предыдущая главасодержаниеследующая глава

Политика мира и дружбы со странами Востока

Георгий Васильевич Чичерин говорил о себе, что еще в юношеские годы увлечение восточными культурами "породило в нем страстную любовь к Востоку". С тех пор он всегда проявлял большой интерес к истории, философии и литературе стран этого района. Работая в архиве царского министерства иностранных дел, Чичерин основательно изучил документы о политике русского царизма в отношении азиатских стран. В годы эмиграции он познакомился с марксистской литературой по национально-колониальному вопросу и с политикой империалистических держав на Востоке.

На посту народного комиссара по иностранным делам, несмотря на всю сложность тогдашних отношений с западными державами и повседневную загруженность, Чичерин всегда уделял особое внимание проблемам Востока, борьбе против колониализма, помощи странам, добивавшимся независимости. Коллеги в шутку называли его "главой восточной фракции в наркомате". И в ней была большая доля истины. Г. В. Чичерин никогда не ограничивал свою деятельность только текущими делами, как бы важны и серьезны они ни были. Ученик и соратник В. И. Ленина, он умел смотреть в будущее. Чичерин всегда хорошо понимал ленинскую мысль о том, что завтрашний день во всемирной истории будет именно таким днем, когда окончательно проснутся пробужденные угнетенные империализмом народы и когда начнется решительный, долгий и тяжелый бой за их освобождение.

Борьба за независимость и свободу стран Востока была одним из важных направлений внешней политики Советского государства. Георгий Васильевич говорил: "Восточная политика Советского правительства является вполне самостоятельной, чрезвычайно важной и, может быть, даже важнейшей областью его международной деятельности".

Много сил и энергии отдал Г. В. Чичерин разработке этой политики, и особенно установлению дружественных отношений с соседними странами - Китаем, Афганистаном, Ираном, Турцией. В статье "Год восточной политики Советской власти", опубликованной в "Известиях" 6 ноября 1921 г., Чичерин писал: "История всех восточных государств за этот срок ознаменована крупными событиями и, между прочим, представляет картину непрерывного и все более тесного сближения с ними Советской России, ставящей во главу угла своей восточной политики полную симпатию к стремлениям восточных народов к укреплению и развитию своей самостоятельной политической и экономической жизни".

Подписанные Г. В. Чичериным советско-персидский (26 февраля), советско-афганский (28 февраля) и советско-турецкий (16 марта) договоры 1921 г. были равноправными соглашениями великой державы со странами Востока. Они свидетельствовали о поддержке Советской Россией освободительной борьбы угнетенных народов. Письма и документы Чичерина по вопросам отношений РСФСР со странами Востока показывают его глубокое знание специфики их внутреннего положения и места в общей системе мирового империалистического хозяйства как угнетаемых и порабощенных стран - естественных союзников ставшей на путь социализма Советской России.

Еще в 1919 г. в статье "Россия и азиатские народы" Чичерин особо отмечал значение Октябрьской революции для народов Азии. Он подчеркивал при этом своеобразие географического положения России как европейской и азиатской страны: "Будучи европейским революционным пролетариатом, русский пролетариат есть в то же время первый из азиатских, восстающих против капиталистического ига трудящихся народов, показывающий дорогу своим собратьям..."

В докладе на заседании ВЦИК 17 июня 1920 г. Чичерин отмечал: "Самое существование Советской России, самый пример нашей строительной работы, нашего успешного восстания против гнета западного капитала является для них (народов Востока. - Авт.) величайшим стимулом для того, чтобы идти также по пути восстания против деспотизма западного империализма и западного капитала".

В этих высказываниях Чичерин следовал Ленину, который придавал большое значение развитию добрососедских отношений и сотрудничеству Советского государства со странами Востока. "Мы все усилия приложим, чтобы с монголами, персами, индийцами, египтянами сблизиться и слиться"1, - писал В. И. Ленин. Разработка и практическое осуществление восточной политики проводились под непосредственным руководством и по указаниям В. И. Ленина. В 1924 г. Чичерин писал об этом: "Нечего говорить о том огромном интересе, с которым Владимир Ильич относился к каждому шагу нашей восточной политики. Я вспоминаю о его продолжительном свидании с первой афганской чрезвычайной миссией. Я вспоминаю дальше, как внимательно во время Московской конференции с Турцией Владимир Ильич каждый вечер расспрашивал меня по телефону о том, что было сделано за день, и с каким живым интересом он относился к судьбе этих переговоров.

1 (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 120.)

Он настойчиво проводил политику вступления в дружественные отношения с персидским правительством".

На тему "Чичерин и страны Востока" может быть написано самостоятельное исследование. Здесь же мы ограничимся лишь несколькими примерами.

Одним из документов, где были четко изложены ленинские установки в области внешней политики Советского государства на Востоке, по праву может считаться инструкция народного комиссара по иностранным делам РСФСР Г. В. Чичерина полпреду РСФСР в Афганистане от 3 июня 1921 г.

"Наша политика, - говорилось там, - есть политика мира и сотрудничества между всеми народами. В настоящее время, когда восточные народы, как экономически отсталые, болезненно ощущают иностранное экономическое угнетение, социалистическая Советская Россия является для них естественным другом.

Наша политика на Востоке не агрессивна, она есть политика мира и дружбы. Вы должны систематически во всей Вашей работе выдвигать этот основной момент и, в частности, в Кабуле ставить основной целью Вашей деятельности развитие нашей дружбы с Афганистаном. Дружба предполагает взаимное содействие, и, исходя из нашего желания, по мере возможности способствовать развитию и процветанию дружественного Афганского государства, мы готовы оказывать ему на этом мирном поприще все содействие, какое в наших силах. Вы должны изучить нужды и потребности Афганистана и выяснить желания его правительства с тем, чтобы в развитие и в исполнение Русско-афганского договора мы могли оказывать ему посильное содействие в целях способствования его развитию и благосостоянию.

Вам поручается обратить особенно серьезное внимание на реформистскую программу эмира. В нынешней стадии развития Афганистана просвещенный абсолютизм типа нашего XVIII столетия является для него серьезным прогрессивным явлением; мы не можем и не должны подходить к Афганистану с мерилами экономически развитых стран".

В письмах и беседах с советскими полпредами в странах Востока Г. В. Чичерин постоянно обращал внимание на особенности ленинской внешней политики в отношении этих стран, подчеркивал ее коренные, принципиальные отличия от восточной политики империалистических держав.

9 января 1922 г. Г. В. Чичерин писал полпреду РСФСР в Иране: "Наша восточная политика стремится к самостоятельному экономическому и политическому развитию восточных народов и будет их в этом всячески поддерживать. Мы усматриваем свою роль и свое призвание в том, чтобы быть естественными и бескорыстными друзьями и союзниками народов, борющихся за приобретение своего полного самостоятельного экономического и политического развития. Пусть персы не опасаются, якобы мы будем предателями. Мы таковыми не можем быть, ибо это подсекало бы самое основание, на котором зиждется наше политическое положение".

В августе 1921 г. Пленум ЦК РКП (б) в целях дальнейшего укрепления советско-турецкой дружбы принял постановление о поездке в Анкару прославленного полководца М. В. Фрунзе во главе делегации УССР. По этому поводу Чичерин в телеграмме советскому полпреду в Турции С. П. Нацаренусу писал, что миссия M. В. Фрунзе "должна послужить символом и подчеркиванием тесной дружбы между Советской Республикой и Турцией, причем она это подчеркивает в момент поражения. Еще раз повторяю, что мы базируемся не на мимолетных ситуациях, а на длительных исторических силах и поэтому не только не ослабляем наших тесных отношений с Турцией... но, наоборот, усиливаем их... Теперь более, чем когда-либо, подчеркиваем нашу дружбу...".

Перед отъездом в Анкару М. В. Фрунзе посетил Г. В. Чичерина. Один из тогдашних сотрудников Наркоминдела рассказывает об этой встрече: "Их беседа продолжалась больше полутора часов. Когда Фрунзе вышел, Чичерин проводил его до двери в коридор. Проходя через комнату, тесно уставленную шкафами и столами, он говорил ему:

- Для нас линия дружбы с кемалистской Турцией не конъюнктурная, а принципиальная линия, Михаил Васильевич. Это линия Владимира Ильича. Разумеется, она и моя и ваша, как цекиста. Сопротивление империалистическому насилию - вот что сближает с нами все угнетенные народы. Это лейтмотив, и из этого вы исходите. А всякие конъюнктурные комбинации - это фиоритура, не больше того".

М. В. Фрунзе находился в Турции с конца ноября 1921 г. до середины января 1922 г. Этот визит имел большое значение для укрепления сотрудничества двух стран. 2 января 1922 г. М. В. Фрунзе подписал в Анкаре договор о дружбе и братстве между УССР и Турцией, в основу которого положен Московский договор от 16 марта 1921 г.

Большой интерес представляет письмо Г. В. Чичерина, направленное И. В. Сталину 19 ноября 1921 г. Георгий Васильевич подчеркивал необходимость наряду с политической поддержкой освободительного движения на Востоке оказывать молодым национальным государствам помощь в развитии экономики, в подготовке кадров и т. п. Он отметил, что в Афганистане "уже проводится целая система мер для экономического развития страны", что "в Монголии... рядом с чисто политической нашей работой проводится и экономическая политика". Чичерин советовал такой же линии придерживаться и в отношении Турции. "Мне часто приходит мысль, - писал он, - что для большей успешности наша политика в Турции, в настоящее время страдающая узкополитической односторонностью, должна была бы быть восполнена более активной экономической политикой". В. И. Ленин поддержал высказанные Чичериным соображения, написав под текстом его письма И. В. Сталину: "тов. Сталин! Не пришлете ли мне копию Вашего ответа Чичерину? По-моему, он прав"1.

1 (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 54, стр. 28, 564.)

Несмотря на огромные экономические трудности в первые годы своего существования, Советское государство всегда точно выполняло обязательства, взятые на себя по договорам с государствами Востока. Г. В. Чичерин строго следил, чтобы буква и дух этих документов ни в коем случае не нарушались. Известен такой факт. При заключении в марте 1921 г. в Москве договора с Турцией состоялось соглашение об оказании ей безвозмездной финансовой помощи в размере 10 млн. руб. золотом. В 1921 г. Советское правительство передало Турции 6,5 млн. руб. В начале 1922 г. М. В. Фрунзе, вернувшийся из Анкары, высказался за то, чтобы немедленно вручить турецкому правительству остальные 3,5 млн. руб. Чичерин поддержал его. Но тогдашний нарком финансов Г. Я. Сокольников предложил задержать выплату данной суммы. Это вызвало негодующий протест Чичерина. Он писал в Центральный Комитет партии: "... в комиссии о Турции т. Сокольников - предложил нечто ужасающее, чему нет имени - нарушить торжественное обязательство Московского договора, не уплатить в договорный срок (16 марта) требуемую сумму... грубо обмануть верящих нам турецких крестьян и ремесленников, опозорить себя перед всеми народами Востока, политически убить. Не могу допустить, чтобы у кого-либо поднялась рука поддержать такое предложение, политическое самоубийство. Это самое ужасное, на что я натолкнулся за эти 4 с лишним года".

В. И. Ленин написал на этом письме В. М. Молотову для членов Политбюро ЦК РКП(б): "...я считаю, что Чичерин абсолютно прав, и предлагаю Политбюро решить: подтверждается точка зрения Чичерина. Выплатить в срок обещанное безусловно"1.

1 (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 54, стр. 181-182.)

27 февраля 1922 г. Политбюро ЦК РКП(б) приняло предложение В. И. Ленина о выплате Турции соответствующей суммы, отметив, что "никакие другие финансовые обязательства на РСФСР не лежат"2.

2 (Там же, стр. 618.)

Ленинская внешняя политика с самого начала была построена на сознании общности интересов Советского государства и стран Востока в борьбе против империализма, который одинаково угрожал им. Этот внешнеполитический курс во многом помог Афганистану, Ирану, Турции встать на ноги как самостоятельным государствам, выдержать натиск империалистических сил и доказать другим народам Востока возможность освобождения от колониального ига. Вместе с тем установление дружественных отношений со странами Востока способствовало прорыву молодой Советской республикой внешнеполитической изоляции, созданной империалистами.

В статье "Лозаннская конференция и мировое положение" (1923 г.) Чичерин писал: "Существование Советских республик повело к полному перераспределению мировых сил и дало возможность народам Азии вести шаг за шагом свою победоносную войну за освобождение".

Важное значение В. И. Ленин и Советское правительство придавали налаживанию дружественных отношений с китайским народом. Они внимательно следили за нарастанием революции в Китае и делали все, чтобы оказать ей посильную помощь. С 1918 г. Чичерин состоял в переписке с вождем китайской революции, выдающимся революционером-демократом и государственным деятелем Сунь Ятсеном.

1 августа 1918 г. Г. В. Чичерин по поручению В. И. Ленина писал Сунь Ятсену: "Совет Народных Комиссаров дал нам почетное задание благодарить Вас, уважаемый Учитель, за приветствие, присланное несколько месяцев назад Рабоче-Крестьянскому Правительству от имени Южно-Китайского Парламента, и приветствовать Вас как вождя Китайской революции и как человека, который с 1911 года в особенно трудных условиях продолжает идти во главе китайских трудящихся масс против поработителей - северо-китайской и иностранной буржуазии и империалистических правительств.

Вы, уважаемый Учитель, некоторое время назад в приветствии Рабоче-Крестьянскому Правительству России указали, что у Русской и Китайской революций одни и те же цели и что они клонятся к освобождению рабочих и к установлению прочного мира, основывающегося на признании общих интересов двух великих пролетариатов, русского и китайского.

Эта великая задача, понимаемая нами как установление всеобщего мира в результате всеобщего братства трудящихся классов этих наций, была основой всей деятельности Рабоче-Крестьянского Правительства с момента, когда власть перешла из рук буржуазного правительства в руки народа. Эта наша программа выражена в Декрете о мире, который, уважаемый Учитель, известен Вам, и она повторена в нашей декларации относительно народов Востока, зачитанной на Пятом Всероссийском съезде Советов.

Мы тоже, как и Вы сами, сталкиваемся с беспримерными трудностями на нашем пути... Русские трудящиеся классы обращаются к их китайским братьям и призывают их к совместной борьбе.

Ибо наш успех есть ваш успех, наше уничтожение есть ваше уничтожение.

Сомкнем теснее наши ряды в великой борьбе за общие интересы пролетариата всего мира. Да здравствует трудящийся китайский крестьянин. Да здравствует китайский рабочий. Да здравствует союз между русским и китайским пролетариатами".

В 1919 г. в приветствии Первому конгрессу Коминтерна представитель группы китайской социалистической рабочей партии говорил: "...можно себе представить радость тех китайских революционеров, до которых сквозь огненное кольцо войны и революции дошел голос Советского правительства России в его обращении1 к народам Востока и в особенности в письме Чичерина к гордости Китая - Сунь Ятсену. В этих обращениях впервые Китай из уст иностранных товарищей услышал, что поняты его заветные чаяния, что русский народ в лице своего Рабоче-крестьянского правительства решил твердо бороться за идеалы, за которые борется отрезанная от мира лучшая часть китайской демократии. Чрезвычайно тяжела борьба китайских революционеров на юге Китая. Быть может, им придется пасть в неравной борьбе, но голос России с его братским призывом будет служить наиболее вдохновляющим призывом к борьбе".

1 (Обращение "Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока" от 20 ноября 1917 г.)

28 августа 1921 г., отвечая на очередное письмо Чичерина, Сунь Ятсен сообщил о своем избрании президентом Национального правительства, созданного в Кантоне (Гуанчжоу). Он писал, что хотел бы вступить в личный контакт с Чичериным и другими друзьями в Москве. "Я чрезвычайно заинтересован вашим делом, в особенности организацией ваших Советов, вашей армии и образования. Я хотел бы знать все, что Вы и другие можете сообщить мне об этих вещах, в особенности об образовании. Подобно Москве, я хотел бы заложить основы Китайской республики глубоко в умах молодого поколения - тружеников завтрашнего дня.

С лучшими пожеланиями Вам и моему другу Ленину и всем, кто так много совершил для дела человеческой свободы".

7 февраля 1922 г. Чичерин подчеркивал в письме Сунь Ятсену, что Советское правительство и народ являются "самыми искренними друзьями китайского народа и горячо желают, чтобы Китай стал объединенным прогрессивным государством, руководимым народным правительством и полностью свободным от политического или экономического давления извне...". В конце он сообщал: "Независимо от последующего развития наших политических позиций в Европе и вне ее, наше Правительство никогда не свернет с пути самой верной, сердечной и искренней дружбы и сотрудничества с китайским народом, достижение благосостояния и свободное народное развитие которого являются нашим самым искренним желанием. Товарищ Ленин также прочитал Ваше письмо с величайшим интересом и следит за Вашей деятельностью с горячей симпатией".

Советское государство и в дальнейшем поддерживало революционные силы китайского народа, предоставляя разностороннюю помощь в борьбе против империализма и реакции.

В первые десятилетия после Великого Октября наша страна имела возможность оказывать странам Востока главным образом политическую и моральную поддержку, хотя военная и экономическая помощь тоже имела место. Проведя индустриализацию страны и коллективизацию сельского хозяйства, народы СССР уже были в состоянии помогать угнетенным народам Востока в области экономики и обороны.

Исключительно большое значение придавал В. И. Ленин и разоблачению колониальной политики империализма, разъяснению миролюбивой внешней политики Советского государства, используя для этого все средства - печать, радио, выступления с лекциями, докладами и т. п. Чичерин был опытным пропагандистом и много сделал для претворения в жизнь этих ленинских указаний.

Будучи крупным государственным деятелем, Чичерин глубоко вникал в вопросы национальной политики РСФСР, национально-государственного и хозяйственного строительства в советских республиках. Ленин высоко ценил обширные познания, прислушивался к мнению и поддерживал многие предложения Чичерина. Так, в августе 1920 г. Чичерин предложил организовать комиссию для выработки норм отношений между Россией и Азербайджаном, договорившихся об осуществлении между ними федерации на основе военно-экономического союза. Владимир Ильич пометил на письме Чичерина: "Согласен (провести через СНК во вторник, 24. VIII) начать работать тотчас"1.

1 (Ленинский сборник XXXVII, стр. 234.)

В июле 1920 г. Политбюро утвердило предложенную Чичериным инструкцию членам РВС Кавказского фронта и советским дипломатическим представителям в Грузии, Армении (тогда еще буржуазных республиках) и кемалистской Турции. В инструкции говорилось, что "советские власти должны воздерживаться от всяких вызывающих или недружелюбных действий по отношению к этим республикам, могущих повести к нарушению добрососедских отношений с ними...".

В марте 1921 г. Г. В. Чичерин направил в ЦК РКП(б) письмо с предложением обратиться к партийным организациям республик и областей, где мусульманское население, с особым циркуляром о необходимости при проведении антирелигиозной пропаганды соблюдать тактичность и не оскорблять религиозных чувств мусульман. В качестве положительного примера Чичерин привел одно из выступлений председателя Азербайджанского ревкома Н. Н. Нариманова. "В свое время тов. Нариманов давал очень ценные указания агитаторам на Востоке именно по этому вопросу. Его речь к муллам о разделении церкви и государства есть образец тактичного подхода к мусульманской публике"1.

1 (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 52, стр. 382.)

В. И. Ленин ответил Чичерину: "Я вполне согласен с Вами. Составьте или поручите составить проект такого циркуляра (нельзя ли включить в него всю речь Нариманова или хотя бы рекомендацию ее - это хуже, чем все).

Внесите в Цека.

Это необходимо"2.

2 (Там же, стр. 120.)

Г. В. Чичерин был интернационалистом и страстным пропагандистом ленинской политики дружбы народов и всегда радовался достижениям советских республик в области экономики, культуры и искусства. В приветствии "академикам-восточникам" в 1923 г. он писал: "...в грандиозной борьбе мировых сил нашего времени Советские республики - друг всех угнетенных народов. Они естественный и неизменный, единственный верный и надежный друг восточных народов, которым еще предстоит добиться полной политической и экономической независимости и безусловно свободного развития во всех областях. Тесные связи уже зародились между нашими республиками и народами Востока, и они крепнут с каждым днем. Чем дальше, тем больше мы будем оказывать всяческое содействие и будем предлагать широчайшее сотрудничество работающим над своим свободным развитием восточным народам. Это будет источником силы и для нас и для них".

В марте 1925 г. Г. В. Чичерин принял участие в выездной сессии ЦИК СССР, состоявшейся в Тифлисе (Тбилиси). Во время этой поездки Георгий Васильевич вместе с другими членами Советского правительства побывал, кроме Грузии, в Азербайджане и Армении. Трудящиеся республик Закавказья восторженно приветствовали членов правительства СССР. Чичерину пришлось много раз выступать с речами. В них Георгий Васильевич подчеркивал те огромные возможности, которые открыла Советская власть перед народами Кавказа. На IV Всеазербайджанском съезде Советов Чичерин говорил: "...Весь мир может видеть, что Советская власть на Кавказе... не только окончательно овладела умами и сердцами широких масс трудящихся, но уже открывает новые перспективы к развитию, которых не было раньше".

22 декабря 1927 г. Чичерин писал в редакцию газеты "Правда Востока" по случаю выхода ее 1500 номера: "На всем протяжении Советского Союза и, может быть, на всем земном шаре нет местности, где произошел бы такой глубокий, всесторонний, радикальный перелом во всех областях политической, экономической и культурной жизни, как за последние годы в Узбекистане и Туркменистане. Народы, населяющие эти Республики, сразу перескочили из глубокого средневековья в наиболее развитые отношения XX века. Несмотря на противодействие многочисленных старорежимных элементов, это превращение произошло столь быстро и столь исчерпывающим образом, что новый строй и новый быт уже глубочайшим образом внедрились во всю политическую, хозяйственную и культурную жизнь народов Узбекистана и Туркменистана. Великолепные памятники прошлых столетий стоят над городами, в которых концентрируется творческая жизнь этих Республик, но все то мрачное и роковое, что было связано в прошлые века с этими символами религии и деспотизма, исчезло навсегда и уступило наиболее передовым формам массовой работы на почве советского строя и власти трудящихся..."

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"