предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава восьмая. Противоборство

Открытие сессии

Третья сессия Генеральной Ассамблеи ООН состоялась в Париже с 21 сентября по 12 декабря 1948 года. Заседания Ассамблеи проходили во дворце Шайо, в помещении бывшей Всемирной выставки.

Советский представитель выступает на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Париж, 1948 год
Советский представитель выступает на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Париж, 1948 год

Перед дворцом, там, где расположены знаменитые фонтаны Трокадеро, напротив ажурной Эйфелевой башни, развевались государственные флаги пятидесяти восьми стран, среди них Советского Союза, УССР, БССР. Каждое утро к дворцу Шайо съезжались сотни автомобилей. Вокруг дворца с утра до вечера толпился народ.

Торжественное заседание третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН в честь Дня ООН
Торжественное заседание третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН в честь Дня ООН

Пале-Шайо - одно из самых красивых зданий в Париже. Здесь помещались четыре музея и театр на 3 тысячи мест. Теперь в главном зале проходили пленарные заседания третьей сессии Генеральной Ассамблеи, а в других залах были оборудованы помещения для работы комиссий, комитетов, комнаты для делегаций, и целым этажом завладели многочисленные представители прессы. Тут были устроены центральная телефонная и телеграфная станции, связывающие дворец Шайо со всем миром.

Среди делегатов много знакомых лиц: австралиец Эватт, бельгиец Спаак; на местах делегации Соединенных Штатов можно видеть Маршалла, Элеонору Рузвельт, Даллеса, Остина; среди англичан выделялись квадратный Бевин и подтянутый Шоукросс, неподалеку сидел аргентинец Арсе, не устававший многословно афишировать себя противником принципа единогласия великих держав.

Главы делегаций УССР и БССР беседуют в перерыве между заседаниями третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН
Главы делегаций УССР и БССР беседуют в перерыве между заседаниями третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН

Обсуждение многих международных проблем на третьей сессии проходило в обстановке острого противоборства двух линий в мировой политике. Но как бы трудно ни приходилось советским дипломатам, мы всегда верили, что нет в мире такой силы, которая была бы в состоянии преградить правдивому слову путь к сердцам народов; рано или поздно, вопреки всем хитросплетениям противников мира, правда возьмет свое!

Сложившаяся в то время международная обстановка не радовала. Военные действия велись в Индонезии, Индокитае, Бирме, Палестине, Греции. Торжественно провозглашенные в годы войны международные договоры и соглашения не выполнялись, и представитель США Даллес с трибуны Генеральной Ассамблеи заявлял: "Не будет возврата к политике Тегерана, Ялты и Потсдама". Появились многочисленные проекты замены ООН новой организацией, пропагандировались идеи образования новых военных и политических блоков империализма. Большие проблемы отражались и в маленьких эпизодах, иногда драматичных, иногда комических.

Приведу один из примеров. Во время одного из заседаний Генеральной Ассамблеи с балкона большого зала дворца Шайо выступил "гражданин мира" американец Гарри Девис с призывом к делегатам образовать "всемирное правительство" и начал бросать листовки с изложением его взглядов. В зале поднялись крики, шум, послышались протесты. Председатель предложил полиции навести порядок. Два французских ажана схватили его за руки и силой вытолкали в коридор.

Вечером Девис перед дворцом Шайо разбил палатку, поставил кровать, столик, стул и объявил, что будет здесь жить до тех пор, пока Генеральная Ассамблея не объявит о создании "всемирного правительства". Этот фарс продолжался в течение недели.

На сессии Генеральной Ассамблеи ООН присутствовало около 2500 представителей телеграфных агентств, газет, журналов, радиокорпораций из всех стран мира. В повестку дня сессии было поставлено 70 вопросов, многие из которых имели жизненно важное значение для будущего народов.

Первое заседание Генеральной Ассамблеи открылось при огромном стечении публики и представителей прессы. Огромный зал дворца был переполнен. За столами, отведенными для делегатов, разместились представители 58 стран.

Аргентинский министр иностранных дел Хуан Брамуглия открыл сессию. В своей речи он охарактеризовал международное положение как тревожное и в декларативной форме призвал делегатов к сотрудничеству, не ставя, впрочем, перед ними каких-нибудь конкретных вопросов и не выдвигая никакой программы действий.

С приветственной речью, обращенной к делегатам, выступил президент Французской Республики Венсан Ориоль.

- Франция, - говорил он, - горда и счастлива честью принимать третью сессию Генеральной Ассамблеи в Париже - городе, где родился лозунг "Свобода, равенство, братство", разнесшийся по всему миру... Зная по опыту, что значит быть подчиненной другой стране, Франция не может не заявить еще раз о "праве всех народов избрать себе форму правления, при которой они хотят жить", и об их обязанности, подтвержденной высокими подписями Франклина Рузвельта, Уинстона Черчилля и Иосифа Сталина, приложить все усилия к тому, чтобы искоренить тиранию и рабство, угнетение и нетерпимость и с этой целью поддерживать и укреплять в будущих мирных условиях то единство действий, которое сделало возможной и неизбежной победу Объединенных Наций в этой войне... Три года прошло с тех пор, как окончилась мировая война, а мы все еще далеки от прочного мира. По-прежнему царит неуверенность в будущем. Разгоревшиеся страсти и сталкивающиеся интересы ухудшают и усложняют уже существующие разногласия...

Перед ООН, - продолжал президент, - стоит задача установления мира. Установить мир - это значит создать международное право, добиться международной справедливости, уважение к которым ООН могла бы обеспечить. Мир - это великое дело, требующее смелости и доверия. Для того чтобы добиться мира, нужны большое терпение, большая мудрость и большая решимость. Для торжества дела мира необходимы все воодушевление и вся вера, которые народы проявляли во время войны... Доведя дело мира до успешного завершения, ООН не только свершит свое историческое предназначение, не только проникнется сознанием выполненного священного долга, но и заслужит радостное благословение матерей и детей всего мира*.

*(Официальные отчеты первой части третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Издание ООН, 1949, стр. 1 - 3 (русский текст).)

Присутствующие горячо аплодировали словам президента, которым нельзя было отказать в определенном политическом реализме.

Еще год тому назад французы (и не только французы) возлагали большие надежды на помощь со стороны Соединенных Штатов Америки. Широко разрекламированный "план Маршалла" казался им спасательным кругом. Но вскоре эти иллюзии развеялись, как дым.

С 1948 по 1951 год Франция получила по "плану Маршалла" 500 миллиардов франков, а израсходовала на военные цели 2047 миллиардов франков, то есть в четыре раза больше полученного. Англия получила по "плану Маршалла" за тот же период 2,7 миллиарда долларов, а ее общие расходы за это время составили около 11 миллиардов долларов.

Под видом оказания экономической помощи европейским государствам правящие круги США рассчитывали расчистить путь для еще большей американской экспансии в Европе. Они рассчитывали, что им удастся избежать нового экономического кризиса в США и путем вывоза в страны Европы не находивших сбыта товаров поддержать объем производства в США. Главный же их расчет был в том, чтобы подготовить создание военных блоков, глубоко проникнуть в экономику западноевропейских стран, добиться подавления демократического и рабочего движения и установления реакционных режимов, зависимых от США. "План Маршалла" носил явно враждебный характер по отношению к Советскому Союзу, был рассчитан на экономическую блокаду социалистических стран. Заметим, что в конечном счете "план Маршалла" потерпел неудачу; основные цели его вдохновителей оказались недостижимыми.

...Делегаты приступили к выборам рабочих органов Ассамблеи. Председателем сессии тайным голосованием незначительным большинством и только после перебаллотировки был избран министр иностранных дел Австралии Эватт, который был уже известен как послушный исполнитель указаний из Лондона и Вашингтона. Председателем Первого комитета (по политическим вопросам) был избран министр иностранных дел Бельгии Спаак. Председателями комитетов не было избрано ни одного представителя славянских стран, что явилось примером прямого извращения принципов сотрудничества в ООН. Как и в 1947 году, американская дипломатия использовала "машину голосования" в своих интересах.

Сессия, как обычно, открылась общей дискуссией о проделанной работе за истекший год. После окончания дискуссии начали работать комитеты.

Атомная проблема

"Атом задал работу дипломатам", - в шутку говорили журналисты. Действительно, в XX веке атомная проблема встала во всем своем устрашающем значении. Атомная энергия вошла впервые в жизнь человечества не как великое благо, а как невиданная в истории чудовищная сила разрушения. Две атомные бомбы, сброшенные в 1945 году на территорию Японии (причем это не вызывалось никакой военной необходимостью), послужили причиной смерти 115 тысяч японцев и увечья 140 тысяч человек, без учета жертв атомной радиации.

Первый (Политический) комитет 30 сентября 1948 года приступил к обсуждению доклада Комиссии по атомной энергии, созданной Генеральной Ассамблеей ООН 24 января 1946 года. Докладчик - представитель Канады Макнотон - заявил, что Комиссия по атомной энергии, в задачу которой входило разработать конкретные предложения об организации контроля над атомной энергией в пределах, необходимых для обеспечения использования ее только в мирных целях, по выработке предложений относительно изъятия из национальных вооружений атомного оружия, должна была представить свой доклад Генеральной Ассамблее и Совету Безопасности.

Комиссия на протяжении двух лет работы провела более 200 заседаний, однако, к сожалению, не смогла прийти к согласованным решениям и зашла в тупик.

Естественно, возникал вопрос: кто в этом виноват?

Докладчик всю вину за срыв работы комиссии пытался взвалить на представителей Советского Союза, упрекая их в "неуступчивости", и одновременно восхвалял план, выработанный Соединенными Штатами, который, по его мнению, полностью основывался на учете новейших научно-технических данных.

В чем же заключался американский план установления международного контроля над атомной энергией, предложенный 14 июня 1946 года представителем США в атомной комиссии банкиром Бернардом Барухом?

Этот план был разработан специальной группой (в которую входили представители концернов Моргана, Дюпона, Рокфеллера и другие), с целью закрепить за Соединенными Штатами на неопределенное время монопольное обладание атомным оружием. В дальнейшем в литературе и дипломатических документах этот план стал называться по имени его главного автора "планом Баруха".

Суть "плана Баруха", если освободить его от пышных словесных одежд, состояла в том, чтобы создать такой международный орган, который, действуя самостоятельно, независимо от всех других международных организаций и договоров, контролировал бы добычу атомного сырья, разведку запасов урана и тория, работу всех предприятий по производству атомной энергии, проведение научно-исследовательских работ в области атома и т. д.

Только в случае создания такого международного (а фактически проамериканского) органа США выражали согласие передать в его ведение собственную атомную промышленность.

Предполагалось, чтобы представители контрольного органа имели право свободного въезда в любую страну и доступа в любой район, производить инспекцию любой территории, делать аэрофотосъемки как наземные, так и воздушные. Государственные или частные предприятия, связанные с производством атомной энергии, могли бы действовать только по специальным лицензиям этого международного контрольного органа. В соответствии с американским планом контрольный орган фактически мог вмешиваться во внутренние дела государств, в их экономическую жизнь, не считаясь с их национальными интересами, нарушая их суверенные права.

Главный вопрос - о производстве и запрещении атомного оружия - в "плане Баруха" вовсе обходился, им не предусматривалось запрещения использования атомной энергии в военных целях. Этот план не предусматривал и того, чтобы США прекратили производство атомных бомб, как только контрольный орган начнет функционировать. Таким образом, Соединенные Штаты, сосредоточивая все внимание на вопросе о контроле, рассчитывали с помощью ООН сохранить за собой монопольное обладание атомным оружием в целях проведения политики "с позиции силы" в отношении социалистических стран.

Журналисты назвали этот план "американским атомным сверхтрестом". Этот "атомный сверхтрест", наделенный широкими полномочиями, должен был находиться вне контроля Совета Безопасности, где действует "правило вето". Американские правящие круги рассчитывали иметь в этом международном контрольном органе большинство голосов и диктовать свою волю другим государствам, производящим атомную энергию. Учитывая, что за спиной такого контрольного органа стояли бы сильные монополии США, было ясно, что такой план мог сделаться орудием их борьбы за мировую гегемонию в политической, экономической и военной областях. Естественно, что "план Баруха" не мог быть принят Советским Союзом и другими государствами, заботящимися о сохранении своей независимости и безопасности.

Дин Ачесон

Одним из тех, кто сыграл немалую роль в разработке американской позиции по атомной проблеме был Дин Ачесон. Так называемый доклад Ачесона - Лилиенталя был положен в основу "плана Баруха".

На личности Ачесона следует остановиться подробнее. С ним я познакомился в 1946 году, когда он был заместителем государственного секретаря Соединенных Штатов. Он уже тогда проявил себя горячим сторонником "плана Маршалла" и поборником идеи "сильной Америки". В то время Ачесону было 53 года.

Юрист по образованию, он в 1921 - 1941 годах был одним из руководителей крупной адвокатской фирмы "Ковингтон, Барлинг, Рабли, Ачесон, Шорб". Затем началась его дипломатическая карьера. Ачесона назначили помощником госсекретаря; позже он представлял США в различных международных организациях.

В январе 1949 года Трумэн объявил об отставке Маршалла и о назначении государственным секретарем США Дина Ачесона. Внешняя политика Соединенных Штатов под его руководством носила открыто враждебный характер по отношению к Советскому Союзу и была направлена на подготовку новой мировой войны. Ачесон являлся активным проводником в жизнь "атомной дипломатии", помогал Пентагону создавать обширную сеть американских военных баз за рубежом, содействовал ремилитаризации Западной Германии, возрождению японского империализма - все это в прямое нарушение взятых США обязательств по Ялтинскому и Потсдамскому соглашениям. Ачесон был ярым противником Советского Союза.

Он систематически выступал против всех предложений Советского Союза, направленных на укрепление мира и международной безопасности: о запрещении атомного оружия и установлении строгого международного контроля, сокращении вооружений и вооруженных сил великих держав, заключении Пакта мира между пятью державами и других предложений Активно добивался расширения экспорта американских товаров и капитала в другие страны, заявляя, что в мире, с которым мы встречаемся в 1948 году, программа восстановления Европы стоит на первом месте... в деле обеспечения "американской безопасности".

* * *

В противоположность "плану Баруха" советская делегация 11 июня 1947 года внесла в комиссию основные положения международного соглашения о создании системы контроля над атомной энергией.

Советский Союз настаивал на том, что учреждению такого международного контроля должно предшествовать запрещение атомного оружия. Задачей строгого и эффективного международного контроля должно явиться именно наблюдение за выполнением этого запрещения. Советский Союз внес предложения о периодическом инспектировании и специальных обследованиях Международной контрольной комиссии, считая, что такое инспектирование является предварительным условием контроля. Предложения предусматривали: создание Международной контрольной комиссии, состоящей из членов Совета Безопасности и Канады, с правом периодического инспектирования, обследования атомных предприятий, проверки их отчетности и запасов сырья и материалов. Комиссия могла производить специальные обследования в случаях возникновения подозрений в нарушении Конвенции о запрещении производства и применения атомного оружия, делать рекомендации правительствам по вопросам, относящимся к производству и использованию атомной энергии; могла рекомендовать Совету Безопасности меры предупреждения и пресечения в отношении нарушителей Конвенции о запрещении атомного оружия. К сожалению, большинство атомной комиссии отклонило эти предложения. В результате преднамеренного саботажа со стороны представителей США, Англии, Канады атомная комиссия оказалась в тупике и прервала свою работу. Американская и английская печать подняла невероятный шум, пытаясь обвинить в срыве работы атомной комиссии Советский Союз.

Вместе с тем определенные круги на Западе начали широкую кампанию шантажа, надеясь использовать атомную бомбу в качестве средства запугивания и грубого давления на СССР и другие социалистические страны. Вот примеры.

Бывший начальник штаба военно-воздушных сил США генерал Спаатс в статье, помещенной в журнале "Лайф" в 1947 году, писал: "В настоящее время атакующая сторона не нуждается в том, чтобы с большим трудом и кровопролитными боями продвигаться по дороге Минск - Смоленск - Москва, чтобы нанести удар по русским жизненным центрам", и поэтому "война может быть закончена в течение нескольких недель или, возможно, дней". Можно было думать, что новоявленный поклонник "молниеносной войны" начисто забыл, чем кончилась попытка осуществить подобную авантюру!

Под "атомную стратегию" спешно подводилась теоретическая база. Американский профессор Коул в своей книге "Проблема защиты от атомных бомб", изданной в 1947 году, писал: "Метод предотвращения войны, который напрашивается сам собой, заключается в запугивании страны, которая в противном случае может начать агрессию. Это способ большой палки. Атомная бомба - это самая большая палка, какая когда-либо применялась". Откровенное высказывание!

Пропаганда атомной войны в целях одурманивания сознания американцев велась в те годы в самых широких масштабах. Пропагандисты новой войны, "научно" взвешивая силы будущих противников, рьяно доказывали, что Соединенные Штаты в атомной войне будут непобедимы. В американском журнале "Лук" в 1948 году была напечатана большая статья "Когда Россия будет иметь атомную бомбу?". Авторами статьи были Хогертон - крупный специалист, инженер-атомщик, и Рэймонд - экономист, "специалист по России" (главный консультант по вопросам русской экономики при военном министерстве в Вашингтоне с 1943 по 1946 год). Они доказывали, что Советский Союз может создать атомное оружие никак не ранее 1954 года и что он отстал в этом отношении от Америки более чем на 22 года. Из этого и предлагалось исходить в американских планах на будущее. Между прочим, эта статья была переведена на русский язык и издана Издательством иностранной литературы в 1948 году.

Авторы статьи пытались доказать, что Советский Союз не сумеет организовать в течение многих лет производство атомных бомб, поскольку советская наука и техника "не способны" решить сложную и трудную задачу получения атомной энергии. Советская промышленность, хотя она и занимает, по их собственному признанию, второе место в мире, все же "не сможет" справиться с сооружением в ближайшее время атомных предприятий.

В апреле 1949 года президент США Трумэн заявил, что если бы "обстоятельства" снова потребовали использования атомной бомбы, то он пошел бы на такое решение, как и в августе 1945 года, когда приказал сбросить атомные бомбы на Японию.

Но вскоре "атомным стратегам" пришлось пережить горькое разочарование. Нам, советским людям, в Нью-Йорке особенно запомнился день 25 сентября 1949 года, когда по радио было передано и потом опубликовано всей американской печатью сообщение ТАСС о том, что "Советский Союз овладел секретом атомного оружия еще в 1947 году"*. Это сообщение стало сенсацией № 1, оно оживленно комментировалось в дипломатических кругах и явилось холодным душем для пентагоновских генералов.

*("Правда", 25 сентября 1949 г.)

Вскоре президент Трумэн объявил по радио, что в СССР произошел атомный взрыв. Одновременно аналогичное заявление было сделано английским и канадским правительствами. Это известие было подобно грому среди ясного неба. Мы внимательно наблюдали за лицами буржуазных дипломатов. На их лицах была печать растерянности и уныния. Они подходили к нам, спрашивали: "Что у вас там случилось?" Мы отвечали, что ничего особенного не случилось; как известно, в СССР был произведен взрыв атомной бомбы, больше мы ничего добавить не можем.

Миф об американской монополии на атомную бомбу потерпел полный крах.

Однако СССР не намеревался никого запугивать своими успехами в производстве атомной энергии. Если атомная энергия в руках империализма США стала источником производства смертоносного оружия, средством запугивания, орудием шантажа и насилия, то в руках советских людей она стала могучим средством невиданного еще до сих пор технического прогресса, дальнейшего быстрого роста производительных сил нашей страны, улучшения благосостояния народа.

Правительство Советского Союза заявило, что оно стоит и намерено стоять в будущем на своей прежней позиции безусловного запрещения применения атомного оружия и будет вести последовательную борьбу за мир и укрепление международной безопасности.

В дипломатических и журналистских кругах справедливо говорили, что это заявление должно поощрить Генеральную Ассамблею с новой энергией взяться за решение проблемы атомного контроля.

Делегация Советского Союза еще 19 апреля 1946 года внесла в атомную комиссию проект международной Конвенции о запрещении производства и применения атомного оружия и об уничтожении запасов готовой и незаконченной продукции этого оружия. Теперь это предложение приобретало особую значимость.

Советский Союз вел последовательную и неизменно конструктивную линию относительно запрещения атомного оружия и всех других видов оружия массового уничтожения людей, относительно контроля над атомной энергией в пределах, необходимых для обеспечения использования ее только для мирных целей. Продолжая эту линию, делегация Советского Союза на третьей сессии Генеральной Ассамблеи внесла проект резолюции, направленной на укрепление мира и устранение угрозы войны. В проекте резолюции рекомендовалось, чтобы постоянные члены Совета Безопасности в качестве первого шага в деле разоружения сократили на одну треть в течение одного года все наличные сухопутные, морские и воздушные силы. Далее рекомендовалось запретить атомное оружие, а для наблюдения и контроля за проведением в жизнь всех этих мероприятий учредить в рамках Совета Безопасности международный контрольный орган.

Делегаты США, Англии и некоторых других стран выступили против миролюбивых советских предложений. Несмотря на крах американской монополии на атомную бомбу, милитаристские круги США упорно не хотели отказываться от иллюзии своего "всесилия" и посредством печати, радио и кино продолжали нагнетать обстановку напряженности. Мы были свидетелями того, как велась эта опасная кампания. Так, газета "Вашингтон пост" писала 12 сентября 1950 года: "Сенатор Стеннис заявил, что мы имеем 450 или более усовершенствованных атомных бомб. Этого достаточно, чтобы обеспечить по 50 бомб на каждый большой город России". Сенатор Мундт, выступая на обеде в отеле "Елизабет" 25 апреля 1950 года, призывал начать новое кровопролитие. "Когда придет война, - заявил сенатор Мундт, - а она должна прийти, мы должны сбросить достаточное количество атомных бомб для того, чтобы уничтожить страну, против которой эти бомбы направлены", то есть против СССР.

Исподволь подбрасывалась идейка о том, что "атомная бомба" имеет такое же "право на существование", как и любое другое оружие.

Профессор Колумбийского университета Теодор Розбери в своей книге "Мир или чума", изданной в США в 1950 году, писал: "Какая разница, умрет ли человек легкой или мучительной смертью, ведь все равно он будет мертв. Нельзя быть более мертвым, чем труп... По моему мнению, выделение биологических средств или любых других видов оружия, как особенно "ужасных" или "худших", не преследует какой- либо полезной цели и ничем не оправдано".

Совершенно очевидно, что такого рода "теоретические" упражнения служили разительным доказательством глубокого морального падения науки в капиталистическом мире.

Советский народ, глубоко преданный делу мира, горячо поддержал Стокгольмское воззвание Всемирного Совета Мира (март 1950 года), которое требовало безусловного запрещения атомного оружия, установления строгого международного контроля за выполнением этого запрещения и объявляло, что правительство, которое первым применит это оружие, будет рассматриваться как военный преступник. Под этим воззванием поставили свои подписи свыше 500 миллионов человек из 80 стран мира.

Советское правительство много раз решительно высказывалось против использования великих достижений науки в военных целях.

Третья сессия Генеральной Ассамблеи механическим большинством голосов приняла резолюцию, в принципе одобрявшую "план Баруха", который преподносился как "план ООН". Однако домогательства американской делегации о прекращении деятельности атомной комиссии не встретили поддержки со стороны большинства членов ООН. Принятая резолюция рекомендовала атомной комиссии возобновить свою работу, а также предлагала пяти постоянным членам Совета Безопасности и Канаде провести консультации между собой с целью выяснения, имеется ли основа для соглашения о международном контроле над атомной энергией и об обеспечении ее использования исключительно в мирных целях; доклад Генеральной Ассамблее о результатах этих консультаций следовало представить не позднее следующей очередной сессии. Такая резолюция не устраивала представителей англо-американского блока. Они продолжали добиваться принятия "плана Баруха". Но дальнейшая работа Комиссии по атомной энергии не могла иметь успеха на такой основе. 24 июля 1949 года комиссия провела свое последнее заседание и фактически прекратила на этом свое существование. Шестая сессия Генеральной Ассамблеи ООН 11 января 1952 года приняла резолюцию, согласно которой и формально прекращалось существование Комиссии по атомной энергии и Комиссии по вооружениям обычного типа и учреждалась единая Комиссия по разоружению.

На шестой сессии ООН. Слева: посол СССР во Франции А. П. Павлов. Париж, сентябрь 1951 года
На шестой сессии ООН. Слева: посол СССР во Франции А. П. Павлов. Париж, сентябрь 1951 года

Делегаты Белорусской ССР и Украинской ССР решительно выступали в поддержку предложений Советского Союза по вопросу о запрещении атомного оружия, в частности внесенного на четвертой сессии Генеральной Ассамблеи предложения о признании несовместимым с принадлежностью к ООН применения атомного оружия и других средств массового уничтожения людей.

Дуайт Д. Эйзенхауэр

В тот период американские правящие круги форсировали гонку вооружений, наращивали запасы атомного и водородного оружия. Вместе с тем предпринимались "отвлекающие маневры". 8 декабря 1953 года президент США Эйзенхауэр выступил на VIII сессии Генеральной Ассамблеи с предложением о создании "атомного пула" для мирных целей. Он предложил выделить для этих целей "какую-то" часть расщепляющихся материалов (главная же масса этих материалов по-прежнему направлялась на производство атомного и водородного оружия). Многим было ясно, что предложение Эйзенхауэра ни в коей мере не решало проблемы запрещения атомного и водородного оружия, прекращения гонки атомных вооружений и избавления человечества от опасности атомной войны. Однако американская "большая пресса" сделала все, чтобы добавить к военной известности генерала Эйзенхауэра ореол миротворца.

Имя Эйзенхауэра в те годы пользовалось в Америке большой популярностью.

В июне 1944 года вооруженные силы союзников под командованием генерала Эйзенхауэра успешно форсировали Ла-Манш, осуществили массовую высадку на северном побережье Франции и развернули наступательные действия против гитлеровских войск во Франции. В 1950 - 1952 годах Эйзенхауэр был верховным главнокомандующим вооруженными силами Североатлантического блока. В конце 1952 года он был избран президентом США от республиканской партии и был переизбран в 1956 году*. В то время ему было 62 года.

*(Резиденцией президента является Белый дом, состоящий из 107 комнат, восточного, зеленого, красного и голубого залов, где устраиваются приемы, завтраки, обеды. Личная квартира президента и его семьи включает девять спален, четыре комнаты для гостей, кабинет президента и ряд гостиных. Дом окружен великолепным садом и имеет несколько балконов и веранд. Дом обслуживался штатом в 120 человек и штатом канцелярии президента, насчитывавшим 245 человек. Оклад президента установлен в 100 тысяч долларов в год и 40 тысяч долларов на приемы и разъезды. Позже оклад президента был повышен.)

Американская печать уделяла очень много внимания жизни и деятельности Эйзенхауэра. Обычно день президента проходил следующим образом: в 8 часов утра президент уже был за своим рабочим столом, читал газеты, подписывал бумаги, принимал министров, посетителей, участвовал в заседаниях. Это продолжалось до 16 часов с коротким перерывом на завтрак. После обеда он уходил к себе во внутренние покои на отдых. Два раза в неделю президент играл в гольф или в карты с друзьями, смотрел кинофильмы (в основном "ковбойские") или телевизионные передачи и в 23 часа ложился в постель. По субботам и воскресеньям президент не работал.

Нередко президент приезжал в Нью-Йорк и выступал на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН.

За время своего президентства Эйзенхауэр форсировал гонку вооружений, многое сделал для укрепления НАТО. Он выдвинул программу экономического и военного вмешательства во внутренние дела стран Ближнего и Среднего Востока (доктрина Эйзенхауэра), подписал агрессивный военный договор об "обороне Юго-Восточной Азии" (СЕАТО), добился вместе с английским правительством заключения военных парижских соглашений, подписал принятый конгрессом закон 1954 года о "контроле над коммунистической деятельностью в США".

Вместе с тем в период президентской деятельности Эйзенхауэра, в 1953 году, после того как выявилась полная бесперспективность американской военной авантюры против КНДР, было заключено перемирие в Корее (хотя вооруженные силы США остались в Южной Корее).

* * *

В начале 50-х годов правящие круги крупнейших империалистических держав вели открыто агрессивный курс, до предела нагнетали международную напряженность. Пентагоновские генералы открыто выступали с проповедью доктрины "массированного возмездия", считая ядерное оружие основным средством в будущей войне с Советским Союзом. США испытывали атомные, а позже и термоядерные бомбы на Маршалловых островах, и к концу 1955 года было произведено более 100 взрывов. Над человечеством нависла угроза атомной войны.

Это выдвинуло на первый план вопрос о прекращении ядерных испытаний. Впервые этот вопрос обсуждался на десятой сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1955 году. По предложению советской делегации была принята резолюция о создании Комитета по изучению действия атомной радиации. Представители социалистических стран активно выступали за прекращение ядерных испытаний, подчеркивая, что прекращение испытаний должно быть лишь первым шагом на пути к полному запрещению ядерного оружия. Советский Союз стремился создать любую преграду на пути гонки атомного оружия, облегчить достижение согласованных решений по проблеме разоружения.

С каждым годом становилась очевиднее необходимость заключения международных соглашений о запрещении испытаний всех видов ядерного оружия, шагов, ведущих ко всеобщему и полному разоружению. В 60-е годы наука уже располагала данными, с которыми нельзя было не считаться.

Мне запомнилась статья американского ученого-атомника, лауреата Нобелевской премии мира 1962 года, доктора Лайнуса Полинга, опубликованная в газете "Нью-Йорк тайме" от 12 октября 1963 года. В этой статье Полинг писал, что ядерный арсенал США составлял в то время 240 тысяч мегатонн, а СССР - 80 тысяч мегатонн. (Мегатонна - это взрывная сила одного миллиона тонн тринитротолуола.) Для сравнения он отметил, что общая мощность всех взрывчатых веществ, примененных во второй мировой войне, составляла всего шесть мегатонн... "Нападение на США мощностью в 10 тысяч мегатонн привело бы к гибели в основном всего американского народа и к уничтожению страны. Нападение на СССР мощностью 20 тысяч мегатонн достигло бы тех же результатов". Оценки Полинга запасов американского оружия основывались на различных данных, в том числе о количестве обогащенного урана, превращенного в плутоний, и производстве урана-235.

Пришло время, писал Полинг, чтобы было заключено международное соглашение о прекращении испытаний всех видов ядерного оружия, а затем другие соглашения, ведущие ко всеобщему полному разоружению. Мы обречены на катастрофу, если капиталистический мир будет продолжать идти по пути сумасшествия...

Но военно-промышленным монополиям США и их агентам в политических кругах было выгодно продолжение гонки вооружений. В США раздувалась обстановка военного психоза. Один из примеров этого мы наблюдали своими глазами.

...Был прекрасный солнечный день. Людские потоки и машины текли по нью-йоркским улицам; люди спешили на работу. Но настроение у всех было подавленное. Утренние газеты вышли с огромными заголовками, сообщавшими о предстоящей учебной атомной тревоге. Писалось об условном "нападении" на Нью-Йорк и десятки других американских городов "атомных бомбардировщиков неизвестной державы".

Правительство США "в учебном порядке" собиралось уезжать из столицы и скрываться где-то в горной местности.

Улицы, тротуары, парки были полны народа. Вдруг в 15 часов заревели сирены воздушной тревоги и эхом разнеслись по всем улицам и площадям. Тревога нас застала на Третьей авеню. Пришлось покинуть машину и идти в ближайшее убежище. Нью-йоркцам явно не хотелось прятаться в подземелье. На наших глазах полицейские силой загоняли пешеходов в убежища, магазины, подъезды домов. Люди не слушались, вступали в пререкания, отпускали язвительные реплики.

- Это опасная инсценировка, - говорил рядом стоящий с нами пожилой человек, - никто ведь на нас не собирается нападать.

Полицейские в рупоры надсадно кричали: "Прячьтесь, прячьтесь!", "Вы должны исполнять все приказы гражданской обороны!" По пустым улицам торопливо шли отряды, одетые в защитные противоатомные костюмы, с белыми целлофановыми колпаками, вокруг которых суетились кинооператоры и фоторепортеры. С ревом сирен проносились по улицам кареты скорой помощи, пожарные и полицейские машины. На тесных улицах и площадях царил хаос и беспорядок. Кому-то надо было до предела взвинтить нервы восьмимиллионного населения Нью-Йорка...

Милитаристским кругам США атомные тревоги были нужны для того, чтобы, держа американцев в напряжении, запугивая атомной войной, легче выколачивать из них доллары. И преодолеть сопротивление этих кругов в США, да и не только в США, было делом очень нелегким. Но эту задачу, отстаивая жизнь и будущее человечества, настойчиво и последовательно решала дипломатия социализма.

Делегации Советского Союза и других социалистических стран продолжали борьбу за прекращение испытаний ядерного оружия. Наконец шестнадцатая сессия Генеральной Ассамблеи ООН 24 ноября 1961 года приняла Декларацию о запрещении применения ядерного оружия; предусматривался созыв специальной конференции для подписания Конвенции о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия. Но противники созыва конференции - США и их союзники по военно-агрессивным блокам - сорвали созыв такой конференции. Борьба продолжалась.

Белорусский представитель - народный поэт Петрусь Бровка, - выступая с яркой речью на заседании Политического комитета 19 ноября 1959 года, обратился с призывом прекратить ядерные испытания и тем самым положить начало избавлению человечества от угрозы ядерной катастрофы. Он сказал:

- Все мы должны убрать с дороги мира войну. Пусть на дороге мира цветут сады и чарующе пахнут цветы, пусть каждый из нас отдаст великому делу мира цветок своей души. Какой благоуханный сад опояшет нашу планету! В этом долг каждого из нас...

В результате упорной борьбы Советского Союза и других миролюбивых сил 5 августа 1963 года в Москве состоялось подписание представителями СССР, США и Англии Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой. Заключение Московского договора явилось событием большого международного значения, результатом последовательного миролюбивого внешнеполитического курса Советского Союза и других социалистических стран, успехом ленинской политики мирного сосуществования государств с различным общественным строем.

Правительство Белорусской ССР одобрило и 8 октября 1963 года подписало Московский договор о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах. На 1 января 1970 года участниками договора являлись уже свыше 100 государств. Отказались подписать его и заявили об этом КНР, Франция и некоторые другие страны.

Восемнадцатая сессия Генеральной Ассамблеи, проходившая в 1963 году, призвала все государства использовать космос только в мирных целях, воздерживаться от вывода на орбиту вокруг Земли любых объектов с ядерным оружием или другими видами оружия массового уничтожения. После трудных и длительных переговоров 27 января 1967 года был подписан Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, в который включено обязательство не выводить ядерное и другие виды оружия массового уничтожения на околоземные и космические орбиты, не устанавливать такое оружие на Луне и других небесных телах, не создавать там военных баз, сооружений и укреплений, не проводить испытаний любых видов оружия и военных маневров.

В результате огромных усилий миролюбивых сил удалось разработать и подписать 1 июля 1968 года Договор о нераспространении ядерного оружия. Этот договор вступил в силу 5 марта 1970 года. Его искреннее выполнение всеми государствами закроет все пути распространению ядерного оружия и создаст более благоприятные условия для развития международного сотрудничества в области мирного использования атомной энергии на благо человечества.

Мировое общественное мнение приветствовало и еще одно важное соглашение - Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов массового уничтожения. С 11 февраля 1971 года этот договор был открыт для подписания всеми государствами, желающими участвовать в нем.

На двадцать пятой, юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по предложению делегации Швеции и других стран были приняты резолюции, которые призывали все государства принять эффективные меры с тем, чтобы прекратить гонку вооружений, особенно в ядерной области, остановить испытания ядерного оружия во всех средах.

Группой государств, в том числе Советским Союзом, был внесен уточненный проект Международной конвенции о прекращении производства и уничтожении запасов химического и бактериологического оружия. Делегаты двадцать пятой сессии Генеральной Ассамблеи приняли резолюцию, в которой подчеркивается важность решения проблемы ликвидации химико-бактериологического оружия и содержится призыв к Комитету по разоружению продолжить рассмотрение этого вопроса.

Усилия народов и правительств всех стран должны быть направлены к тому, чтобы не допустить возникновения новой войны, чтобы навсегда исключить ее из жизни человеческого общества. Сохранение всеобщего мира - первейшее и непременное условие прогресса человечества.

Обед у французского президента

Главы делегаций на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН получили приглашение президента Франции Венсана Ориоля на обед, который состоялся в Елисейском дворце. Согласие на участие в обеде было своевременно отправлено шефу протокола президента.

В назначенный день в 17 часов я подъехал к главному подъезду президентского дворца, расположенного в красивом живописном парке, недалеко от Елисейских полей. Меня встретил адъютант президента и пригласил в большой приемный зал, в котором еще никого не было. Я спросил адъютанта, почему нет приглашенных, видимо, я рано приехал?

- Дело в том, - ответил адъютант, - что господин президент перенес обед на восемнадцать часов, а вас, по-видимому, не предупредили.

- Очень сожалею, что так получилось, - сказал я и собрался уходить.

В это время в зал вошел президент и, увидев меня, приветливо поздоровался.

- В палате депутатов дискуссия затянулась, пришлось на час отложить обед, - сказал президент. - Прошу вас зайти ко мне.

Я поблагодарил и последовал за хозяином дома. В гостиной нас встретила супруга президента в пышном вечернем платье и пригласила выпить чашку кофе. Выяснилось, что адъютант президента был летчиком и воевал против гитлеровцев в эскадрилье "Нормандия - Неман" на территории Белоруссии, хорошо говорил по-русски. Он вспоминал эпизоды из сражений на советско-германском фронте и очень тепло отзывался о нашем народе.

Президент, наполняя бокалы шампанским, спросил меня, почему у нас, в России, говорят - "Советское шампанское". Шампанское - специфически французское вино, получившее название от провинции Шампань, где на хорошо обогреваемых солнцем склонах гор находятся известные виноградники, продукция которых идет на изготовление шампанских вин.

- Думаю, что "Советское шампанское" получило свое название в знак большого уважения к французскому шампанскому, которое славится во всем мире, - шутливо ответил я.

- Да, это хорошо, - улыбнулся Ориоль, - но мы хотели бы здесь остаться монополистами. Почему бы вам не заменить наше название специфическим русским?

Потом разговор зашел об охране президента. Ориоль как бы в шутку сказал, что "опека" не всегда бывает приятна, и рассказал такой эпизод.

- В моей летней резиденции Рамбуйе, расположенной недалеко от Парижа, много фазанов. Я решил поохотиться, взял ружье и отправился в рощу, где обитают фазаны. Заприметив одного из них, прицелился и выстрелил. В это время за моей спиной раздался еще один выстрел. Я обернулся и увидел охранника, стрелявшего сзади меня по этому же фазану. Я рассердился и спросил: "Это вы убили фазана или я?" - "Вы, мсье президент", - ответил смутившийся охранник.

Конечно, невозможно было доказать, кто убил фазана. Наверное, он боялся, что я промажу. Если вы не возражаете, мсье министр, я завтра пришлю вам фазана, лично мной убитого.

- Благодарю вас, господин президент, но прошу вас не беспокоиться, - ответил я.

- Время встречать гостей, - сказал президент.

Мы встали и направились за президентом в приемный зал.

В то время Венсану Ориолю было 65 лет. В первую мировую войну участвовал в боях с немцами под Верденом. Ориоль был видным политическим и государственным деятелем франции и одним из руководителей Французской социалистической партии. В 1947 - 1954 годах - президент Французской Республики.

С 1943 года Венсан Ориоль активно поддерживал генерала де Голля в борьбе с немцами за независимость Франции. После освобождения Франции от гитлеровской оккупации Ориоль был председателем Учредительного, а затем Национального собрания. Вместе с де Голлем являлся соавтором декрета о введении системы референдумов, направленного на усиление президентской власти.

Обед прошел весело и непринужденно. Было произнесено много тостов за здоровье президента, за процветание Франции. А я, слушая изысканные речи дипломатов и политиков, вспоминал совсем другую встречу.

На митинге парижских трудящихся

На одном из приемов в Советском посольстве товарищ Морис Торез пригласил делегации СССР, БССР и УССР присутствовать на массовом митинге парижских трудящихся по случаю 31-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Мы с благодарностью приняли это приглашение.

6 ноября 1948 года белорусская делегация вместе с делегациями Советского Союза и Украины пришла в помещение Зимнего велодрома, где уже собралось более пяти тысяч парижан. Митинг открыл кратким вступительным словом один из ветеранов Французской коммунистической партии, Марсель Кашен. Он предоставил слово генеральному секретарю Французской компартии Морису Торезу. Присутствующие в зале приветствовали его громом аплодисментов.

Торез начал свою речь с того, что французские трудящиеся с надеждой и верой обращают свои взоры к источнику света и правды - к Советскому Союзу, осуществившему тысячелетнюю мечту людей, стремившихся к свободной и счастливой жизни. Для 200 миллионов мужчин и женщин Советского Союза социализм стал реальностью. Эта реальность, воплощенная сегодня на 1/6 части земного шара, завтра станет реальностью на всей земле...

Генеральный секретарь ФКП подчеркнул решающую роль Советской Армии в разгроме гитлеровских полчищ и в освобождении Европы.

- Советский Союз, - заявил Торез, - жертвуя миллионами своих сыновей, погибших в борьбе против немецких захватчиков, внес огромный вклад в дело освобождения нашей страны. Что стало бы с Францией, если бы не Советский Союз? Французы помнят те тяжелые дни, когда судьба Франции и всего мира была связана с судьбой Сталинграда. Французы всегда будут хранить в своем сердце бесконечную благодарность и признательность Советской Армии...

Далее Морис Торез разоблачил маневры империалистических поджигателей войны, направленные на то, чтобы отклонить предложения советской делегации в ООН о запрещении атомного оружия и сокращении вооружений великих держав. "Народы мира поддерживают советские предложения, империалисты их отклоняют..."

- Верные памяти наших павших героев, - продолжал Торез, - мы заявляем о нашей пролетарской, республиканской и французской приверженности Советскому Союзу. Наша пролетарская приверженность является приверженностью пролетариев к стране, где осуществлена мечта наших отцов и наших предков - социализм, за который мы боремся и победы которого мы добьемся в нашей стране. Наша республиканская приверженность является приверженностью республиканцев к стране, которая находится в авангарде прогресса во всех областях: социальной, политической и культурной. Наша приверженность французов является приверженностью французов к стране, дружба и союз с которой являются особенно ценными и важными для сохранения нашей безопасности и мира...

Мы, - сказал в заключение Торез, - будем продолжать борьбу за правительство демократического единства, истинно французское правительство, которое будет опираться на народ и проводить политику национального спасения, чего желают и ждут все истинные французы.

Мы будем продолжать борьбу за единство рабочего класса, за союз всех республиканцев. Мы будем укреплять нашу веру в коммунизм, нашу веру в победу этого благородного дела и бороться за коммунизм, который является молодостью мира и во имя которого пошел на смерть Пери, борясь за счастливую жизнь. Мы будем проявлять нашу любовь и нашу веру в народы Советского Союза, в Коммунистическую партию большевиков.

В тридцать первую годовщину Октябрьской социалистической революции мы говорим от всего сердца: "Да здравствует советская революция! Да здравствует партия большевиков СССР! Да здравствует коммунизм! Да здравствует свободная, демократическая и независимая Франция!"*.

*("Правда", 8 ноября 1948 г.)

Когда Морис Торез кончил речь, все присутствующие встали, бурно зааплодировали и закончили митинг пением "Интернационала".

Митинг, который так ярко продемонстрировал чувства пролетарской солидарности и братских симпатий трудового Парижа к нашей стране, произвел на нас огромное впечатление.

Борьба по вопросу о разоружении

7 октября 1948 года Первый комитет приступил к рассмотрению внесенных 25 сентября делегацией СССР предложений о сокращении вооруженных сил и вооружений США, СССР, Англии, Франции и Китая на одну треть в течение одного года, о запрещении атомного оружия и учреждении международного органа контроля за выполнением этих постановлений.

К этому времени гонка вооружений развернулась вовсю, и военные бюджеты капиталистических стран росли с каждым годом. Правительство Трумэна взвалило на плечи трудящихся огромное бремя военных расходов. Прямые военные расходы США в 1949 году в 17 раз превышали военные расходы 1940, предвоенного года.

Фабрикантов оружия совершенно не тревожило, что войны приносят человечеству колоссальные жертвы, разрушения, опустошения и страдания. Как известно, в результате первой мировой войны было убито 10 миллионов человек и ранено более 20 миллионов. В результате второй мировой войны, по данным ООН, было убито на фронтах, погибло от бомбежек и в концлагерях около 60 миллионов человек; ранено и изувечено 29 500 тысяч человек; 21 245 тысяч жителей лишились крова и имущества. Было разрушено 30 миллионов жилищ. В результате войны насчитывалось 15 миллионов бездомных людей и один миллион детей, лишившихся родителей*.

*(Журнал "В защиту мира" № 6, 1951, стр. 79.)

Защищая интересы народов, совсем недавно одержавших победу в тяжелой и кровопролитной борьбе против фашизма, представители социалистических стран давали решительный отпор поджигателям новой войны.

В одном из выступлений представитель Советского Союза привел убедительные фактические данные, показывавшие, что реакционные круги США и Англии подогревают военный психоз и что их политика чревата серьезной угрозой делу мира и безопасности. Пропаганда новой войны приобретала все более разнузданный характер, причем эта пропаганда сопровождалась конкретной разработкой планов нападения на СССР и страны народной демократии.

Так, в американском журнале "Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт" в номере от 9 апреля 1948 года была опубликована карта, показывавшая линии ударов военно-воздушных сил США с объяснительными надписями: "Соединенные Штаты атакуют Россию главным образом с воздуха. Район Средиземного моря вместе с Северной Европой и Средним Востоком будет иметь первостепенную важность. Арктика будет занимать в этой операции меньшее значение. Южная Италия, Сицилия и Турция будут важными базами. Атомная бомба будет использована для нападения на собственно Россию".

На присутствующих в зале произвело очень сильное впечатление заявление, что и в обстановке империалистических провокаций Советский Союз продолжает политику мира, направляя свои силы на решение созидательных задач, и в первую очередь задач, связанных с восстановлением разрушенного войной народного хозяйства, и что советский народ, всецело поглощенный мирным трудом и дальнейшим развертыванием социалистического строительства в своей стране, непоколебимо стоит на страже мира и безопасности народов.

Пытаясь ослабить впечатление от предложений советской делегации, руководители американской и английской дипломатии начали "обработку" зависящих от них делегатов и представителей прессы.

Представитель США Остин в своем выступлении, пытаясь обосновать гонку вооружений, ведущуюся в США, заявил, что сокращать вооружения нельзя до тех пор, пока не будет создана "атмосфера международного доверия и безопасности". Остин без всяких на то оснований пытался представить дело таким образом, будто США "слишком полно и слишком быстро разоружились после войны" и что их вооруженные силы "сведены к минимуму". Он утверждал, будто СССР грозит миру войной. Далее Остин с явным раздражением сослался на опубликованную в газете "Юманите" декларацию Политбюро Коммунистической партии Франции, в которой говорилось, что "народ Франции никогда не будет воевать против Советского Союза". Нанизывание клеветнических выпадов против СССР и необоснованных утверждений, искажавших создавшуюся международную обстановку, понадобилось Остину для того, чтобы как-то попытаться оправдать отказ американского правительства от принятия советских предложений.

Представитель Бельгии Спаак вторил Остину, выступая с враждебными Советскому Союзу измышлениями. Обращаясь к советской делегации, он заявил, что основа позиции западных держав - это страх перед СССР. "Мы чувствуем вас на границах Рейна и боимся!" - патетически восклицал Спаак. Пытаясь оправдать отказ от принятия советских предложений, Спаак значительную часть речи посвятил апологетике создания западноевропейского военного блока и призывал к расширению этого блока.

Делегат Мексики Падилья-Нерво, в противовес грубым попыткам углубить раскол ООН, призывал делегатов не забывать основных принципов Ялтинского соглашения великих держав и стремиться к укреплению ООН на основе более тесного сотрудничества всех великих и малых наций.

Английский делегат Макнейл резко возражал против советских предложений и пытался представить военный союз западных государств, заключенный по указке США, как "оборонительный". Играя в наивность, он призвал делегатов посмотреть на главу делегации Люксембурга г-на Беша: "Выходит, что этот добродушный человек, такой известный авторитет в тонких французских винах, является в действительности воителем..."

Впрочем, Макнейл, конечно, хорошо понимал, что Люксембург включен в западный военный блок совсем не для того, чтобы расширить состав западноевропейских дегустаторов вин.

Выступавшие представители империалистических держав в унисон заявляли, что никакое сокращение вооружений невозможно до тех пор, пока не будет установлена "атмосфера доверия". Но установлению такой атмосферы мешала именно агрессивная политика реакционных кругов США и Англии, оказывавших прямое воздействие на многие делегации Генеральной Ассамблеи. Представители англо-американского блока искали любой благовидный предлог, под которым можно было бы сдать вопрос о сокращении вооружений в долгий ящик и похоронить его в нескончаемых словопрениях в различных комитетах, комиссиях и подкомиссиях.

Им помогали их лакеи и марионетки.

С клеветнической речью против Советского Союза выступил 11 ноября 1948 года представитель гоминдановского Китая Цзян Тин-фу.

- Китайская делегация, - сказал гоминдановец, - отвергает предложения СССР о сокращении вооружений, поскольку Советский Союз поддерживает междоусобную войну в Китае.

Жалкое впечатление производили подобные выступления.

Простые люди всего мира видели в предложениях СССР о запрещении атомного оружия и сокращении обычных вооружений действенные шаги своего надежного защитника в борьбе за мир, против угрозы новой войны.

Советские представители ежедневно получали из многих стран мира обращения, письма, телеграммы от людей и организаций, поддерживающих советские предложения, с пожеланиями продолжать мужественную и благородную борьбу против поджигателей новой войны.

Итальянские женщины прислали в Нью-Йорк специальную делегацию, чтобы вручить через генерального секретаря ООН Генеральной Ассамблее обращение о запрещении атомного оружия и проведении в жизнь сокращения вооружений. Генеральный секретарь ООН Трюгве Ли под каким-то предлогом не принял делегацию, и она была вынуждена вручить обращение его помощнику. Делегация итальянских женщин, возглавляемая депутатом парламента Камиллой Равера, по их просьбе, была принята главой советской делегации; на беседе присутствовали украинские и белорусские делегаты.

Равера проинформировала советских дипломатов о вручении помощнику генерального секретаря ООН обращения, подписанного тремя миллионами итальянских женщин, в котором они требуют установления прочного мира, уничтожения атомного оружия и разоружения.

Советский представитель выразил сердечную благодарность Союзу итальянских женщин за доверие, выраженное советской делегации, подчеркнув, что если в Генеральной Ассамблее ее поддерживает пока лишь меньшинство, то среди народов всего мира она пользуется поддержкой громадного большинства простых людей, ненавидящих войну и желающих прочного мира.

Было получено обращение к Генеральной Ассамблее, подписанное двумя миллионами трудящихся Болгарии, в котором горячо поддерживались советские предложения о сокращении вооружений.

На имя главы советской делегации было прислано письмо, подписанное трудящимися города Марселя, в котором говорилось: "Трудящиеся Марселя были глубоко взволнованы вашим предложением, внесенным в Генеральную Ассамблею ООН. Мы уверены, что выражаем чувства и волю тысяч трудящихся, принося вам благодарность за ваши слова, открывающие всему земному шару двери к миру. Мы хотели бы выразить сожаление по поводу того, что французское правительство устами министра иностранных дел Робера Шумана присоединилось к антисоветским нападкам худших реакционеров типа Маршалла и их опоры - правых социалистов типа Блюма, Бевина, Спаака. Народ Франции никогда не согласится вести войну против страны социализма. Сегодня, как и вчера, мы верны пролетарскому интернационализму, верны франко-советскому договору, являющемуся самой надежной гарантией нашей национальной независимости и мира".

Надежды, чаяния, симпатии миллионов трудящихся были обращены к стойкому борцу за безопасность всех народов - Советскому Союзу.

Западные представители в органах ООН упорно пытались подменить сокращение вооружений и запрещение атомного оружия сбором сведений о вооружениях других стран. Правящие круги США вели гонку вооружений, увеличивали свои вооруженные силы, расширяли военные базы, создавали новые военно-агрессивные союзы. Дискуссия по разоружению показала, что представителей империалистического блока не устраивали миролюбивые советские предложения. Они хотели потопить их в казуистических, фальшивых разговорах о мире. Тогда, в 1948-м, с помощью "машины голосования" советские предложения о запрещении атомного оружия и сокращении вооружений на одну треть большинством голосов были отклонены.

Реакция ликовала. Французы были свидетелями бешеной кампании, развернувшейся в империалистической печати против СССР. В связи с отклонением советских предложений распространялись вздорные слухи явно провокационного свойства. Английская консервативная газета "Дейли мейл", рьяная поборница внешней политики Черчилля - Бевина, опубликовала 29 сентября 1948 года редакционную статью, в которой открыто призывала к разгону ООН: "Мы заявляем, что ООН в нынешней ее форме является опасной для дела мира. С ней следует покончить, и пора это сделать сейчас. Сообщают, что Россия в конце концов не намеревается выйти из ООН. Если так, то западные державы должны уйти сами. Они должны создать свою собственную организацию".

На фоне подобных антиооновских настроений убедительно и веско прозвучало решение Политического комитета, утвердившего 22 октября 1948 года мексиканское предложение, содержавшее призыв к великим державам возобновить усилия для того, чтобы примирить свои разногласия и укрепить мир.

На пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 3 ноября 1948 года представленная Политическим комитетом резолюция была единогласно одобрена.

После этого председатель Генеральной Ассамблеи Эватт предоставил слово прибывшему в Париж премьер-министру Индии Джавахарлалу Неру. Делегаты Ассамблеи встретили премьер-министра свободной Индии громом аплодисментов. Неру вышел на трибуну в национальном костюме, в белой шапочке, поклонился присутствующим в зале и тихим голосом начал свою речь.

- Организация Объединенных Наций была создана после двух мировых войн, - сказал Неру. - Уроки этих войн заключаются в том, что с помощью ненависти и насилия нельзя достичь мира.

Далее он сказал, что ряд азиатских народов все еще остается в кабале у колониальных держав и что Индия выражает сочувствие борьбе этих народов. Принцип равенства всех народов, независимо от их расовой принадлежности, провозглашенный Уставом ООН, грубо нарушается. В настоящее время многие народы страдают от голода и нищеты, и не могла бы Генеральная Ассамблея на время отказаться от острых политических дискуссий, дать успокоиться умам и посвятить себя решению важнейших экономических проблем, таких, как проблема недостатка продовольствия, остро ощущающегося в ряде стран?

В заключение Неру призвал делегатов Ассамблеи к укреплению международного сотрудничества в духе взаимопонимания и терпимости, призвал великие державы возобновить усилия по примирению своих разногласий и установлению длительного мира*.

*(Официальные отчеты первой части третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН, стр. 178 - 180 (русский текст).)

Продолжая борьбу за разоружение, советская делегация на четвертой сессии Генеральной Ассамблеи в сентябре 1949 года выступила с предложением о заключении Пакта мира между пятью великими державами. Советское правительство, учитывая, что главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности несут пять держав - постоянных членов Совета Безопасности, предложило Генеральной Ассамблее обратиться к США, Великобритании, Франции, Китаю и Советскому Союзу с призывом объединить свои усилия и заключить между собой Пакт по укреплению мира. Это предложение произвело огромное впечатление на делегатов. Попытаться хоть как-нибудь оправдать сопротивление миролюбивым советским предложениям взял на себя труд представитель США Остин. Он решительно возражал против предложений Советского Союза о заключении пятью державами Пакта по укреплению мира, ссылаясь на то, будто Устав ООН делает "излишним" подобный пакт.

Те, кто покорно следовал курсу, указанному американским дипломатом, выступали с рассуждениями на тему о том, будто коммунистическая философия "требует войны" и что, следовательно, с коммунистическим государством никакое сотрудничество невозможно. Такие ораторы делали вид, что им не известна последовательная и упорная борьба СССР за утверждение ленинского принципа мирного сосуществования государств с различными социальными системами, стремление сотрудничать с капиталистическими странами на началах равноправия стран и уважения взаимных интересов.

После острой, длительной дискуссии Политический комитет большинством голосов отклонил советское предложение о Пакте мира. Была принята англо-американская резолюция, озаглавленная "Об основных принципах мира", состоящая из общих деклараций, взятых из Устава ООН, вперемежку с такими вредными и опасными предложениями, как предложения, направленные на ограничение государственного суверенитета стран - членов ООН.

При голосовании 23 делегации воздержались, по-видимому, не желая открыто выступать против справедливых советских предложений.

Новые советские предложения - дорога к миру

На пятой сессии Генеральной Ассамблеи, состоявшейся в Нью-Йорке 19 сентября - 15 декабря 1950 года, советская делегация внесла предложение принять Декларацию об устранении угрозы новой войны и об укреплении мира и безопасности народов.

Дипломатия западных держав и ее подголоски встретили в штыки это миролюбивое советское предложение.

После ряда ораторов выступил представитель Белорусской ССР.

- Мы приступили к обсуждению самого жгучего вопроса, - заявил белорусский представитель, - который волнует народы всего мира, - вопроса, внесенного делегацией СССР. Бесспорным фактом является то, что народы стремятся к прочному миру и ненавидят войну. Отражая эти настроения, делегация СССР в ООН возглавила борьбу за мир и безопасность.

Начиная с конференции в Сан-Франциско и кончая настоящей сессией Генеральной Ассамблеи, делегацией СССР был внесен целый ряд предложений, а именно: о необходимости запретить использование атомной энергии в военных целях и установить международный контроль за выполнением такого запрещения; о принципах, определяющих общее регулирование и сокращение вооружений; о мерах, которые должны быть приняты против пропаганды и поджигателей новой войны; об осуждении подготовки новой войны и о заключении Пакта пяти держав по укреплению мира и ряд других предложений, касающихся поддержания мира и международного сотрудничества. Эти предложения нашли живейшую поддержку и одобрение широких народных масс, увидевших в советских предложениях отражение своих кровных интересов.

Делегация СССР всегда выступала и выступает сейчас за укрепление дружественных отношений и сотрудничество со всеми народами, ведя последовательную борьбу против всяких военных авантюр, против угрозы миру и международной безопасности. Делегация Белорусской ССР всегда считала и считает сейчас, что при наличии искреннего стремления к сотрудничеству ООН, несмотря на все трудности, имеющиеся в этом деле, может и должна выполнить свой долг перед прогрессивным человечеством...

Делегат Белорусской ССР резко осудил выступление представителя Австралии, который клеветал на внешнюю политику СССР и фактически призывал применить атомную бомбу против "красных".

Выступавшие за австралийцем представители Греции, Бельгии, Голландии говорили одно и то же. Всех их объединяла ненависть к Советскому Союзу и к его мирной политике.

Особое недовольство западных дипломатов вызвала конкретная советская программа укрепления мира, изложенная в форме Декларации об устранении угрозы новой войны и об укреплении мира и безопасности народов.

Между тем совершенно правильно глава советской делегации А. Я. Вышинский назвал эту декларацию дорогой к миру. Предложения Советского Союза неизменно исходят из политики мира и направлены на укрепление ООН и международного сотрудничества. Эти предложения имеют целью устранение угрозы новой войны, сокращение невыносимого бремени военных бюджетов, установление взаимного доверия между государствами и мирного сосуществования различных социально-экономических систем.

Дружеская беседа с польскими дипломатами. На переднем плане слева направо: С. Вербловский (Польша), А. Я. Вышинский (СССР), Ю. Михайловский (Польша), Ю. Кац-Сухи (Польша), Киселев (БССР). 1950 год
Дружеская беседа с польскими дипломатами. На переднем плане слева направо: С. Вербловский (Польша), А. Я. Вышинский (СССР), Ю. Михайловский (Польша), Ю. Кац-Сухи (Польша), Киселев (БССР). 1950 год

Декларация указывала путь, по которому должна пойти Организация Объединенных Наций, если она желает быть действительным центром мира и международного сотрудничества. В этом документе ясно и четко говорилось о том, что важнейшей задачей ООН является поддержание мира и безопасности, укрепление и развитие дружественных отношений между народами и сотрудничество между ними в разрешении международных проблем.

В декларации указывалось, что события, происходящие в Корее и в других районах Тихого океана, с новой силой подтверждают исключительную важность и актуальность для дела мира и безопасности народов объединения в этих целях усилий пяти держав - постоянных членов Совета Безопасности, несущих особую ответственность за поддержание международного мира.

В советских предложениях рекомендовалось, чтобы Генеральная Ассамблея осудила проводимую в ряде стран пропаганду новой войны и чтобы все государства воспретили подобную пропаганду. Декларация призывала Генеральную Ассамблею объявить о безусловном запрещении атомного оружия и установлении строгого международного контроля за точным и безусловным осуществлением этого запрещения. Далее рекомендовалось, чтобы США, Великобритания, Франция, Китай и Советский Союз объединили свои мирные усилия и заключили между собой Пакт мира, чтобы эти великие державы сократили свои вооруженные силы в течение 1950 и 1951 годов на одну треть их состава, с тем чтобы вопрос о дальнейшем сокращении вооруженных сил был поставлен на обсуждение одной из ближайших сессий Генеральной Ассамблеи. Таким образом, эти предложения полностью отвечали интересам всех миролюбивых народов, интересам всего прогрессивного человечества*.

*("Правда", 28 октября 1950 г.)

В ходе многолетней борьбы за разоружение Советский Союз не раз шел навстречу своим западным партнерам, принимал частично их предложения, призывал их к взаимному компромиссно-конструктивному подходу. Но в те годы США и их союзники вместо шага вперед делали шаг назад, ставили новые препоны на пути переговоров.

Представители Украинской ССР и Белорусской ССР активно защищали проект резолюции СССР по вопросу "О мерах против угрозы новой мировой войны и по укреплению мира и дружбы между народами", в котором предусматривался созыв в 1952 году Всемирной конференции по сокращению вооруженных сил и вооружений и по запрещению атомного оружия. К сожалению, "механическое большинство", следовавшее за американской делегацией на Генеральной Ассамблее, отвергало эти миролюбивые предложения. Прошло двадцать лет, прежде чем советское предложение о созыве Всемирной конференции по разоружению получило поддержку подавляющего большинства членов ООН.

При обсуждении докладов Комиссии ООН по разоружению на сессиях Генеральной Ассамблеи делегации социалистических стран твердо отстаивали миролюбивые, отвечающие жизненным интересам народов предложения СССР по вопросу о сокращении вооруженных сил и вооружений и о запрещении атомного оружия, разоблачали порочную позицию противников этих предложений.

Переговоры о разоружении начались с первых лет после окончания второй мировой войны. К сожалению, факты говорят о том, что США и другие западные державы долгое время вели дело так, чтобы использовать переговоры лишь в качестве ширмы, прикрывающей дальнейшую гонку вооружений.

И все же настойчивые и последовательные усилия СССР и других социалистических стран, направленные на решение этой важнейшей проблемы, приносят свои плоды. Кое-что из того, что пятнадцать - двадцать лет казалось почти недостижимым, получило теперь отражение в действующих международных договорах и соглашениях. Мы уже упоминали Договор о нераспространении ядерного оружия, Договор о прекращении его испытаний в трех средах и другие, несомненно ослабляющие угрозу ядерной войны. Более конструктивно, чем прежде, ведется работа Комитета по разоружению, отражающего теперь существование трех основных групп государств. Шестнадцатая сессия Генеральной Ассамблеи ООН одобрила такой важный документ, как Декларация о запрещении применения ядерного оружия. Все это хотя и не решает пока в полной мере проблемы разоружения, но является существенными шагами в нужном и полезном направлении.

Но вернемся к годам 50-м. Думается, для нынешнего читателя будет представлять интерес характеристика людей, убежденно и целеустремленно боровшихся против разоружения. Речь здесь можно вести о бывшем премьер-министре Великобритании Макмиллане и американском дипломате Лодже, да и о многих других западных политиках.

Гарольд Макмиллан

В тот период на газетных полосах часто публиковались фотографии высокого, красивого мужчины с седой шевелюрой и моржовыми усами. Это был 60-летний премьер-министр Великобритании, один из лидеров тори Гарольд Макмиллан. Давайте послушаем, как характеризовала Макмиллана буржуазная пресса.

В "Нью-Йорк тайме" 11 января 1957 года была опубликована статья, в которой утверждалось, что Макмиллан является человеком поразительных контрастов. Внешний вид его способен произвести обманчивое впечатление. Он может носить костюмы моды 30-летней давности. Пожалуй, это самый скромно одетый человек из всех, кто когда-либо занимал резиденцию на Даунинг-стрит. Но в нем есть спокойное обаяние и чувство юмора.

У Макмиллана, как говорят, не было даже собственного кабинета. Он работал за длинным столом, за которым может уместиться около двадцати человек, в комнате на нижнем этаже. Премьер-министр держался просто, чуть ли не по-семейному. Он редко вызывал к себе сотрудников. Вместо этого он обычно входил в крошечные комнаты, где размещался его штат, и говорил: "У меня тут затруднение с этим меморандумом, - пожалуйста, помогите мне составить его". Когда его спросили, во что он верит больше всего, он ответил - в бога.

И вот за таким обликом заурядного служаки, за медлительностью и нарочито небрежными манерами скрывался энергичный, беспощадный и, безусловно, очень способный буржуазный политик, умный и опытный государственный деятель. Макмиллан в полной мере олицетворял тот класс, который по традиции правит Англией "в перерывах между охотой и рыбной ловлей".

В качестве премьер-министра консервативного кабинета Макмиллан делал все, чтобы сделать успешными колониальные амбиции Лондона, держал курс на укрепление военно- политических группировок империализма, и прежде всего Североатлантического блока, ратовал за политическую и экономическую интеграцию Западной Европы на антисоветской основе. Он не отвергал путь переговоров с Советским Союзом по важнейшим вопросам международной обстановки, но последовательно и упорно выступал как против советских предложений по разоружению, так и против других практических мероприятий по ослаблению напряженности.

Макмиллан был убежденный консерватор и многолетний лидер партии тори. Он учился в привилегированных колледжах Итона и Оксфорда, хорошо знал классическую литера- туру, слыл страстным книголюбом. Англичане считали, что Макмиллан, пожалуй, самый образованный премьер-министр за последние 50 лет после Бальфура и Асквита.

Гарольда Макмиллана связывали крепкие дружеские связи с Уинстоном Черчиллем. В разные годы Макмиллан побывал на постах министра авиации, министра обороны, министра финансов и министра иностранных дел. После того как в результате провала египетской авантюры Антони Идену в 1957 году пришлось уйти в отставку, Макмиллан стал премьер-министром и оставался на этом посту до 1963 года.

Любопытно, что в состав правительства Макмиллана входили герцог, маркиз, семь баронов и пять его близких родственников. Макмиллан был миллионером и предпринимателем. После ухода в отставку с поста премьера он вновь занял кресло директора крупной издательской фирмы "Макмиллан па- блишинг компани".

Генри Кэбот Лодж

Генри К. Лодж присутствовал в 1953 году на восьмой сессии Генеральной Ассамблеи в Нью-Йорке. Он был только что назначен тогда постоянным представителем США в ООН. Высокий, стройный мужчина, похожий на боксера, с шарообразной головой и загорелым, красным лицом производил внушительное впечатление. Редко улыбался, всегда был модно одет. Он был внуком Генри Кэбота Лоджа-старшего - известного американского политического деятеля и историка.

На восьмой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. К. В. Киселев и А. М. Барановский беседуют с главой делегации Филиппин генералом Ромуло. 1953 год
На восьмой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. К. В. Киселев и А. М. Барановский беседуют с главой делегации Филиппин генералом Ромуло. 1953 год

На одном из дипломатических обедов мне пришлось сидеть с Лоджем-младшим рядом весь вечер и беседовать с ним по многим вопросам. Когда я сказал ему, что знаком с его биографией, он спросил, что же именно я знаю о нем, и дополнил имевшиеся у меня сведения. Оказывается, мой собеседник начинал свой жизненный путь в качестве корреспондента газеты "Нью-Йорк геральд трибюн" и разъезжал чуть ли не по всему земному шару. Служил в армии в качестве майора в танковых частях; был награжден "Бронзовой звездой" за храбрость, медалью "За заслуги", французскими орденами. В 1936 году Лоджа избрали в сенат конгресса США от штата Массачусетс, в котором он оставался до 1944 года. В 1947 - 1952 годах - вновь деятельность в сенате. В 1951 году Лодж возглавил кампанию за выдвижение генерала Эйзенхауэра кандидатом в президенты. На президентских выборах 1960 года, закончившихся победой демократов, Лодж претендовал на пост вице-президента США от республиканской партии.

Тесно связанный с интересами американского монополистического капитала, в частности семьи Морганов, Лодж являлся сторонником жесткого курса "с позиции силы" в области внешней и внутренней политики. Он голосовал за реакционные антирабочие законы, требовал расследования "лояльности" сотрудников госдепартамента, немало сделал для раздувания антикоммунистической травли в США.

Лодж, один из лидеров республиканской партии, играл немаловажную роль в формировании послевоенной внешней политики США, был вдохновителем многих антисоветских действий и усиления "холодной войны". В немалой степени Лодж как представитель США в ООН способствовал тому, что вместо разработки конструктивных мер велись лишь бесконечные дискуссии о разоружении, тогда как гонка вооружений не ослабевала, а усиливалась. В 60-х годах, занимая пост американского посла в Сайгоне, Генри Кэбот Лодж активно проводил варварскую политику "умиротворения" Южного Вьетнама и эскалации агрессии против ДРВ. Как известно, такая политика не принесла ее творцам ничего, кроме позора.

Пример политического реализма

Наряду с ярыми и закоренелыми сторонниками "политики с позиции силы", подобными Кэботу Лоджу, в США имеются силы, выражающие точку зрения либеральной буржуазии и широких кругов общественности, выступающих против гонки вооружений, реально оценивающих положение дел в мире. Представителем таких кругов является крупный американский промышленник и общественный деятель Сайрус Итон.

С Сайрусом Итоном я познакомился на приеме в советском представительстве при ООН в Нью-Йорке. Ему было тогда 70 лет. Его всегда сопровождала жена, которую возили на кресле-коляске (у нее были парализованы обе ноги). Красивая, умная женщина, прекрасная собеседница. Сам Итон, высокий, стройный человек с загорелым открытым лицом и шелковистыми седыми волосами, сразу же привлекал к себе внимание. Внушали уважение его сдержанные манеры, приятная улыбка, проницательный, доброжелательный взгляд.

Американский журнал "Форчун" опубликовал статью о Сайрусе Итоне, в которой сообщалось, что, когда ему было 17 лет, он служил клерком у Рокфеллера-старшего, а потом стал доверенным лицом по особым поручениям принадлежащей Рокфеллеру фирмы "Ист Огайо гэз компани". В 1912 году Итон создал свое первое крупное предприятие "Конти- нентал гэз энд Электрик компани". С тех пор он участвовал в различных компаниях, конкурентных схватках; не миновали его финансовые падения и взлеты. Общий капитал, либо контролируемый, либо находящийся под сильным влиянием Итона, составлял приблизительно 2,5 миллиарда долларов. Личное состояние его оценивалось в 100 миллионов долларов.

В неоднократных беседах Сайрус Итон откровенно высказывал свои взгляды - надо сказать, в те годы довольно необычные для американских деятелей - по острым международным вопросам. Однажды речь зашла о знаменитых Пагуошских конференциях. Итон рассказал, как "родилось" это понятие. В июле 1955 года группа всемирно известных ученых - А. Эйнштейн, Ф. Жолио-Кюри, Б. Рассел - обратилась к ученым всего мира с призывом поднять свой голос против угрозы мировой термоядерной войны. Сайрус Итон горячо поддержал эту идею и предложил свое имение Пагуош (в Канаде) для предполагаемой встречи ученых.

На первой Пагуошской конференции, состоявшейся в 1957 году, участвовало более 20 ученых из 10 стран мира. Результаты встречи получили широкий резонанс в мире.

Конференции ученых, общественных деятелей, представителей деловых кругов стали проводиться регулярно и принимали все более представительный характер. На конференции ученых-атомников присутствовал известный английский философ и общественный деятель Бертран Рассел. Во время одного из заседаний к Итону подошел один из ведущих американских ученых-атомников и сказал: "Нам нечему учить русских в области ядерного производства. Они знают все, что знаем мы, и даже больше".

На третьей международной Пагуошской конференции, состоявшейся в 1958 году в Кицбюхеле (Австрия), приняли участие 80 крупнейших специалистов по атомной энергии, приехавших из 22 государств Запада и Востока. На этой конференции вопрос о возможных последствиях ядерной войны подвергся всестороннему и глубокому обсуждению. В заявлении конференции указывалось, что использование атомной энергии в военных целях представляет огромную опасность для человечества. Ученые подчеркнули необходимость скорейшего достижения международного соглашения о прекращении ядерных испытаний.

Итон и впоследствии активно и настойчиво выступал за запрещение применения ядерного оружия, за разоружение и международную безопасность, за ликвидацию угрозы новой мировой войны. Подобно миллионам других людей, Итон лично пережил трагедию второй мировой войны. Его сын, Сайрус-младший, летчик, был взят в плен немцами, а два его племянника убиты на фронтах второй мировой войны.

В те годы надо было обладать большим личным мужеством и реализмом политического мышления, чтобы во всеуслышание заявить в Америке, что никакой советской военной угрозы нет. Итон, неоднократно посещавший Советский Союз, пришел к выводу, что все усилия советского народа направлены на мирное созидание и это заслуживает уважения и признания. С особой убежденностью американский общественный деятель подчеркивал, что в новой мировой войне, если она все же разразится, не выиграет ни та, ни другая сторона. В статье, опубликованной 20 февраля 1961 года в монреальской "Газетт", он подчеркивал: никогда еще в мировой истории ни одна страна не связывала себя с такими обширными военными приготовлениями, как Соединенные Штаты. Силы и энергия примерно 50 миллионов гражданских и военных лиц расходуются на военные цели, на постоянную модернизацию и совершенствование систем оружия. США содержат 1400 военных баз в 36 странах. Центральное разведывательное управление США руководит широкой сетью секретной службы, в которой заняты тысячи агентов, разбросанных по всему земному шару. Но все это не приносит тех результатов, на которые рассчитывали вдохновители милитаристского курса. Советская Россия умело ведет свои дела, она прочна. Мы должны, продолжал Итон, сделать вывод: давайте уважать системы друг друга, освободимся от ежегодного стомиллиардного бремени расходов на вооружения и найдем путь к тому, чтобы вести созидательную работу во всемирном масштабе в духе дружественного соперничества.

Нет нужды пояснять, насколько такая реалистическая точка зрения соответствовала и соответствует интересам и американского и советского народов. Последующие годы показали, что она завоевала самое широкое признание.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"