предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава шестая. Надежды и тревоги

Аэродром Орлй близ Парижа. Отсюда 21 октября 1946 года мы должны вылететь на четырехмоторном "Дугласе" в Нью-Йорк.

По прибытии в аэропорт всех пригласили в зал для обстоятельного инструктажа перед длительным полетом над Атлантикой.

- Если ваш самолет потерпит аварию и упадет в океан,- довольно жизнерадостно говорил нам офицер спасательной службы,- вы должны немедленно надеть спасательный пояс, сесть в надувную резиновую лодку, пустить в воздух бумажный змей для подачи радиосигналов и, занявшись рыбной ловлей, ждать корабля или самолета, которые по сигналу СОС будут направлены к месту катастрофы.

После этого прокрутили киноленту. В фильме было показано, как терпящие бедствие пассажиры побеждают океанскую стихию, удят рыбу, мило беседуют между собой, потом пересаживаются на корабль и благополучно прибывают в Нью-Йорк, где попадают в объятия родственников и знакомых.

Ободренные кинофильмом, мы направились к самолету и заняли свои места. В самолете летели пять советских дипломатов, пятнадцать человек из аппарата главы советской делегации и десять иностранных корреспондентов, работавших на Парижской мирной конференции.

Вечером вылетели... Через несколько часов наш самолет сделал посадку на ирландском аэродроме Шенон. Выйдя из самолета, мы сразу заметили, что над зданием аэропорта развевался только звездно-полосатый флаг и шагали американские часовые в мундирах и брюках, заправленных в тяжелые кованые ботинки на толстенной подошве. Выяснилось, что аэродром был "арендован" во время войны и до сих пор находился во владении американских военных.

После краткого отдыха и чашечки кофе вернулись к самолету. Часовые тщательно проверяли билеты и документы и лишь потом пропускали в самолет. Прошел эту процедуру и я. Вдруг ко мне обратился с неожиданной просьбой один из американских журналистов. "Господин Киселев,- сказал он, - я спешу в Нью-Йорк к тяжело больной жене, но нас, американцев, дальше лететь с вами не пускают. Я знаю, что в вашем самолете есть свободные места. Возьмите, пожалуйста, и меня с собой..."

Я, как старший группы советских граждан, согласился и решил переговорить с начальником аэродрома.

Начальник аэродрома - полковник - принял нас вежливо, но лететь с нами корреспонденту не разрешил, ссылаясь на чье-то указание. В нашем самолете остаются только советские граждане.

Почему? Это было непонятно. Вскоре моторы взревели, и мы поднялись в воздух. "Дуглас" в полном мраке летел над бескрайними просторами Атлантического океана. Иногда он резко кренился, проваливался в воздушные ямы. Шум моторов навевал дрему.

Но вот мы ощутили какое-то сначала почти неуловимое изменение в обстановке. То ли усилилась вибрация в салоне, то ли самолет резче, чем раньше, стало "болтать" в воздухе. Я пошел к летчикам за разъяснениями. Командир был серьезно обеспокоен. Он не стал скрывать от меня, что самолет движется в опасной близости от надвигающегося тайфуна, который захватывает все более обширное пространство. Прошло несколько секунд. Пилот, видимо решившись на что-то, дал команду своим товарищам. Наш самолет резко изменил курс. "На сколько еще у нас хватит горючего?" - "На пять часов..." - тихо переговаривались летчики. "Надо идти в обход тайфуна..."

С опозданием около пяти часов мы приземлились на аэродроме Гандер в Ньюфаундленде. Бензина в баках оставалось на пятнадцать минут полета. Нас горячо поздравили с благополучным прибытием на канадскую землю. Мы поблагодарили команду самолета за самоотверженные действия.

Дальнейший полег до Нью-Йорка прошел без осложнений.

В этом городе-гиганте, о котором так много слышал и читал, я очутился впервые в жизни. Впоследствии, участвуя в сессиях Генеральной Ассамблеи, мне пришлось часто бывать в Нью-Йорке и довольно хорошо изучить его.

Достаточно полно описать Нью-Йорк на этих страницах невозможно, да это уже делалось много раз до меня. Поэтому всего несколько беглых штрихов.

Город, построенный из бетона, стали и камня, производит с его небоскребами впечатление группы сросшихся огромных кристаллов. Нью-Йорк считается довольно молодым городом, ему всего около 300 лет. Генри Гудзон, приплывший из Европы в 1609 году, основал здесь, в устье большой реки, поселок под названием Новый Амстердам. Полноводная и широкая река, впадающая в Атлантический океан, по берегам которой были многочисленные поселения индейцев, впоследствии стала называться Гудзон. Спустя сорок лет англичане отвоевали этот поселок у голландцев и построили здесь торговый порт, которому было суждено большое будущее.

Сейчас Нью-Йорк - деловая столица Америки. Здесь расположен Уолл-стрит, старейшая цитадель "некоронованных королей" большого бизнеса. Здесь ощущается напряженное биение ритма политической жизни, который еще более усилился, когда Нью-Йорк принял у себя штаб-квартиру Организации Объединенных Наций.

Пройдя таможенную проверку, направились в отель, расположенный вблизи Пенсильванского вокзала. Мы ехали по улицам, не имеющим названий, - только номера; огромное количество машин в четыре ряда мчалось вперед, нетерпеливо останавливаясь на перекрестках перед красным светом семафора. Проехали под громыхающей воздушной железной дорогой, проходившей над Третьей авеню в центре Нью-Йорка, миновали небоскреб "Эмпайр стэйт билдинг", расположенный между 33-й и 34-й улицами, проехали "Рокфеллер-сентр" - целый квартал небоскребов высотой до семидесяти этажей, занятых деловыми учреждениями и зрелищными предприятиями, - и наконец остановились перед отелем, где размещались наши делегации.

Немного отдохнув, решили подняться на самый высокий - 105-этажный - небоскреб "Эмпайр стэйт билдинг". Быстроходный лифт вознес нас на высоту 360 метров. Отсюда, со 102-го этажа, мы могли осмотреть Нью-Йорк и его окрестности. Была хорошая видимость, и нашему взору предстала широкая река Гудзон с висячим мостом, соединяющим Нью-Йорк со штатом Нью-Джерси и его западными пригородами. Вдоль набережных Гудзона располагались многочисленные железобетонные пирсы, у которых стайками стояли торговые и пассажирские пароходы из десятков стран мира. Как нам сказали, Нью-Йорк является одним из крупнейших портов мира, через который ежегодно проходит более миллиона пассажиров и пропускается свыше четверти экспорта и импорта Соединенных Штатов. Как на ладони были видны пять огромных районов: Манхэттен, Бруклин, Бронкс, Куинс, Стэйтен-Айленд. К востоку можно было разглядеть реку Ист-Ривер (на берегу которой позже расположится штаб-квартира Организации Объединенных Наций) и перекинутые через нее пять больших мостов, в том числе известный Бруклинский мост. Разрезая Нью-Йорк с юга на север, стрелой пролег знаменитый Бродвей протяженностью 29 километров. Виднелись огромный Центральный парк, многочисленные фабрики и заводы с дымящими трубами, зеленая Пятая авеню с ее многоэтажными универсальными магазинами, а неподалеку от нее - негритянский район Гарлем. Если любой капиталистический город поражает своими контрастами, то к Нью-Йорку это относится прежде всего. Неподалеку от гигантских небоскребов и роскошных особняков расположены помимо негритянского Гарлема закопченные, жалкие трущобы: "Малая Италия", еврейское гетто, китайский квартал, Даун-таун, Бауэри и другие улицы с их нищетой, грязью, одичавшими в безнадежном ожидании безработными.

Впрочем, этого со 102-го этажа "Эмпайр стэйт билдинг" видно не было...

Открытие сессии

В зале бывшего павильона нью-йоркской Всемирной выставки, в районе Флошинг Мидоу, 23 октября 1946 года открылась вторая часть первой сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций. Интерес к сессии со стороны горожан был очень велик. По сообщениям газет, в день открытия сессии на пути следования автомашин с делегатами собралось около полумиллиона человек.

Генеральная Ассамблея начинала свою работу в сложной международной обстановке. Реакционные херстовские газеты раздували страсти и, извращая результаты недавно закончившейся Парижской мирной конференции, предрекали "обострение противоречий" между Советским Союзом и западными державами, "разрыв" между ними, кормили публику злобными антисоветскими измышлениями. Спекулируя на нерешенных вопросах между великими державами, прикрываясь фальшивыми словами о мире и заботе об "интересах человечества", они хотели взорвать мирное сотрудничество, не допустить превращения Организации Объединенных Наций в эффективный инструмент мира и обеспечения безопасности народов, поставить ООН на службу империалистической политике.

...Зал заполнили делегаты, гости, корреспонденты, представители муниципальных властей и общественных организаций. Председатель сессии Генеральной Ассамблеи бельгиец Поль Анри Спаак открыл заседание.

После Спаака с приветствием выступил президент Соединенных Штатов Трумэн. Он говорил, что настоящее заседание Генеральной Ассамблеи символизирует отказ Соединенных Штатов от своей изоляционистской политики, что история сделала Соединенные Штаты "одной из сильнейших наций мира", и в этой связи заявил "об особой ответственности Соединенных Штатов в международных делах". Эти слова прозвучали весьма претенциозно. Руководители США явно делали заявку на свою особую роль в решении проблем послевоенного мира. С этой заявкой весьма мало вязались характерные для Трумэна слащаво-набожные слова, которыми он обычно заканчивал свои речи. "Да направит нас и да поддержит нас всевышний, в своей бесконечной мудрости и по своему бесконечному милосердию, в наших усилиях установить вечный мир на земле. С его помощью мы достигнем успеха", - с пафосом сказал Трумэн.

В связи с открытием сессии пресса монополий выступала куда откровеннее, чем хозяин Белого дома. В своих комментариях она прямо призывала использовать Организацию Объединенных Наций в качестве орудия давления на социалистические государства, требовала проведения "твердой политики" по отношению к этим государствам и даже создания "единого фронта" западных держав.

Газета "Нью-Йорк геральд трибюн" 24 октября 1946 года писала: главным вопросом на сессии Генеральной Ассамблеи будет вопрос об "отношениях между Россией и Западом". Характерно, что в день открытия сессии Черчилль выступил в палате общин с провокационным запросом о количестве вооруженных сил к западу от границ СССР, причем сам он назвал цифру в двести дивизий полного состава. Этот злонамеренный "запрос" Черчилля был явно поставлен с целью отвлечь общественное мнение от решения английского правительства отменить предполагавшееся сокращение армии и от предложения Советского Союза в Совете Безопасности о предоставлении всеми Объединенными Нациями сведений о войсках, до сих пор находящихся на территории невражеских государств. В то время, как Советский Союз последовательно отстаивал принятые союзниками решения по коренным вопросам организации послевоенного мира, эти решения уже не устраивали весьма влиятельные англо-американские круги, которых менее всего заботили интересы народов и их чаяния.

Торжественное заседание второй части первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН, посвященное празднованию Дня ООН - 24 октября 1946 года
Торжественное заседание второй части первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН, посвященное празднованию Дня ООН - 24 октября 1946 года

На повестке дня второй части сессии стояло много вопросов. Главными из них были: общее сокращение вооружений, присутствие вооруженных сил государств - членов ООН на территории невражеских стран, взаимоотношения между Испанией и Объединенными Нациями, положение индийцев в Южно-Африканском Союзе, политические права женщин, доклад генерального секретаря о работе Организации, прием новых членов, бюджетные и финансовые вопросы, выборы непостоянных членов Совета Безопасности и другие.

На пленарном заседании сессии Генеральной Ассамблеи 24 октября 1946 года был заслушан доклад генерального секретаря Трюгве Ли о работе Организации Объединенных Наций. Им была изложена история постановки и обсуждения в ООН ряда важнейших проблем международного положения; значительная часть отчета была посвящена организационным и административным вопросам.

Трюгве Ли сообщил, что с июня 1945 года, когда был подписан Устав, ООН "вела странствующий образ жизни". Ее путь лежал из Сан-Франциско через Лондон, Париж в Нью-Йорк, где в августе 1946 года Секретариат обосновался в Лейк-саксесе. Работа Секретариата ООН протекала в неудовлетворительных условиях, не хватало служебных и жилых помещений. Служащих в ООН в то время насчитывалось три тысячи человек. Бюджет ООН в 1946 году составлял 25 миллионов долларов. Генеральный секретарь обратился к Ассамблее с просьбой дать разрешение на постройку нового здания штаб-квартиры Организации Объединенных Наций.

Общая дискуссия

В общей дискуссии по докладу генерального секретаря ООН выступили 40 глав делегаций. Многое из того, что говорилось тогда, не представляет уже интереса для большинства читателей этой книги. Однако были выступления, которые и сегодня помогут проследить борьбу двух различных политических линий на международной арене.

С первых дней работы сессии Генеральной Ассамблеи противники укрепления мира и международного сотрудничества стремились подорвать авторитет новой организации, сорвать мероприятия по обеспечению мира и безопасности народов. Особое недовольство вызывал у них принцип единогласия великих держав. Вот характерные выступления представителей этой политической линии.

Представитель Кубы Белт внес предложение об изменении системы голосования в Совете Безопасности. Белт довольно цинично заявил, будто делегации, выступающие теперь за отмену принципа "вето", не голосовали против принятия этого принципа на конференции в Сан-Франциско лишь из тактических соображений, рассматривая его как "временный", пригодный для "переходного периода". Далее он заявил: "Конференция в Сан-Франциско работала в чрезвычайных условиях, когда война еще не была закончена. Главная забота США и Великобритании заключалась в том, чтобы Советский Союз участвовал в войне против Японии..."

Ему вторил представитель Аргентины д-р Арсе. "Право "вето" должно быть отменено и заменено системой совпадающих голосов двух третей или трех четвертей членов Генеральной Ассамблеи. Эта система должна быть принята для исполнительного органа, а именно для Совета Безопасности..." Арсе, явно не понимая всей смехотворности своих притязаний, стал угрожать тем, что в случае несогласия с его требованием "не будет другого практического выхода, как распустить нашу организацию..."*

*(Официальные отчеты второй части первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Пленарные заседания. Издание ООН. Нью-Йорк, 1946, стр. 28 (русский текст).)

Аналогичную позицию заняли представители Австралии, Бельгии, Новой Зеландии, Сальвадора, Филиппин и другие. Все они требовали ревизии Устава ООН, и у всех цель в конечном счете была одна: подорвать сотрудничество стран, вынесших основную тяжесть борьбы с гитлеризмом, добиться изоляции Советского Союза.

Представитель Англии Ноэль Бэйкер действовал не столь прямолинейно. Он заявил, что английское правительство в настоящее время не собирается настаивать на изменении Устава ООН, но в то же время предложил "внести улучшения в правила процедуры Совета Безопасности". Несмотря на туманную форму этих предложений, делегатам стало ясно, кто стоит за спиной делегаций, выступавших с нападками на принцип единогласия великих держав.

Принцип единогласия великих держав, являющийся основой Организации Объединенных Наций, подвергся открытым и косвенным нападкам со стороны некоторых делегаций, видевших в нем серьезное препятствие, мешающее диктовать волю одной группы государств другим государствам. Они хотели добиться такой процедуры голосования, которая позволяла бы навязывать Совету Безопасности решения, угодные Соединенным Штатам и Англии, сторонники которых составляли большинство в Совете Безопасности.

Против планов ревизии Устава ООН выступили делегации Советского Союза, Белоруссии, Украины, Польши, Чехословакии, Югославии, а также Индии и других стран. Глава делегации Советского Союза в своем выступлении 29 октября 1946 года на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи заявил, что споры о "вето" и вся теперешняя дискуссия делают необходимым говорить открыто о противоречиях и о двух основных тенденциях в борьбе за влияние на основной курс работы ООН. Одна из них видит свою опору в основных устоях Организации Объединенных Наций и в уважении к тем принципам, которые положены в ее основу. Другая, напротив, направлена на то, чтобы расшатать фундамент, на который опирается ООН, и расчистить путь для представителей другого курса. Со стороны этих последних сейчас и идут всякие наскоки как в виде прямых атак, так и обходами с флангов...

Лига наций оказалась бессильной в принятии мер против агрессивных держав, у которых всегда имелась возможность найти себе пособника в составе членов Лиги. Устав ООН ввел новый порядок в принятии решений. Теперь установлено, что Генеральная Ассамблея принимает свои важные решения большинством в две трети голосов. Что же касается Совета Безопасности, на котором лежит главная ответственность за обеспечение мира и за мероприятия против агрессии, то для решения такого рода вопросов в Совете Безопасности требуется не только большинство голосов, не менее чем 7 из 11 членов Совета Безопасности, но и обязательное единогласие пяти великих держав: США, СССР, Великобритании, Франции и Китая; это единогласие является как бы гарантией интересов Объединенных Наций в целом...

Делегация БССР подписывает Устав ООН
Делегация БССР подписывает Устав ООН

Происходящие споры и борьба вокруг так называемого "вето" показывают, что теперь имеется обострение противоречий между двумя основными политическими установками, из которых одна заключается в защите признанных всеми нами принципов международного сотрудничества больших и малых государств, а другая - в стремлении некоторых влиятельных группировок развязать себе руки для безудержной борьбы за мировое господство... "Противостоять такого рода ненасытным аппетитам - важнейшая задача ООН",-подчеркнул представитель Советского Союза*.

*("Правда", 31 октября 1946 г.)

Глава делегации Белоруссии, выступая 28 октября 1946 года на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи, заявил, что нападки представителей некоторых делегаций на принцип единогласия великих держав преследуют цель разбить, подорвать основы Объединенных Наций... Изменение порядка принятия решений Советом Безопасности по важнейшим вопросам организации международного мира таит в себе опасность превратить этот орган в орудие навязывания одними государствами своей воли другим государствам. Поэтому делегация Белорусской ССР решительным образом возражает против ревизии Устава ООН.

Точку зрения белорусского представителя полностью поддержал глава делегации Украинской ССР. В своем выступлении 31 октября он заявил, что шум, поднятый на сессии вокруг так называемого права "вето", есть только составная часть наступления сторонников политики мирового господства. Есть люди, которые недовольны существующим положением и хотели бы изменить его: вместо единогласия положить в основу разногласия, вместо соглашения - распри, вместо сотрудничества - конфликты. Видимо, потерпевшие поражение темные силы зла желали бы взять реванш, развернуть отравляющую общественное сознание пропаганду...

Представительница Индии г-жа Виджайя Пандит (сестра Дж. Неру) заявила, что Индия не только поддерживает принципы и цели Устава ООН, но и твердо намерена осуществлять их на практике. Индия находится здесь для того, чтобы укрепить ООН и чтобы дать ей возможность выполнить задачи, которые нам всем дороги. Согласие великих держав абсолютно необходимо для этой цели. Индия относится положительно к этому принципу, считая, что он является необходимым условием для обеспечения единодушия великих держав в важнейших решениях... "Давайте же направим нашу энергию к этой цели и давайте двигаться вперед, не забывая, что в единстве наших задач и действий заложена надежда всего мира!"

Беседа во время приема. Нью-Йорк, 1952 год. Слева г-жа Пандит Неру, посол Индии в Лондоне, член индийской делегации в ООН
Беседа во время приема. Нью-Йорк, 1952 год. Слева г-жа Пандит Неру, посол Индии в Лондоне, член индийской делегации в ООН

Глава польской делегации Ржимовский 28 октября 1946 года подчеркнул, что Польша выступает против всех попыток создать враждебные друг другу группировки держав. Польша возражает поэтому и против всех попыток подорвать порядок голосования, установленный в Совете Безопасности. "Мы не можем, - сказал Ржимовский, - отказаться от этого принципа. В противном случае мы уничтожили бы фундамент здания, которое начали возводить с такими трудностями".

Югославский представитель Симич заявил, что сама постановка вопроса о пересмотре принципа единогласия великих держав в Совете Безопасности вызывает беспокойство миролюбивых народов. Принцип единогласия великих держав в Совете Безопасности является краеугольным камнем ООН. Единство великих держав полностью отвечает подлинным интересам малых стран. Югославия поддерживает этот принцип.

После окончания общей дискуссии пленум Генеральной Ассамблеи утвердил повестку дня сессии, представленную Генеральным комитетом, и распределил вопросы по комитетам.

Уолл-стрит

Это название известно всему миру; оно издавна стало символом американских монополий, претендующих на мировое господство.

Уолл-стрит оказался совсем не таким, каким мы ожидали его увидеть. Нас поразило, что эта улица была узка, тесна, коротка; она состоит всего лишь из нескольких кварталов и одним концом упирается в кладбище, а другим - в старую церковь.

Откуда пошло название Уолл-стрит? Оказывается, в XVII веке голландцы построили на этом месте каменную стену для защиты от нападений англичан, закрепившихся неподалеку (Уолл - стена, стрит - улица). Под защитой стены и солдат обосновались конторы купцов и ростовщиков. А ныне в десятках небоскребов здесь разместились банки Моргана, Меллона, Гарримана, Лимэна, "Кун-Лэб и К0", оффисы Рокфеллера, Форда, Вандербильта, Дюпона и других воротил из известных семейств финансово-промышленных магнатов Америки.

Уолл-стрит является как бы финансовым сердцем всей Америки, и долларовый поток циркулирует по "кровеносной системе" банков, бирж, различных дочерних компаний, торговых палат, маклерских контор. Хозяева этих банков управляют через Вашингтон всей Америкой, а хотели бы управлять и всем миром.

В нижней части Манхэттена, недалеко от Уолл-стрита, на небольшом островке находится знаменитая статуя Свободы, высотой в 46 метров, в основании которой расположен музей первых иммигрантов. Статуя Свободы, созданная скульптором Бартольди, была подарена Соединенным Штатам Францией в 1884 году. Я в шутку сказал своим товарищам, что уоллстритовцы намеренно водрузили ее на остров и превратили в музей, чтобы оградить американцев от идей свободы.

На Уолл-стрите находится знаменитая нью-йоркская фондовая биржа, которую мы посетили. В вестибюле нас встретил полицейский и попросил предъявить пропуска. Мы предъявили ооновские удостоверения, которые он внимательно просмотрел. Потом позвал молодого человека (детектив?) и велел ему сопровождать нас. Мы поднялись на третий этаж и вошли в зал, где заседает Комитет директоров фондовой биржи. Вокруг круглого стола стояли мягкие кожаные кресла и среди них высокое кресло председателя. Сопровождающий кратко рассказал нам об истории биржи, сообщил некоторые сведения об ее уставе, структуре и о проводимых ежедневно операциях. Оказывается, биржа была создана более ста лет назад; ее задачей является купля-продажа акций, выявление рыночной стоимости фондовых ценностей, биржа держит связь с держателями акций по всей Америке, производит операции и сделки, играя на повышении или понижении акций.

Потом нас повели на галерею, откуда хорошо был виден операционный зал, в котором было множество взволнованных людей, кричавших во все горло и жестикулировавших руками. Это был какой-то разворошенный человеческий муравейник. Особая суета царила перед световым табло, на котором появлялись и исчезали цифры "сиюминутного" курса акций той или иной компании. Мы спустились в большой зал, нафаршированный стеклянными конторками-клетушками с телефонными аппаратами; в них сидели и стояли маклеры, что-то кричащие в трубки осипшими голосами и одновременно зорко следившие за изменениями на табло и маневрами своих коллег. Здесь заключались сделки "стоимостью" в тысячи и миллионы долларов, покупались и продавались акции, по залу непрерывно бегали маклеры и служащие. В зале стоял такой шум, что мы с трудом могли слышать нашего сопровождающего. Мне, как врачу в прошлом, обстановка напомнила психиатрическую больницу с буйно помешанными больными. Впрочем, маклеры - это вполне трезвомыслящие люди с молниеносной реакцией на происходящее. Они представляют на бирже своих могущественных хозяев и оперируют огромными суммами.

Посещение Уолл-стрита и биржи произвело сильное впечатление.

Ленин писал об американском империализме: "Монополия, раз она сложилась и ворочает миллиардами, с абсолютной неизбежностью пронизывает все стороны общественной жизни..."* Теперь этого уже не отрицают и в самой Америке. Я с интересом прочел нашумевшую книгу Ф. Ландберга, который приводит интереснейшие данные о 200 семействах, которым фактически принадлежит власть в стране. Подумать только: 1 проценту семей США принадлежит 76 процентов всего национального богатства Соединенных Штатов!

*(В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 27, стр. 355.)

Уолл-стрит контролирует экономическую жизнь страны, самыми различными методами воздействует на работу конгресса, законодательство, выборы высоких должностных лиц. Позиции Уолл-стрита в государственной машине Соединенных Штатов трудно переоценить. Сращивание монополий с административной бюрократией составляет существо сложных процессов, которые в целом определяются понятием американского государственно-монополистического капитализма. Монополистический капитал всеми средствами укрепляет свою диктатуру.

На службе Уолл-стрита состоит гигантский пропагандистский аппарат, который не только скрывает от американцев существо антинародной, зачастую преступной деятельности заправил Уолл-стрита, но делает все для того, чтобы "облагородить" их, выставить в роли "благодетелей человечества".

Замечу, что, несмотря на миллионные тиражи газет, высокоразвитое телевидение, американцы, находящиеся во власти прессы монополий, пожалуй, довольно неосведомленный народ, сознание которого отравлено огромными дозами дезинформации и прямой лжи о том, что происходит в их стране и во всем мире.

Франклин Делано Рузвельт предостерегал, что чрезвычайная концентрация власти в руках монополий представляет собой серьезнейшую угрозу демократии. Уже первые послевоенные годы подтверждали это. Реакция начинала поход против прогрессивно мыслящих американцев (так называемая "охота за ведьмами"), вдохновляла гонения против рабочих организаций, финансировала расистских мракобесов, взращивала американский фашизм.

Многие предостережения против фашистской угрозы казались тогда, в 1946-м, совершенно беспочвенными. "Фашизм у нас, в демократической Америке?! - иронизировали они. - Но это же совершенно невозможно". Но пройдет немного времени, и рост правой опасности станет очевидным фактом. Разгул маккартизма сведет на нет хваленые американские "свободы", террор против передовых рабочих, демократических деятелей, негров примет массовые масштабы. По велению боссов Уолл-стрита их ставленники в администрации, ЦРУ, ФБР, Пентагоне развертывали широкую деятельность по превращению Штатов в "полицейское государство".

Уолл-стрит активно стремился к мировому господству, и для достижения этой цели он не останавливался ни перед чем. Гонка вооружений, организация военных баз в десятках стран, финансовая помощь и вооруженная поддержка реакционных сил и режимов всюду, где это возможно, настойчивое стремление превратить Организацию Объединенных Наций в свое послушное орудие, нарушение международных соглашений и обязательств, открытое и бесцеремонное вмешательство во внутренние дела других стран, попрание их национального суверенитета, их независимости - таковы были дела Уолл-стрита. Так осуществлялся девиз: "Мои деньги - моя дипломатия". Они создали союз бизнеса, дипломатии и военных, впоследствии выросший в чудовище военно- промышленного комплекса.

В те годы особые надежды Уолл-стрит возлагал на свою "атомную монополию". Но об этом позже.

И в заключение необходимое пояснение. Раньше термин "Уолл-стрит" олицетворял весь монополистический капитал Америки. Действительно, на протяжении длительного времени единственным крупным финансовым, а также и промышленным центром США был Северо-Восток "во главе" с Нью- Йорком. Но затем, особенно в ходе и после второй мировой войны, в стране возникли и стали подниматься, прежде всего на дрожжах военных заказов, новые мощные экономические районы. Главным конкурентом Уолл-стрита стали финансово- промышленные монополии Среднего Запада (Чикаго). Быстро расширяли свои позиции в стране техасские "нефтяные короли". На Дальнем Западе и в Калифорнии поднялись и переживают пору стремительного роста молодые группы капиталистических хищников, наживающие огромные прибыли на гонке вооружений.

Все эти группировки "большого бизнеса" Америки ведут между собой ожесточенную конкурентную борьбу.

Прием у Нельсона Рокфеллера

Скажу откровенно: я очень хотел увидеть живого миллиардера. И вот такая возможность представилась. Вместе с другими дипломатами мы получили приглашение на прием к одному из виднейших деятелей Уолл- стрита - миллиардеру Нельсону Рокфеллеру, устроившему прием у себя на Пятой авеню в честь глав делегаций, прибывших на сессию Генеральной Ассамблеи.

Прежде чем пойти на прием, мы прочитали много материалов о Рокфеллерах (газеты и журналы охотно освещали эту тему). Узнали, что династия Рокфеллеров, имеющая длительную историю, в настоящее время контролирует десятки банков, концернов, компаний с акционерным капиталом свыше десяти миллиардов долларов.

Основателем династии Рокфеллеров был Джон Дэвисон Рокфеллер-старший, отец которого, уроженец Германии, покинул ее в XVIII веке. Начав карьеру в качестве компаньона небольшой фирмы, не гнушаясь откровенно гангстерскими методами, Рокфеллер стал "делать деньги". Он создал целую нефтяную империю и стал одним из богатейших людей в мире. Он умер в 1937 году, не дожив двух лет до ста.

Наследником нефтяной империи остался Джон Дэвисон- младший (умер в 1960 году); у него было пятеро сыновей и одна дочь. Он оставил сыновьям и внукам наследство более 10 миллиардов долларов.

В 1946 году империей Рокфеллеров, штаб которой находится на Уолл-стрите, правили Джон, Нельсон, Лоуренс, Уинтроп и Дэвид. Братья распределили между собой обязанности по управлению делами своей империи. Джон Рокфеллер Третий стал главой династии и руководителем "семейной филантропии", Нельсон - международная и внутренняя политика, Лоуренс - военная промышленность и биржа, Уинтроп - нефтяной бизнес, Дэвид - руководитель банков династии.

Рокфеллеры - одна из самых богатых семей в Америке. Годовой доход семьи Рокфеллеров составляет сотни миллионов долларов. Их прежде всего можно отнести к "некоронованным королям" Америки.

Интересы рокфеллерского треста протянулись далеко за пределы Соединенных Штатов. Рокфеллеры получали огромные прибыли с нефтяных предприятий в Венесуэле, на Ближнем Востоке (Саудовская Аравия, Ирак, Кувейт, Иран). Они хищнически эксплуатируют природные ресурсы и народы ряда стран. Рокфеллеры захватили выгодные позиции в атом- но-ракетном бизнесе - производят атомные и водородные бомбы, ракеты всех видов, строят военные корабли и подводные лодки. Их кредо: "Нет бога, кроме доллара, нет бизнеса выгоднее, чем война". Пресса утверждает, что Рокфеллеры за время второй мировой войны "заработали" более двух миллиардов долларов. "Жирным пирогом" для них оказалась и гонка вооружений, развязанная Пентагоном в послевоенные годы.

В 60-этажном небоскребе на Бродвее размещался "Стандард ойл компани". Это главный штаб Рокфеллеров и "сердце" их нефтяной империи. Незримые нити деловых связей, экономического влияния и политической власти протянулись отсюда во многие районы Штатов. Во всех городах Америки, на железных и автомобильных дорогах, на бензозаправочных станциях бросается в глаза броская реклама "ЭССО", что означает "Стандард ойл компани". Это слово нередко встречается и во многих других капиталистических странах.

На Уолл-стрите расположено здание "Чейз Манхэттен бэнк", который является вторым банком в стране после калифорнийского "Бэнк оф Америка". Его возглавляет Дэвид Рокфеллер. Во всех городах Америки, а также в большинстве столиц западного мира имеются филиалы этого банка, капитал которого превышает восемь миллиардов долларов. Банк финансирует атомную и автомобильную промышленность, сталелитейные предприятия, транспорт, электростанции, каменноугольные, медные и оловянные рудники, страховые общества, издательские компании.

Рокфеллеры владеют многими газетами и журналами, но, кроме этого, они занимают второе место после моргановского блока по количеству помещаемых в газетах и журналах реклам, используя все, что может служить их интересам.

Чтобы меньше платить налогов, семья Рокфеллеров создала специальные "благотворительные" фонды и, поставив эти фонды на службу своим целям, через них осуществляет контроль над многочисленными университетами, научными учреждениями не только в Соединенных Штатах, но и во многих других странах. Что же касается "филантропических" и "общественных" мероприятий, на которые Рокфеллеры ежегодно "жертвуют" миллионы долларов, то они довольно специфического свойства. Известно, в частности, что рокфеллеровские банки финансируют антикоммунистические и антисоветские организации в Западной Европе.

Американские газеты подробно расписывали дома, виллы, поместья Рокфеллеров стоимостью в сотни миллионов долларов. Вот как описывала нью-йоркская "Геральд трибюн" одно из имений - Покантико-Хиллс. На высоком холме, в двух милях от реки Гудзон, расположен огромный дом, обнесенный высокой оградой. Тридцать сторожей патрулируют этот участок. Главное здание насчитывает 50 комнат. Специальные помещения в подвалах дома отведены внушительной коллекции из 30 тысяч разного вида жуков, собранных со всего мира. В первом этаже расположены две приемные, грандиозный зал, гостиная и столовая. Над двумя этажами роскошных спален находятся помещения для слуг дома - их 350. К дому примыкает розарий, устроенный наподобие японского сада и украшенный статуями. Круглый год в имении содержится 30 упряжек лошадей. Оборудование дома включает лифты личного пользования и установки эрконди- шен. В Покантико-Хиллс расположены дома трех сыновей Рокфеллера - Нельсона, Лоуренса и Джона Дэвисона Третьего. Нельсон Рокфеллер без конца перестраивает свои владения, реконструирует сады и парки и т. д.

На обширном холме находится специальное здание для игр. В нижнем этаже - бассейн для плавания, соединенный с двумя теннисными площадками, гардеробом и душами. На первом, отделанном дубом, этаже расположены кегельбан, площадка для игры в мяч, большая гостиная, салон для игры в карты и кухня для приготовления легких ужинов. В башне находится бильярдная; рядом с домом поле для гольфа.

Построено свыше пятидесяти миль автомобильных дорог и аллей для верховой езды со специальными туннелями и виадуками, чтобы избежать пересечения с общим шоссе. На ферме в Покантико-Хиллс имеется стадо породистых молочных коров. И таких поместий Рокфеллеров немало в Америке.

О Нельсоне Рокфеллере американские газеты писали, что отец с ранних лет готовил его к политической карьере, что с его именем связывали далеко идущие планы рокфеллеровской династии в сфере власти.

Нельсон родился в 1908 году, в штате Мэн, на побережье Атлантики, и учился в частной привилегированной школе в Нью-Йорке. Говорят, он не очень утруждал себя учебой. Занимался спортом, посвящал вечера танцам. На своем роскошном "бьюике" часто совершал прогулки за город в приятном обществе.

После окончания высшего учебного заведения Нельсон Рокфеллер женился на дочери филадельфийского миллионера Мэри Кларк и отправился в свадебное путешествие, в ходе которого он, сочетая приятное с полезным, расширял деловые контакты как представитель династии Рокфеллеров. По возвращении в США в 1930 году ему поручили вести нефтяные дела фирмы в Латинской Америке. Начало его карьеры совпало с известным экономическим кризисом 1929 года, сопровождавшимся многочисленными банкротствами в Америке. Нельсон со своими советниками подготовил программный документ о роли США в Латинской Америке и направил его президенту. После ознакомления с этим документом Рузвельт пригласил Рокфеллера возглавить комитет, ведающий отношениями с Латинской Америкой. 32-летний Нельсон дал согласие и, приехав в Вашингтон, занял кресло председателя Комитета по координации межамериканских дел. Это помогло ему еще более укрепить нефтяные интересы Рокфеллеров в странах Латинской Америки и даже воздействовать - в качестве официального представителя правительства США - на руководящие круги этих стран.

Во время второй мировой войны Нельсон Рокфеллер был назначен заместителем государственного секретаря США по Латинской Америке. В годы президентства Эйзенхауэра он назначается на важный пост руководителя Совета по планированию внешней политики США. Н. Рокфеллер имел отношение к работе Организации Объединенных Наций. Он приветствовал решение, чтобы штаб-квартира ООН была размещена в Нью-Йорке, и вошел в состав американского комитета по подысканию места для строительства зданий ООН. Рокфеллеры ассигновали восемь миллионов долларов для покупки земельного участка на берегу реки Ист-Ривер для строительства здесь зданий штаб-квартиры ООН. (Здания были построены в 1953 году.)

Нельсон занимался не только политической деятельностью. Никогда не забывая о главном для себя деле, он занимал директорские посты в шестнадцати корпорациях.

В 1957 году Нельсон Рокфеллер был избран губернатором штата Нью-Йорк. В американских газетах строили много предположений о том, что Рокфеллер "метит в президенты". Известно ведь, что Рузвельт тоже был губернатором штата Нью-Йорк, а потом стал президентом США. Занимая на протяжении ряда лет пост губернатора штата Нью-Йорк, Нельсон действительно дважды выставлял свою кандидатуру на президентских выборах, но успеха не добился.

...В назначенный час мы подъехали к небоскребу Рокфеллера на Пятой авеню. Нас доставили на 21-й этаж, где гостей встречал хозяин дома - коренастый, широкоплечий человек средних лет с улыбкой под "простецкого парня" и холодным взглядом острых серых глаз. После обмена приветствиями Нельсон Рокфеллер попросил своего сына показать гостям квартиру, состоявшую из 22 комнат. Квартира была украшена картинами Брака, Матисса, Пикассо и "опусами" модных художников-абстракционистов. Каждая комната была отделана в японском, китайском, персидском или турецком стиле; были "зеркальные комнаты", инкрустированные золотом и драгоценными камнями, "охотничьи"," отделанные мореным дубом и карельской березой. В зимнем саду мы увидели растения из разных стран мира.

Рокфеллер был приветлив и учтив, держал себя просто; с бокалом вина он подходил к каждому гостю и вел кратковременный разговор. У меня он спросил, нравится ли мне Нью-Йорк и какой город является столицей Белоруссии. Я ответил, что Нью-Йорк большой, шумный город, в котором трудно дышать и невозможно жить долго. Назвал столицу Белоруссии. Рокфеллер подумал и потом сказал:

- Кажется, этот город расположен между Варшавой и Москвой?

Я подтвердил.

Обстановка приема была изысканной и хлебосольной. Поражало обилие всякого рода напитков и яств.

На приеме присутствовал младший брат, Дэвид Рокфеллер; дипломаты называли его самым выдающимся банкиром в мире. Это был высокий, статный мужчина; окончил в 1936 году Гарвардский университет. Во время второй мировой войны Дэвид служил в качестве офицера армейской разведки. После войны он выбрал себе деловую карьеру, занялся бизнесом и фактически стал во главе семейного банка Рокфеллеров "Чейз Манхэттен бэнк".

Дружеское рукопожатие с членами гвинейской делегации
Дружеское рукопожатие с членами гвинейской делегации

...Трагичной оказалась судьба семнадцатилетнего сына Нельсона Рокфеллера, Майкла, показывавшего нам квартиру. Он учился в институте изящных искусств и увлекался этнографией и живописью народов Азии и Африки. Во время каникул он решил вместе со своим товарищем по институту отправиться к берегам Новой Гвинеи, чтобы собрать новые материалы для своего домашнего музея. Однажды, когда они совершали прогулку на моторной лодке по большой реке в джунглях, заглох мотор и лодку понесло по течению в устье реки, впадающей в океан. Проводник - местный житель, почувствовав опасность, предложил Рокфеллеру и его другу бросить лодку и вплавь добраться до берега. Майкл отверг это и продолжал попытки завести мотор. Но все было тщетно. Проводник поплыл к берегу. Тогда Майкл связал проволокой два бидона из-под бензина и тоже бросился за борт. Его друг плохо плавал и поэтому остался в лодке. Проводник благополучно доплыл до берега, поднял тревогу и начал искать Рокфеллера, но тот исчез... Поиски сына миллиардера велись силами кораблей седьмого американского военно-морского флота. После месячных поисков (это было в ноябре 1961 года) в океане была найдена лодка и в ней еще живой друг Майкла. Позже американские газеты сообщили о трагической гибели у берегов Новой Гвинеи сына Нельсона Рокфеллера. Было высказано предположение, что Майкла проглотила акула.

В первом комитете

После окончания общей дискуссии началась работа комитетов в здании Лейк-саксес, что в переводе с английского означает "Озеро успеха".

Это было огромное здание - заводской корпус, наспех переоборудованный для работы ооновских комитетов. Вся дальнейшая работа сессии протекала на "Озере успеха", и корреспонденты иронически писали, что будущее покажет, насколько такое название будет соответствовать результатам работы Генеральной Ассамблеи. Выбранное американскими властями место трудно было признать удачным: поездка на автомашине туда и обратно отнимала два часа времени.

В функции Первого комитета входило рассмотрение всех политических вопросов, включая вопросы безопасности и сокращения вооружений. Председатель Д. 3. Мануильский, открыв заседание комитета, огласил повестку дня, включавшую 12 вопросов. Повестка дня была утверждена, и комитет 2 ноября 1946 года приступил к работе.

Первым вопросом обсуждался прием новых членов в Организацию Объединенных Наций*.

*(Согласно Уставу, Генеральная Ассамблея ООН принимает новых членов в Организацию по рекомендации Совета Безопасности.)

После соответствующего обсуждения комитет единогласно решил рекомендовать Генеральной Ассамблее принять в ООН, согласно рекомендации Совета Безопасности, Афганистан, Исландию и Швецию. Пленум Генеральной Ассамблеи утвердил решение Первого комитета. Теперь Организация Объединенных Наций стала насчитывать в своих рядах 54 государства.

Далее Первый комитет приступил к обсуждению вопроса о применении в Совете Безопасности статьи 27 Устава ООН и предложения о созыве конференции ООН для пересмотра Устава. Эти предложения внесли делегации Австралии и Кубы.

В статье 27 сформулировано исключительно важное положение относительно принципа единогласия пяти великих держав. Решения Совета Безопасности по всем вопросам, кроме вопросов процедуры, "считаются принятыми, когда за них поданы голоса семи членов Совета, включая совпадающие голоса всех постоянных членов Совета".

Прошло уже более года, как принцип единогласия великих держав, являющийся фундаментом ООН, подвергался ожесточенным нападкам со стороны тех, кто скрыто или откровенно выполнял волю империалистических кругов.

Представители Австралии, Кубы, а также Аргентины, Бельгии, Сальвадора, Филиппин произносили длинные речи, повторявшие с некоторыми изменениями все то, что они говорили в общей дискуссии на пленуме Генеральной Ассамблеи. Однако лишь немногие делегации поддержали предложение о созыве конференции ООН для пересмотра Устава. Поэтому большинство противников права "вето" предпочли идти окольными путями, пряча свои подлинные намерения и утверждая, будто они борются не против принципа единогласия, записанного в Уставе, а против того, как он применяется на практике. Было ясно, однако, что цели у тех и других были общие - подорвать основы послевоенного международного сотрудничества.

Представитель Советского Союза А. Я. Вышинский в своем выступлении вскрыл подлинную сущность предложений, направленных на отмену принципа единогласия, и подверг резкой критике позицию тех делегаций, которые домогались этого. Касаясь истории вопроса, он указал, что в декабре 1944 года не кто иной, как президент США, покойный Рузвельт, предложил принять в Думбартон-Оксе правило "вето", которое потом было сформулировано в статье 27 Устава ООН. Было установлено, что решения Совета Безопасности по всем вопросам, кроме процедурных, считаются принятыми, когда за них поданы голоса семи членов Совета, включая совпадающие голоса всех постоянных членов Совета. Речь шла, таким образом, о том, как наиболее эффективно обеспечивать принятие решений в интересах сохранения всеобщего мира и безопасности народов*.

* (Официальные отчеты второй части первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Пленарные заседания, стр. 277, 279 (русский текст)).

В дискуссии по этому вопросу выступило более 40 ораторов. Представители Украинской ССР, Белорусской ССР, Польши, Чехословакии, Югославии в своих выступлениях последовательно защищали принципы международного сотрудничества и категорически высказывались против проектов резолюций, авторы которых намеревались превратить ООН в пустую говорильню.

На голосование была поставлена резолюция французской делегации, в которой предлагалось "установить логическую классификацию предложений, внесенных различными делегациями", и "отложить обсуждение этих вопросов своей повестки дня для того, чтобы позволить делегациям, в частности постоянным членам Совета Безопасности, всесторонне изучить внесенные предложения".

В результате голосования эта резолюция была принята 38 голосами против 6 при 5 воздержавшихся. Это отвечало интересам тех кругов, которые намеревались путем закулисных маневров добиться того, что труднее было сделать в условиях открытого обсуждения.

Затем Первый комитет приступил к обсуждению внесенного СССР вопроса о пребывании вооруженных сил Объединенных Наций на территориях невражеских государств. Представитель Советского Союза В. М. Молотов выступил с аргументированной речью, проникнутой заботой о международной безопасности.

- Когда шла война, было неизбежно, что войска Советского Союза, США и Англии вступили на территорию дружественных им государств, чтобы выполнить великую освободительную задачу в отношении тех народов, которые в ходе войны подпали под гитлеровскую оккупацию. Когда кончилась война, естественно, встал вопрос об отзыве союзных войск домой. Разумеется, это не относится к территориям бывших вражеских государств, поскольку для пребывания союзных войск на такого рода территориях имеются свои серьезные основания. Но в некоторых случаях, - продолжал оратор, - войска союзных государств еще до сих пор остаются в чужих странах, являясь средством иностранного вмешательства во внутренние дела этих стран и оказывая давление на взаимоотношения между государствами. Некоторые державы (Соединенные Штаты и Англия) развернули широкую сеть авиационных и военно-морских баз далеко за пределами своих стран. В связи с этим Советское правительство внесло предложение, чтобы государства - члены ООН представили в Совет Безопасности определенные сведения о вооруженных силах, находящихся на территориях других Объединенных Наций*.

*(См. "Правда", 21 ноября 1946 г.)

Делегаты понимали, что при этом неизбежно встанет вопрос об английских войсках в Греции и об американских войсках в Китае.

Выступивший в прениях английский делегат Кадоган пытался пустить обсуждение поставленного вопроса по шаблонному пути - "дополнительно изучить", "получить новые сведения" и так далее, чтобы в конце концов утопить конкретный и ясный вопрос в дипломатической рутине.

Американский представитель сенатор Коннэлли в своем выступлении признал, что требуемая информация может быть полезна Совету Безопасности и что "все согласны" представить информацию о численности своих войск, находящихся на бывших вражеских территориях. Представитель Франции выступил в том же духе.

Нашлись и противники советских предложений, что вызвало длительную дискуссию. В результате голосования советских предложений были единогласно приняты 1, 2 и 3 пункты, в которых говорилось о предоставлении информации ООН относительно союзных войск, а также авиационных и морских базах государств - членов ООН, находящихся на чужих территориях.

28 ноября 1946 года Первый комитет приступил к обсуждению советского предложения о всеобщем сокращении вооружений. Это был один из самых значительных дней работы сессии. Советский Союз, верный ленинским традициям, развернул четкую и ясную программу борьбы за мир. Речь советского представителя была выслушана с большим вниманием не только участниками Ассамблеи, но и всем миром. Она транслировалась по радио и одновременно переводилась с русского на английский, французский, испанский и китайский языки.

Вот основные положения этой речи.

Как известно, вопросом сокращения вооружений занимались Лига наций, специальные конференции по разоружению, но "воз и ныне там".

Первая и особенно вторая мировые войны, когда жертвы этих войн достигли огромных, невиданных размеров и исчисляются десятками миллионов людей, должны бы убедить человечество в том, что необходимо теперь же принимать серьезные меры, чтобы не допустить новой войны. Народы хотят прочного и демократического мира. Всеобщее сокращение вооружений должно охватить все страны и должно касаться всех видов оружия. Только в этом случае оно достигнет своей цели. Осуществление решения о сокращении вооружений должно включать в качестве первоочередной задачи запрещение производства и использования атомной энергии в военных целях. Для этого необходимо выработать международную конвенцию о запрещении атомного оружия. Нужно, далее, учредить в системе Совета Безопасности, несущего главную ответственность за всеобщий мир и безопасность, международный контроль, действующий на основании особого положения, в котором предусмотреть создание специальных органов инспекции. Для этого предлагается создать комиссию по контролю за выполнением решения о сокращении вооружений и комиссию по контролю за выполнением решения о запрещении использования атомной энергии в военных целях*.

*(См. "Правда", 29 ноября 1946 г.)

После выступления советского представителя началось обсуждение предложения о всеобщем сокращении вооружений.

В прениях выступили представители многих стран Европы, Америки, Азии, и почти все они приветствовали инициативу Советского Союза. Представители Канады и Аргентины сделали существенные оговорки в отношении советских предложений. Они заявили, вновь повторяя свои старые утверждения, что принцип работы Совета Безопасности, в системе которого должен осуществляться международный контроль над сокращением вооружений, будто бы является препятствием на пути к выполнению этой задачи. Они предложили, чтобы контроль над всеобщим сокращением вооружений был поручен самостоятельному международному органу, в котором отсутствовало бы право "вето" великих держав и который обладал бы неограниченными полномочиями в области инспекции.

Представитель Белоруссии выступил против попыток увести комитет от существа обсуждаемого вопроса. Нельзя повторять роковые ошибки Лиги наций. Надо решительно стать на путь ограничения, а затем и полного уничтожения средств, при помощи которых осуществляются войны и насилие одних государств над другими.

Нельзя забывать страдания народов, уроки недавнего прошлого. Во вторую мировую войну было вовлечено большинство стран мира, с населением более 1500 миллионов человек. История еще не знала такого массового истребления людей и разрушения материальных ценностей, какое было в этой войне. Гитлер воспитывал своих солдат в духе господства так называемой высшей германской расы над "низшими" расами, прививал своему агрессивному воинству дух звериной жестокости и садизма.

Во время моего пребывания на 1-м Белорусском фронте, сказал представитель БССР, мне показали памятку убитого немецкого солдата. Вот что там было написано: "Помни и выполняй!"...

"Нет нервов, сердца, жалости - ты сделан из немецкого железа. Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик. Убивай, этим самым спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься навек... Мы поставим на колени весь мир. Германия - абсолютный хозяин мира. Ты будешь решать судьбы Англии, России, Америки. Как подобает германцу, уничтожай все живое, сопротивляющееся на твоем пути, думай всегда о возвышенном - о фюрере, и ты победишь. Тебя не возьмет ни пуля, ни штык. Завтра перед тобой на коленях будет стоять весь мир". Вот звериная философия, которая официально проповедовалась в бывшей фашистской Германии!

- Я спрашиваю,- продолжал оратор, - представителя Аргентины, господина Арсе, врача по профессии, как вы относитесь к этой теории? А ведь Латинская Америка вполне могла бы быть завоевана Гитлером. Что бы вы сказали, если бы гитлеровские палачи действовали у вас, как на Украине или в Белоруссии? Счастье человечества, что война завершилась полной победой демократических сил над фашизмом, полной победой всех свободолюбивых народов!

Представитель Англии, генеральный прокурор Шоукросс, в своем выступлении заявил, что Великобритания уже значительно сократила свои вооруженные силы, поэтому не может пойти на дальнейшее их сокращение, пока не будет создана "прочная система коллективной безопасности". Он высказался за принятие основных положений, сформулированных канадской делегацией. Шоукросс выразил "опасение", что если делом разоружения будет ведать Совет Безопасности, то любая из великих держав может с помощью "вето" не допустить запрещения того или иного смертоносного оружия.

Поистине странно было видеть попытки представителя одной из ведущих держав антигитлеровской коалиции отстранить от организации международного контроля над разоружением Совет Безопасности, несущий главную ответственность за мир и безопасность народов.

С обоснованными возражениями представителю Англии выступило большинство делегатов. В частности, министр иностранных дел Югославии Симич заявил, что задача сессии - добиваться подлинно эффективного международного контроля, то есть контроля в системе Совета Безопасности.

Много шуму наделало выступление представителя США, сенатора Коннэлли, по обсуждаемому вопросу. Он прямо заявил, что атомную бомбу не следует запрещать до тех пор, пока не будет принято решение о запрещении всех других видов вооружения. Соединенные Штаты, дал понять Коннэл- ли, вообще не согласятся с планом запрещения использования атомной энергии для военных целей, если... И далее сенатор выдвинул столько условий, что, кажется, сам в них запутался. Под конец он представил дело таким образом, будто советское предложение имеет в виду не всеобщее сокращение вооружений, а лишь запрещение атомной бомбы*.

*(Официальные отчеты второй части первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Первый комитет, стр. 95 - 96 (русский текст).)

В те дни среди делегатов пошли разговоры о том, что англо-американцы строят какие-то совместные планы в отношении третьей мировой войны. В сообщении агентства Юнайтед Пресс из Лондона от 1 декабря 1946 года говорилось: "Конни Зилиакус, член парламента от лейбористской партии, выдвинул обвинение в том, что Соединенные Штаты и Великобритания заключили секретный военный договор, направленный против русских и состоящий из четырех пунктов:

1. Стандартизация наземного вооружения и военно-морских орудий на 10-летний период.

2. Принятие единообразного руководства по стандартизации методов обучения для армий двух стран.

3. Обмен офицерами между двумя армиями.

4. Объединение военной разведки".

Английское военное министерство, разумеется, выступило с опровержением.

Но в прессе продолжали публиковаться любопытные сообщения. В газете "ПМ" от 4 декабря 1946 года говорилось, что группа видных ученых - около тысячи человек - была вывезена из Германии и Австрии для выполнения программы секретных научных исследований в Америке в области атомного и ракетного оружия.

Газета "Дейли миррор" сообщала, что США послали в Англию атомную бомбу (без взрывающего устройства) гораздо большей мощности, чем бомба, сброшенная над Хиросимой. Это сообщение совпало с заявлением сенатора Коннэлли, что Англия и Канада имеют атомную бомбу. Бывший военный министр Паттерсон выступил с опровержением, заявив, что Америка не посылала ни атомных бомб, ни расщепляющихся материалов в какую-либо страну. Однако это опровержение не рассеяло тревожных предположений. "Новое оружие утихомирит русских", "Подготовка к третьей мировой войне", "США и Канада заключили секретный военный пакт" - эти сообщения, появлявшиеся в прессе, подливали масла в огонь.

Тем временем работа сессии продолжалась. Было решено назначить подкомитет из представителей 20 государств, который подготовил бы резолюцию по сокращению вооружений и контролю над атомной энергией, приемлемую для всех 54 государств - членов ООН.

В начале декабря 1946 года Политический комитет подробно обсудил проект резолюции, представленный подкомитетом, и утвердил его. В представленном проекте резолюции была изложена в принципе необходимость всеобщего разоружения и запрещения производства и использования атомной энергии в военных целях.

Обсуждение на пленуме Генеральной Ассамблеи вопроса о всеобщем регулировании и сокращении вооружений вызвало живейший интерес не только у дипломатов, но и в самых широких кругах общественности. Зал был переполнен, люди стояли в проходах. Государственный секретарь США Бирнс в своем выступлении говорил о том, что всеобщее сокращение вооружений должно начаться с установления контроля над использованием атомной энергии, в основу которого должен быть положен американский план. Бирнс призвал представителей государств в Комиссии по контролю над атомной энергией ускорить принятие американского плана, известного под названием "план Баруха" (как сам Барух относился к запрещению атомной бомбы, мы уже упоминали).

Министр иностранных дел Англии Бевин рекомендовал соблюдать "бдительность" при сокращении вооружений.

Выступивший на пленуме советский делегат изложил ясную и четкую позицию правительства СССР в вопросах сокращения вооружений и запрещения использования атомной энергии в военных целях. Он заявил, что международная обстановка, сложившаяся после второй мировой войны, благоприятствует успешному решению вопроса о разоружении, и выразил уверенность, что решение о всеобщем сокращении вооружений будет принято единогласно.

Характерно, что в те дни ни один делегат не заявил себя открыто противником сокращения вооружений. Советскую инициативу приветствовали - искренне или показным образом - все участники Генеральной Ассамблеи. И, разумеется, самый сочувственный отклик встретила она со стороны демократической общественности всего мира. Мало кто предполагал тогда, что на пути к осуществлению реальных мер по разоружению и запрещению средств массового уничтожения прогрессивным силам придется преодолеть немало серьезных препятствий и пройдут многие годы, прежде чем будут достигнуты первые практические успехи.

...Дискуссия по вопросу о сокращении вооружений закончилась. Делегаты приступили к голосованию. Резолюция "О регулировании и сокращении вооружений" была принята единогласно под аплодисменты делегатов и публики. Вот ее начальные строки:

"Принципы, определяющие общее регулирование и сокращение вооружений.

1. Во исполнение статьи 11 Устава и с целью укрепления международного мира и безопасности, в соответствии с целями и принципами Объединенных Наций,

Генеральная Ассамблея признает необходимость скорейшего общего регулирования и сокращения вооружений и вооруженных сил.

2. Соответственно

Генеральная Ассамблея рекомендует, чтобы Совет Безопасности незамедлительно приступил к формированию практических мероприятий..."

Последний пункт резолюции звучал так:

"9. Генеральная Ассамблея призывает всех членов Организации Объединенных Наций оказать всемерную помощь Совету Безопасности и Комиссии по контролю над атомной энергией в целях содействия установлению и поддержанию международного мира и коллективной безопасности..."*

*("Правда", 18 декабря 1946 г.)

Покушение на украинских дипломатов

Поздно ночью 20 ноября 1946 года телефонный звонок разбудил Д. 3. Мануильского и меня. Звонил украинский делегат из отеля "Плаза". Он сообщил, что вечером в центре Нью-Йорка на 58-й улице в маленьком фруктовом магазине было произведено покушение на двух представителей Украинской ССР на Генеральной Ассамблее - Стадника и Войну.

На них напали двое неизвестных, вооруженных револьверами, в то время когда они только что вошли в тот магазин, где обычно покупали фрукты. Один из гангстеров крикнул: "Хэнд ап!" (Руки вверх!). Война поднял руки, а Стадник замешкался; раздался выстрел, и украинский дипломат был тяжело ранен в ногу. Участники нападения безнаказанно скрылись.

Мы срочно вызвали машину и поехали в госпиталь имени Рузвельта, где в одной из палат лежал тяжело раненный Григорий Дмитриевич Стадник. Он подробно рассказал нам об обстоятельствах покушения.

- В тот вечер, - говорил Стадник, - войдя в магазин, я едва успел сделать несколько шагов от двери, как в меня выстрелил из револьвера какой-то неизвестный. Он стрелял спокойно, не торопясь. Я почувствовал боль в правом бедре... В этот момент я потерял сознание и упал. Если покушение было произведено с целью грабежа, как передавало радио, то почему же гангстеры не взяли у меня никаких ценностей?..

Врачи заверили нас, что после произведенной операции и переливания крови жизнь раненого находится вне опасности.

Стадник прибыл в Соединенные Штаты еще в марте 1946 года в качестве члена украинской делегации на сессии Генерального Совета ЮНРРА. Он неоднократно выступал на массовых митингах украинцев американского происхождения в Нью-Йорке, Филадельфии, Кливленде.

Американские газеты представили это нападение как обычный для нью-йоркских нравов случай гангстеризма, но вынуждены были признать, что участники нападения не предприняли никакой попытки к ограблению Стадника и Войны.

Начальник нью-йоркской полиции Уоллэндер отрицал политические мотивы нападения на Стадника и сказал, что полиции пока не удалось обнаружить преступников. Государственный секретарь США Бирнс в письме на имя Мануильского, сожалея о случившемся, выражал надежду, что преступники будут найдены, задержаны и осуждены. Время показало, что преступники не были ни найдены, ни осуждены. Многие утверждали, что покушавшиеся были украинскими буржуазными националистами.

На могиле Рузвельта

Председатель сессии Генеральной Ассамблеи предложил посетить имение Гайд-парк, где родился, жил и был похоронен 32-й президент Соединенных Штатов Франклин Делано Рузвельт, чтобы от имени Ассамблеи почтить его память.

3 ноября 1946 года делегаты Ассамблеи отправились в Гайд-парк, расположенный в ста пятидесяти километрах от Нью-Йорка. Машины шли по живописной дороге - гудзоновский хайвэй - вдоль красавицы реки. Проехали по длинному ажурному мосту имени Вашингтона, повисшему над рекой Гудзон. Это подлинный шедевр мостостроения. Нам пришлось заплатить 50 центов за проезд через мост, поскольку почти все мосты и дороги в США - принадлежат они государству или частным компаниям - платные. Миллионам владельцев автомашин ежедневно приходится раскошеливаться. В Америке шага не ступишь бесплатно, всюду поставлены капканы для ваших денег.

Машины все время шли вплотную друг к другу, по четыре ряда в одну и четыре в другую сторону, образуя бесконечный пестрый поток.

По Гудзону плыли пароходы и баржи, рыбаки ловили рыбу, стояли на приколе, доживая свой век, сотни старых торговых кораблей. Во время второй мировой войны эти корабли, водоизмещением в десять тысяч тонн, провозили вооружение и другие грузы из далекой Америки в Европу. Белорусский народный поэт Петрусь Бровка, будучи в Америке, написал о них яркое стихотворение "Корабли на Гудзоне":

 Как будто слетелась пернатая стая
 И, на воду сев, отдыхает в затоне.
 Недвижно маячат, свой век доживая,
 Корабли на Гудзоне. 

 У них за плечами большие походы,
 О прошлом, наверное, вспомнить им любо.
 И с грустью глядятся в спокойные воды
 Косые их трубы. 

 ...Прихода их ждали в суровом году мы.
 Союзники несокрушимых народов
 Сквозь бури несли нагруженные трюмы
 В тяжелые годы. 

 ...С тex пор никуда уже вы не ходили, 
 Суда, что натружены в этих походах, 
 Ну что ж, вы и вправду, друзья, заслужили 
 Свой нынешний отдых*.

*(Перевод Я. Хелемского.)

Вот и Гайд-парк. Отправились на митинг. Открыл его председатель Генеральной Ассамблеи Спаак. Потом с воспоминаниями выступила вдова президента Элеонора Рузвельт. После выступления многих глав делегаций началось возложение венков на могилу великого президента. Делегаты медленно шли к беломраморному надгробию восьми футов длиной, трех футов высотой и четырех футов шириной. В газетах сообщалось, что мрамор был доставлен из штата Вермонт, что из такого мрамора был поставлен памятник Томасу Джефферсону - президенту Соединенных Штатов 1801 - 1809 годов. Такое скромное и простое надгробие было сделано по нарисованному самим Рузвельтом проекту незадолго до его смерти. (В 1962 году в небольшом садике, окруженном коротко подстриженной кустарниковой изгородью, здесь же была погребена Элеонора Рузвельт.)

Хозяйка имения пригласила делегатов и гостей осмотреть дом, в котором родился и жил Франклин Делано Рузвельт. Двухэтажный дом с балюстрадой и маленьким портиком с колоннами расположен на берегу реки Гудзон. Построили его в 1826 году. Мы вошли в прямоугольный зал, заставленный старинной мебелью. На стенах висели картины и морские гравюры, стояли часы XVIII века, направо - массивный дубовый гардероб, налево - большой буфет с различной утварью. В углу зала наше внимание привлекла бронзовая статуя Франклина Рузвельта в натуральную величину. Статуя 29-летнего Рузвельта была выполнена в 1911 году русским скульптором - князем Павлом Трубецким. В стенном зеркальном шкафу было множество чучел птиц - мальчиком их собирал Рузвельт.

Потом мы перешли в гостиную, уставленную кожаными креслами с высокими спинками. Над большим великолепным камином висели портреты предков Рузвельта, картины, фамильные фотографии. На столиках лежали книги и журналы, которые читал Рузвельт накануне кончины, в марте 1945 года. Элеонора Рузвельт, которая давала нам пояснения, показала на портрет прапрадедушки президента - Исаака Рузвельта, который был активным участником войны за независимость 1775 - 1783 годов. Он был членом государственного конституционного конвента, участником съезда, созванного для ратификации конституции США.

На втором этаже внимание привлекла маленькая комната, в которой родился и провел свое детство Рузвельт. Здесь были его любимые игрушки, книжки, парусные кораблики, рыболовные снасти и другие предметы. С детских лет Рузвельт увлекался морскими сражениями, мечтал о странствиях по морям и океанам, строил парусники и пускал их по реке Гудзон. Кстати говоря, в этой комнате в 1938 году останавливались и жили английский король и королева. Франклин Рузвельт любил эту комнату и часто посещал ее, как бы встречаясь с собственным детством.

Решением конгресса дом, библиотека и имение Рузвельта были объявлены национальным историческим музеем.

Стоит сказать несколько слов о библиотеке. Еще при жизни президента, в 1940 году, на средства, пожертвованные американскими гражданами, была построена библиотека имени Рузвельта, в которой были собраны рукописи, книги, письма, документы, подарки, личные вещи, картины и другие исторические материалы, характеризующие жизнь и деятельность 32-го президента США. Рузвельт был первым президентом, который отдал свои документы - и частные и государственные - в распоряжение американского правительства. По закону все документы, в том числе и государственные, уходящий президент может забрать с собой. Со времен Джорджа Вашингтона президентские бумаги считались частной собственностью президента.

В библиотеке собрано более 33 тысяч книг, коллекция морских карт, гравюры и художественные картины, звукозаписи, фильмы, много тысяч фотографий, относящихся к его жизни и деятельности, и другие экспонаты. Более 30 дипломов удостоверяли почетные научные степени президента, вместе с соответствующими академическими регалиями. Сейчас в Соединенных Штатах имеются и другие библиотеки- музеи, в частности Гарри Трумэна в городе Индепенденс, штат Миссури, Дуайта Эйзенхауэра в городе Абилине, штат Канзас, Герберта Гувера в городе Вест Бранч, штат Айова.

Большой интерес вызвал морской выставочный зал с коллекцией различных кораблей, картин и гравюр. Они ярко иллюстрировали постоянный интерес Рузвельта ко всему, что касалось морского флота США. Здесь мы видели модели, начиная с китайских джонок до современных крейсеров и подводных лодок. Его любимейшей моделью был фрегат "Конституция" (он купил ее в 1914 году).

С особым чувством мы вошли в президентскую комнату, устланную огромным персидским ковром, подаренным Рузвельту шахом Ирана на Тегеранской конференции в 1943 году, и обставленную очень просто. В этой комнате происходили переговоры военного времени с руководителями других держав, отсюда президент неоднократно выступал с важными речами по радио. Рузвельт говорил своим близким людям, что собрать документы прошлого и правильно использовать в будущем - очень важная задача. Нация, считал он, должна верить в три вещи: верить в прошлое, верить в будущее и верить в способность людей взять из прошлого то, что они могут применить, творя свое будущее.

После осмотра дома Элеонора Рузвельт, как гостеприимная хозяйка дома, сердечно побеседовала с делегатами. Подойдя к членам нашей делегации, она сказала:

- Я признательна, что вы проявляете внимание к памяти дорогого мне человека... Покойный муж часто говорил мне о героической борьбе русского народа против гитлеровских захватчиков. Особенно запомнился мне разговор о России после разгрома гитлеровской армии под Сталинградом. Франклин тогда сказал, что Гитлер не сможет победить Россию, что русская армия разобьет германскую армию... Он вспомнил разгром шведских войск Карла Двенадцатого, фиаско Наполеона... Президент высоко ценил русский народ. Однажды в 1943 году он попросил принести карту, на которой были нанесены линии фронтов союзников, сражавшихся против гитлеровской Германии. Он долго смотрел на нее, потом сказал: "Пора англо-саксам открывать второй фронт, иначе будет поздно. Русские одни могут разбить немцев..."

Бой Расизму!

На объединенном заседании первого - Политического - и шестого - Юридического - комитетов была рассмотрена жалоба правительства Индии на правительство Южно-Африканского Союза в связи с расовыми преследованиями индийцев в Южной Африке. С большой речью выступила глава индийской делегации Виджайя Пандит, которая привела потрясающие факты расовой дискриминации, унижения и преследования индийцев в этой стране.

Немного из истории вопроса. Первые индийцы прибыли в английскую колонию Наталь в 1860 году в качестве сельскохозяйственных рабочих. Правительство Великобритании дало тогда Индии заверения, что к переселенцам не будут применяться какие-либо особые законы, отличающиеся от тех, которые применяются к европейцам. Общая численность индийцев в Южно-Африканском Союзе в то время составляла четверть миллиона. Вскоре стало фактом их бесправное угнетенное положение в ЮАС. Дискриминация по отношению к индийцам достигла кульминационной точки в связи с законами, касающимися лиц азиатского происхождения, о землепользовании, местожительстве, а также владении и пользовании недвижимым имуществом. Для индийцев были выделены особые районы. Им было запрещено вести торговлю, право свободно передвигаться, право состоять на государственной службе; соответствующие ограничения ввели в области образования и здравоохранения. Еще в 1913 году эти позорные законы вызвали среди индийцев движение пассивного сопротивления, во главе которого стоял Махатма Ганди, который в то время был в Южной Африке. Ганди был арестован и приговорен к тюремному заключению. Было арестовано 2 тысячи индийцев. В трудных условиях индийцы продолжали борьбу за свои права... Политика ЮАС привела к разрыву дипломатических и торговых отношений между Индией и Южно-Африканским Союзом. Госпожа Пандит заявила, что правительство Индии считает, что дискриминация индийцев в Южно-Африканском Союзе является вопросом, входящим в компетенцию Генеральной Ассамблеи, так как порядки, царящие в ЮАС, противоречат целям Устава ООН и правам человека. По мнению делегации Индии, ООН должна применить моральные санкции в интересах справедливости.

Виджайя Пандит очень волновалась, слезы градом катились по щекам этой красивой женщины, когда она, опустив голову, сошла с трибуны.

Прения после выступления главы индийской делегации приняли острый характер.

Глава делегации Южно-Африканского Союза - сухой и желчный старик, заядлый расист фельдмаршал Смэтс - произнес длинную речь, в которой пытался доказать, что вопрос об отношении к индийскому национальному меньшинству является внутренним делом правительства Южно-Африканского Союза. Свою речь он закончил предложением, чтобы Генеральная Ассамблея обратилась в Международный суд за консультацией - может ли ООН вообще обсуждать вопрос о дискриминации в отношении индийцев в Южно-Африканском Союзе.

Делегаты Англии и США фактически, хотя и с разными оговорками, поддержали предложения Смэтса.

Эти маневры вызвали достойный отпор со стороны представителей Советского Союза, Украины, Белоруссии, Югославии, Египта, Китая, Ирана и других делегаций. Осудив расовую дискриминацию в ЮАС, белорусская делегация подчеркнула, что вопрос о преследовании индийцев не является внутренним делом правительства Южно-Африканского Союза, а относится к категории вопросов, затрагивающих область международных отношений, и что действия правительства ЮАС могут вызвать международные осложнения. Анализируя дискриминационные законы против индийцев, белорусская делегация доказала, что политика правящих кругов ЮАС находится в вопиющем противоречии с Уставом ООН, предусматривающим "содействие осуществлению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии" (ст. 13). Мы осудили попытки делегатов некоторых стран свернуть обсуждение вопроса о расовом конфликте в ЮАС на Генеральной Ассамблее и передать его в Международный суд.

В итоге была принята резолюция, предложенная делегациями Франции и Мексики, в которой осуждалось расовое преследование индийцев в ЮАС, говорилось, что Генеральная Ассамблея считает, что положение индийцев в Южно- Африканском Союзе должно определяться международными обязательствами, вытекающими из соглашений, заключенных между обоими правительствами, а также соответствующими положениями Устава. Обоим правительствам предлагалось представить на следующей сессии Генеральной Ассамблеи доклад о мерах, принятых в этом отношении. Резолюция была принята незначительным большинством голосов, причем в числе голосовавших против были делегации США и Англии.

После возвращения делегации в Минск Министерство иностранных дел БССР получило от премьер-министра правительства Индии Джавахарлала Неру письмо, в котором говорилось: "Индийская делегация на Генеральной Ассамблее Объединенных Наций информировала меня о том, какую поддержку и воодушевление она получила от делегации вашей страны при обсуждении вопроса относительно обращения с индийцами в Южной Африке. От имени своего правительства и народа Индии я с большим удовлетворением выражаю благодарность Правительству Вашего Превосходительства и вашей делегации. Решения, принятые Генеральной Ассамблеей, утверждают веру Индии в Организацию свободолюбивых народов мира, работающих над созданием мира и равноправия среди людей..."*

*("Советская Белоруссия", 19 марта 1947 г.)

На приеме для делегатов Генеральной Ассамблеи, устроенном индийской делегацией, я имел с госпожой Виджайей Пан- дит дружескую, откровенную беседу по многим вопросам.

- Впервые за двести лет, - сказала она, - мы имеем возможность следовать внешней политике, разработанной национальным правительством, а не политике, предписанной для нас другими. Наше желание сейчас - протянуть руку дружбы всем тем нациям, которые стремятся к новому, справедливому порядку в мире, проложить путь к взаимному пониманию... Известно, что Советский Союз - наш сосед, а соседям особенно необходимо понимать и ценить друг друга. Я лично не имела возможности посетить вашу страну. Но мой отец, мой брат и моя сестра были гостями Советского правительства на Октябрьских торжествах 1927 года. Моя дочь усердно изучает ваш язык. Я жду с нетерпением того дня, когда смогу посетить Россию.

Мы в Индии верим, - продолжала Виджайя Пандит, - что мир добьется прогресса и благополучия не стремлением к единообразию, а нашей способностью сочетать образы жизни различных народов, нашей способностью принять вклад самой малой и слабой нации и сделать ее частью мировой структуры так, чтобы дружба и взаимопонимание стали нашим путеводителем.

Эти мысли госпожа Пандит изложила и в своей речи по радио, которая была опубликована в советской прессе.

ФБР и охрана дипломатов

Друзья, узнав, что я еду в Штаты, рекомендовали мне прочитать книгу Коллинза "ФБР в дни мира и войны" (изданную в 1943 году), в которой описываются цели и задачи, структура Федерального бюро расследований - ФБР.

Я прочитал эту и другие книги, чтобы иметь представление о некоторых немаловажных сторонах американской жизни, с которыми нам так или иначе, вероятно, предстояло столкнуться.

Федеральное бюро расследований существует с 1908 года. С 1924 по 1972 год его бессменно возглавлял Эдгар Гувер. Во всех официальных документах говорится, что ФБР призвано оберегать граждан страны и их собственность от преступников. Возможно, это и так. Но единственная ли, главная ли это функция ведомства Гувера? Прежде чем ответить на вопрос, давайте посмотрим, как устроено ФБР.

ФБР является федеральным централизованным учреждением, возглавляемым директором и двумя его заместителями, подчиняющимися министру юстиции и президенту. Во всех штатах имеются отделения ФБР, которые подчиняются непосредственно директору. Структурно ФБР подразделялось тогда на следующие отделы: политический, иностранный, контрразведывательный, уголовных преступлений, опознания личности, оперативной службы, промышленный.

Говорят, что нет ни одного американца, отпечатки пальцев которого не хранились бы в картотеке ФБР. На службе ФБР находится целая армия платных сотрудников; бюджет его составлял тогда около 100 миллионов долларов.

В задачу иностранного отдела (а также Федерального иммиграционного бюро) входит наблюдение за сухопутной границей США, борьба с нелегальным переходом границы, наблюдение за проживающими в США иностранцами, проверка паспортов у лиц, приезжающих из-за рубежа, выдача американцам паспортов и виз на выезд за границу, продление виз и другие функции.

В то время Америка находилась на пороге мрачных лет "охоты за ведьмами".

Законное возмущение американцев вызывало грубое нарушение ведомством Гувера конституции США, элементарных гражданских свобод под предлогом борьбы с гангстерами и подрывными элементами. "Джимэны" (агенты) ФБР бесцеремонно вторгались в личную жизнь американцев. Страну затягивала паутина слежки, насаждался частный сыск, составлялись так называемые "черные списки" на рабочих и прогрессивных американцев.

Пропаганда монополий всеми средствами старалась внедрить в сознание американца мысль, будто он живет в "самой свободной стране мира" и пользуется всеми благами демократии. Существенную "поправку" в эти утверждения вносила деятельность ФБР.

Руку вездесущего ФБР в буквальном смысле чувствовали и мы во время неоднократного пребывания в Америке.

По приезде в Нью-Йорк мы были обязаны пройти таможенный досмотр. Я предъявил свой дипломатический паспорт и, как министр иностранных дел Белорусской ССР, был освобожден от таможенного досмотра и других формальных процедур. После проверки я направился в соседнюю комнату, чтобы получить свой чемодан. Мне и моим товарищам пришлось ждать более часа, прежде чем нам вернули багаж. На мой вопрос, почему задерживают наши чемоданы, таможенный чиновник ответил: "По техническим причинам". Когда я приехал в отель и открыл чемодан, то оказалось, что все вещи в нем были перевернуты и перерыты. Видимо, содержимое чемодана подверглось основательному "изучению". Но трудно предполагать, что "изыскатели" подозревали во мне контрабандиста!

На американском книжном рынке было полно литературы о радиопередатчиках и телефонах, подслушивающих аппаратах, скрытно устанавливаемых в квартирах и номерах, приборах визуального наблюдения и других приспособлениях, помогающих бдительному оку и уху ФБР.

Каждому американцу было известно, что стены его квартиры, кафе, ресторана, магазина, конторы и других учреждений не являются более защитой от "джимэнов". Они читали о безобидных на вид портсигарах, авторучках, часах с вмонтированными в них радиопередатчиками, о лампах с установленными в них электронными приборами для подслушивания, о микромагнитофонах в пуговицах, скрытых кинокамерах и другой технике невидимой слежки.

Не обходило ФБР своими заботами и дипломатический мир. Знакомый дипломат рассказал мне как-то такой случай. Однажды на одном из приемов он взял бокал мартини и, увлекшись разговором, проглотил маслину, плававшую в нем. Ночью он почувствовал сильную боль. Пришлось направиться к знакомому врачу. Врач внимательно осмотрел его и спросил, что он ел за ужином. Дипломат ответил, что кроме ужина выпил бокал мартини и случайно проглотил маслину. Сделали рентгеновский снимок. Он показал, что в желудке находится какой-то металлический шарик. В конечном итоге оказалось, что дипломат мой полакомился крошечным микрофоном, искусно вмонтированным в маслину!

Внимание другого дипломата привлекла массивная булавка, воткнутая в край ковра под письменным столом. Он развинтил ее и... обнаружил внутри миниатюрный микрофон. Другие товарищи тоже обнаруживали подобные же "безделушки".

И на улице мы чувствовали недреманное око ФБР. За автомашиной "бьюик", предоставленной в мое распоряжение на время сессии нашим посольством с советским шофером, ФБР установило постоянную слежку. Я-то, конечно, заметил это не сразу. Помог шофер, много лет работавший в США и имевший большой опыт: он быстро распознал машину фебеэровца и, обращаясь ко мне, сказал: "Понаблюдайте вот за этой машиной, она следит за нами". Я стал наблюдать. Мы нарочно поехали медленнее, все машины обгоняли нас, а она упорно следовала за нами, потом вдруг исчезла, но через некоторое время появилась новая. Оказывается, чтобы слежка не бросалась в глаза, ФБР разделило весь Нью-Йорк на квадраты, подобно шахматной доске, и, когда наш автомобиль попадал в новый квадрат, появлялась другая автомашина, которая пристраивалась за нашей. Автомашины "цепочки" оборудованы двусторонней радиосвязью, при помощи которой агенты систематически информировали центр о передвижении наблюдаемого ими объекта и в свою очередь получали соответствующие указания. Часто агенты ФБР фотографировали на большом расстоянии сидящих в "опекаемой" автомашине людей с помощью телеобъектива.

Если приходилось выезжать в Вашингтон или другие города, мы должны были предупреждать американское представительство при ООН за трое суток. Дорожная полиция, предупрежденная представительством, принимала "эстафету" слежки за нашей автомашиной.

Как это было

После смерти Рузвельта не только внешняя, но и внутренняя политика Соединенных Штатов Америки претерпевала все более заметные изменения.

Прикрываясь нелепой выдумкой о "коммунистической угрозе" Соединенным Штатам, власти издали инструкцию по "проверке лояльности" государственных служащих, солдат и офицеров вооруженных сил США. Вскоре заработали комиссии по расследованию антиамериканской деятельности, начались гонения на всех прогрессивно мыслящих американцев, инспирировались кампании все более явственно антисоветского характера.

Свой рабочий день мы начинали с просмотра "Нью-Йорк тайме", "Нью-Йорк геральд трибюн", "Нью-Йорк уорлд телеграмм", "Нью-Йорк джорнэл энд Америкен" и других газет. Почти все они ежедневно преподносили читателю "достоверную информацию" о том, что "опытные пропагандисты, тщательно обученные Москвой, прибывают в Соединенные Штаты во все возрастающем числе", что "в России свирепствует голод", что коммунисты "навербовали негров и отправили в Москву учиться делать революцию и взрывать мосты" и тому подобную чушь.

Прогрессивная печать давала отпор злобным выпадам против Советского Союза, напоминая, что благодаря героическим усилиям нашего народа и огромным жертвам, принесенным им, был разгромлен фашизм и спасена цивилизация.

Особенно усердствовала по раздуванию антисоветской и антикоммунистической кампании Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности во главе с членом палаты представителей Вудом. Совместно с Федеральным бюро расследований она развернула террор против прогрессивных организаций и лиц, состоявших в этих организациях. Преследованию подверглись: Национальный совет по борьбе с расовой дискриминацией, Национальный совет американо- советской дружбы, Объединенный комитет помощи эмигрантам-антифашистам, Коммунистическая партия и другие организации и союзы. Первые одиннадцать прогрессивных американцев-антифашистов подверглись тюремному заключению. Среди них были: профессор Брэдли, адвокат Джастиз, врачи Миллер, Барский, сценаристы Лоусон, Трумбо и другие. ФБР потребовало высылки в Англию Чарли Чаплина за то, что он якобы ведет в Голливуде деятельность, "вредную для существующего в Америке строя". Были уволены с работы прогрессивные радиокомментаторы Стил, Гейлмор, Кингдон и другие. Были составлены списки, в которые включено около 600 названий школьных учебников и других "крамольных" книг. Даже книга Марка Твена "Янки при дворе короля Артура" была изъята как "подрывная". Сотни прогрессивных людей высылались из Штатов. Естественно, в этих условиях американские ультра и куклуксклановцы почувствовали себя вольготно. Начались погромы прогрессивных организаций, травля отдельных лиц.

В 1948 - 1950 годах антикоммунистическая истерия достигла своего апогея. Руководство ФБР заявило, что располагает списками, содержащими фамилии более одного миллиона американцев, подозреваемых в том, что они являются членами "антиамериканских организаций". Реакция повела наступление на организации рабочего класса, прогрессивные профсоюзы, взяла курс на разложение рабочего движения изнутри. Все это сочеталось с атаками на жизненный уровень трудящихся, мерами по увеличению прибылей монополий.

Особые репрессии были обрушены на Компартию США. Директор ФБР Гувер 21 июля 1948 года выступил в американской печати с заявлением о том, что раскрыт заговор, целью которого было свержение американского правительства. Он дал приказ об аресте генерального секретаря Национального комитета Компартии США Юджина Денниса и членов секретариата: Уинстона, Уильямсона, Стахеля и других. Были привлечены к судебной ответственности тысячи коммунистов.

ФБР расследовало 550 тысяч "дел" и сняло у американцев за тот период три миллиона отпечатков пальцев. Дело дошло до того, что, желая скомпрометировать Организацию Объединенных Наций, ФБР занялось расследованием "шпионской" деятельности сотрудников Секретариата ООН, потребовав снятия отпечатков пальцев у всех американцев - сотрудников аппарата ООН. В связи с этим три тысячи сотрудников Секретариата заявили резкий протест правительству США. Разразился грандиозный скандал.

Вскоре американская печать запестрела сообщениями о суде над руководителями Компартии США. 12 членам Национального комитета во главе с его председателем Уильямом Фостером было предъявлено обвинение в том, что они "разделяют и отстаивают" принципы марксизма-ленинизма, являются "агентами иностранной державы", организовали "заговор" с целью свержения существующего строя в США. Организаторами этого провокационного процесса были министерство юстиции и Федеральное бюро расследований. Ясно, что целью их было обезглавить компартию. Но планы реакции этим не исчерпывались. Она хотела бы удушить все прогрессивное, демократическое движение в Америке.

В январе 1949 года в помещении штатного суда на Фолисквер в Нью-Йорке судья Медина начал процесс над одиннадцатью лидерами компартии. Суд продолжался девять месяцев. "Дело" У. Фостера было отложено в связи с его болезнью.

Утром и вечером, изо дня в день, американская реакционная печать преподносила читателям "сенсации" процесса. Самые дикие нелепости и топорные измышления выдавались за "факты, подтверждаемые свидетелями" (большинство из них, как вскоре выяснилось, были платными шпиками охранки). Обвиняемые руководители компартии мужественно вели себя на суде, отвергая все клеветнические обвинения, разоблачая цели реакции. В процессе суда обвинения одно за другим отпадали, как осенние листья. Полностью отпало основное обвинение - "заговор" против существующего строя. Осталось одно - суд явно шел над идеями марксизма-ленинизма, которые, к счастью, не подсудны никакому буржуазному суду. Все же, несмотря на провал всех предъявленных обвинений, лидеров компартии приговорили к долголетнему тюремному заключению.

О правах женщин

Экономический и социальный совет рекомендовал создать постоянную комиссию, которая бы занималась всеми вопросами, относящимися к положению и правам женщин. Такая комиссия была создана и впервые собралась в начале 1947 года.

- Женщины составляют более половины населения земного шара, - напомнила представительница Дании, г-жа Бег- труп, представляя проект резолюции о политических правах женщин. - Женщины должны пользоваться всеми политическими, гражданскими и социальными правами, которыми пользуются мужчины. Но во многих странах все еще существует дискриминация в отношении женщин, и поэтому необходимо принять практические меры для ликвидации столь ненормального положения...

Бегтруп выразила надежду, что принцип равенства полов будет не только признан всеми государствами, но и осуществлен на практике и что это найдет свое выражение в законах государств - членов ООН.

Делегаты Третьего комитета в основном поддержали датский проект и внесли много предложений. Выступая в прениях, Элеонора Рузвельт заявила, что поддерживает эту резолюцию, хотя она и повторяет принципы, уже содержащиеся в Уставе ООН. Э. Рузвельт предложила передать резолюцию Экономическому и социальному совету, который сможет принять эффективные меры по этому вопросу.

Темпераментно выступила за реальные меры по осуществлению законных прав женщин представительница Индии.

Представитель Советского Союза горячо поддержал резолюцию Дании и указал, что после Октябрьской революции женщины в СССР пользуются полным равноправием во всех областях экономической, политической, культурной и общественной жизни. Конституция СССР, гарантирующая это равенство, обеспечивает осуществление его на деле, предоставляя женщине равное с мужчиной право на труд, оплату труда, отдых, социальное обеспечение и образование. Помимо этого, особые законы охраняют интересы матери и детей.

Делегаты приводили много примеров героического участия женщин во второй мировой войне, в движении Сопротивления фашизму; они самоотверженно трудились в тылу, обеспечивая фронт всем необходимым.

Все сходились на том, что дискриминация женщин в политическом и социальном отношении - это анахронизм, с которым пора покончить.

Митинг "За дружбу с Россией"

...Нью-Йорк, 2 декабря 1946 года. В огромном зале "Мэдисон сквер-гарден" собрались тысячи людей на митинг, посвященный американо-советской дружбе. Сюда пришли рабочие, служащие, студенты, ученые, деятели искусств, представители делегаций многих государств, участвовавших в работе Генеральной Ассамблеи ООН, в том числе и делегации социалистических стран.

Митинг открыл председатель Совета американо-советской дружбы священник Уильям Мелиш.

- Мы собрались сюда, - сказал он, - для того, чтобы отметить двадцать девятую годовщину Октябрьской революции и тринадцатилетие установления дипломатических отношений между США и Советским Союзом. Миллионы американцев, - продолжал Мелиш, - обеспокоены политикой своего правительства: размахиванием атомной бомбой, посылкой военных кораблей в чужие воды, предоставлением займов одним странам, в то время как другим в этом отказывается... Во всех частях страны тысячи наших сограждан выступают за дружбу с Россией. Их требования отвечают интересам всеобщего мира.

Сменяют друг друга ораторы - профессор философии Ральф Перри, Мак Даффи, негритянский ученый Реддик, Норман Корвин, радиокомментатор Гейлмор, руководитель профсоюза транспортников города Нью-Йорка Квилл. Все они призывают американскую общественность к развитию экономических, культурных и научных связей с Советским Союзом. Профессор философии Перри подчеркнул, что популярный среди реакционных элементов лозунг "Будем тверды с Россией" является уродливым, безрассудным, безнравственным принципом, рассчитанным на возбуждение вражды.

- Наш лозунг - "За дружбу с Россией!" - заявил ученый под аплодисменты собравшихся.

Были оглашены приветственные телеграммы великого ученого Эйнштейна, бывшего министра торговли США Уоллеса, сенатора Пеппера, представителя Конгресса производственных профсоюзов Мэррея и других. Это были волнующие документы. Здесь, на митинге, мы слышали подлинный голос американского народа.

Последним выступил А. Я. Вышинский.

Когда мир, сказал он, потрясли ужасы второй мировой войны, затеянной гитлеровской Германией в союзе с другими фашистскими государствами, - США, Великобритания и Советский Союз встали в одну шеренгу, сомкнули грозные ряды своих армий и высоко подняли знамя освободительной борьбы народов против гитлеровской тирании. В те дни борьба советского народа слилась с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические свободы. Тысяча девятьсот сорок пятый год принес окончательную победу. Германский фашизм был повергнут в прах. Советский Союз, советский народ с честью вышли из тягчайших испытаний войны. И теперь вот здесь, на этом митинге в сердце Нью-Йорка, в сердце великой страны, я спрашиваю, - говорил Вышинский, - разве можно забыть те страдания и жертвы, которые понесли народы демократических стран в борьбе против гитлеровской тирании? (Возгласы с мест: "Нет!" "Нет!")*

*(См. "Правда", 6 декабря 1946 г.)

В заключение оратор призвал к дружбе и сотрудничеству между советским и американским народами. Эти слова вызвали бурную овацию всего зала.

Закрытие сессии

Заключительное пленарное заседание второй части первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН состоялось 15 декабря 1946 года. В ходе второй части сессии было проведено около 400 заседаний пленума, комитетов и подкомитетов, на которых был рассмотрен 71 вопрос, в том числе важные проблемы международной обстановки. Это особенно относилось к вопросу о принципах всеобщего сокращения вооружений.

Председатель Ассамблеи Спаак предложил поблагодарить делегацию Советского Союза за инициативу в постановке вопроса о всеобщем регулировании и сокращении вооружений. Все делегации единодушно поддержали это предложение. "Со времени Сан-Франциско, с того времени, как нами был принят Устав, - сказал Спаак, - нами не было принято более важного решения, чем решение, касающееся вопроса о разоружении. Если в течение последующих недель или месяцев компетентные органы действительно сумеют претворить в жизнь тексты тех документов, которые мы им передали, я думаю, человечество вступит в новую эру..."

Руководители делегаций великих держав в связи с окончанием первой сессии Генеральной Ассамблеи дали в общем положительную оценку работы, проделанной в Нью-Йорке. Но было бы неправильным считать, что были достигнуты согласованные решения по всем важным, главным вопросам. Взгляды великих держав по ряду принципиальных вопросов международной политики существенно различались, и к концу сессии в полной мере выявилось их несогласие по некоторым резолюциям. Так, например, советская делегация не могла согласиться с позицией Запада по такому важному вопросу, как представление сведений о войсках союзных держав, находящихся на невражеской территории, не могла присоединить свой голос к утверждению соглашения об опеке над несамоуправляющимися территориями, по вопросу о беженцах и перемещенных лицах и другим.

Пропаганда империалистических кругов использовала это, чтобы попытаться изобразить политику СССР как главное препятствие к международному сотрудничеству. Они кричали о "неразрешимости" споров между "Западом и Востоком", пытались превратить ООН в орудие антисоветских происков. Но эти попытки не дали ожидаемых результатов. Врагам мира не удалось изолировать Советский Союз, - советская дипломатия одержала на сессии большую политическую и моральную победу. Принятие резолюции по такому важному и сложному вопросу, как всеобщее сокращение вооружений, являлось наиболее ярким доказательством гуманизма и жизненности советской политики мира.

* * *

В истории международной жизни 1946 год занимал особое место. В этом году развернулась интенсивная деятельность ООН. Даже самые ярые критики и пессимисты не могли не признать, что к 1947 году Организация пришла с некоторыми успехами. Естественно, на своем пути она встретила немалые трудности. Но при доброй воле всех сторон эти трудности можно было устранить. Необходимо было строго придерживаться тех принципов взаимоотношений, ради которых народы принесли столько жертв в борьбе против фашизма, реакции и войны. Первый послевоенный год показал возросшую международную роль и авторитет нашей великой социалистической Родины. Советский Союз вел политику, отвечавшую интересам мира и безопасности всех народов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"