятий. Без этого, утверждал Макнейл, будут поставлены под угрозу демократические основы общества, права человека, основные свободы и т. д.

Западные дипломаты готовы были без конца рассуждать о "свободе", "моральном праве", "определении понятий" и прочем, по существу не мешая поджигателям войны творить свое черное дело. Между тем обстановка в мире становилась все более тревожной.

Глава белорусской делегации в своем выступлении привел ряд примеров усиления пропаганды войны уже после того, как советская делегация внесла этот вопрос на обсуждение Генеральной Ассамблеи. Так, бывший губернатор штата Пенсильвания Джордж Эрл в радиопередаче под названием "Что делать с Россией" заявил: "Как японцы атаковали Пирл-Харбор, так и мы должны напасть на Россию без объявления войны. Одна маленькая бомба, сброшенная на Кремль, - и 165 миллионов русского народа разлетятся во все стороны..." Такие люди, как Эрл, хорошо помнили, как начинал японский агрессор, но они "забыли", чем он кончил.

По мнению Эватта и Остина, продолжал представитель БССР, нельзя запрещать призывы к новой войне, то есть к массовым убийствам людей, потому что это якобы противоречит свободе печати, слова и свободе личности. Таким образом, призывы к "немедленному сбрасыванию атомных бомб на Кремль" г-н Эватт скромно называет "свободой слова". Хороша свобода!

- Известно, что в США, как и в других странах с капиталистическим строем, - продолжал оратор, - газеты, журналы и книги могут издавать только те, кто имеет на своем счету в банках миллионы долларов, фунтов, франков. Об этом написано много книг и брошюр. Это ясно любому. Русский писатель Чернышевский с сарказмом писал о той "свободе", при которой каждый волен есть из золотой посуды, но остановка за маленьким - нет золотой посуды. Французский писатель Анатоль Франс издевался над таким "равенством", которое в равной мере запрещает и миллионеру, и нищему ночевку под мостом. Нет, дело не в "свободах" и "правах", а в том, что иные деятели западной прессы сделали призывы к международному разбою своей профессией, которая приносит им немалые доходы.

Делегация Белорусской ССР заявила, что, по ее глубокому убеждению, советское предложение "О мерах, которые должны быть приняты против пропаганды и поджигательства новой войны" отвечает коренным, кровным интересам всех народов, которым необходим мир для залечивания нанесенных войной глубоких ран, для дальнейшей борьбы за демократию и прогресс. Если мы используем все возможности, чтобы неуклонно, пункт за пунктом, выполнить эту резолюцию, нам будут благодарны грядущие поколения.

Вокруг советского проекта резолюции о пресечении пропаганды войны кипела острая политическая борьба.

Представитель Бразилии Мунис начал с пространного восхваления благ западной цивилизации и ее "свобод".

Нет сомнения в том, заявил далее Мунис, что война представляет собой величайшее зло для общества, но единственный способ предотвратить ее состоит в создании наднационального органа, которому государства могли бы передавать свои споры. Только таким путем можно было бы устранить причины войн. Пропаганда войны - лишь внешний симптом столкновения национальных интересов, который тормозит развитие ООН и сводит на нет попытки установить мир.

Осудив все виды пропаганды войны, представитель Бразилии, вопреки всякой логике, заявил, что он будет голосовать... против проекта резолюции СССР.

Свою речь бразильский делегат произносил с явной оглядкой на Вашингтон. И не случайно. Правительство Бразилии, зависимое в то время от США, объявило 20 октября 1947 года о разрыве дипломатических отношений с Советским Союзом, в Бразилии были проведены демонстрации под антисоветскими лозунгами. Американские военные круги, встревоженные ростом и укреплением международных демократических сил, развивали бешеную активность против этих сил, против Советского Союза, стремясь любыми средствами осложнить его международные позиции.

Представитель Югославии в своем выступлении привел факты пропаганды новой войны на страницах западных газет. Так, греческая газета "Этникос кирикс" 5 сентября 1947 года отмечала, что для Америки существует лишь один путь - путь войны. Газета "Катимерини" выразила мнение, что лучший способ обеспечить мир состоит в признании... возможности войны.

- Несомненно, - сказал оратор, - подавляющее большинство американского народа хочет мира, и это стремление народов к миру является решающим фактором, но реакционные элементы пытаются устранить это препятствие. Цель советской резолюции - не дать злу развиваться, бездействие равносильно преступлению, поэтому югославская делегация будет голосовать за резолюцию СССР.

Было очевидным, что дискуссия приобрела для американской делегации невыгодный оборот. Попытки придать обсуждению вопроса желательный ей характер и направление не удались. Все заседания Политического комитета транслировались по радио, и в какой-то степени обсуждение этого вопроса, сущность противоборствующих позиций доходили до простых людей в США и других странах.

Многие делегаты не решились открыто выступить против советских предложений, затронувших самый жгучий вопрос, волнующий миллионы людей во всем мире. Делегации Австралии, Канады и Франции внесли свой проект резолюции, в который они не могли не включить пункт, осуждающий поджигателей войны. В проекте сохранялась главная идея советских предложений, приковывающая внимание мировой общественности к подрывной деятельности поджигателей войны. Американская дипломатия пыталась преподнести этот проект как совершенно новый проект резолюции. Делегаты поняли, что этот маневр был нужен для того, чтобы прикрыть вынужденное отступление американской делегации, которая в сложившейся обстановке не могла голосовать против идеи советского предложения, осуждающего военную пропаганду. Сам факт принятия решения, направленного против поджигателей новой войны, представлял собой несомненную победу советской делегации.

27 октября 1947 года Политический комитет единогласно принял резолюцию, осуждающую военную пропаганду и поджигателей войны, хотя этот документ и был менее четким, конкретным и действенным, чем предлагала советская делегация.

Вот текст принятой резолюции:

"Принимая во внимание, что в Уставе ООН народы выразили их решимость избавить грядущие поколения от бедствий войны, дважды в наше время принесших человечеству невыразимое горе, и проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи, и

принимая во внимание, что Устав также требует развития всеобщего уважения к основным свободам, в том числе к свободе слова, и соблюдения их, причем все члены обязались в статье 56 предпринимать совместные и самостоятельные действия для такого соблюдения основных свобод,

Генеральная Ассамблея:

1) осуждает пропаганду, в любой форме и в любой стране, имеющую целью или способную создать или усилить угрозу миру, нарушение мира или акт агрессии;

2) предлагает правительствам стран - членов ООН предпринять соответствующие шаги, допускаемые их основными законами, для а) содействия, всеми имеющимися в их распоряжении средствами информации и пропаганды, дружественным отношениям между государствами на основе целей и принципов Устава; б) поощрения распространения всей информации, предназначенной для выражения несомненного желания мира всеми народами;

3) поручает передать настоящую резолюцию предстоящей конференции по вопросу о свободе информации".

Учитывая этот документ, пленум Генеральной Ассамблеи 3 ноября 1947 года единогласно утвердил резолюцию под названием "О мерах, которые должны быть приняты против пропаганды и поджигателей новой войны"*.

*(Официальные отчеты второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Пленарные заседания, т. 1. Издание ООН, 1947, стр. 396 (русский текст).)

Резолюция ООН, несмотря на все ее недостатки, против которых энергично возражали представители Советского Союза и ряда других стран, явилась важным политическим актом.

Газета "Нью-Йорк тайме" признавала: "Стало ясно, что США не в состоянии сколотить большинство для поддержания своей точки зрения, направленной против любой резолюции о поджигателях войны. Позиция США исходит из того факта, что наша страна была названа в качестве виновной стороны и что всякая резолюция по этому вопросу может рассматриваться как молчаливый приговор нашей, по меньшей мере, частичной ответственности".

Несомненно, публичное осуждение пропаганды новой войны с трибуны Генеральной Ассамблеи и принятие соответствующей резолюции явились известной преградой для поджигателей войны.

Ниагарский водопад. Фермеры

...Поздно ночью мы приехали в город Ниагара-Фоле, расположенный на правом берегу реки Ниагары, на границе между Соединенными Штатами и Канадой. Остановились в отеле "Ниагара". Небольшой, утопающий в зелени туристский городок насчитывал тогда, в 1947 году, около ста тысяч жителей. После небольшого отдыха мы направились к реке Ниагаре. Нашим глазам предстало грандиозное, очень красивое зрелище. Представьте себе мощный водопад, высотой более 50 метров и шириной до 300 метров. Это один из самых больших водопадов в мире. В чем была естественная причина его возникновения? Как нам рассказали, Ниагара, длиной 54 километра, вытекает из озера Эри и впадает в озеро Онтарио. (Для сквозного судоходства сооружен канал Уэлленд, непосредственно соединяющий озера Эри и Онтарио.) На стометровой разнице уровней озер Эри и Онтарио и образовался знаменитый водопад. Американцы и канадцы, чтобы использовать энергию низвергающихся с высоты огромных масс воды, построили несколько гидроэлектростанций общей мощностью 1300 тысяч киловатт, снабжающих электроэнергией промышленность Канады и американских городов Буффало и Нью-Йорка.

До конца XVII века побережья Великих озер и Ниагары заселяли индейцы. Англичане и колонисты, придя на эти территории, истребили большинство индейцев, а оставшихся в живых поселили в резервации. Мы уже писали о том, какое тягостное впечатление оставляют эти "дары" западной цивилизации коренным жителям Америки.

Когда возвращались в Нью-Йорк, украинский делегат А. Война, прельщенный живописными холмами и перелесками, предложил по дороге заехать на фермы, чтобы иметь представление о сельском хозяйстве Америки. Все согласились и стали с большим вниманием посматривать по сторонам. По дороге попадалось много домов с заколоченными досками окнами и дверями - жилища, покинутые фермерами. Затем показался бедный дощатый домик под фанерной крышей. Он был обитаем, и мы остановили на нем свой выбор.

Навстречу вышел хозяин (негр средних лет), приветливо поздоровался и спросил, чем может быть полезен господам.

- Просим извинить за беспокойство, - сказал Война, - неловко отрывать вас от работы, но очень хотелось бы узнать о вашей жизни...

Фермер поинтересовался, кто мы такие. Мы представились. Завязалась беседа.

- Я живу здесь, - сказал хозяин, - уже более двадцати лет. Раньше я считался фермером, а сейчас числюсь издольщиком - арендую два гектара земли. Несколько лет назад, - продолжал фермер, - на наш район обрушилась "черная буря", полностью уничтожившая посевы, сады, огороды. Поля моей фермы были превращены в пыль, и я разорился. Денег на поправку дел взять было неоткуда. Вот и пришлось просить землю в аренду у богатого соседа. Условия? Самые тяжелые. Но выбора нет. Пока перебиваемся... Спасает, пожалуй, лишь то, что кроме меня на ферме работают жена, дочь и сын.

Мы спросили собеседника, каков его доход?

- Что-то около восьмисот долларов в год. Сами понимаете, что долго продержаться на такую жалкую сумму невозможно. Думаем скоро уехать в город, искать работу.

- Но ведь в городах полно безработных, - сказал Война, - на что же вы рассчитываете?

- Жизнь покажет, что будет дальше, - немногословно ответил негр-фермер...

Далее мы увидели ферму, в загонах которой стоял скот. Завернули и сюда. Во дворе пожилой фермер ремонтировал маленький колесный трактор.

Узнав, что мы делегаты Генеральной Ассамблеи ООН, хозяин охотно согласился показать нам ферму.

- У меня четыре гектара, - сказал фермер. - Специализируюсь на выращивании крупного рогатого скота и овец.

Мы направились к загонам, где щипали траву откормленные коровы, телята, бычки и овцы.

- Корма я выращиваю на ферме, а часть покупаю на стороне. Мясо, шерсть и молоко, - продолжал фермер, - мы продаем скупщикам, представителям чикагских компаний, занимающихся скупкой мясной и молочной продукции у фермеров. Мы находимся в полной зависимости от них. Компании устанавливают цены на нашу продукцию по своему усмотрению, заботясь лишь о собственных прибылях. Сами же мы на рынках продать свою продукцию не можем - все монополизировано. Вместе с тем за промышленные товары, необходимые нам, нужно платить втридорога. В общем, компании прямо-таки грабят нас... - Фермер с досадой махнул рукой.

- Сколько человек в вашей семье и есть ли у вас наемные рабочие? - задали мы вопрос.

- Нас пятеро: я, жена и трое детей. Нанимать кого-либо нет возможности. Поэтому всю работу на ферме делаем сами, приходится работать часов по шестнадцать в сутки. Сейчас, как видите, ремонтирую трактор: купить новый и мечтать нечего.

- Как с доходами?

- С трудом свожу концы с концами. Это когда мы здоровы и все благополучно. Но в прошлом году заболела жена, и мне пришлось обратиться за ссудой в частный банк. Ссуду мне предоставили из тридцати процентов. Прямо разбой какой-то! Причем достаточно не внести в банк очередной взнос в погашение ссуды или в уплату процентов, как моя ферма может быть продана с молотка. Фермеру, моему соседу, оказавшемуся в трудном положении, пришлось заложить всю ферму и даже личное имущество; фактически он стал как бы арендатором своей же фермы, которая превратилась в собственность банка...

Мелкие и средние фермеры ежегодно разоряются десятками тысяч; они не в силах устоять под натиском крупных землевладельцев, банков*, сельскохозяйственных компаний. Идет процесс концентрации сельского хозяйства в руках небольшого числа крупных ферм.

*(Задолженность фермеров банкам составляла в то время 14 миллиардов долларов.)

* * *

28 апреля 1947 года в Нью-Йорке открылась специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН, чтобы обсудить палестинский вопрос.

Палестинская проблема возникла в результате колониалистской политики империалистических держав, направленной на удушение национально-освободительной борьбы арабских народов. Одним из объектов этой политики стала Палестина.

Здесь надо напомнить некоторые факты начала века. Преобладающим" населением в Палестине являлись тогда арабы: евреи составляли около 10 процентов всех жителей. Лидеры мирового сионизма все пристальнее приглядывались к Палестине, надеясь использовать ее в своих целях. Учитывая это, министерство иностранных дел Англии 2 ноября 1917 года выступило с заявлением ("декларация Бальфура"), в котором говорилось, что "английское правительство с благосклонностью относится к созданию в Палестине национального очага для еврейского народа" и готово принять все меры, чтобы облегчить достижение этой цели. "Декларация Бальфура" явилась прямым результатом сговора мирового сионизма и английских империалистов.

В 1922 году Англия получила от Лиги наций мандат на управление Палестиной, и таким образом к ней перешла вся полнота законодательной и исполнительной власти в этом районе. Британские позиции на богатом нефтью Ближнем и Среднем Востоке существенно расширились.

Британских империалистов вряд ли действительно заботили интересы "еврейского национального очага" как такового, однако, заверяя сионистов в своем благосклонном отношении к ним, Лондон намеревался заполучить новое средство для расширения и закрепления своего влияния в стратегически важном районе мира. Усилившаяся в 20-х годах еврейская иммиграция и английская колониальная политика породили в Палестине острые политические и экономические противоречия. В стране росло национально-освободительное движение против английского мандата и колониалистских действий международных сионистских организаций. Стремясь не допустить дальнейшего развития антиимпериалистического движения в Палестине, британские колонизаторы и здесь проводили в жизнь свою старую, испытанную политику "разделяй и властвуй", разжигали арабо-еврейскую вражду. Обстановка в стране все более накалялась. Летом 1929 года в стране вспыхнуло восстание против английского господства. Колонизаторы зверски подавили его, но в начале 30-х годов начался новый подъем освободительной борьбы.

Под предлогом борьбы с беспорядками Англия наводнила Палестину своими войсками, которые с помощью вооруженных отрядов сионистов беспощадно подавляли национально- освободительное движение. Лондон умело "балансировал" между арабами и евреями. Арабам он обещал превратить Палестину в самостоятельное арабское государство, а евреям - образовать их "национальный очаг" в Палестине. В Палестине были созданы арабские и еврейские политические партии. В 30-е годы здесь резко усилилась активность Вашингтона.

Англия и США вели между собой ожесточенную борьбу за сферы влияния на Ближнем и Среднем Востоке, в частности в Палестине. Шаг за шагом американские правящие круги теснили конкурента, укрепляли свои экономические и политические позиции в этом районе. Крупнейшие монополии США получили в 1932 году нефтяные концессии на Бахрейне, в районе Персидского залива, в 1933 году в Саудовскую Аравию глубоко проник американский концерн "Арабиен-Америкэн ойл компани", получивший там ряд концессий. Американские нефтяные монополии в условиях острейшего соперничества с Англией сделали ставку на сионистскую буржуазию в Палестине, стремясь "перетащить" ее на свою сторону. В свою очередь, со времени второй мировой войны сионистские организации стали все больше ориентироваться на Вашингтон, добиваясь от него решающей поддержки в вопросе о превращении Палестины в еврейское государство.

В 1944 году в конгресс был внесен проект совместной резолюции палаты представителей и сената, в котором указывалось, что США окажут "добрые услуги" в принятии соответствующих мер для разрешения неограниченной иммиграции евреев в Палестину, являвшейся подмандатной территорией Британии, и реконструкции Палестины как "свободного и демократического еврейского государства". Американское правительство, опираясь на сионистов, еще более активизировало свою политику на Ближнем Востоке. Президент Трумэн в 1945 году потребовал от английского правительства допуска в Палестину ста тысяч евреев из ряда стран мира и создания англо-американской палестинской комиссии, ссылаясь на "неподходящую обстановку в Палестине". Английское правительство было вынуждено в конечном итоге согласиться с требованием о создании палестинской комиссии. Начавшийся к этому времени распад колониальной системы ослаблял позиции Англии в Азии и Африке и заставлял ее искать союзников в борьбе против освободительного движения народов. В 1946 году англо-американская палестинская комиссия рекомендовала допуск из других стран ста тысяч евреев, желающих выехать в Палестину, и отмену ограничений на продажу земельных участков евреям. Тогда же английское правительство вновь предложило план раздела части Палестины на еврейское и арабское государства. Но английские планы и интересы в этом районе во многом не совпадали с американскими. В итоге упорной борьбы английское правительство согласилось передать палестинский вопрос на рассмотрение ООН, надеясь все же сохранить выгодную для себя обстановку в Палестине.

Основной задачей специальной сессии Генеральной Ассамблеи явились создание комиссии для подготовки к рассмотрению палестинского вопроса на второй сессии ООН и разработка соответствующих инструкций.

В итоге работы специальной сессии была принята резолюция о функциях и полномочиях комиссии, которая гласила:

"1. Создать специальную комиссию для вышеуказанной цели в составе представителей: Канады, Чехословакии, Гватемалы, Ирана, Нидерландов, Перу, Швеции, Уругвая, Югославии, Австралии, Индии; 2. Специальная комиссия подготовит доклад для Генеральной Ассамблеи и представит такие предложения, какие она считает необходимыми для разрешения палестинской проблемы..."

Генеральная Ассамблея ООН утвердила состав, а также функции и полномочия специальной комиссии по палестинскому вопросу 45 голосами против 7 при одном воздержавшемся. Против голосовали пять арабских государств, а также Афганистан и Турция; Таиланд воздержался.

Палестинская проблема подробно обсуждалась в период работы второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Специальная комиссия ООН, заявил в своем выступлении ее председатель Сандстрем (Швеция), приняла некоторые рекомендации единогласно, но ввиду сложности проблемы единодушия по всем вопросам достигнуть не удалось, поэтому комиссия представила на рассмотрение два различных плана - план большинства и план меньшинства.

Комиссия рекомендовала прекращение действия британского мандата в самый ближайший период времени; Палестина должна быть объявлена независимой при сохранении экономической целостности; предусматривался переходный период под наблюдением ООН.

План большинства членов комиссии предусматривал раздел Палестины на арабское и еврейское самостоятельные государства с выделением города Иерусалима в самостоятельную административную единицу.

План меньшинства предусматривал создание единого самостоятельного федеративного государства, состоящего из двух автономных частей: арабской и еврейской.

Представители арабских государств выступили против рекомендаций как большинства, так и меньшинства комиссии.

Делегат Высшего арабского комитета сказал: сионистская организация претендует на Палестину вовсе не потому, что она видит в этом средство разрешения "еврейской проблемы" и оказания помощи бедствующим евреям; она добивается власти и лелеет своекорыстные политические замыслы в отношении Палестины...

Представитель сионистской организации - Еврейского агентства для Палестины сделал пространный обзор исторических корней палестинской проблемы. Он особо подчеркнул готовность поддерживать добрососедские отношения с арабами, уважать их права и интересы (прошло, как известно, совсем немного времени, и сионисты, вероломно нарушив свои обещания, изгнали сотни тысяч арабов, лишив их родной земли и крова).

Американский делегат заявил, что в Палестине должен быть создан "еврейский национальный очаг". США поддерживают основные принципы принятых рекомендаций и план, предусматривающий раздел Палестины и широкую иммиграцию евреев.

Представитель Советского Союза указал, что речь должна идти о праве как арабов, так и евреев, живущих в Палестине, свободно и мирно жить в своем собственном государстве. Оратор подчеркнул, что Советский Союз в принципе отвергает мандатную систему как творение колониалистского беззакония.

Мандат на Палестину, сказал делегат СССР, должен быть прекращен как можно скорее и Палестине должна быть предоставлена в самый короткий срок независимость. Относительно рекомендаций, в которых сформулированы соображения и предложения о будущем устройстве Палестины, советская делегация считает необходимым заявить следующее: предлагаемый меньшинством специальной комиссии план имеет свои преимущества и достоинства, поскольку он исходит из идеи создания в Палестине единого арабско-еврейского государства. Однако в настоящих условиях план меньшинства практически, по-видимому, не может быть осуществлен. В силу этого приходится остановиться на плане, предлагаемом большинством комиссии, то есть на плане, предусматривающем раздел Палестины на два самостоятельных государства - арабское и еврейское.

С советской стороны был приложен максимум усилий к тому, чтобы оградить права и законные интересы населения Палестины и обеспечить ее демократическое развитие.

29 ноября 1947 года проект резолюции специальной комиссии ООН был поставлен на поименное голосование. За создание на территории Палестины двух государств - арабского и еврейского - голосовало 33 государства (в том числе США, СССР и другие), против 13 при 10 воздержавшихся. Так был подведен итог шестимесячному рассмотрению палестинской проблемы, начавшемуся на специальной сессии Генеральной Ассамблеи в апреле 1947 года.

Казалось, принятое решение создавало основу для соблюдения интересов как арабского, так и еврейского населения Палестины, для мирных, добрососедских отношений обоих вновь образованных государств. Однако вскоре произошли драматические события, коренным образом осложнившие обстановку на Ближнем Востоке.

14 мая 1948 года было провозглашено государство Израиль. А на следующий день между ним и соседними арабскими странами началась война. В итоге военных действий в 1948 - 1949 годах Израилю удалось захватить часть территории, которая по резолюции ООН выделялась для арабского государства. Так при попустительстве империалистов решение ООН оказалось сорванным. Палестинское арабское государство не было создано.

Экспансионистский, шовинистический курс правящей верхушки Израиля привел к тому, что на Ближнем Востоке возникла на долгие годы обстановка крайней напряженности, чреватая опасными последствиями для дела мира.

Атака на устав ООН

Вторая сессия Генеральной Ассамблеи продолжалась. Стремясь превратить ООН в орудие своей политики, империалистическая дипломатия решила устроить на сессии очередную пробу сил по одному из важнейших вопросов деятельности ООН - работе и функциях Совета Безопасности.

Еще 17 сентября 1947 года государственный секретарь США Маршалл в своем выступлении на пленуме Генеральной Ассамблеи предложил создать "постоянный", или "межсессионный", комитет по вопросам мира и безопасности, призванный, по существу, подменять Совет Безопасности.

В ходе обсуждения в Политическом комитете этого американского предложения с обоснованием внесенного проекта резолюции выступил Джон Фостер Даллес. Он заявил, что процедура работы ООН "не подвигалась в ногу с ее проблемами". В момент создания ООН существовала всеобщая уверенность в достижении соглашения между победителями в мировой войне по поводу послевоенных проблем. Однако этого, сказал Даллес, не случилось. Главные мирные договоры еще не заключены, согласие между победителями кажется скорее исключением, чем правилом. Отсюда американский представитель делал довольно неожиданный вывод, что создание "постоянного комитета" необходимо якобы для восстановления престижа Генеральной Ассамблеи и доверия к ней.

На Генеральную Ассамблею обрушились серьезные проблемы, количество их все возрастает. Поэтому Соединенные Штаты, продолжал Даллес, предлагают учредить "межсессионный рабочий комитет", предназначенный для изучения вопросов, относящихся к миру, безопасности и международным отношениям, которые будут поручаться ему текущей сессией ООН или которые будут в повестке дня очередной сессии. Даллес утверждал, что создание "постоянного комитета" не противоречит Уставу ООН и не затрагивает прерогатив Совета Безопасности*.

*(Официальные отчеты второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Первый комитет, стр. 70 - 71 (русский текст).)

Делегатам бросилось в глаза то, что Даллес сознательно умолчал о подлинных причинах ухудшения отношений между великими державами. Не удалось ему и сколько-нибудь убедительно изобразить план создания "межсессионного" комитета в качестве "всеспасительной меры", могущей обеспечить успехи ООН.

В тот же день выступил глава советской делегации, который подробно проанализировал проект американской резолюции о создании "постоянного", или "межсессионного", комитета.

Советский представитель вскрыл истинные цели тех, кто предлагал учредить "постоянный комитет". Американское предложение выдвигается в связи с тем, что процедура, принятая в Совете Безопасности, кое-кого не удовлетворяет. И вот возникает стремление создать новый орган, чтобы ослабить, подменить и обойти Совет Безопасности, на который Уставом ООН возложена главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности от имени всех членов ООН.

Предложение, внесенное США, является частью их общего плана, порожденного стремлением обойти принцип единогласия и установить в ООН господство одной группы держав в ущерб правам и интересам других держав; в этом видны узкогрупповые цели, ничего общего не имеющие с целями ООН.

В американском проекте резолюции говорится, что "постоянный комитет" должен будет производить расследования и назначать комиссии с такими обязанностями и функциями, которые он сможет счесть полезными и необходимыми. Этот пункт резолюции предоставляет, таким образом, "постоянному комитету" гораздо большие полномочия, нежели те, какие предоставлены Уставом Совету Безопасности. Практически пределы ответственности этого органа не ограничиваются.

Предложение об учреждении "постоянного комитета", сказал оратор, предусматривает коренную, принципиальную ломку Устава. Советская делегация считает, что тот шаг, который сейчас предлагается, ведет к подрыву прочности ООН, сила которой в единстве целей и единстве действий. Уважение незыблемых принципов ООН, положенных в основу всей ее деятельности, является основным условием прочности и жизнеспособности этой организации.

Учитывая все это, советская делегация высказалась против предложения американской делегации об учреждении "постоянного", или "межсессионного", комитета.

Считая, что постановка вопроса о создании "постоянного комитета" в принципе противоречит Уставу ООН, способна нанести серьезный урон делу мира и безопасности народов, белорусская делегация полностью поддержала позицию делегации СССР.

В защиту американского предложения, как обычно, выступил представитель Австралии Эватт. Несмотря на то что в плане Соединенных Штатов имеются недостатки, этот план, утверждал Эватт, содержит позитивные предложения по вопросам, оставшимся нерешенными "из-за неспособности" Совета Безопасности решить их. Оратор уверял делегатов, что создание "постоянного комитета" уменьшит количество "тупиков", возникающих в ООН. Он пытался, применяя юридическую эквилибристику, доказать, что американский план не расходится с Уставом ООН. Он выступил против правила единогласия великих держав в Совете Безопасности, которое, по его мнению, является главным препятствием в работе Совета. И в заключение предложил передать этот вопрос для детального обсуждения подкомитету.

"Межсессионный комитет" окажет весьма большую помощь Генеральной Ассамблее в изучении и решении вопросов, стоящих перед Ассамблеей, заявил представитель Доминиканской Республики. Не утруждая себя аргументами, он поддержал проект резолюции США как "необходимый, целесообразный и совершенно законный".

Когда мы слушали ораторов типа Эватта, невольно складывалось впечатление, что эти люди в своем угодническом рвении игнорировали всем очевидные факты. А ведь многих официальных деятелей Вашингтона менее всего волновал вопрос о "законности" и юридической правомерности их нападок на Устав ООН. Они вполне сознательно вели дело к обострению отношений с СССР. Так, председатель сенатской комиссии по иностранным делам сенатор Ванденберг пришел к выводу о том, что совместная работа с Советским Союзом в ООН "невозможна". Он написал благодарственное письмо редактору журнала "Нью-Йорк тайме мэгэзин" Г. Армстронгу, который в своей статье предложил вынудить СССР либо отказаться от принципа единогласия великих держав, либо покинуть ООН. Ванденберг считал, что если американские предложения будут отклонены, то надо распустить ООН и создать новую международную организацию, без участия Советского Союза. У Ванденберга нашлись последователи. В газете "Нью-Йорк тайме" было напечатано письмо некоего Даути-младшего из штата Массачусетс, который утверждал, что "единый мир" сейчас неосуществим и что лучше сейчас иметь "два мира", в одном из которых должны объединиться всё противники СССР. Так велась проповедь ненависти и разъединения народов.

Деятели вроде Ванденберга не были способны усвоить уроки истории. Они не хотели считаться с тем, что в борьбе с гитлеризмом, в борьбе за длительный и устойчивый мир, народы принесли огромные жертвы, потеряли миллионы человеческих жизней. Вопреки реальным тенденциям послевоенной обстановки, некоторые политики Запада вновь носились с идеей антисоветского блока. Но делалось это в более или менее закамуфлированной форме.

Английский представитель Шоукросс призывал к восстановлению доверия и взаимопонимания между великими державами. Однако самым подходящим средством для этого он считал создание "постоянного комитета", решительно отвергавшееся всеми, кому действительно были дороги принципы и цели ООН. Впрочем, Шоукросс, отражая специфические интересы Британской империи, высказался против того, чтобы "постоянный комитет" рассматривал вопросы, входящие в компетенцию Совета по опеке, как и в компетенцию Экономического и социального совета. Видимо, здесь он предпочел забыть собственные слова о том, что роль "межсессионного комитета" будет сводиться главным образом к тому, чтобы обращать внимание мирового общественного мнения на срочные международные проблемы и, таким образом, по возможности помогать добиваться их решения.

Привлекло внимание делегатов выступление польского представителя Модзелевского.

- История знает пагубные примеры попыток установления мирового господства, - сказал он. - Существовал "Римский мир", "Британский мир", не хотят ли теперь установить "Американский мир"? Нам предлагают эксперимент над судьбами всего человечества, и это в момент, когда последствия войны еще не ликвидированы, когда мирные договоры с главными вражескими государствами еще не заключены. Американское предложение представляет собой опасность делу мира... Нам предлагают создать "межсессионный комитет" в качестве замены Генеральной Ассамблеи. Но в Уставе не содержится никаких указаний на правомерность такого рода действий.

Модзелевский убедительно доказал, что американский и английский проекты резолюций противоречат духу и букве Устава ООН. Авторитет ООН следует поднимать не путем изобретения процедурных мер, а путем укрепления сотрудничества великих держав, являющегося основой прочного мира и вместе с тем самого существования ООН.

18 октября 1947 года Политический комитет закончил общую дискуссию по американскому предложению о создании "межсессионного комитета", в которой выступило большинство делегатов. Поступило много поправок к американскому и английскому проектам резолюций.

Для выработки окончательного проекта резолюции большинством голосов был создан подкомитет из представителей тринадцати государств, в том числе Советского Союза и Чехословакии. Представители Советского Союза и Чехословакии заявили, что они не будут участвовать в работе подкомитета, исходя из ранее изложенных соображений.

Созданный подкомитет провел 10 заседаний и в конечном счете представил проект резолюции, который в своих основных чертах не отличался от первоначального американского проекта и содержал лишь небольшие формальные изменения. Естественно, что проект резолюции подкомитета вызвал самые решительные возражения со стороны целого ряда делегаций.

Глава советской делегации показал всю опасность планов подмены Совета Безопасности новым органом, где господствовала бы определенная группировка. Этот шаг, предупреждал советский представитель, может оказать самое серьезное влияние на самую судьбу ООН. Особую тревогу порождало то, что предложение об учреждении "межсессионного комитета" не являлось изолированным. Выдвигались и другие предложения, направленные на ликвидацию принципов международного сотрудничества, зафиксированных в исторических решениях, принятых в Тегеране, Ялте и Потсдаме. В этом находила свое выражение политическая линия, направленная на ослабление Организации Объединенных Наций.

После острой дискуссии Политический комитет 6 ноября 1947 года приступил к голосованию резолюции об учреждении "межсессионного комитета". Как и следовало ожидать, американская делегация пустила в ход спасительную "машину голосования". Резолюция была принята большинством голосов. Против нее голосовали делегации СССР, Украинской ССР, Белорусской ССР, Польши, Чехословакии, Югославии. Воздержались от участия в голосовании Египет, Сирия и некоторые другие государства. После голосования советская делегация заявила, что она не примет участия в "межсессионном комитете", учреждение которого является нарушением Устава ООН. С подобными же заявлениями выступили делегации других социалистических стран. Заметим, что в конечном итоге замыслам о передаче функций и полномочий Совета Безопасности этому незаконному органу не суждено было сбыться.

Принципиальная и последовательная позиция социалистических стран и других миролюбивых государств, которые отказались признать в той или иной форме "межсессионный комитет" и принимать участие в его работе, привела со временем к полному краху этой затеи.

Корейский вопрос

Уже в первые годы после второй мировой войны международные отношения осложнялись агрессивными поползновениями империализма. Архитекторы политики создания военных блоков, гонки вооружений и нагнетания международной напряженности, задававшие в то время тон внешней политике крупнейших капиталистических держав Запада и прежде всего США, развертывали деятельность, имевшую целью подвести мир к опасной грани военного конфликта.

В качестве очередной мины замедленного действия, призванной в заданный час взорвать фундамент послевоенного мира, вашингтонские стратеги избрали так называемый корейский вопрос.

28 октября 1947 года Политический комитет приступил к обсуждению корейского вопроса, включенного в повестку дня по настоянию американской делегации.

Первым выступил Джон Фостер Даллес.

- В намерение Соединенных Штатов, - заявил он, - не входило превратить тридцать восьмую параллель северной широты, разделяющую американскую и советскую зоны оккупации, в постоянный барьер, раскалывающий Корею на зоны, изолированные в экономическом, политическом и административном отношении.

США, - продолжал оратор, - охотно выведут свои войска из Кореи, но вывод должен последовать за установлением механизма для осуществления перехода от нынешнего положения вещей к образованию единого правительства, представляющего корейский народ... Поскольку правительства США и СССР не смогли в течение двух лет достичь соглашения, правительство США считает необходимым передать этот вопрос на рассмотрение Генеральной Ассамблеи.

Даллес подробно изложил американский план в отношении Кореи. Существо его заключалось в том, чтобы оккупирующие державы провели в своих зонах под наблюдением ООН и не позднее 31 марта 1948 года выборы, которые должны явиться "первым шагом, ведущим к созданию Национального собрания и к образованию национального правительства Кореи"; рекомендовалось создать Временную комиссию ООН по Корее, возложить на нее контроль за выборами и предоставить ей право вносить любые рекомендации в отношении дальнейших действий ООН для поддержания независимости Кореи.

По мнению Даллеса, такой план "учитывал должным образом" обязательства, принятые великими державами в соответствии с Московским соглашением.

Однако предложения американской делегации вызывали серьезные возражения. Американский план не предусматривал конкретных сроков вывода иностранных войск из Кореи, оставляя вопрос открытым и создавая тем самым возможность для длительного пребывания американских войск на территории этой страны. Из выступления Даллеса вытекало, что Временную комиссию ООН по Корее предполагается наделить самыми широкими полномочиями. Таким образом, США предлагали навязать Корее на неопределенный срок фактически орган власти, который действовал бы по американской указке. Это грубейшим образом нарушало законные суверенные права корейского народа.

После американского дипломата выступил представитель Советского Союза А. А. Громыко.

- Советская делегация, - сказал он, - придерживается той точки зрения, что вопрос о Корее не входит в компетенцию Генеральной Ассамблеи, и вообще ООН, а должен решаться соответствующими заинтересованными государствами. Поскольку, однако, этот вопрос оказался включенным в повестку дня данной сессии Ассамблеи, советская делегация, оставаясь на прежних принципиальных позициях, все же внесет свои предложения.

Советский представитель предложил пригласить для участия в обсуждении корейского вопроса Генеральной Ассамблеей представителей корейского народа; при этом имелось в виду приглашение действительных избранников народа из Северной и Южной Кореи.

Даллес в своем вторичном выступлении заявил, что американская делегация принимает советское предложение, но считает, что вызвать корейских представителей сейчас "невозможно"; он предложил выслушать их не в ООН, а "на месте", поручив это учреждаемой Временной комиссии ООН по Корее.

Было ясно, что американская делегация, затевая в ООН дискуссию по корейскому вопросу, намерена отстранить от участия в ней представителей корейского народа.

Даллес потребовал немедленного голосования своей поправки. Перед голосованием советская делегация сделала следующее заявление: "Советская делегация считает, что без участия представителей народа Кореи корейский вопрос нельзя рассматривать ни в Политическом комитете, ни на пленуме Генеральной Ассамблеи. В силу этого советская делегация не считает возможным участвовать в голосовании по американскому предложению". С аналогичными заявлениями выступили представители ряда других стран.

Тем не менее, пустив в ход "машину голосования", американцы протащили решение о создании Временной комиссии ООН по Корее, которая, подобно созданной ранее Балканской комиссии, призвана была служить ширмой для американского вмешательства во внутренние дела другого государства.

Ясно заявленное намерение определенных кругов хозяйничать в ООН и решать проблемы других стран и народов по своему произволу производило на делегатов сессии самое тягостное впечатление.

В связи с принятием американского предложения представитель СССР заявил, что не сможет принять участие в работе Временной комиссии ООН по Корее. Это заявление показало, что Советский Союз, отвергая все попытки диктата, твердо продолжал курс на борьбу за мир, суверенные права народов и международную безопасность.

Дискуссия продолжалась.

Представитель США Даллес, закрепляя только что достигнутый "успех", предложил, чтобы Временная комиссия ООН по Корее незамедлительно приступила к своей работе, с тем чтобы не позднее 31 марта 1948 года в Корее были проведены выборы путем тайного голосования представителей от Севера и Юга. Число представителей от каждого избирательного округа или зоны должно быть пропорционально населению, а выборы должны происходить под наблюдением комиссии.

Как известно, населения в Южной Корее больше, чем в Северной. Американским предложением заранее предопределялось, что представителям, которые будут избраны в Южной Корее под эгидой американских оккупационных властей, будет принадлежать большинство голосов в Национальном собрании, призванном сформировать корейское правительство.

Временная комиссия по Корее, вновь подчеркнул Даллес, должна представлять Генеральной Ассамблее доклады со своими заключениями и может консультироваться с "межсессионным комитетом" по поводу применения положений данной резолюции в свете дальнейших событий. Временная комиссия ООН облекалась самыми широкими полномочиями, позволявшими ей вмешиваться во внутренние дела Кореи.

Истинные цели империалистов США и их "рецепты" решения корейского вопроса были откровенно изложены 30 октября 1947 года в херстовской газете "Нью-Йорк джорнэл энд Америкен". "Эта резолюция,- писала газета, - соответствует тому курсу, что безопасность США требует организации американской военной базы (курсив мой.- Авт.) на корейской территории". Сказано достаточно ясно!

Однако существовал и иной - справедливый и демократический - путь решения корейского вопроса. Этот путь был сформулирован в предложениях СССР.

Советское правительство сделало все от него зависящее для того, чтобы добиться решения этого вопроса в строгом соответствии с теми обязательствами, которые взяли на себя СССР, США, Великобритания и к которым позже присоединился Китай по Московскому соглашению от 27 декабря 1945 года. Согласно этим обязательствам, союзные державы должны были обеспечить восстановление Кореи как независимого государства, создание Временного корейского демократического правительства и создание условий для развития страны на демократических основах. Советское правительство всегда настаивало на необходимости точного выполнения совместно принятого Московского соглашения. Однако США грубо нарушили взятые на себя обязательства и сорвали выполнение Московского соглашения.

Сделав все возможное для того, чтобы Соединенные Штаты и Советский Союз действовали в строгом соответствии с принятыми ранее на себя обязательствами в отношении Кореи, и убедившись, что правительство США не желает выполнять эти обязательства, затягивая и срывая работу Совместной советско-американской комиссии, правительство СССР 26 сентября 1947 года внесло свои новые предложения по вопросу о Корее. Сущность их состояла в том, что все иностранные войска, находящиеся на территории Кореи, должны быть выведены из страны в начале 1948 года. Тем самым предусматривалось, что корейский народ сам будет решать свои внутренние дела: провести выборы в представительные учреждения, создать национальное правительство Кореи, собственные вооруженные силы и организовать без всякого давления и вмешательства извне всю внутреннюю политическую и экономическую жизнь страны на демократических началах.

Советские предложения предусматривали радикальное решение корейского вопроса. Они устраняли все трудности и осложнения, возникшие на пути выполнения взятых союзными державами ранее на себя обязательств, предоставляя вместе с тем полную возможность корейскому народу самому решать проблемы дальнейшего развития страны. Не случайно корейский народ встретил эти предложения горячим одобрением. Против них возражали только враги корейского народа, отъявленные реакционеры, на которых опиралось в своих действиях американское военное командование в Южной Корее. Эти люди, продавшие и предавшие жизненные интересы родины, боялись оставаться с глазу на глаз со своим собственным народом в случае ухода из Южной Кореи американских войск.

Что же касается американских предложений по вопросу о Корее, то их осуществление могло бы не помочь решению, а лишь осложнить корейскую проблему.

- В предложениях США, - говорил А. А. Громыко, - все поставлено с ног на голову. Вывод иностранных войск с территории Кореи, согласно этим предложениям, должен не предшествовать избранию представительных органов и образованию демократического правительства Кореи, а, напротив, рассматривается в качестве последнего мероприятия в системе мер, предложенных этим американским планом, причем для вывода иностранных войск из Кореи не устанавливается вообще никаких определенных сроков. Таким образом, согласно американскому плану, проведение выборов в представительные учреждения, в том числе в Национальное собрание Кореи, и образование национального правительства Кореи должны производиться в условиях пребывания иностранных войск...

Весь этот американский план не позволяет корейскому народу свободно выразить свою волю, но в то же время он на руку реакционным антидемократическим группам и политическим деятелям Кореи, так как помогает им остаться у власти. Расчеты США, как видим, довольно просты, но беда состоит в том, что они не соответствуют ни интересам корейского народа, ни нашим общим интересам в укреплении международного сотрудничества, так как осуществление их означало бы создание не демократического корейского государства, а антидемократического государства, к тому же зависимого от Соединенных Штатов...

Образование так называемой Временной комиссии ООН для Кореи, которая, по замыслу авторов этого предложения, должна фактически осуществлять контроль над Кореей как в период выборов, так и в период образования корейского национального правительства, является недопустимым, так как противоречит принципу национального самоопределения корейского народа.

Советский представитель заявил, что СССР не раз разоблачал и впредь будет разоблачать всякие попытки тех, кто, прикрываясь вывеской ООН, старается использовать Корею в интересах, не имеющих ничего общего с интересами поддержания мира и международной безопасности*.

*("Правда", 19 ноября 1947 г.)

На выручку своему американскому коллеге поспешил английский представитель Александр Кадоган. Он утверждал, что проект резолюции Соединенных Штатов не навязывает никаких неприемлемых условий корейскому народу. Кадоган нарисовал мрачную картину "хаоса", к которой будто бы приведет вывод иностранных войск из Кореи. По этой причине он отказался поддержать предложение СССР об одновременном выводе оккупационных войск в начале 1948 года и высказался за принятие проекта американской резолюции.

Представитель гоминдановского Китая Веллингтон Ку начал "во здравие", заявив, что его правительство всегда настаивало на скорейшем восстановлении независимости Кореи. Ку сказал, что в принципе он согласен с предложением СССР об одновременном выводе оккупационных войск, но, прежде чем приступить к выводу войск, было бы целесообразно осуществить некоторые "предварительные меры": создать Временное правительство, принять меры к поддержанию порядка. Присоединившись к опасениям Кадогана относительно "анархии" и "угрозы гражданской войны", гоминдановец кончил свою речь "за упокой", заявив, что поддерживает проект резолюции США.

В унисон с выступлением гоминдановца прозвучала речь представителя Филиппин.

- Вывод всех оккупационных войск из Кореи, - заявил Ромуло, - прежде чем народ успеет подготовиться к тому, чтобы взять на себя управление страной, приведет к образованию пустоты...

Представитель Белорусской ССР в своем выступлении 29 октября 1947 года привел конкретные факты, характеризующие реальную обстановку, сложившуюся в Корее.

Разгромив японскую Квантунскую армию, советские войска помогли Корее освободиться от японского гнета. Тридцатимиллионное население Кореи с огромным энтузиазмом встречало своих освободителей. Корейский народ надеялся, что он наконец получит возможность жить свободно, что японские оковы разбиты и корейцы могут уверенно смотреть в свое будущее, строить свое независимое демократическое государство. Но с приходом в южную часть Кореи американских войск положение стало осложняться.

Командующий американскими оккупационными войсками генерал Ходж в своей политике по управлению Южной Кореей все больше опирался на корейских реакционеров - помещиков, прислужников японских колонизаторов и т. п. В Южной Корее началось преследование демократических партий и организаций, попирались самые элементарные правовые нормы, свирепствовал террор против всех лиц, неугодных правящей клике Ли Сын Мана.

Террористы с благословения властей убили сотни демократических деятелей Южной Кореи. В письме Единого демократического национального фронта Северной Кореи, направленном правительствам США и Советского Союза, говорилось: "Царящий ныне в Южной Корее террор является осуществлением того чудовищного и коварного заговора, который уже давно замыслили прояпонские и реакционные элементы против демократических организаций и демократического движения в Южной Корее. Бывшие пособники японского империализма и враги корейского народа решили расправиться с корейскими патриотами-демократами под предлогом того, что последние якобы готовятся к восстанию в Южной Корее".

Какова же позиция американской военной администрации? Факты свидетельствовали о том, что она всячески покровительствует преступной деятельности реакционеров и террористов, направленной против демократических организаций и сочувствующего этим организациям населения. С ведома генерала Ходжа начались массовые аресты членов прогрессивных организаций, разгром демократических газет. В Южной Корее не проведена земельная реформа, нет закона о труде рабочих и служащих, закона о равноправии женщин, закона, гарантирующего народу политические свободы. Профсоюзы фактически загнаны в подполье. Все это, естественно, вызывало растущий гнев и недовольство населения Южной Кореи.

Белорусская делегация решительно выступила против проекта резолюции по вопросу о Корее, предложенного делегацией США. Нет никаких оснований создавать Временную комиссию ООН по Корее. Прежде всего необходимо вывести иностранные войска из Кореи и предоставить право самому корейскому народу избрать такое правительство, какое он пожелает.

Аргументы, выдвинутые советскими представителями, нашли поддержку и в ряде других выступлений. Так, представитель Египта полковник А. Галеб заявил, что Египет категорически возражает против присутствия иностранных войск на территории какой бы то ни было страны. Поэтому египетская делегация будет голосовать за любое предложение об отводе иностранных войск с чужой территории, какой бы страны это ни касалось.

Делегат Чехословакии, анализируя две резолюции, находящиеся на рассмотрении комитета, сказал, что предложение СССР является очень простым и дает корейскому народу возможность провести выборы в обстановке полной свободы, после того, как оккупационные державы выведут свои войска, а затем приступить к организации политической, экономической, общественной жизни своей страны. Что касается Временной комиссии ООН по Корее, то функции этой комиссии, как они предусмотрены в проекте резолюции США, противоречат принципам Устава, поскольку комиссия вместо того, чтобы защитить Корею, сама будет вмешиваться во внутренние дела страны, да еще "узаконит" это вмешательство. Делегация Чехословакии поддержала предложения СССР, указывающие верный путь установления независимости Кореи.

Итоги дискуссии вызвали раздражение Даллеса. Будучи не в силах опровергнуть ни одного факта, приведенного советскими представителями и делегатами ряда других стран, он откровенно заявил, что американские войска будут оставаться в Корее, "пока не выполнят свою миссию". После этого совершенно фальшиво прозвучали заверения Даллеса, что США-де не желают иметь баз в Корее.

Время показало, а жизнь подтвердила, что подобные заверения никак не увязывались с практическими делами политиков Вашингтона.

4 ноября 1947 года общая дискуссия в комитете закончилась.

Делегации СССР и других демократических стран перед голосованием заявили о своем отказе принимать участие в голосовании по американской резолюции ввиду того, что Политический комитет не заслушал представителей корейского народа.

Принятая "механическим большинством" американская резолюция предусматривала создание Временной комиссии ООН по Корее в составе представителей Австралии, Канады, Китая, Сальвадора, Франции, Индии, Филиппин, Сирии. Этой комиссии предоставлялись широкие полномочия, позволявшие ей контролировать проведение выборов, формирование правительства, создание вооруженных сил. Вывод иностранных войск из Кореи откладывался на неопределенный срок.

Таким образом, на корейской земле создавалась обстановка, чреватая самыми грозными осложнениями.

Начиная со второй сессии Генеральной Ассамблеи Соединенные Штаты Америки каждый год вносили корейский вопрос на рассмотрение ООН; принимались "резолюции", имевшие единственной целью увековечить раскол Кореи и именем ООН оправдать экспансионистскую политику, проводимую США в Южной Корее.

Однако американские "резолюции" ООН по корейскому вопросу, проштампованные при помощи "машины голосования", принятые без участия и согласия представителей Корейской Народно-Демократической Республики, не имели юридической силы, морального авторитета и практически не выполнялись.

Напряженность в районе Кореи росла. Лисынмановский режим вел все более жестокие репрессии против демократических сил, требовавших мирного объединения страны на демократической основе, почти открыто готовился к "походу на Север". В январе 1950 года между США и Южной Кореей были подписаны соглашения о расширении деятельности американских военных союзников в лисынмановской армии и поставок военных материалов из США. Вооруженные силы Южной Кореи лишь с января 1949 года по апрель 1950 года более 1270 раз вторгались в пределы КНДР.

На рассвете 25 июня 1950 года южнокорейские марионетки начали широкие агрессивные действия против Северной Кореи.

По настоянию США было созвано заседание Совета Безопасности ООН, на котором поспешно - в отсутствие представителя СССР - была принята заранее подготовленная американцами резолюция, в которой лживо утверждалось, что якобы "Северная Корея первой начала нападение на Южную Корею", хотя это утверждение было от начала до конца совершенно необоснованно. США протащили эту незаконную резолюцию, грубо нарушив пункт 3 статьи 27 Устава ООН, предусматривающего принцип единогласия постоянных членов Совета Безопасности при принятии такого рода решений.

Вскоре вопрос о том, кто является зачинщиком и вдохновителем агрессии, стал ясным для любого непредубежденного человека. Как свидетельствовала пресса многих стран, лисынмановцы задолго до начала войны сосредоточили и разместили в районе 38-й параллели значительные вооруженные силы, руководимые американскими военными советниками, непрерывно провоцировали там инциденты и столкновения. Многочисленные документы, обличающие "авторов" корейской войны, были обнаружены в тайном архиве Ли Сын Мана во время освобождения города Сеула. Была, в частности, захвачена карта, на которой нанесен военно-стратегический план нападения на Северную Корею, с обозначением направления главных ударов против Корейской народной армии. Эта карта была опубликована в печати.

Из других документов явствовало, что государственный секретарь США Даллес, приезжавший в июне 1950 года в Южную Корею, непосредственно инспектировал район 38-й параллели и, спустившись в окопы, самолично проверял детали плана агрессии. По возвращении с 38-й параллели в Сеул Даллес, выступая перед "парламентариями", заявил, что США поддержат Южную Корею, когда та начнет "наступление на Север".

- Продержитесь хотя бы две недели после начала военных действий, - ободрял своих слушателей Даллес, - и тогда все пойдет гладко, ибо США за это время, обвинив Северную Корею в нападении на Южную, заставят ООН принять меры, и от ее имени будут мобилизованы сухопутные, морские, воздушные силы*.

*(См. Дипломатический словарь в трех томах, т. I. М., Политиздат, 1971, стр. 11 - 12.)

Было установлено, что президент Трумэн еще за три часа до начала заседания Совета Безопасности отдал военно-воздушным и военно-морским силам США приказ начать интервенцию против Северной Кореи.

Над корейской землей в течение трех лет бушевал огненный смерч кровопролитной, разрушительной войны.

Интервенты и их пособники без разбора разрушали и сжигали напалмом школы, больницы, жилые дома, промышленные предприятия*; под бомбами гибли тысячи и тысячи стариков, женщин, детей. Корреспондент газеты "Нью-Йорк тайме" 3 августа 1950 года в своей информации из Кореи после полета над районом боев писал: "Американцы применяют тактику выжженной земли, уничтожая деревни до основания".

*(В КНДР было разрушено 8700 промышленных предприятий, 600 тысяч жилых домов; такие города, как Пхеньян, Вонсан, Хамхын, были превращены в руины.)

Как сообщало американское агентство Юнайтед Пресс, 15 сентября 1951 года число солдат и местных жителей, убитых интервентами в Корее, достигло к тому времени одного миллиона человек. Так претворялась в жизнь разбойничья даллесовская доктрина "отбрасывания коммунизма". В те времена империалисты еще не отказались от своих бредовых планов вооруженной рукой задушить стремление народов к демократии и прогрессу.

При этом американские империалисты цинично стремились замаскировать свои агрессивные действия в Корее. Они постарались представить дело так, что эти действия предпринимаются от имени ООН.

7 июля 1950 года была незаконно принята резолюция, в которой рекомендовалось всем членам ООН, предоставляющим вооруженные силы и другую "помощь" Южной Корее, действовать под руководством единого командования во главе с назначенным США командующим. Резолюция уполномочивала единое (то есть американское) командование пользоваться флагом ООН в своих операциях против Северной Кореи. Использование имени ООН в корейских событиях вошло позорнейшей страницей в историю ООН. Под прикрытием ее голубого флага совершались действия, не имевшие ничего общего ни с интересами ООН, ни с интересами укрепления мира и безопасности народов.

Впрочем, все эти отвлекающие маневры и ухищрения тех, кто намеренно разжигал военный конфликт в Корее, не принимались всерьез даже американской буржуазной прессой. 26 июня 1950 года газета "Нью-Йорк тайме" писала: "То, что происходит в Корее, затронет политическое и военное положение США на Тихом океане... Война в Корее в ближайшем будущем заставит США принять решительную безоговорочную политику и программу в отношении Азии. До сих пор мы принимали временные меры и импровизировали. В данный момент мы можем потерять половину мира (курсив мой. - Авт.), если мы растеряемся".

Так с поистине удивительной откровенностью говорилось о "праве" США распоряжаться судьбами любого района земного шара.

Корейские события имели и другой аспект, если учесть, что американские монополии искали в то время выход из экономического спада, охватившего страну. Огромные поставки на войну в Корее означали для монополий США период бума, в результате которого их прибыли превысили 42 миллиарда долларов в год (в 1939 году их прибыли равнялись 6,5 миллиарда долларов).

Комиссия ООН по Корее в меру сил своих защищала и оправдывала агрессора и его пособников; она отвергала любые планы урегулирования конфликта, планы мирного объединения страны на демократической основе. Комиссия смотрела на события в Корее глазами американских монополий и говорила языком Ли Сын Мана. Интересы тридцати миллионного корейского народа были ей совершенно чужды.

Дух и смысл Устава ООН, принципы, положенные в основу ее деятельности, делали священной обязанностью этой организации принять решительные меры к пресечению агрессии и восстановлению мира на Дальнем Востоке. Только таким путем могла ООН выполнить свои прямые обязанности, восстановить свой престиж, возместить тот ущерб, который нанесли ее авторитету и флагу те, кто безответственно играл судьбами народов.

В очень сложной обстановке, царившей тогда на пленарных заседаниях Генеральной Ассамблеи и в Политическом комитете, представители СССР, Белоруссии, Украины, Польши, Чехословакии и некоторые другие на основе фактов и документов последовательно разоблачали виновников корейских событий. Позитивную роль играли мирные инициативы Индии. Советская делегация выдвинула реальный план мирного разрешения военного конфликта в Корее. Предусматривая прекращение военных действий, отвод иностранных войск и предоставление корейскому народу возможности создать единое, независимое демократическое государство, советский проект указывал реальный выход из создавшегося положения и отражал жизненные интересы и чаяния корейского народа. К сожалению, эта резолюция не была принята.

...Вспоминаю следующий эпизод. Шло бурное заседание Политического комитета по корейскому вопросу. К концу заседания выступил представитель чанкайшистской клики* Цзянь Тин-фу со злобной клеветой на Советский Союз. Когда он убрался с трибуны, в переполненном зале воцарилась тишина. Все ожидали должного отпора чанкайшисту. Председатель комитета спросил, кто желает еще выступить. Мы молчали, молчал, собираясь с мыслями, и Вышинский. Председатель поспешно стукнул молотком. Я не выдержал, попросил слова и высказал клеветнику все, что о нем думал. В то время "ооновские" войска заняли почти всю Северную Корею и подходили к границам КНР и Советского Союза. Это вызывало ликование у таких, как Цзянь Тин-фу. Но они рано радуются, рано им кричать: гром победы раздавайся, заявил я. Придет время, и оккупантам придется убраться с корейской земли!

*(После провозглашения 1 октября 1949 года Китайской Народной Республики Центральное народное правительство в Пекине стало единственным законным представителем китайского народа.)

Председатель стукнул три раза молотком и объявил заседание закрытым.

Вечером на совещании, где присутствовали Малик, Зорин, Панюшкин, Подцероб и другие, Вышинский предложил обсудить вопрос о "преждевременном выступлении" Киселева на вечернем заседании Политического комитета. Мотивируя свое предложение, он назвал мое выступление "экстремистским" - нечего, мол, "лезть раньше батьки на печку". Кое- кто не согласился с этим, но большинство поддержало точку зрения Вышинского. Тут же была составлена и послана телеграмма в Москву. (Можно себе представить мои переживания.) Через два дня из Москвы поступила телеграмма за подписью И. В. Сталина. Сталин указывал, что Киселев правильно сделал, выступив и дав отпор чанкайшисту: нам "экстремисты" нужны.

Четвертая сессия Генеральной Ассамблеи ООН. Советский посол в США, делегат СССР А. С. Панюшкин (второй слева) в Лейк-Саксесе. 1949 год
Четвертая сессия Генеральной Ассамблеи ООН. Советский посол в США, делегат СССР А. С. Панюшкин (второй слева) в Лейк-Саксесе. 1949 год

На очередном совещании Вышинский ознакомил с телеграммой всех членов делегации и признал, что был неправ. У меня отлегло от сердца.

После временных успехов в агрессивной войне против Корейской Народно-Демократической Республики интервенты стали терпеть поражение за поражением. Им не удалось свалить народную власть и распространить свое господство на весь корейский полуостров. Это несколько отрезвило их. Начались переговоры о перемирии, тянувшиеся более двух лет. Наконец в июле 1953 года в Паньмыньчжоне было заключено соглашение о перемирии в Корее.

Упорная героическая борьба корейского народа за свободу и независимость своей родины увенчалась успехом, и все искренние друзья мира были рады этому.

Однако в течение многих лет задача самостоятельного мирного объединения Севера и Юга Кореи остается нерешенной. Одно из основных препятствий - пребывание американских войск в Южной Корее. Империалисты всячески препятствуют нормализации обстановки в этом районе.

Корейский народ справедливо требует от США, чтобы они, реально оценив нынешнюю обстановку, вывели из Южной Кореи американские войска, оккупирующие ее под вывеской ООН, прекратили вмешательство во внутренние дела Кореи и предоставили корейцам возможность самим решить вопрос о мирном объединении родины.

Работорговцы XX века

Октябрь 1947 года. В Третьем комитете - по социальным и гуманитарным вопросам - идет обсуждение вопроса о передаче ООН функций и полномочий, осуществлявшихся Лигой наций: по борьбе с торговлей женщинами и детьми.

Советская делегация внесла предложение о том, чтобы из международных конвенций по этому вопросу (1921 и 1933 годы) были исключены статьи, которые, по существу, давали право колониальным державам не распространять действия этих актов на колонии, подмандатные и несамоуправляющиеся территории.

Реакция колониальных держав на советское предложение была резко отрицательной. Особенно это выявилось на пленарном заседании Ассамблеи.

Представитель Англии лейборист Шоукросс мотивировал свои возражения "юридическими" соображениями.

- Поскольку некоторые делегации, - заявил он,- находятся в плену собственных добровольных заблуждений, я должен пояснить, что мы не устанавливаем из Лондона законов для колониальных территорий по вопросам такого рода...

Колониальная держава, которая, подобно Соединенному Королевству, стоит на страже интересов своих несамоуправляющихся территорий, должна иметь возможность действовать в согласии со свободно выраженной волей населения (!) этих территорий, без принудительного навязывания им одинаковой точки зрения. Мы не можем согласиться с предложением СССР о том, чтобы пренебречь степенью автономии, предоставленной нами колониальным территориям, и, минуя их местные правительства и законодательные органы, присоединить их к конвенции на основании решения Лондона без согласования этого с соответствующими колониями.

Так, с помощью красивых фраз о "воле населения" колоний, на страже интересов которого будто бы стоят британские власти, Шоукросс защищал самые бесчеловечные порядки на несамоуправляющихся территориях. Именно на это была направлена выдвинутая им поправка.

Делегаты Ассамблеи были возмущены казуистическим выступлением Шоукросса. Но еще более они были удивлены выступлением делегата США Элеоноры Рузвельт (вдовы президента Рузвельта), которая зачитала заявление о том, что делегация США поддерживает поправку, внесенную представителем Соединенного Королевства.

Существо позиции представителя Великобритании было раскрыто в выступлении В. А. Зорина.

- Доводы Шоукросса, - сказал советский делегат, - нельзя рассматривать иначе как желание представителя колониальной державы оставить лазейку, позволяющую сохранить торговлю женщинами и подростками в каких-либо из своих колоний. Такое поведение может быть оценено всеми цивилизованными странами лишь как позорное... Сэр Шоукросс здесь пространно говорил о правах правительств территорий, предусматриваемых этими пунктами, о самоуправлении. Но какой смысл этих пунктов? Смысл их совершенно ясен. Они дают колониальным державам право не распространять действие международной конвенции на ту или иную несамоуправляющуюся территорию, то есть не применять на той или иной территории, управляемой колониальной державой, конвенцию, запрещающую торговлю женщинами и детьми.

Представитель Гаити Вьё в своем выступлении заявил, что его делегация считает необходимым распространить преимущества конвенций на все колониальные и подмандатные территории; такая резолюция, за которую в Шестом (Юридическом) комитете проголосовали 45 стран, является выражением человеческого великодушия и разума и заслуживает поддержки... Касаясь попытки английского делегата узаконить позорную практику торговли "живым товаром" в колониях, Вьё заявил:

- Разве для того свободолюбивые народы боролись против фашизма, чтобы теперь нас лишали возможности воспользоваться плодами этой победы?

Как можно говорить, что резолюция, принятая Шестым комитетом, наносит ущерб колониальным народам? - продолжал делегат Гаити.- Комитет принял решение, которое народы колоний воспримут с удовлетворением. Я уверен, что это решение будет единодушно поддержано Ассамблеей.

Выступление представителя Гаити вызвало одобрение всего зала.

После окончания дискуссии председатель сессии Аранья поставил проект резолюции на голосование. В результате поименного голосования за резолюцию, представленную Третьим и Шестым комитетами, об исключении из международных конвенций статей о торговле женщинами и детьми голосовало 52 делегации. Английская "поправка" провалилась. Таким образом, несмотря на упорное сопротивление делегаций Англии и США, Генеральная Ассамблея подавляющим большинством голосов приняла предложения советской делегации, направленные к прекращению позорной торговли людьми в колониях и на подмандатных территориях.

Южная Африка, Апартеид

Когда я учился в сельской школе, учительница географии показывала нам красочные картинки из жизни Африки: львов и крокодилов слонов и носорогов, экзотические вечнозеленые джунгли, саванну с ее баобабами и пальмами, хрустальные высокогорные озера, огромные водопады. Это была Африка, о которой мечтают дети, Африка из сказки.

На второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН шла речь о другой Африке - угнетенной, придавленной, страдающей...

На заседаниях часто произносились слова: апартеид, сегрегация, бантустаны, расовое превосходство (обсуждалось положение в Южно-Африканской Республике*, Юго-Западной Африке, Южной Родезии). Нам, советским людям, эти слова напомнили мрачные гитлеровские времена, когда Геббельс кричал о "неполноценных расах" и о "сверхчеловеках", призванных управлять миром, когда миллионы людей были обречены на гибель в концлагерях.

*(В те годы - Южно-Африканский Союз.)

Отгремели бои второй мировой войны. Народы принесли огромные жертвы, чтобы покончить с варварством и мракобесием нацизма. А на Юге Африки продолжали существовать гнусные расистские порядки, настоящие заповедники расизма! Апартеид (разделение рас) стал официальной государственной политикой Южно-Африканской Республики, посредством которой белые, составляющие менее одной пятой населения страны, сохраняют систему зверской колониальной эксплуатации африканского населения.

Исконные жители ЮАР были согнаны в так называемые бантустаны (те же резервации), откуда они не имели права без особого разрешения уезжать в другие районы. Дико, но факт,- такое положение сохраняется и сегодня.

Премьер-министр Южно-Африканской Республики Фервурд говорил в парламенте 25 января 1963 года: "Мы хотим сохранить Южную Африку белой... Сохранить ее белой означает только одно, а именно - господство белых, не лидерство, не руководство, а контроль, превосходство. Если признать, что народ выражает желание, чтобы белый человек смог и впредь защищать себя, сохраняя господство белых, то этого можно достигнуть лишь путем раздельного развития". Вот кредо расистской философии!

Но вернемся к заседаниям Четвертого комитета ООН*, обсуждавшего колониальные вопросы. Ораторы, выступавшие в комитете, приводили разительные примеры и данные о положении в Южно-Африканской Республике. В то время в ЮАР насчитывалось 18 миллионов человек, которые делились на четыре основные "расовые группы": белые, к которым относились лица европейского происхождения (3,5 миллиона человек); банту, в которую входили коренные жители Африки (более 12 миллионов человек); "цветные" - главным образом лица смешанного происхождения (2 миллиона человек); выходцы из стран Азии (в основном из Индии, Пакистана, Бирмы) - 600 тысяч человек.

*(В сентябре 1947 года автора этих строк избрали вице-председателем Четвертого комитета.)

Правительство ЮАР издало специальные законы, по которым каждый житель страны классифицируется по расе и вносится в соответствующую регистрационную книгу. Было создано 264 негритянских резервата*, которые состояли из восьми национальных единиц (в конечном итоге они должны превратиться в "самоуправляющиеся бантустаны"). Разделение страны на "негритянские" и "белые" районы представляло собой географическую основу проводимой правительством ЮАР политики апартеида.

*(Около 13 процентов всей территории страны.)

В соответствии с законом о регистрации населения любой африканец старше 16 лет должен иметь при себе удостоверение личности, которое он обязан предъявлять по требованию полицейского. К удостоверению должны прилагаться отпечатки пальцев, фотография, список контрактов на работу (с ежемесячной подписью нанимателя), налоговые квитанции и разрешение находиться в данном районе. Отсутствие удостоверения у африканца считается в ЮАР равнозначным преступлению.

Классификация жителей ЮАР по расовому признаку имеет огромное значение, поскольку она определяет объем его прав. На заседании комитета приводился такой случай. Сандра Лэнг, одиннадцатилетняя школьница, была переклассифицирована с "белой" на "цветную" после того, как у нее был "обнаружен" генетический атавизм, свидетельствующий о некоторых негритянских чертах, хотя ее родители, два брата и сестра были белыми. Родителям Сандры было заявлено, что их дочь не может больше учиться в школе для белых. Согласно законам апартеида, она не могла оставаться в семье, не зарегистрировавшись в качестве слуги. Родители были так потрясены всем этим, что "часто говорили, что убьют себя и дочь".

Апартеид безраздельно царит во всех областях жизни: "белые" и "черные" живут в разных районах и ездят в разных автобусах и поездах, посещают разные школы, церкви, рестораны, кинотеатры, клубы и спортивные помещения. Негры проходят через особые двери, сидят на особых скамьях и партах, пользуются особыми телефонными будками и стоянками такси, ходят в больницы для "черных", и даже хоронят их на специально отведенных кладбищах.

Африканцы, составляющие 70 процентов населения ЮАР, а также азиаты и "цветные" лишены избирательных прав. Только белые могут избирать и быть избранными в парламент Южно-Африканской Республики. Политические партии африканцев - Африканский национальный конгресс, Панафриканский конгресс - и профсоюзы были объявлены вне закона.

За нарушение расистских законов и традиций ЮАР могут арестовать, бросить за решетку, казнить...

Специальный комитет по расследованию апартеида, созданный Организацией Объединенных Наций, сообщил, что в то время в тюрьмах ЮАР находилось 570 тысяч человек, причем заключенные негры содержались в ужасных, нечеловеческих условиях. Специальный комитет сделал обоснованный вывод, что законы апартеида и жестокое обращение с людьми, задержанными по политическим мотивам, и политическими заключенными превратили Южно-Африканскую Республику в полицейское государство, что эти законы и методы все более напоминают законы и методы, которые применялись фашистским режимом*.

*(Книга "Меры против апартеида". Издание ООН, 1969, стр. 28 - 29.)

В результате проведения на протяжении многих лет расовой дискриминации жизненный уровень африканского населения в ЮАР является одним из самых низких в мире. Среди негров, как показали обследования, широко распространены крайняя нищета, голод и болезни. Смертность африканских детей невероятно высока. Она колеблется от 200 человек на тысячу в городах и до 400 на тысячу в сельских местностях. Это значит, что почти каждый второй "черный" житель ЮАР гибнет, едва успев родиться! Более 90 процентов небелого населения страны неграмотно.

В докладе ЮНЕСКО по апартеиду подчеркивалось, что "в области образования, науки, культуры и информации апартеид нарушает как в принципе, так и на практике Устав ООН, Устав ЮНЕСКО, Всеобщую декларацию прав человека. Это преднамеренно проводимая политика неравноправия..."

Однако правителей ЮАР мало волновало осуждение защищаемых ими порядков различными органами ООН. Бросая вызов общественному мнению, они издали закон, запрещающий выпуск и распространение в стране любого "нежелательного" печатного материала против апартеида. Журналистов и писателей, выступающих против апартеида, подвергают жестоким преследованиям, приговаривают к длительному тюремному заключению. Действуют и широко применяются драконовские законы о безопасности, о "подавлении коммунизма", о "незаконных организациях", закон "о 180 днях", позволяющий содержать под арестом лиц без предъявления им обвинения или без суда до шести месяцев.

В докладе Специального комитета ООН говорилось, что с 1948 года в ЮАР было осуждено 13 миллионов африканцев, в том числе 5 миллионов человек за нарушение закона о пропусках. Избиение, пытки заключенных, самые изощренные издевательства над ними - все это стало обычными методами действия южноафриканской "фемиды".

Естественно, что среди африканского населения зрели и усиливались гнев и недовольство порядками, при которых они оказались рабами чужеземцев в своей собственной стране. Взрыв негодования коренного населения ЮАР произошел 21 марта 1960 года. В тот день африканцы мирно собрались у канцелярий полицейских участков, протестуя против обязательного ношения "единых удостоверений". Власти ответили пулями. В поселке Шарпевиль вооруженная пулеметами и винтовками полиция при поддержке бронемашин и даже самолетов открыла огонь по демонстрантам. Было убито 69 человек и около 200 ранено, погибло много женщин и детей.

Произвол колонизаторов вызвал огромное возмущение во всем мире; эти события разбирались в Совете Безопасности ООН, и Генеральная Ассамблея в 1966 году решила провозгласить 21 марта Международным днем борьбы за ликвидацию расовой дискриминации. С тех пор он отмечается ежегодно всеми, кому дороги свобода и суверенные права людей независимо от цвета их кожи.

До 1952 года обсуждение расистской политики правительства ЮАР на сессиях Генеральной Ассамблеи ограничивалось вопросом о нарушении прав лиц индо-пакистанского происхождения. Затем проблема была поставлена более широко. В повестку дня Ассамблеи был включен вопрос об апартеиде в Южно-Африканской Республике.

Тринадцать арабских и азиатских стран предложили обсудить на седьмой сессии Генеральной Ассамблеи (1952 год) "вопрос о расовом конфликте в Южной Африке, вызванном политикой апартеида, проводимой правительством Южно- Африканского Союза". Они заявили, что политика апартеида в ЮАР создает "чреватую взрывом ситуацию, которая представляет собой угрозу международному миру и грубое нарушение основных принципов прав человека и основных свобод, предусмотренных Уставом ООН". После рассмотрения этого вопроса Генеральная Ассамблея назначила специальную комиссию для изучения расовой дискриминации в ЮАР. Эта комиссия работала до конца 1955 года. Ежегодно она представляла доклады о расовых отношениях в ЮАР, где отмечала, что продолжение политики апартеида будет все больше затруднять мирное решение проблемы. Комиссия предложила ряд мер для исправления положения. Однако правительство ЮАР отказалось сотрудничать с комиссией и отклонило эти рекомендации. Оно самым грубым образом игнорировало содержащиеся в резолюциях Генеральной Ассамблеи призывы пересмотреть свою расистскую политику в свете обязательств по Уставу ООН. Более того, оно усилило политику репрессий внутри страны.

В кулуарах седьмой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Справа: представитель СССР в Совете Безопасности ООН Я. А. Малик. 1952 год
В кулуарах седьмой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Справа: представитель СССР в Совете Безопасности ООН Я. А. Малик. 1952 год

Начиная с 1946 года Генеральная Ассамблея приняла свыше сорока резолюций по вопросу об апартеиде в ЮАР. Однако курс расистских правителей Претории остается неизменным.

Семнадцатая сессия Генеральной Ассамблеи ООН (1962 год) 67 голосами против 16 приняла резолюцию, в которой государствам - членам ООН предлагалось применять против ЮАР дипломатические и экономические санкции. В соответствии с этой резолюцией государства - члены ООН должны были принять раздельно или коллективно следующие меры:

1. Порвать дипломатические отношения с правительством ЮАР или воздержаться от установления таких отношений.

2. Закрыть свои порты для всех судов, плавающих под флагом ЮАР.

3. Запретить своим судам заходить в южноафриканские порты.

4. Бойкотировать все южноафриканские товары и воздерживаться от экспорта в ЮАР товаров, включая все виды оружия и боеприпасы.

5. Отказывать в предоставлении возможности посадки и перелета всем самолетам, принадлежащим правительству ЮАР и связанным с ним компаниям.

Генеральная Ассамблея ООН еще ранее учредила Специальный комитет, вменив ему в задачу следить за расовой политикой правительства ЮАР и по мере необходимости представлять доклады Ассамблее и Совету Безопасности.

Правительство ЮАР решительно отказалось сотрудничать со Специальным комитетом, объявив решение ООН "попыткой преднамеренного вмешательства во внутренние дела".

Особую остроту приняла в последние годы проблема Намибии (Юго-Западной Африки), незаконно оккупируемой властями ЮАР. Генеральная Ассамблея не раз призывала ЮАР немедленно уйти с этой территории, однако и эти призывы остаются гласом вопиющего в пустыне.

Как возникла проблема Юго-Западной Африки?

В свое время эта обширная территория, граничащая с Анголой (население 400 тысяч человек), была захвачена Германией. После окончания первой мировой войны в 1919 году Южно-Африканская Республика, воспользовавшись мандатом Лиги наций на бывшую германскую колонию, захватила эту территорию. Правительство ЮАР стало подвергать коренное население жестокой расовой дискриминации; часть жителей насильственно загнали в резервации, а другая часть безжалостно эксплуатируется на фермах колонизаторов и многочисленных рудниках. Всякий протест со стороны коренного населения беспощадно подавляется.

Власти Претории не случайно так упорно цепляются за Юго-Западную Африку. Намибию называют "страной алмазов". Но кроме алмазов ее недра богаты серебром и медью, свинцом и цинком, редкими металлами - литием, кадмием. Выкачивая природные ресурсы Намибии, правительство ЮАР несет ее населению неисчислимые бедствия и страдания.

Когда я пишу эти строки, перед моими глазами вновь и вновь встает образ священника Майкла Скотта, представителя коренного африканского населения Юго-Западной Африки, выступавшего на заседании Четвертого комитета в защиту своего народа. Высокий, худой, он говорил взволнованно и страстно, часто прерывая свою речь, чтобы выпить глоток воды.

- Юго-Западная Африка, - говорил Майкл Скотт, - это сплошная зияющая рана, и она не заживет, если сохранятся те условия, какие существуют сейчас. Нет меры страданиям моего народа, которые он терпит уже более полувека.

...1904 год. В Юго-Западной Африке хозяйничают немцы. Племя гереро, испытав на себе все ужасы германской колониальной политики, восстало, но было бессильно противостоять артиллерии и пулеметам. Началась кровавая расправа над людьми, вся вина которых состояла в том, что они защищали свою землю, свои очаги и своих детей. Вот рассказ одного из немецких карателей:

"Мы открыли огонь из всех видов оружия, в том числе из пушек, по отступающим гереро. После боя мы увидели, что повсюду валялись брошенные шкуры, домашняя утварь, женские украшения, страусовые перья. Люди и скот, уже мертвые или умирающие, глядели пустым застывшим взглядом... Беспомощно плакали младенцы, лежа возле своих мертвых матерей.

Некоторые младенцы лежали одни, еще живые, и в их глаза и носы набились мухи. Кто-то послал туда наших проводников, и я думаю, они помогли им умереть... Все это напоминало обломки чего-то обрушившегося с неба. В полдень мы остановились у колодцев, до самого края заполненных трупами. Мы вытащили их с помощью бычьих упряжек нашей полевой артиллерии, но на дне было лишь немного вонючей воды, смешанной с кровью. Неподалеку на корточках сидела толпа старых женщин, апатично смотревших перед собой. В отчаянии люди и животные, обезумев, бросались в заросли в поисках воды и, не найдя ее, погибали там от жажды..."

- Так было, - говорил Майкл Скотт, - лишено земли и крова племя гереро. Из восьмидесяти тысяч человек осталось всего пятнадцать тысяч. А затем пришли новые колонизаторы.

Правительство Южно-Африканской Республики с помощью войск насильно переселило коренное негритянское население в резервации.

Теперь, после второй мировой войны и основания ООН, наши надежды снова ожили, и мы просим проявить к нам сострадание и, рассмотрев нашу петицию, восстановить наши законные права. Мы просим о том, чтобы Юго-Западная Африка впредь не была подмандатной территорией ЮАР...

После горячих прений комитет приступил к голосованию проектов резолюций, внесенных Индией и Данией. Различие между этими проектами состояло в том, что индийский проект предлагал взять Юго-Западную Африку под опеку ООН и рекомендовал правительству ЮАР представить проект соглашения об опеке на рассмотрение очередной сессии Генеральной Ассамблеи. Датский же проект резолюции предлагал лишь подтвердить рекомендацию прошлой сессии Генеральной Ассамблеи о предоставлении соглашения об опеке над Юго-Западной Африкой без указания каких-либо сроков выполнения этой рекомендации.

Представители колониальных держав: Англии, Франции, Бельгии, Голландии, а также США - настаивали на принятии датского проекта резолюции. Однако комитет 27 голосами против 20 одобрил резолюцию, внесенную индийской делегацией*.

*В 1966 году ЮАР была официально лишена мандата на управление Юго-Западной Африкой.

Таким образом, незаконная оккупация Намибии властями ЮАР была осуждена самым недвусмысленным образом. Но... справедливое решение - в который уже раз - осталось на бумаге.

У многих возникал вопрос, почему правительство Джона Форстера с такой наглостью сопротивлялось решениям Организации Объединенных Наций? Впрочем, ответить на этот вопрос было несложно. Англия, США, ФРГ, Япония и другие капиталистические державы активно поддерживают политику ЮАР. И причина тут прежде всего в экономических факторах. Секретариат ООН опубликовал данные о том, что иностранные капиталовложения в Южно-Африканской Республике в 1966 году оценивались в размере 5313 миллионов долларов. Причем прибыли от капиталовложений в этой стране значительно выше прибылей, получаемых от капиталовложений в других странах. Естественно, что монополисты делают все, что в их силах, чтобы сохранить в неприкосновенности этот "райский уголок"! Как известно, Генеральная Ассамблея неоднократно призывала государства - члены ООН прекратить торговые отношения с ЮАР. Однако, несмотря на эти призывы, Англия, США, ФРГ, Япония, Швейцария, Бельгия, Португалия были и остаются главными торговыми партнерами ЮАР. За последние годы их экономические связи с Преторией еще более возросли*. Двадцать третья сессия Генеральной Ассамблеи в своей резолюции от 2 декабря 1968 года вновь осудила "действия тех государств, в частности главных торговых партнеров ЮАР, и деятельность тех иностранных финансовых и других кругов, которые путем своего политического, экономического и военного сотрудничества с правительством ЮАР и в нарушение соответствующих резолюций Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности поощряют это правительство к упорству в его расовой политике".

*(Согласно справочнику "Африка южнее Сахары" за 1971 год, в Намибии было только в 1969 году добыто 75 700 тонн свинца, 33 тысячи тонн цинка, 25 500 тонн меди. Монополии ЮАР, США и Англии ежегодно добывают здесь полезных ископаемых на 150 миллионов долларов.)

Осуждение колониализма - знамение времени. И расистские порядки в Намибии, несомненно, обречены.

Гангстеризм. Организованная преступность

Пожалуй, ничто так не поражает иностранца в Америке, как необычайный размах гангстеризма. Причем речь идет прежде всего не о деяниях преступников-одиночек, а о широко разветвленной системе организованной преступности, проникшей во все поры американского общества. Гангстерские синдикаты, скандальные связи главарей бандитских шаек с политическими боссами, полицией и даже государственными деятелями, убийства по заказу, самые изощренные способы рэкета (вымогательства) - все это давно стало обычной темой американских газет.

Однажды утром, просматривая "Нью-Йорк тайме", я был буквально поражен, увидев на первой полосе большой портрет мэра Нью-Йорка О'Двайера (не раз мы бывали у него на приемах) с подписью: "Шеф гангстеров". Мэр самого большого американского города в роли покровителя гангстеров. Это была сенсация даже для ко всему привыкшей Америки!

Комиссии по расследованию гангстеризма в городе и штате Нью-Йорк удалось установить и документально доказать, что нью-йоркский гангстерский синдикат, возглавляемый Фрэнком Костелло, Меиром Ланским и Джо Адонисом, находился в самых дружеских отношениях с лидерами демократической партии в Нью-Йорке, руководителями Таммани- Холл (штаба демократов) Де Сапио, О'Двайером, Де Салвио и другими. Когда член комиссии, расследовавший дело ОДвайера, сенатор Тоуби, спросил его, почему главарь гангстеров Костелло пользовался таким влиянием среди политиков, ОДвайер цинично ответил: "Дело не в том, кто ты: банкир, делец или гангстер, а в том, сколько у тебя в кошельке".

Да, Фрэнк Костелло являлся не только повелителем преступного подполья, но и политическим боссом: с 1942 года он пользовался значительным влиянием в Таммани-Холл. Костелло решал вопросы о замещении тех или иных должностей и принимал у себя не только судью Аурелио, но и ряд других политических деятелей. Все они проявляли в отношении его чрезвычайную почтительность. И это отнюдь не случайно.

Гангстерский синдикат, действовавший в Нью-Йорке, был поистине всесилен. Один из бандитов, Альберт Анасгасиа, возглавлял оперативный отдел "Синдиката убийц", находившийся в подчинении у самого Адониса. В течение только одного года было совершено 20 убийств. Причем смерть была неотвратимой даже для высокопоставленных лиц, если они попадали в немилость к гангстерам. В рамках гангстерских организаций действовали своеобразные суды, определявшие наказание за нарушение членами организации установленных ею правил.

Огромной властью обладает крупнейшая гангстерская организация - мафия. Главари мафии координируют действия не только двух самых мощных - нью-йоркского и чикагского - синдикатов, но и многочисленные группы гангстеров во всех штатах. Как сообщала в те дни американская печать, в городе Атлантик-Сити состоялся съезд "лидеров" гангстерских организаций Соединенных Штатов Америки. На этом съезде было избрано руководство и распределены районы, в которых должны действовать гангстерские группировки. Между главарями преступных организаций, независимо от того, в каких районах они действуют, существуют тесные личные и финансовые связи и контакты.

Глава нью-йоркского "Синдиката убийц" Анастасиа был полным хозяином в профсоюзе докеров на Восточном побережье США. Анастасиа, Ромео и другие гангстеры похищали из кассы профсоюза сотни тысяч долларов, подвергали травле и гонениям прогрессивных профсоюзных деятелей.

Мэр города О'Двайер хорошо знал о деятельности Костелло, Анастасиа и их подручных, но не принимал против них никаких мер. Почему? Попросту говоря, мэра хорошо "смазывали". По свидетельству комиссии, в Нью-Йорке вовсю процветал игорный бизнес, торговля наркотиками и прочее. По подсчетам комиссии, основанным на документах, одни только букмекеры принимали ставки на 300 миллионов долларов в год. Кое-что, и немало, от этих сумм перепадало и полиции, и "отцам" города.

О'Двайер признал, что он назначал на должности городской администрации и полиции приятелей и ставленников Костелло. Будучи с 1946 по 1950 год мэром города, а ранее прокурором, О'Двайер неизменно придерживался одной и той же линии поведения: шла ли речь о борьбе с игорным бизнесом, или о рэкете в профсоюзе докеров, или о взяточничестве в полиции, или об убийствах - всегда получалось так, что результаты "расследований" оказывались благоприятными для гангстеров.

Комиссия по расследованию гангстеризма в драматической форме привлекала внимание общественности к трудностям борьбы с организованной преступностью. Рэкетиры и гангстеры, имеющие возможность влиять на замещение должностей в государственных учреждениях и т. д., по существу, парализуют действие закона. До тех пор, делала вывод комиссия, пока такая возможность не будет устранена, гангстеризм и рэкетирство будут процветать*.

*("Организованная преступность в Соединенных Штатах Америки". Москва, 1953, стр. 190 - 193.)

Вот довольно характерный случай. В нью-йоркских газетах тех дней было много шума вокруг похищения у известного миллионера трехмесячного сына. Ночью гангстеры с помощью складной железной лестницы проникли на третий этаж в детскую комнату, где спал ребенок. Отец и мать находились в соседней комнате, а его няня ничего не слышала. Гангстеры усыпили няню, завернули в одеяло младенца и похитили его. В кроватке была оставлена записка: "Просим в условленном месте (сообщался адрес) положить в течение суток наличными 200 тысяч долларов, и вы получите обратно невредимым вашего ребенка. Учтите, мы не умеем обращаться с маленькими детьми. Если заявите в полицию, то больше своего сына вам не увидеть". Исполнив все условия гангстеров и возвратив ребенка, взбешенный миллионер заявил в полицию. Однако гангстеров, как их ни "искали", не нашли.

Большую часть своих доходов гангстерские элементы извлекают из различных форм рэкета, операций на черном рынке, игорного бизнеса, организованной проституции, продажи наркотиков. Организованная преступность в США в послевоенные годы приобрела новый характер. Она как бы копирует методы, которых придерживается современный бизнес. Гангстерские организации располагают огромными суммами наличных денег, которые они используют для того, чтобы обеспечить себе покровительство.

Крупнейшие промышленные компании охотно сотрудничают с гангстерскими организациями в целях борьбы против рабочего движения. Так, в Детройте - в столице автомобильного бизнеса Форда - предприниматели систематически прибегают к услугам гангстеров для борьбы против забастовок.

Типично американским явлением стало ожесточенное соперничество различных гангстерских групп. Попытка одного гангстера вытеснить другого с той или иной территории порождает острейшие конфликты: прибегают к насилию и убийствам для устранения конкурентов, обеспечения "сотрудничества" со стороны "несговорчивых клиентов", уничтожения "предателей" и проведения в жизнь распоряжений "шефов".

Однажды нам пришлось быть свидетелями "наказания" "несговорчивого клиента". В воскресенье, в час дня, мы отправились в ближайший ресторан, где обычно обедали. Подходя к ресторану, мы увидели клубы дыма и языки огня, вырывавшиеся из окон. Оказалось, что хозяин, возмутившись наглым требованием гангстера еженедельно платить ему дань в размере 30 долларов, выгнал его. В воскресенье гангстер явился в ресторан, подложил в помещение, где раздеваются посетители, бомбу, которая взорвалась в установленное время. К счастью, в данном случае, что бывает редко, дело обошлось без кровопролития.

Но далеко не всегда гангстеры действуют с помощью бомб и пистолетов. Принимая вид вполне респектабельных буржуа, гангстеры используют свои деньги, приобретенные темными методами, для покупки законно существующих предприятий. Проникновение гангстеров в легальный бизнес, ставшее массовым явлением, наносит исключительный вред населению страны. В тех отраслях промышленности, в которых гангстеры занимают господствующее положение, выпускаются, например, недоброкачественные товары, а население вынуждено покупать эти товары. Установлено, что гангстеры уже проникли во многие отрасли промышленности США.

Огромные средства, сосредоточенные в руках гангстерских элементов, дают им возможность все более укреплять свои политические и экономические позиции. Они в силах оказывать давление на местные органы управления, администрацию штатов, полицию и даже конгресс. Шериф, полицейский чин или иное должностное лицо, обязанные гангстерам своим избранием или назначением, прежде всего думают, как отблагодарить их, а уже потом обо всем остальном.

Интересна судьба Альберта Анастасиа. Его гибели нью- йоркские газеты посвятили целые полосы. Однажды глава "Синдиката убийц" зашел в парикмахерскую одного из отелей Нью-Йорка. Один охранник остался на улице, а второй сопровождал Анастасиа. В это время к отелю подъехал черный "кадиллак". Четверо мужчин вышли из машины, подошли к окну парикмахерской и выстрелами из револьверов убили Анастасиа. Оказалось, как сообщали газеты, конкурирующая шайка нью-йоркских гангстеров решила убрать Анастасиа за то, что он ликвидировал главаря их банды.

Мы были свидетелями грандиозных, я бы сказал, прямо- таки королевских похорон Анастасиа. Сотни автомашин с траурными венками и лентами медленно ехали по главной улице Нью-Йорка Пятой авеню с оркестрами, исполнявшими траурные марши, за гробом шли гангстеры, собравшиеся со всего города. Полиция охраняла и сопровождала процессию до самого кладбища.

В журнале "Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт" от 1 января 1962 года было опубликовано интервью ныне покойного директора ФБР Эдгара Гувера:

Вопрос. Г-н Гувер, становится ли проблема преступности в нашей стране все более и более серьезной?

Ответ. Это, несомненно, так. С 1950 по 1960 год число серьезных преступлений в США возросло на 98 процентов. В 1960 году число серьезных преступлений, совершенных в США, достигло наивысшей цифры за всю историю страны: 1 861 300. Каждые 58 минут в стране совершается убийство, каждые 34 минуты - изнасилование, каждые 4 минуты - преднамеренное нападение, каждые 6 минут - ограбление, каждые две минуты - автомобильная кража, каждые 39 секунд - кража со взломом.

В Нью-Йорке в 1960 году было совершено 410 тысяч преступлений, из них 108 тысяч тяжких. В сутки совершалось в среднем 1130 преступлений.

- Главари преступников, - говорил Гувер, - переместились из гангстерских убежищ в гущу американской жизни. Эти преступники имеют большие средства, полученные от игорных домов, проституции, торговли наркотиками, продажи порнографии и т. д. Имея деньги, они вступают в легальный бизнес или организуют свое собственное дело. Используя эту новую "респектабельность" и свое богатство, преступники оказывают настоящее давление на правительство, бизнес и профсоюзы.

Что и говорить, красноречивое признание!

Геноцид

11 декабря 1946 года первая сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла резолюцию о геноциде.

"Геноцид означает, - говорилось в резолюции, - отказ в признании права на существование целых человеческих групп, подобно тому, как человекоубийство означает отказ в признании права на жизнь отдельных человеческих существ..." Наказание за преступление геноцида - вопрос международного значения. Поэтому Генеральная Ассамблея заявляла, что геноцид с точки зрения международного права является преступлением, которое должно быть осуждено цивилизованным миром и за совершение которого главные виновники и соучастники подлежат наказанию независимо от того, являются ли они частными лицами, должностными лицами или государственными деятелями, и независимо от того, совершено ли преступление по религиозным, расовым, политическим или каким-либо другим мотивам*.

*(Резолюции, принятые на второй части первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Издание ООН, 1947, стр. 140 (русский текст).)

Генеральная Ассамблея предлагала государствам - членам ООН ввести необходимые законодательные меры в целях предупреждения геноцида и наказания за него; рекомендовала организовать международное сотрудничество для совместных мер в целях предупреждения геноцида; предложила Экономическому и социальному совету провести подготовку проекта конвенции по геноциду.

Вопрос о геноциде обсуждался и на второй и третьей сессиях Генеральной Ассамблеи ООН.

Представители многих стран, обсуждая этот вопрос, говорили о своей решимости сделать все возможное, чтобы пресечь попытки кого бы то ни было повторить в будущем преступления, совершенные против человечества гитлеровскими палачами.

На Нюрнбергском процессе было впервые установлено понятие геноцида. Именно гитлеровцы широко применяли геноцид: "проводили умышленное и систематическое истребление народов, то есть массовое истребление людей, принадлежащих к определенным расам и национальным группам, умерщвление гражданского населения оккупированных территорий с тем, чтобы уничтожить отдельные расы и слои населения, а также национальные, расовые и религиозные группы". Исходя из варварских расовых теорий, фашисты пропагандировали национальную ненависть, господство так называемых высших рас и истребление так называемых низших рас. Человечеству хорошо известны имена "теоретиков" массового человекоубийства: Гитлер, Геринг, Гиммлер, Геббельс, Розенберг... Известны и страшные итоги практического осуществления этих теорий. На процессе было доказано, что общее число мирных граждан, умерщвленных гитлеровцами в душегубках, газовых камерах и расстрелянных на оккупированных территориях, достигло 12 миллионов человек. Известно заявление Гитлера, что для того, чтобы германский рейх существовал тысячу лет, необходимо уничтожить 70 миллионов славян.

На первой, второй и третьей сессиях Генеральной Ассамблеи ООН делегаты различных государств в своих выступлениях с волнением говорили о злодеяниях фашистских агрессоров. Захватническая политика с необходимостью порождает самые жестокие и зверские методы ее осуществления - этому учит весь опыт человечества.

Представитель Советского Союза, известный юрист, профессор В. Н. Дурденевский, в своем выступлении заявил:

- Мы знаем, что такое геноцид. СССР сражался против тех, кто осуществлял геноцид на его собственной территории. Мы хорошо знаем, что совершалось в Майданеке и Бабьем Яре. Мы вели борьбу против геноцида. Мы будем продолжать бороться против него...

Представитель Индии Чагла предложил дополнить проект резолюции таким положением: "Призвать государства - члены Организации принять меры к тому, чтобы в национальных законодательствах это преступление (геноцид) рассматривалось наравне с пиратством, торговлей женщинами, детьми, рабами - преступлениями, осужденными всеми нациями как противоречащие совести человечества".

Представитель Франции Шомон заявил, что его страна полностью согласна с предложенной резолюцией. Он подчеркнул, что ООН должна приветствовать любые идеи, которые могут улучшить международное право и способствовать его развитию.

Чехословацкий делегат напомнил о тяжелых испытаниях, перенесенных страной в период вражеской оккупации, которая продолжалась около шести лет. Можно сказать, что в течение этого периода чехословацкое население являлось жертвой систематического геноцида во всех его формах: массовые казни и убийства, тюрьмы, пытки, концентрационные лагеря, голод - эти и другие страдания испытали миллионы чехов и словаков. Враг стремился всеми средствами ослабить чехословацкий народ, подорвать его физические силы, истребить. Согласно нацистским идеям, чехи и словаки были просто обречены на "исчезновение" ради расширения жизненного пространства для немцев. К счастью, освобождение чехословацкой территории Советской Армией сорвало осуществление этих изуверских планов.

- Гитлеровцы, - сказал представитель Польши, - "открыли" новую категорию преступлений, связанную с самим существованием определенных человеческих типов наций, рас или религий; это категория биологических преступлений, направленных на истребление населения не только посредством убийств, но и другими средствами. Гестапо, гитлеровские власти вели массовое уничтожение польского народа с тем, чтобы покончить с самим существованием польской нации. На территории Польши были созданы "лагеря смерти", такие, как Освенцим, Майданек и другие. В годы оккупации было истреблено более шести миллионов поляков. Масштабы этих преступлений, - подчеркнул польский представитель, - вызывают необходимость самой тщательной разработки мер предупреждения геноцида.

Во время обсуждения вопроса о геноциде многие делегаты и журналисты обратили внимание на то, что представитель США фактически пытался воспрепятствовать разработке конвенции о геноциде.

Представитель Колумбии в своем выступлении обратил внимание делегатов сессии на то, что преступление геноцида является одной из самых важных проблем кодификации международного права. Он напомнил, что страны Нового Света на нескольких международных конференциях одобрили ряд резолюций, осуждающих преследование людей по языковым, расовым или религиозным мотивам. В частности, перед войной на конференции американских государств в городе Лиме была принята резолюция, в которой объявлялось, что преследования, проводившиеся по расовым и религиозным мотивам и делавшие невозможной жизнь некоторых национальных меньшинств, противоречат политической и юридической системе Нового Света.

В кулуарах делегаты оживленно обсуждали выступление представителя Колумбии. Многие считали, что он имел в виду Соединенные Штаты, где расистские теории нашли широкое распространение. На практике это выражалось в истреблении индейцев, дискриминации негров, в судах Линча, разгуле таких организаций, как ку-клукс-клан, разжигающих национальную ненависть, и т. п.

Представитель Египта призывал Экономический и социальный совет продолжить начатую им работу по вопросу о преступлениях геноцида, в частности изучить проект конвенции, подготовленный Секретариатом, доработать его и передать доклад по этому вопросу очередной сессии Генеральной Ассамблеи.

После всестороннего, подробного обсуждения проблемы геноцида на второй и третьей сессиях Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1948 года Генеральная Ассамблея утвердила конвенцию под названием "О предупреждении преступления геноцида и наказании за него". СССР, УССР и БССР неза- медлительно ратифицировали конвенцию.

В этом документе четко и ясно говорится, что геноцид с точки зрения международного права является преступлением, которое осуждается мировым общественным мнением и за совершение которого все виновники и соучастники подлежат строгому наказанию. В этой конвенции к геноциду отнесены действия, совершенные с намерением уничтожить полностью или частично какую-нибудь национальную, этническую, расовую группу, а именно: убийства, причинение физического или психического ущерба членам преследуемой группы, умышленное создание для нее таких условий жизни, которые рассчитаны на ее полное или частичное физическое уничтожение...

Трудно было предположить в те дни, что пройдет всего несколько лет, и снова империалисты будут совершать преступления, которые нельзя охарактеризовать иначе как геноцид.

Мы уже писали о зверской расправе, которую учинили фервурдовские молодчики в I960 году над африканцами в поселке Шарпевиль.

В 1970 году гневом и болью отозвалось в сердцах миллионов людей слово "Сонгми". Это название вьетнамской деревушки, где американские каратели уничтожили более 500 человек - стариков, женщин, детей... Пентагон совершал поистине чудовищные преступления на вьетнамской земле. Преступления, которые осуждали все честные люди Америки.

За годы войны в Индокитае интервенты обрушили на Вьетнам, Лаос и Камбоджу более 7 миллионов тонн взрывчатки. Это в несколько раз больше общего тоннажа всех американских бомб, сброшенных во время второй мировой войны, а также тоннажа бомб, использованных в корейской войне. Только за 1970 - 1971 годы в Индокитае было убито 400 тысяч человек. В те же годы остались без крова или были изгнаны из родных мест в Южном Вьетнаме 1850 тысяч человек, в Камбодже - 2 миллиона, в Лаосе - 250 тысяч человек...

В 1973 году мир узнал о новом преступлении империализма. Как стало известно, португальские колонизаторы истребили почти все население деревни Вирияму в Мозамбике: более 400 мужчин, женщин и детей. Вот что сообщили очевидцы об этом злодеянии.

Во второй половине дня 16 декабря 1972 года деревня Вирияму подверглась нападению португальских вооруженных сил. После воздушной бомбежки переброшенные на вертолетах солдаты ворвались в деревню. Они стали выгонять людей из хижин, и вскоре началась расправа. Солдаты согнали часть жителей на площадь, чтобы расстрелять их. Людей разбили на две группы - мужчин и женщин отдельно,- заставили их сесть на корточки, чтобы всем было видно, кого расстреливают. Движением руки солдат указывал, чья очередь - мужчины или женщины. Обреченный вставал, отделяясь от группы. Раздавался выстрел. Человек падал, скошенный пулей. Этим методом была уничтожена большая часть жителей деревни. У многих женщин были дети - их убивали вместе с матерями...

Название мозамбикской деревни Вирияму наряду с именами Хатынь, Лидице, Освенцим, Орадур, Сонгми стало синонимом беспредельного варварства империализма. Время меняет символы геноцида. Меняет, но не предает забвению ни один из них.

Поль Робсон

В дни, когда на второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН обсуждались колониальные проблемы и вопрос о геноциде, я получил следующее письмо без подписи:

"Уважаемый сэр! Позвольте поздравить Вас с Вашей речью, требующей упразднить все колонии, которые страдали и страдают под западной эксплуатацией. Не следует забывать, что и мы, американские негры, живем в этой стране фактически в условиях, которые, особенно на Юге, могут быть определены как колониальные. Мы сомневаемся, что есть какая-либо группа народа в какой-либо другой стране, - за исключением, конечно, Южной Африки,- где большая часть населения таким же образом лишена прав человека...

Белые американцы избавились от индейцев таким способом, который сегодня называют геноцидом. Тех несчастных, кто уцелел, даже сегодня содержат в резервациях и им отказывают во многих гражданских правах. Однако все это в глазах Америки в порядке вещей... Мы справедливо негодовали по поводу "японских варваров", которые после падения Коррехидора организовали так называемый "марш смерти" военнопленных. Но мы сами в прошлом не раз организовывали "марш слез", в одном из которых не военнопленные, а мирные люди были изгнаны и 4000 человек из 14 000 умерло по пути. И все это называют свободой".

Острота негритянской проблемы в США общеизвестна. Но только находясь на американской земле, можно в полной мере ощутить весь драматизм положения "черных пасынков" Америки. Безысходная нужда, отсутствие возможностей получить образование и найти применение своим рукам, бесконечные унижения, связанные с расовой дискриминацией, - все это накопило такой заряд гнева, страданий и боли, который все чаще прорывается массовыми выступлениями американских негров против расизма, за свободу и гражданские права. Лучшие люди "черной Америки": Мартин Лютер Кинг и Ральф Абернети, Поль Робсон и Анджела Дэвис - посвятили все силы и помыслы борьбе за лучшее будущее своего народа. О встречах с одним из этих мужественных людей - с Полем Робсоном - я и хочу сейчас рассказать.

Когда я впервые увидел Поля Робсона - в 1946 году в Нью-Йорке, - ему еще не было пятидесяти. Но имя его гремело не только в Америке, но и во всем мире. Выдающийся певец, талантливый драматический актер, он вел и большую общественную деятельность. Выступления Робсона собирали десятки тысяч людей. Великолепный бас певца, огромное обаяние этого человека, его страстные призывы к миру и дружбе между народами - все это оставляло поистине неизгладимое впечатление.

Расисты и реакционеры ненавидели Робсона. Не раз предпринимались попытки расправиться с ним. В те годы всеобщее возмущение вызвало спровоцированное расистами во время концерта Робсона побоище в Пикскилле, недалеко от Нью-Йорка. Тогда озверевшие куклуксклановцы пустили в ход против людей, слушавших Робсона, револьверы, ножи, кастеты. Было много убитых и раненых. Только благодаря героизму и самоотверженности друзей Робсона певец остался невредимым.

Энергия Робсона как общественного деятеля неиссякаема. В те годы он вел большую работу на посту вице-председателя прогрессивной партии Соединенных Штатов, являлся одним из руководителей прогрессивной организации "Поход американцев за мир", его избирают членом Всемирного Совета Мира. За выдающиеся заслуги в деле борьбы за сохранение и укрепление мира Полю Робсону присуждена международная Ленинская премия "За укрепление мира между народами".

Робсон неоднократно приезжал в Советский Союз. Однажды по возвращении в Америку он заявил, что "впервые в Советском Союзе ходил по земле с подлинным чувством человеческого достоинства". Наша страна всегда воспринималась им как страна справедливости, страна будущего.

Надо ли говорить, с какими чувствами я и мои товарищи встретились с Полем Робсоном.

Хозяин дома и его супруга встретили нас очень радушно. Робсон расспрашивал нас о дипломатических делах, о жизни советского народа и рассказывал о себе, рассказывал с оптимизмом, юмором, хотя речь подчас шла о вещах отнюдь не веселых.

...В 1950 году у Робсона отобрали заграничный паспорт и лишили права выезжать из США. Певцу был объявлен бойкот со стороны владельцев зрелищных предприятий. Это явно была месть за его прогрессивные убеждения. Такое положение длилось около восьми лет. Робсон тяжело переживал это время. Но "пытка молчанием" его не сломила. Он не отказался ни от своих убеждений, ни от своих друзей. Борец остался борцом!

Вспоминаю рассказ Робсона о том, как он выступал в негритянских церквах, на площадях, среди своих близких друзей, собиравшихся у него дома.

- Я был похож на прикованного Прометея, - говорил Поль, - но, чтобы не потерять голоса, я готов был выступать везде, где только представлялась возможность. Тогда расисты начали устраивать поджоги в тех церквах, где я выступал. Думали этим запугать нас. Однажды в моей квартире раздался телефонный звонок. Я поднимаю трубку и слышу голос моего знакомого из Канады: "Вот что, друг, руководители профсоюзов горняков и металлургов Канады, узнав, что тебе запретили петь за рубежом, приглашают тебя дать концерт для их членов профсоюза на границе Канады с Америкой. Если ты согласен, приезжай..."

Конечно, в следующее воскресенье я со своими друзьями выехал на канадскую границу. Должен признаться, мы не ожидали увидеть такое: примерно тридцать тысяч канадцев с женами и детьми, много американских рабочих, приехавших из ближайших штатов, собрались здесь. Не переступая границы, я с особым подъемом пел о дружбе, о борьбе за мир, о судьбе своего народа. Я был нужен им, этим людям, и это вливало в меня новые силы...

С особой теплотой Робсон рассказал о таком случае.

- Однажды, когда я был болен и лежал в постели, раздался звонок. Детский голосок сказал мне по-русски: "Дядя Павел, мы прочитали в газетах, что вы больны. Я звоню вам по поручению своих подруг-школьниц. Мы очень беспокоимся и желаем вам скорейшего выздоровления. Мы очень любим слушать вас по радио и с нетерпением будем ждать ваших новых песен..."

Особенно запомнилась встреча с Робсоном в его квартире в Гарлеме.

Поль встретил нас - членов белорусской и украинской делегаций - словами, сказанными по-русски: "Добро пожаловать!" - и представил свою жену и сына. (С Эсландой Робсон я уже был знаком по работе в ООН. Эта красивая, изящная женщина, прогрессивная общественная деятельница, ученый-антрополог, работала корреспондентом, освещала работу Генеральной Ассамблеи в негритянской печати.)

Вполне естественно, что главной темой нашей беседы было положение негров в Америке. Поль и Эсланда не скрывали своей тревоги по поводу укоренившихся в США расистских порядков.

Вы найдете у нас, в Америке, книги, журналы, газеты, говорили они, где скрыто или вполне откровенно проповедуются расовые теории. Есть еще немало людей, которые искренне убеждены, что африканцы - низшая раса и, подобно детям, нуждаются в опекунах, что потребуется еще много поколений, прежде чем они встанут на собственные ноги. Черный цвет кожи в течение многих столетий был предметом расистских спекуляций... Но пришло время покончить с этим. Устранить все формы порабощения народов, добиваться равноправия людей, независимо от цвета их кожи, - вот цель, которой мы посвятили всю свою жизнь.

Поль Робсон в гостях у белорусской делегации. Нью-Йорк, октябрь 1954 года
Поль Робсон в гостях у белорусской делегации. Нью-Йорк, октябрь 1954 года

Мы рассказали Робсону, что советские читатели с большим интересом приняли его книгу "На том я стою", переведенную на русский язык.

- В этой книге я высказал свои самые сокровенные мысли, - задумчиво сказал Робсон. - И совсем не случайно, - улыбнулся он, - я посвятил книгу моей дорогой Эсси.

Поль Робсон ласково привлек к себе и поцеловал Эсланду.

- Мы вместе боремся, вместе идем к одной цели, и я благодарен судьбе за это...

За чашкой кофе Робсон рассказал нам несколько эпизодов из своей биографии. Поворотным пунктом в его жизни, по его словам, стала поездка в 1938 году в Испанию.

- Там я видел, - говорил Поль, - как мужчины и женщины героически отдавали свою жизнь до последнего вздоха в борьбе с фашистами Франко. Я пел мужественным бойцам Интернациональной бригады, и можете себе представить, как я был взволнован, когда увидел негров - бойцов батальона Авраама Линкольна, сражавшихся против бандитов Франко. Тысячи отважных американцев приехали из-за океана, чтобы сражаться и умереть за то, чтобы народное испанское правительство победило! Приехали за тысячи километров, потому что не могли иначе! Это меня глубоко потрясло и заставило по-новому взглянуть на проблемы мира и моего народа в Америке...

Робсон умолк, размышляя о чем-то.

- Есть маленький городок Литтл-Рок в штате Арканзас, - продолжал он. - События, которые там произошли, нельзя забыть... После формального решения Верховного суда об отмене сегрегации в школах девять негритянских школьников Литтл-Рока решились отстаивать свое право посещать среднюю школу, предназначенную для белых. Местные расисты, поддержанные губернатором Фобусом, преградили детям путь, избили их и пригрозили убить. Но негритянские школьники... они снова пошли в школу! Расисты напали на них и на защищавших их негров. Вся площадь перед школой обагрилась кровью. Несколько человек были убиты, больницы были переполнены ранеными. Это событие взволновало всю нашу страну... Перед моими глазами стоят эти школьники, - продолжал Робсон, - эти мальчики и девочки, идущие в школу... Их шаги слышатся все явственнее, их поступь сотрясает всю Америку! Мое сердце поет от теплой и нежной любви к ним. Выстоять, преодолеть и идти вперед, обязательно идти вперед - с этим связана судьба демократии в Америке... Быть свободными, чувствовать себя равноправными гражданами на прекрасной американской земле, жить без страха, наслаждаться плодами своего труда, открыть перед нашими детьми все дороги - все это не только мечты, которые мы так долго вынашивали в своих сердцах. Это наш завтрашний день, дело наших рук... Дело, в которое мы верим...

Робсон замолчал, на миг закрыл глаза и после некоторой паузы сказал:

- Извините, я, вероятно, утомил вас...

Мы бурно запротестовали.

- Я часто смотрю, - мягко, задушевно продолжал Робсон, - через эти окна моей комнаты в небо над Гарлемом и задумываюсь над еще одним чудесным знамением нашего времени. Там, высоко в небе, мерцают звезды и с удивлением рассматривают новорожденных младенцев матери Земли - маленькие луны, сделанные руками человека и весело летающие вокруг Земли. И я горжусь сознанием того, что где-то в космосе проносятся спутники, утверждающие великую истину: нет таких высот, которых бы не достигло человечество! И я думаю о своих друзьях, о людях Советского Союза, руки и мозг которых сотворили это чудо, открывающее безграничные просторы космоса...

Спутники как бы говорят нам: войны больше не должно быть, народы должны найти путь к мирному сосуществованию. Спутники говорят о том, что Соединенные Штаты и Советский Союз должны установить и развить дружественные отношения.

Мир... Да это самое главное! - воскликнул Робсон. - Если будет обеспечен мир, расцветут все народы и расы. Когда Человек отправится в путешествие по дорогам, освещенным сиянием этих маленьких лун, он взглянет вниз, на мать-Землю, и с великой любовью и гордостью за человечество скажет: это счастливое племя людей...

День Объединенных Наций

Вторая сессия Генеральной Ассамблеи ООН, проходившая с 16 сентября по 29 ноября 1947 года, работала в сложной международной обстановке, в условиях, когда монополистические круги и послушные им политики перешли к открытому проведению в жизнь планов "холодной войны" и "политики силы".

На этой сессии империалисты США сделали попытку превратить ООН в свое послушное орудие. Видя в Советском Союзе и странах народной демократии основную преграду на пути к достижению своих целей, империалисты направили против них главный удар. Они решительно атаковали Устав ООН, обнаружив явное стремление избавиться от стесняющего их принципа единогласия великих держав.

Такая направленная на подрыв международного сотрудничества политика, несомненно, затруднила и осложнила работу Ассамблеи. Советская делегация и делегации других социалистических стран направляли свои усилия к разоблачению маневров врагов мира и тех, кто их поддерживал, стремились к тому, чтобы повернуть работу Ассамблеи в сторону выполнения основных ее задач и функций, а именно - защиты мира и международной безопасности.

Во время второй сессии Генеральной Ассамблеи, 20 октября 1947 года, был утвержден флаг Организации Объединенных Наций с изображением официальной эмблемы ООН, помещенной в центре голубого поля. По краям - гирлянда перекрещивающихся оливковых ветвей. Оливки и голубой цвет - так символизировалась во флаге главная задача ООН: служить миру и защищать его.

Генеральная Ассамблея приняла и следующую резолюцию:

"24 октября - годовщина со дня вступления в силу Устава ООН - будет впредь официально именоваться День Объединенных Наций, который посвящается осведомлению народов мира о целях и достижениях ООН для того, чтобы заручиться их поддержкой деятельности этой организации".

С тех пор ежегодно 24 октября отмечается как День Объединенных Наций во всех странах мира.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"