предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава IV. Безопасность Африки и дипломатия

1 ноября 1954 г. народ Алжира поднял восстание против французских колонизаторов.

Колониальные круги Франции, вынужденные только что уйти из Вьетнама, не извлекли должных уроков из военного и политического положения во вьетнамской войне. Французский иностранный легион был переброшен из Вьетнама в Алжир. Франция начала колониальную войну в Алжире, которая, то ослабевая, то вспыхивая вновь, длилась восемь лет и сопровождалась большими жертвами с обеих сторон.

Война в Алжире, несмотря на попытки французского правительства локализовать ее, с самого начала приобрела международный характер. В той или иной мере в нее оказались вовлеченными страны Северной Африки и ряд арабских стран. Западноевропейские государства, имевшие колониальные владения в Африке - Англия, Бельгия, Португалия, Испания, придавали войне в Алжире большое значение, так как во что бы то ни стало хотели сохранить африканский континент под своим влиянием. Постепенно обрисовался общий план колониальных держав в отношении Африки: Франция господствует в Северной Африке, закрепившись в Алжире; Бельгия удерживает Конго, а Англия - Южную Родезию; южноафриканский тыл колониализма обеспечивается расистами ЮАР.

В сложные военно-политические маневры вокруг Африки в связи с алжирской войной включились и Соединенные Штаты. Помогая через НАТО Франции оружием и кредитами на ведение колониальной войны в Алжире, Вашингтон в то же время поставил задачу укрепить влияние США в Северной Африке. Благоприятные возможности для активизации своей политики на африканском континенте усмотрели в алжирской войне и реваншистские круги ФРГ, которые изъявили готовность оказывать Франции материальную и военную помощь для ведения этой войны. Правительство Бонна потворствовало набору бывших гитлеровских вояк во французский иностранный легион, воевавший в Алжире.

С образованием Временного правительства Алжирской Республики (ВПАР) в 1958 году франко-алжирская война приобрела широкий международный резонанс. Франция пыталась помешать ВПАР получать помощь извне. С этой целью французское правительство заявило, что порвет дипломатические отношения с любой страной, которая признает ВПАР. У алжирских берегов была установлена морская блокада. В нарушение международных законов французское правительство объявило 100-километровую зону вдоль алжирского побережья запретной для иностранных судов и самолетов, присвоив незаконно себе право конфискации грузов судов и самолетов, которые будут задержаны в этой зоне. На сухопутных границах Алжира были построены укрепленные линии.

Однако эти меры не смогли приостановить оказание помощи алжирскому народу, боровшемуся за свою национальную независимость и свободу, со стороны государств, считавших неотъемлемым правом каждого народа самостоятельно определять свою судьбу. Советский Союз и другие социалистические страны признали ВПАР де-факто. Что же касается ОАР, Марокко, Туниса и некоторых других африканских стран, то они заявили о своей поддержке борьбы алжирского народа.

В связи с франко-алжирской войной перед советской дипломатией встал ряд сложных задач: оказание материально-политической поддержки алжирскому народу, воздействие на трезво мыслящие французские круги, с тем чтобы Франция признала право Алжира на самостоятельное существование. В то же время необходимо было действовать в таком направлении, чтобы помешать открытому военному выступлению союзников Франции по НАТО в алжирской войне.

Большие трудности возникли в связи с изысканием путей и средств оказания материальной помощи алжирскому народу. Прямые действия по оказанию такой поддержки могли бы быть использованы агрессивными кругами для обострения обстановки и придания франко-алжирской войне характера конфликта между странами НАТО и странами, поддерживавшими борьбу алжирского народа. В этих условиях особое значение приобрело установление правильных, основанных на доверии и взаимопонимании отношений с арабскими странами, непосредственно заинтересованными в скорейшем разрешении алжирской проблемы.

Однако французское правительство продолжало упорно отрицать право алжирского народа на самоопределение, что неизбежно вело к углублению конфликта и ослаблению позиций Франции. Обострив из-за войны в Алжире и участия в тройственной агрессии против Египта отношения с арабскими странами, Франция в то же время столкнулась с происками США, которые явно хотели занять место Франции в Северной Африке. С этой целью они избрали тактику оказания "добрых услуг" в конфликтах между Францией и арабскими странами. Так, выступив посредником в конфликте между Францией и Тунисом, возникшем в результате бомбардировок французскими самолетами тунисской территории, США направили в Тунис под видом нейтральных наблюдателей своих военных.

Отношение Франции к войне против Алжира изменилось после прихода к власти де Голля. Как и его предшественники, он попытался вначале решить алжирскую проблему военным путем, но, не добившись результатов и учитывая стремление США погреть руки на франко-алжирском конфликте, 16 сентября 1959 г. в выступлении по радио заявил о признании права Алжира на самоопределение.

В июле 1960 года между делегациями французского правительства и ВПАР начались переговоры. Французские представители хотели на переговорах добиться того, чего Франция не смогла достичь военными средствами. Они выдвинули нереалистическое требование раздела Алжира на собственно Алжир и Алжирскую Сахару, в которой к этому времени были обнаружены колоссальные запасы нефти, и Франция хотела во что бы то ни стало удержать ее за собой.

Серьезные осложнения в алжирской проблеме вызвал фашистский мятеж в Алжире, поднятый военными руководителями, несогласными с политикой де Голля. Этот мятеж весьма затруднил решение алжирской проблемы. О таящейся во франко-алжирской войне опасности международному миру свидетельствовал инцидент, происшедший вблизи Алжира в начале 1961 года.

9 февраля 1961 г. из Москвы в Марокко, Гвинею и Гану вылетела советская делегация во главе с Председателем Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежневым. Это был первый официальный визит советской делегации на самом высоком уровне в страны Африки. Оценивая значение визита советской делегации в Марокко, марокканская газета "Аль Истикляль" писала: "На этой неделе Марокко принимает главу Верховного Совета России. Учитывая положение высокого гостя и страну, которую он представляет, этот визит приобретает особо важное значение именно в тот момент, когда наша дипломатия становится более динамичной, более позитивным образом осуществляя принцип независимости". В советско-гвинейском коммюнике о переговорах в Конакри подчеркивалось, что визит Л. И. Брежнева в Гвинейскую Республику явился новым важным шагом в развитии дружбы между двумя народами1. Высоко были оценены и советско-ганские переговоры в Аккре.

1(См. "Советский Союз - искренний друг пародов Африки", Госполитиздат, 1961, стр. 109, 151.)

К первому официальному визиту Председателя Президиума Верховного Совета СССР в африканские страны было приковано пристальное внимание всей Африки. Он происходил в момент, когда обстановка на африканском континенте чрезвычайно осложнилась в результате алжирской войны, империалистической интервенции в Конго, колониальной войны Португалии Против народа Анголы. Экстремистским элементам во французских колониальных кругах в Алжире обострение было на руку, и они спровоцировали нападение на советский самолет, в котором в Африку летела советская делегация.

9 февраля 1961 г. французский истребитель напал на советский гражданский самолет, на борту которого находилась советская делегация. Нападение произошло в воздушном пространстве над международными водами Средиземного моря в 130 км от алжирского побережья, когда советский самолет следовал в Рабат по маршруту, который был заранее сообщен французским властям. Французский истребитель дважды открывал стрельбу по советскому самолету и совершал вблизи от него маневры, могущие вызвать катастрофу.

В этот же день министр иностранных дел СССР А. А. Громыко вызвал поверенного в делах Франции де ля Гранвиля и от имени правительства заявил решительный протест. В заявлении Советского правительства действия французского военного самолета были расценены как акт международного бандитизма, осуществленный вооруженными силами Франции. Французское правительство, хотя и попыталось уйти от ответственности, выразило сожаление по поводу инцидента.

Спокойная, но твердая позиция Советского правительства в связи с инцидентом еще более подчеркнула авантюристический характер французской политики в Алжире. Инцидент вызвал взрыв возмущения в Африке. Французская военщина распоясалась и безответственно играла судьбами Африки и мира. Анализируя последствия инцидента, тунисская газета "Ас Сабах" отмечала, что империалисты "на этот раз налетели на скалу... Возможно, что это последнее событие послужит им хорошим уроком и вернет их к сознанию и реальной действительности"2.

2(См. "Советский Союз - искренний друг пародов Африки", Госполитиздат, 1961, стр. 33.)

Инцидент был урегулирован дипломатическими средствами, но он еще более насторожил африканские страны.

Алжирская война показала, что французская дипломатия уже не в состоянии защищать военные позиции Франции в Северной Африке, что стало особенно очевидным во время конфликта между Францией и Тунисом в связи с военной базой в Бизерте.

После завоевания независимости Тунисом (1956 г.) на территории республики остались французские войска и военные базы. 17 июня 1958 г. между Тунисом и Францией было подписано соглашение, по которому французское правительство обязалось вывести свои войска в течение четырех месяцев со всей территории Туниса, за исключением Бизерты и юго-восточных районов Туниса.

Бизерта, где была расположена крупнейшая военная база Франции, находилась под тунисским суверенитетом. По соглашению Франция должна была также урегулировать вопрос о будущем своей базы в Бизерте путем переговоров. Однако французское правительство избегало всякого урегулирования вопроса, отказывалось рассматривать законное требование тунисского правительства о ликвидации базы в Бизерте, которая была источником постоянной угрозы независимости Туниса и использовалась также против алжирского народа. Требования тунисского народа ликвидировать базу в Бизерте нарастали.

6 июля 1961 г. президент Туниса Бургиба направил личное послание генералу де Голлю, в котором вновь предложил мирным путем решить вопрос о выводе французских войск. Правительство Франции не дало ответа на это послание и начало перебрасывать воинские подкрепления в Бизерту и в юго-восточные районы Туниса. В ответ тунисское правительство запретило полеты французских самолетов над своей территорией и заявило, что по нарушителям будет открыт огонь.

Однако Франция продолжала обострять спровоцированный ею конфликт. 19 июля французские самолеты начали бомбежку города Бизерты и позиций тунисских войск в районах, граничащих с Сахарой; в Бизерту был выброшен десант парашютистов, город подвергся обстрелу французских кораблей. 20 июля 1961 г. правительство Туниса обратилось к ООН с просьбой срочно созвать Совет Безопасности.

Представитель Франции в Совете Безопасности, излагая позицию своего правительства, настаивал на сохранении статус-кво и предлагал Тунису отказаться от своего требования о ликвидации военной базы в Бизерте и выводе всех французских войск с тунисской территории. США и Англия поддержали Францию.

Активное участие в обсуждении протеста Туниса приняли страны Африки - ОАР и Либерия, представленные в Совете Безопасности. Представитель Объединенной Арабской Республики, дав правильную оценку действиям Франции как агрессивным, потребовал немедленной ликвидации французской базы и вывода французских войск из Туниса. Аналогичную позицию, хотя и без должной оценки действий Франции, заняла Либерия.

Требования Туниса были энергично поддержаны Советским Союзом. Представитель СССР, излагая позицию Советского правительства, показал прямую связь между действиями Франции и общей политикой империалистических держав в отношении молодых независимых государств Африки. Советское правительство предложило осудить действия Франции как акт агрессии против Туниса, грубое нарушение его суверенитета, создающее угрозу миру в районе Северной Африки и Средиземного моря, требовало принятия мер со стороны Совета Безопасности в соответствии с Уставом ООН3.

3(См. "Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XVII сессия", Доклад Совета Безопасности (16 июля 1961 г.- 15 июня 1962 г.), док. № 2 (А/5202), стр. 54.)

Дальнейшее обсуждение протеста происходило в обстановке нарастания угрозы Тун::су. 21 и 22 июля 1961 г. бомбежка и обстрел Бизерты самолетами и кораблями французских вооруженных сил возобновились.

Западные державы, используя военный нажим Франции на Тунис, хотели провести в Совете Безопасности такое решение, которое, давая формальное удовлетворение Тунису, в то же время обеспечивало бы империалистические притязания Франции. 22 июля 1961 г. США внесли проект резолюции, в котором в дополнение к призыву, содержавшемуся в предварительной резолюции, Франции и Тунису предлагалось "вступить в переговоры в целях быстрого и мирного урегулирования всех разногласий"4. В американском проекте требование Туниса о ликвидации базы в Бизерте и выводе французских войск игнорировалось, Франция получила возможность вести переговоры с Тунисом в таком направлении, которое отвечало ее империалистическим интересам.

4("United Nations, Security Council", doc. S/4879.)

В противовес проекту США Объединенная Арабская Республика и Либерия представили свой проект, который учитывал основные требования Туниса. Этот проект констатировал наличие угрозы международному миру и безопасности в связи с положением в Бизерте, что игнорировалось в американском предложении, и требовал "немедленного вывода французских вооруженных сил, переброшенных на базу в Бизерту, и возвращения на исходные позиции французских вооруженных сил, перешедших границы этой базы после 19 июля 1961 г.". Что касается окончательного решения вопроса, ОАР и Либерия предлагали обеим сторонам немедленно вступить в переговоры "с целью обеспечения быстрой эвакуации французских вооруженных сил из Туниса"5.

5(Ibid., doc. S/4878.)

В этих условиях большое значение приобретала позиция Советского Союза как постоянного члена Совета Безопасности. СССР, поддержав предложение ОАР и Либерии, подчеркнул, что американский проект открывал для Франции возможность сохранить существование своей базы в Бизерте, угрожавшей безопасности и суверенитету Туниса6. Член Совета от стран Азии Цейлон также занял позицию поддержки Туниса и африканского проекта.

6(См. "Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XVII сессия", Доклад Совета Безопасности (16 июля 1961 г. - 15 июля 1962 г.), стр. 59.)

25 июля 1961 г. 39 стран Азии и Африки направили в Совет Безопасности коллективное письмо, в котором выразили свою поддержку борьбе народа Туниса за свою независимость и суверенитет и потребовали полного прекращения Францией военных действий против Туниса и отвода войск на прежние позиции7. Среди авторов этого коллективного обращения были 23 африканские страны, в том числе страны, связанные с Францией военными соглашениями (Малагасийская Республика, Берег Слоновой Кости, Камерун и др.). В поддержку Туниса выступили и социалистические страны.

7("United Nations, Security Council", doc. S/4896/Add. 1-3.)

Демонстрируя нежелание считаться с волей мирового общественного мнения и в то же время опасаясь разоблачения своей политики в Тунисе, Франция отказалась участвовать в заседаниях Совета Безопасности. При этом французское правительство рассчитывало на то, что союзники Франции будут продолжать защищать общие интересы агрессивного блока НАТО. Расчеты Франции оказались правильными: западные державы блокировали все проекты, которые ущемляли бы интересы их союзника.

Однако Франция, продолжая прежний курс, должна была считаться с серьезными последствиями, так как Тунис был не одинок и опирался на силы мира и прогресса. Стремление Франции удержаться военной силой в Тунисе неизбежно вызывало также опасность для нее потерять свои позиции и в других частях Африки. Продолжение агрессивных действий могло вызвать цепную реакцию, остановить которую Франция была бы не в состоянии.

Это показала, в частности, III специальная сессия Генеральной Ассамблеи, состоявшаяся 21-25 августа 1961 г. Сессия была созвана по требованию 38 стран Африки и Азии, а также Кубы, Югославии, Кипра, Бразилии. Требование 38 стран было также поддержано Болгарией, Венгрией, Польшей, Румынией, СССР, БССР, УССР и Чехословакией8.

8(См. "Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XVII сессия", Годовой доклад Генерального секретаря о работе Организации (16 июля 1961 г. -15 июля 1962 г.), док. 1 (А/5201), стр. 105.)

Специальная сессия прошла под знаком солидарности подавляющего большинства стран-членов ООН с борьбой тунисского народа. Голоса представителей стран НАТО звучали одиноко. Франция отказалась участвовать в обсуждении этого вопроса. Характерным явилось то, что впервые в Генеральной Ассамблее некоторые афро-азиатские страны подняли вопрос о военных базах в целом, указывая на ту опасность, которую представляют иностранные базы для независимости стран, где они расположены, и международной безопасности.

32 страны Африки и Азии внесли совместный проект резолюции. Среди авторов были 14 африканских стран. Афро-азиатские страны предложили Генеральной Ассамблее подтвердить "суверенное право Туниса требовать вывода всех французских вооруженных сил, находящихся на его территории без его согласия", и призвать правительства Франции и Туниса "немедленно приступить к переговорам, с тем чтобы выработать мирные и согласованные меры в соответствии с принципами Устава для вывода всех французских вооруженных сил с тунисской территории". Эта резолюция была принята 66 голосами при 30 воздержавшихся. В числе Стран, выступивших в защиту суверенных прав Туниса, против агрессивных действий французского империализма, были все африканские страны. Империалистические державы перед лицом общего фронта большинства членов Организации в составе афро-азиатских стран и социалистических государств не решились голосовать против резолюции9.

9(См. "Организация Объединенных Наций. Резолюции, принятые Генеральной Ассамблеей на III специальной сессии", Резолюция 1622; "Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XVII сессия", Годовой доклад Генерального секретаря о работе Организации (16 июня 1961 г. -15 июня 1962 г.), док. № 1 (А/5201), стр. 107.)

Французское правительство было вынуждено пойти на переговоры с Тунисом о ликвидации военной базы в Бизерте и выводе своих войск из этой страны, что и было осуществлено в 1962 году.

Обсуждение вопроса о Бизерте в ООН показало, что перед африканской дипломатией открывались новые возможности использовать эту Организацию для решения алжирской проблемы.

Вопрос об Алжире обсуждался в ООН начиная с 1955 года по требованию стран Азии и Африки, решительно поддерживаемых социалистическими странами. Однако в течение ряда лет Франция при помощи своих союзников не допускала принятия резолюций Генеральной Ассамблеей, направленных в защиту права народа Алжира на независимость. Коренным образом изменилось положение в 1960 году, когда в ООН появилась большая группа молодых африканских стран. Правда, на XV сессии Генеральной Ассамблеи французская дипломатия, используя нерешительность делегаций ряда африканских стран, сумела все же не допустить принятия четких резолюций по алжирскому вопросу.

Большое внимание уделила положению в Алжире XVI сессия Генеральной Ассамблеи ООН. По требованию 31 государства Азии и Африки, поддержанному Советским Союзом, алжирский вопрос, включенный в повестку дня сессии, подробно обсуждался в Первом комитете (14-19 декабря 1961 г.) и на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи (20 декабря 1961 г.). Франция не принимала участия в обсуждении вопроса и в голосовании10.

10(См. "Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XVII сессия", Годовой доклад Генерального секретаря о работе Организации (16 июня 1961 г. - 15 июня 1962 г.), док. № 1 (А/5201), стр. 97-99.)

Еще до рассмотрения алжирского вопроса во время прений на Генеральной Ассамблее о ходе осуществления Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 36 афро-азиатских стран внесли проект резолюции "О статусе алжирцев, находящихся в заключении во Франции" и потребовали срочного принятия этого проекта как наиболее важного. 14 тыс. политических заключенных алжирцев, которым французские власти отказали в признании статуса политических заключенных, объявили в знак протеста против бесчеловечного обращения голодовку. По требованию подавляющего большинства стран общие прения были прерваны и Генеральная Ассамблея приступила к рассмотрению проекта резолюции, который содержал призыв к Франции удовлетворить законные требования заключенных алжирцев. Тут же выступили США, которые заявили, что они не могут поддержать резолюцию, так как "опасаются возможных последствий этого решения и предложенной процедуры"11. С аналогичными заявлениями выступили другие западные страны.

11(См. "Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XVII сессия", Годовой доклад Генерального секретаря о работе Организации (16 июня 1961 г. - 15 июня 1962 г.), док. № 1 (А/5201), стр. 97-99.)

Предложение 38 афро-азиатских стран встретило поддержку и понимание со стороны СССР и других социалистических стран и было одобрено 62 голосами при 31 воздержавшемся. Срочная резолюция Генеральной Ассамблеи нашла широкий отклик среди алжирского народа и оказала сдерживающее влияние на поведение французских властей в отношении алжирских политзаключенных.

Обсуждение алжирского вопроса в Генеральной Ассамблее проходило под знаком требований африканских стран предоставить независимость Алжиру. Африканские представители указывали, что обстановка в Алжире возлагает на ООН особую ответственность. 20 декабря

1961 г. Генеральная Ассамблея приняла резолюцию, в которой, признавая право алжирского народа на самоуправление и независимость на основе сохранения единства и территориальной целостности Алжира, призвала Францию и Алжир возобновить переговоры в целях осуществления законных прав алжирского народа12.

12(См. "Организация Объединенных Наций. Резолюции, принятые Генеральной Ассамблеей на XVI сессии", т. I (19 сентября 1961 г. - 23 февраля 1962 г.), стр. 9.)

Многолетняя героическая освободительная борьба алжирского народа, поддержанная Советским Союзом, другими социалистическими странами, странами Африки и Азии, вынудила французское правительство согласиться на провозглашение независимости Алжира. 18 марта 1962г. в Эвиане были подписаны соглашения между правительством Франции и Фронтом национального освобождения Алжира о прекращении военных действий и самоопределении Алжира в качестве независимого суверенного государства. 19 марта 1962 г. Советское правительство заявило о признании Временного правительства Алжирской Республики де-юре и выразило готовность установить с ним дипломатические отношения13. 8 октября 1962 г. Народная Демократическая Алжирская Республика была принята в члены ООН.

13(См. "Правда", 19 марта 1962 г.)

Другой сложнейшей проблемой, с которой столкнулись африканские страны при защите независимости, целостности и безопасности Африки, были конголезские события. События в Конго (Киншаса) явились серьезным испытанием для молодых африканских стран, во многом повлиявшим на формирование их внешней политики и дипломатии.

Операция ООН в Конго началась 14 июля 1960 г. и длилась четыре года. В течение этих лет африканские страны вели сложную дипломатическую борьбу против империалистической агрессии, отстаивая право конголезского народа на независимость и территориальную целостность своего государства.

Молодая африканская республика привлекла усиленное внимание империалистов, так как эта страна обладает уникальными естественными ресурсами и занимает важное стратегическое положение в Африке. В связи с этим на Западе было широко распространено мнение, что Бельгия не смогла "подготовить" Конго к независимости. Не случайно Конго было опоясано тройным кольцом войск империалистических стран: на границах стояли колониальные войска Португалии, южнородезийских и южноафриканских расистов. В боевой готовности находились английские и французские базы в Кении, Нигерии, Сенегале. Камеруне. К этому времени к Атлантическому побережью Африки были подтянуты корабли военно-морского флота США.

12 июля 1960 г. президент Республики Конго и верховный главнокомандующий национальной армии Касавубу и премьер-министр и министр обороны Лумумба направили на имя Генерального секретаря ООН телеграмму, в которой просили ООН о срочной военной помощи своей стране. Просьба мотивировалась тем, что Бельгия направила в Конго войска в нарушение договора от 29 июня 1960 г., согласно которому бельгийские войска могут действовать в стране только по требованию правительства Конго. В телеграмме содержалось также обвинение в адрес бельгийского правительства в том, что оно готовит отделение провинции Катанга.

В другой телеграмме от 13 июля 1960 г. уточнялось, что испрашиваемая помощь не должна иметь своей целью восстановление внутреннего порядка в Конго, а только защиту против акта агрессии; при этом помощь, если она будет оказана, должна быть осуществлена исключительно вооруженными силами ООН, состоящими из военнослужащих нейтральных стран. Если войска не прибудут в самый кратчайший срок, Республика Конго будет вынуждена обратиться к странам, подписавшим Бандунгскую декларацию.

14 июля 1960 г. Совет Безопасности принял резолюцию, в которой призвал Бельгию вывести свои войска с территории Республики Конго и уполномочил Генерального секретаря ООН "принять необходимые меры в консультации с правительством Республики Конго для предоставления ему такой военной помощи, какая может оказаться необходимой, пока в результате усилий конголезского правительства при наличии технической помощи ООН национальные силы безопасности не будут, по мнению правительства, в состоянии полностью справиться со своими задачами"14.

14("Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XV сессия", доп. № 2 (А/4494).)

18 июля 1960 г. резолюция Совета Безопасности была подкреплена соответствующим заявлением делегаций африканских государств-членов ООН (Гана, Гвинея, ОАР, Марокко, Ливия, Либерия, Судан, Тунис, Эфиопия). Они потребовали немедленного вывода из Конго всех бельгийских войск, то есть фактически поддержали предложение СССР, внесенное в Совет Безопасности, но отвергнутое западными державами. В их заявлении осуждалась попытка отделения Катанги и одобрялись действия Генерального секретаря "для осуществления резолюции Совета Безопасности от 14 июля 1960 г.". Наряду с этим заявление подтверждало, что "соответствующие правительства членов группы готовы обеспечить любую помощь, которая может потребоваться"15.

15("United Nations. Security Council", doc. S/4388.)

Западные державы, действуя через Генерального секретаря ООН Хаммаршельда, забрали руководство операцией в Конго в свои руки.

Правительство Лумумбы и правительства некоторых других африканских стран начали сознавать опасность, таившуюся в стремлении западных держав использовать операцию ООН в целях закабаления Конго. В ноте министра иностранных дел Ганы председателю Совета Безопасности от 1 августа 1960 г. указывалось на связь между бельгийской агрессией и деятельностью международных монополий. "Было бы совершенно нетерпимым,- говорилось в ноте,- чтобы судьба какого-либо африканского государства, ставшего недавно независимым, диктовалась финансовыми интересами чужеземных горнорудных компаний, а всякая попытка этих компаний повлиять на события таким образом оказала бы глубокое воздействие на африканские дела"16.

16("Организация Объединенных Наций. Официальные отчеты. XVI сессия", Доклад Совета Безопасности, док. № 2 (Л/4867), стр. 8.)

Советский Союз энергично поддержал усилия правительства Лумумбы не допустить превращения ООН в орудие империалистических держав. 31 июля 1960 г. Советское правительство, выражая серьезную озабоченность по поводу действий командования войск ООН, заявило, что сложившееся положение является совершенно недопустимым, подрывает авторитет ООН, и потребовало принятия строгих и эффективных мер для безотлагательного выполнения решений Совета Безопасности17.

17(См. "Правда", 5 августа 1960 г.)

Однако угроза независимости Конго продолжала усиливаться. Минуя законное конголезское правительство, Хаммаршельд вступил в прямые переговоры с Чомбе, с тем чтобы подготовить замену бельгийской оккупации Катанги оккупацией войсками других империалистических стран. 14 -15 августа во время пребывания Хаммаршельда в Леопольдвиле, по возвращении из Катанги, между ним и Лумумбой возник открытый конфликт. Возражая против переговоров Хаммаршельда с Чомбе без ведома и согласия правительства,, премьер-министр Лумумба потребовал направления в Катангу марокканских, гвинейских, ганских, эфиопских, малийских, тунисских, суданских, либерийских и конголезских войск и одновременно отзыва из Катанги всех неафриканских войск.

Правительство Лумумбы предъявило также ряд других требований, имевших целью воспрепятствовать враждебной деятельности командования войск ООН и позволявших правительству восстановить действенный контроль за положением в стране. Учитывая недружественные действия Хаммаршельда и возглавляемого им командования войск ООН, конголезское правительство выдвинуло предложение направить в Конго представителей от нейтралистских стран Африки и Азии в качестве наблюдателей. Все эти требования стали предметом обсуждения в Совете Безопасности, собравшемся 21-22 августа 1960 г., с тем чтобы вновь обсудить положение в Конго.

Пока проходили заседания, командование вооруженных сил ООН в Конго втайне от Совета Безопасности практически приступило к разоружению частей национальной конголезской армии. Командование ООН приняло решение о "прекращении огня" на границах Катанги и воспрепятствовало вступлению в эту провинцию войск, направленных центральным правительством, чтобы положить конец бесчинствам банд Чомбе и бельгийских наемников.

Для того чтобы прикрыть свои действия, Хаммаршельд выдвинул идею создания консультативного совета из представителей стран, пославших свои войска в Конго. Это предложение нашло поддержку у африканских стран, которые усмотрели в создании такого совета возможность для оперативного вмешательства в действия ООН в Конго. В состав совета вошли: от Африки - Гана, Гвинея, Либерия, Мали, Марокко, ОАР, Судан, Тунис, Эфиопия; от Азии - Индия, Индонезия, Пакистан, а также Ирландия, Канада и Швеция. Хаммаршельд заявил, что будет консультироваться с советом по важнейшим вопросам операции ООН в Конго. На самом деле это был лишь выигрыш времени, с тем чтобы подготовить последний удар по правительству Лумумбы.

25 августа 1960 г. в Леопольдвиле состоялась конференция глав независимых африканских государств, поддержавшая правительство Лумумбы. Совещание, однако, не наметило конкретных шагов по оказанию помощи конголезскому правительству и не повлияло на ход операции ООН.

Империалистические державы с помощью Хаммаршельда строили планы, направленные на создание беспорядков в Конго и смещение Лумумбы.

США торопили Хаммаршельда, чтобы не дать возможности африканским и азиатским частям, входившим в состав войск ООН, помешать намеченной операции по ликвидации правительства Лумумбы. Осуществлению этих планов способствовало то, что в войсках многих африканских частей в Конго находились английские и французские офицеры. Было сделано все возможное, чтобы правительство Лумумбы не могло пользоваться радиостанциями, аэродромами; члены правительства находились под постоянным наблюдением командования ООН. Эти меры осуществлялись под руководством заместителя Генерального секретаря американца Кордье.

В то же время африканские страны настаивали на принятии решения о том, что Конго "не должно предоставляться никакой помощи для военных целей, иначе как в рамках Организации Объединенных Наций"18. Это означало, что правительство Конго не имело права обращаться за помощью к дружественным государствам. В сложившейся обстановке, когда западные державы оказывали решающее влияние на операцию ООН в Конго через Хаммаршельда, это наносило ущерб национальным силам конголезского народа. Формулировка, предложенная Тунисом и Цейлоном, отражала господствовавшую в TOJ период среди африканских стран точку зрения, будто действия через ООН помогут не допустить перенесения "холодной войны" в Африку. По их мнению, обстановка на африканском континенте неизбежно обострилась, если бы конголезское правительство начало получать помощь от социалистических стран, поскольку за этим последовало бы прямое вмешательство США. Кроме того, африканские страны полагали, что они будут оказывать возрастающее влияние на командование войск ООН в Конго.

18("United Nations, Security Council", 896tli - 906th Meetings.)

Вместе с тем в группе африканских стран наметились принципиальные разногласия по существу конголезского вопроса, которые отражали их различный подход к перспективам развития Африки. Страны, придерживавшиеся курса на независимое, самостоятельное развитие, стояли за правительство Лумумбы. Страны, проводившие прозападную политику, поддерживали тех представителей в Конго, которые шли на сотрудничество с Западом, несмотря на продолжавшуюся империалистическую агрессию.

Независимые африканские страны, убедившись в том, что в результате колониальной политики империалистических держав ООН оказалась неспособной обеспечить независимость и безопасность Конго, решили порвать с операцией ООН и предпринять самостоятельные действия в защиту правительства Лумумбы. Наиболее энергично действовали в этом направлении ОАР, Гвинея и Гана. Так, 8 декабря 1960 г. правительство ОАР опубликовало заявление о выводе своих войск из-под командования ООН19.

19(См. "Аль-Ахбар", 8 декабря 1960 г.)

Конголезские события заставили все миролюбивые страны внимательно проанализировать положение в ООН. Интересы мира и безопасности народов требовали дальнейшего совершенствования аппарата Организации. Не случайно, что именно в этот момент появилось советское предложение о реорганизации аппарата ООН, в частности о восстановлении предусмотренного Уставом порядка, согласно которому лишь Совет Безопасности может принимать решения, связанные с операциями по поддержанию международного мира, и контролировать их.

Советское предложение, появившись как одно из следствий конголезского кризиса, хотя и не встретило должной поддержки у африканских стран, оказало воздействие на решение ряда вопросов в ООН, в частности подготовило почву для назначения на пост Генерального секретаря представителя от нейтралистских стран.

Постепенно укрепив свое положение в Секретариате ООН, новый Генеральный секретарь У Тан в решении конголезской проблемы избрал своей главной опорой консультативный комитет по Конго, созданный в сентябре 1960 года. У Тан не принимал ни одного решения, не заручившись предварительно согласием этого комитета. Африканские страны, со своей стороны, рассматривали его как единственный орган, через который они могут наиболее эффективным образом воздействовать на операцию ООН в Конго.

В декабре 1962 года войска ООН приступили к осуществлению разработанного У Таном плана воссоединения Катанги. На этот раз было решено применить силу. Атака на части Чомбе и белых наемников в Катанге завершилась полным разгромом ставленников колонизаторов и бегством Чомбе. Подтвердилось, что отделение Катанги было навязано колонизаторами, а Чомбе держался на штыках белых наемников и использовал финансовую помощь "Юньон миньер". Вся проблема могла бы быть решена без труда в самом начале конголезского кризиса, если бы не сопротивление колониальных держав, саботаж командования войск ООН, нерешительность африканских стран и наличие разногласий между ними. 1 июля 1964 г. войска ООН были выведены из Конго. Закончилась так называемая операция ООН, длившаяся почти четыре года.

События в Конго показали, какое важное значение имеет единство африканских стран на антиимпериалистической основе. При всем отрицательном воздействии операции ООН на Конго она не смогла остановить процесс освобождения Африки. В самом Конго объединение патриотических сил стало более организованным и целеустремленным.

Окончание операции ООН совпадало с новым подъемом национально-освободительного движения в Африке. Народы соседних с Конго стран извлекли определенные уроки из печального опыта. Об этом говорят успехи национальных сил в Конго (Браззавиль), Уганде, новый размах освободительного движения в Анголе, Мозамбике. Больших успехов добились народы Африки по пути объединения своих сил в борьбе против колониализма и империализма, что нашло свое выражение в создании Организации африканского единства.

Если в предшествующие годы африканские государства в большинстве своем стремились к поискам решения конголезской проблемы через ООН, то с созданием ОАЕ все отчетливее проявляется тенденция решать этот вопрос, как и другие африканские проблемы, при помощи и через ОАЕ.

После возникновения ОАЕ африканские страны начали более энергично поддерживать требование СССР о прекращении операции ООН в Конго. Когда империалистам удалось посадить в Киншасе Чомбе и усилилась угроза независимости Конго, африканские страны не пошли на то, чтобы обратиться в ООН, а предпочли обсудить положение в Конго в Организации африканского единства. ОАЕ создала специальную комиссию по Конго в составе девяти стран (Гана, Гвинея, Камерун, Кения, Нигерия, ОАР, Верхняя Вольта, Сомали, Тунис). 10 сентября 1964 г. комиссия предложила решить конголезскую проблему на следующей основе: вывод иностранных наемников, прекращение иностранного вмешательства, объявление всеобщей амнистии, проведение конференции круглого стола с участием всех партий и представителей национально-освободительного движения и демократических выборов20.

20("United Nations, Security Council", doc. S/5294.)

Советский Союз энергично поддержал усилия африканских государств решить конголезскую проблему без иностранного вмешательства, приветствовал создание комиссии ОАЕ по Конго. Совершенно иначе отнеслись к этому США. Президент Джонсон отказался принять представителей ОАЕ, прибывших в Вашингтон, для того чтобы изложить американскому правительству решения по Конго.

Обращение африканских государств в Совет Безопасности в декабре 1964 года в связи с высадкой в Стэнливиле бельгийских парашютистов для борьбы с национально-освободительными силами и поддержки Чомбе вовсе не было призывом к ООН взять на себя решение конголезской проблемы. Африканские государства обратились в Совет Безопасности с целью добиться осуждения американо-бельгийской агрессии и принятия мер, направленных на исключение возможности иностранного вмешательства в Конго.

В течение ряда лет конголезский вопрос не сходил с повестки дня ООН. И хотя действия ООН во многом затормозили развитие Конголезской Республики по пути укрепления независимости и единства, нанесли большой ущерб национальным силам страны, тем не менее Чомбе и другие явные агенты монополий один за другим исчезали с политической арены под давлением народных масс. Страна обретала политическую стабильность, взялась за ликвидацию экономического хаоса. В Конго была введена новая конституция, направленная на укрепление единства страны. Конголезское правительство осуществило ряд мер по национализации и государственному контролю над деятельностью иностранных монополий. Начал укрепляться международный престиж Конго; страна постепенно занимала свое место в рядах африканских стран, выступая активным сторонником принятия действенных мер против происков колонизаторов.

Демократическая Республика Конго (Киншаса) активизирует свою внешнеполитическую деятельность. Выступая на XXIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН, представитель Конго заявил, что конголезская делегация примет активное участие в обсуждении важного вопроса об укреплении международной безопасности, внесенного на рассмотрение Генеральной Ассамблеи делегацией Советского Союза. Он заявил, что Демократическая Республика Конго поддерживает инициативу Советского Союза о заключении конвенции о запрещении применения химического и бактериологического оружия и присоединении всех государств к Женевскому протоколу. Выступив с требованием решительного осуждения колониальных и расистских режимов Лиссабона, Солсбери и Претории, представитель Конго откровенно заявил о лицемерии тех великих держав, которые на словах выступают против колонизаторов, а на деле поддерживают португальских колонизаторов, родезийских и южноафриканских расистов.

С таким развитием событий в Конго империалистические силы не хотят мириться. 5 июля 1967 г. в Букаву и Кисангани был выброшен десант наемников при участии южнородезийских, южноафриканских расистов и португальских колонизаторов. Здесь развернулись кровавые бои. Страна вновь стала жертвой иностранной агрессии.

Разбойничье нападение на Конго, по методам и целям воскресавшее колониальную эпоху в истории Африки, еще раз показало агрессивную сущность империализма. Преступная война США во Вьетнаме, агрессия Израиля против арабских стран, активизация расистских сил на юге Африки были той питательной средой, которая вдохновила руководителей бывшей "Юньон миньер" на новую авантюру. Это было, по существу, повторением американо-бельгийской интервенции в Стэнливиле в ноябре 1964 года, совершенной на этот раз частными наемниками.

План вооруженного нападения на Конго был разработан Чомбе с участием бельгийца Вандервалля. Первый этап этого плана предусматривал акты вредительства в Катанге и в Центральном Конго; второй - организацию мятежа в частях конголезской армии руками иностранных офицеров и высадку десанта; третий - уничтожение главы конголезского государства президента Мобуту и расправу с гражданским населением. Однако план был сорван действиями конголезской армии, нанесшей поражение наемникам в Кисангани, которые на самолетах вынуждены были бежать в Южную Родезию и Анголу.

В результате быстрого разгрома наемников провалился очередной империалистический заговор против Конго. Военная авиация Эфиопии оказала содействие конголезскому правительству в отражении угрозы со стороны наемников. 30 июня 1967 г. алжирские власти арестовали Чомбе, направлявшегося на самолете из Испании к границам Конго в сопровождении группы наемников.

ОАЕ приняла активное участие в оказании помощи Конго для отражения агрессии. Четвертая ассамблея этой организации, состоявшаяся в Киншасе в сентябре 1967 года, вынесла специальную резолюцию, в которой осудила использование наемников против Конго. В резолюцию было также включено важнейшее положение о том, что члены ОАЕ обязуются оказать любую поддержку Конго, с тем чтобы положить конец преступным действиям наемников. Одновременно ОАЕ обратилась к ООН с призывом осудить аморальную и незаконную практику использования наемников21.

21(См. "Правда", 13 сентября 1967 г.)

Однако колониальные державы не отказались от сво их планов подорвать суверенитет и независимость Конго и нанести удар национально-освободительным силам руками наемных банд. Банды наемников не прекращали нападений с территории Анголы - опорной базы для проведения военных провокаций против Конго и других африканских стран.

В ноябре 1967 года Совет Безопасности по просьбе конголезского правительства вновь обсудил вопрос о вторжении иностранных наемников из португальской колонии. Постоянное использование колоний Португалии для агрессивных действий против соседних африканских государств создает серьезную угрозу их безопасности. Как отмечали в своих выступлениях представители социалистических и афро-азиатских стран в Совете Безопасности, трудности Конго и других африканских стран не прекратятся, пока народы Анголы, Мозамбика и других колоний в Африке не обретут свободы.

Понимание взаимосвязи между действиями империалистов против независимых стран и их политикой, направленной на сохранение оставшихся колониальных владений, способствует более четкому определению внешнеполитического курса африканских стран, прошедших через серьезные испытания на пути национального становления.

В действиях африканских государств в связи с новыми актами агрессии против Конго можно заметить укрепление курса, который все более явственно определялся после создания ОАЕ. Африканские страны уже не рассматривают ООН как единственный международный орган, от которого можно получить помощь для отражения агрессивных происков империализма. Все большее значение придается Организации африканского единства. Акции отдельных африканских стран в ООН сопровождаются соответствующими шагами и в ОАЕ, которая не только обеспечивает коллективную поддержку требований члена ОАЕ, обратившегося в ООН, но и ищет пути и средства предотвращения угрозы своими силами.

Проводя линию на одновременное использование ООН и ОАЕ для защиты своей независимости и суверенитета, африканские страны стремятся не только найти соответствующие формы для координации действий между обеими организациями, но в то же время обеспечить и полную самостоятельность ОАЕ.

Особое место африканские страны отводят Генеральному секретарю ООН, рассматривая его в качестве наиболее подходящего связующего звена. Так, по приглашению африканских стран Генеральный секретарь У Тан присутствует на всех важнейших совещаниях, проводимых ОАЕ. Этот факт как бы подчеркивает особое место ОАЕ по сравнению с другими региональными группировками, существующими в мире. В то же время курс на усиление роли ОАЕ в деле обеспечения интересов Африки свидетельствует об известной эволюции во взглядах африканских стран на ООН, происшедшей, в частности, под влиянием уроков операции ООН в Конго.

Африканская дипломатия в своей деятельности по защите безопасности Африки не могла не столкнуться с вопросом о военных базах. Этот вопрос встал в первую очередь в связи с завоеванием независимости африканскими странами.

В момент принятия Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам афроазиатские страны не пошли на то, чтобы активно поддержать выдвинутое Советским Союзом требование о ликвидации военных баз на своих территориях. Ни на XVI, ни на XVII сессии вопрос о военных базах в колониях не нашел отражения в решениях ООН, хотя выступлений в пользу этого стало заметно больше. В частности, на XVII сессии Генеральной Ассамблеи при обсуждении положения в Кении СССР вновь поставил вопрос об иностранных базах в колониальных территориях. В Кении Англия сосредоточила свои главные военные базы в Восточной Африке, используемые ею для репрессий против кенийского народа и народов других африканских стран, а также в колониальных войнах, которые вела Англия на Аравийском полуострове. Представители Африканского национального союза Кении (АНСК) на многочисленных примерах показали, что базы представляют непосредственную угрозу безопасности страны, что они навязаны народу против его воли, и потребовали ликвидации всех иностранных баз на территории Кении22.

22(См. "Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея.

XVII сессия", Доклад Специального комитета о ходе проведения в жизнь Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, док. А/5238, стр. 634-638.)

Требование представителей АНСК было энергично поддержано Советским Союзом и другими социалистическими странами. Оно было также активно поддержано Мали, Эфиопией и Сирией. Однако другие афро-азиатские страны не пошли на то, чтобы в рекомендации по Кении включить требования о ликвидации иностранных военных баз на кенийской территории. Тем не менее постановка этого вопроса, разоблачение английской политики, поддержка Советским Союзом, некоторыми африканскими странами требования народа Кении сыграли свою роль: Англия сделала заявление, что после провозглашения независимости страны английские военные базы будут выведены из Кении23.

23(См. "Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. XVII сессия", Доклад Специального комитета о ходе проведения в жизнь Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, док. А/5238, стр. 641.)

Перелом в вопросе о ликвидации иностранных военных баз наступил в 1963 году, когда Специальный комитет ООН по деколонизации приступил к обсуждению вопроса об Адене и английских протекторатах в Южной Аравии.

Англия придавала особое значение этому району. Военная база в Адене не только контролирует нефтеносный Средний Восток. Как отмечал в свое время журнал "Уорлд ту-дей", главное состояло в том, что "база в Адене, на которой размещено 17 тыс. английских военнослужащих, призвана служить своеобразной "подпоркой" СЕНТО, одним из главных звеньев в цепи стратегических баз, на которых базируются бомбардировщики "устрашения" в мирное время... Как таковая, база в Адене самым тесным образом связана с огромной "сверхсекретной" базой США по другую сторону Красного моря, в Асмаре"24. Английская военная база в Адене после ликвидации баз в Кении и зоне Суэцкого канала стала выполнять роль главного форпоста империализма в этом районе мира.

24("World to-day", Nov. 1965, p. 4.)

В марте 1963 года члены Специального комитета - Советский Союз, Польша, Югославия, Ирак и Сирия, наряду с другими требованиями, поставили вопрос о ликвидации базы и выводе иностранных войск как необходимом условии независимости народов Южной Аравии. Учитывая важность вопроса, комитет решил направить на место специальный выездной подкомитет, в задачу которого входило ознакомиться с обстановкой в колонии, более детально выяснить желания и стремления народа. Подкомитету поручалось провести переговоры с представителями управляющей власти, однако Англия отказалась сотрудничать с подкомитетом и допустить его в Аден. Подкомитет посетил соседние с Аденом страны и собрал достоверную информацию о положении в колонии.

1 июля 1963 г. подкомитет представил свой доклад, в котором указывалось: "Вооруженные нападения на города и деревни протекторатов, насильственная оккупация султанатов и княжеств, обстановка террора, агрессии и репрессий - все это осуществлялось и создавалось английскими вооруженными силами, оперирующими с этой базы и других военных укреплений... Она (база. - В. Б.) представляет собой постоянную угрозу миру и безопасности в этом районе"25.

25("Организация Объединенных Наций. Специальный комитет по вопросу о ходе осуществления Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам", док. А/АС 109, 1 июля 1963 г., стр. 54.)

Факты были столь красноречивы, а требование представителей народа колонии столь решительно, что афроазиатское большинство в Специальном комитете на этот раз проголосовало за включение в' резолюцию пункта, касавшегося ликвидации базы, несмотря на ожесточенное сопротивление Англии и США. XVIII сессия Генеральной Ассамблеи одобрила рекомендации комитета по Адену и в резолюции, принятой 11 декабря 1963 г., отметила, что "сохранение военной базы в Адене подрывает безопасность района и что поэтому желательна скорейшая ликвидация этой базы"26.

26("Организация Объединенных Наций. Официальные отчеты. Резолюции, принятые Генеральной Ассамблеей на XVIII сессии", стр. 8.)

5 ноября 1965 г. XX сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла резолюцию по Адену, в которой не только вновь подтверждалась необходимость уничтожения военной базы Англии на этой территории, но и содержался призыв ко всем странам оказывать всевозможную помощь усилиям народа Адена, направленным на достижение свободы и независимости. 14 декабря 1965 г. Советское правительство в письме Генеральному секретарю ООН в ответ на этот призыв сообщило, что СССР поддерживал и поддерживает справедливые требования народа Адена и юга Аравийского полуострова в его стремлении стать хозяином своей земли, решить вопрос о будущем государственном устройстве. Одновременно Советское правительство заявило о своей полной поддержке всех положений резолюции Генеральной Ассамблеи и любых мер ООН, направленных на немедленное и безусловное претворение в жизнь Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам в отношении этой территории27.

27(См. "Организация Объединенных Наций. Официальные отчеты. Резолюции, принятые Генеральной Ассамблеей на XX сессии", стр. 7; "Известия", 14 декабря 1965 г.)

На XX сессии Генеральной Ассамблеи был рассмотрен вопрос о военных базах в связи с применением Декларации к островным владениям Англии, США, Франции. Он имел тем большее значение, что в последние годы в планах НАТО и других агрессивных империалистических блоков колониальные островные владения играют все возрастающую роль, так как являются удобными плацдармами для агрессии против стран, ведущих национально-освободительную борьбу. В проекте резолюции по 36 странам, включая Сейшельские острова, Новые гибриды, Самоа, Багамские, Соломоновы острова, Четвертый комитет Генеральной Ассамблеи постановил полностью применить к этим территориям Декларацию о предоставлении независимости колониальным странам и народам и предложил управляющим властям ликвидировать военные базы на этих территориях и воздержаться от создания новых баз. Проект был принят в комитете 76 голосами против 8 28.

28("United Nations. General Assembly. XX Session. Fourth Committee" doc. A/PV. 1231.)

Не многие решения ООН вызывали столь яростное сопротивление империалистов. Страны НАТО, потерпев поражение в комитете, пустили в ход все средства, чтобы не допустить принятия на пленуме Генеральной Ассамблеи пункта о военных базах на островных колониальных владениях. При помощи угроз, шантажа, нажима на зависимые страны, процедурных трюков они сорвали его принятие. За ликвидацию военных баз проголосовало 48 стран против 33, воздержались 24 страны. Хотя этот пункт собрал большинство голосов, председатель Ассамблеи министр иностранных дел Италии, вопреки протесту значительного числа делегаций, объявил его непринятым на том основании, что он не собрал квалифицированного большинства29.

29("United Nations. General Assembly. XX Session", doc. A/PV 1432.)

Однако вопрос о военных базах на всех колониальных территориях был все же внесен в проект резолюции по вопросу о ходе осуществления Декларации. Включение в резолюцию пункта о ликвидации военных баз на колониальных территориях стало возможным в результате последовательной борьбы социалистических стран за полную ликвидацию колониализма во всех его формах и проявлениях и возрастающей поддержки этой борьбы странами Африки и Азии. Резолюция вместе с пунктом о ликвидации военных баз на всех колониальных территориях была принята на Генеральной Ассамблее 76 голосами против 6 при 27 воздержавшихся (против голосовали США, Англия, ЮАР, Португалия, Австралия и Новая Зеландия) .

Резолюция как бы явилась ответом миролюбивых народов на агрессивные происки империалистических держав, угрожавших войной колониальным народам и освободившимся странам, открывая новую главу в истории ООН в борьбе на завершающем этапе ликвидации колониальной системы империализма. Решение Генеральной Ассамблеи отвечало насущным интересам народов, борющихся против колониального ига, молодых национальных государств, делу мира и международной безопасности.

Острый характер носила и дискуссия по вопросу о базах в Юго-Западной Африке, оккупированной ЮАР. В выступлениях многих африканских делегатов на XX и XXI сессиях Генеральной Ассамблеи с беспокойством отмечался тот факт, что южноафриканские расисты интенсивно наращивают свои вооруженные силы, ведут строительство военных объектов, в том числе площадок для запуска ракет и аэродромов для реактивной авиации. Советская делегация, в частности, обратила внимание делегатов на то тревожное обстоятельство, что в ЮАР нашли убежище многие нацистские преступники, которые используются колониальными властями в качестве военных инструкторов по производству оружия.

Учитывая серьезность положения в Юго-Западной Африке, африканские страны выдвинули предложение о сотрудничестве между ООН и ОАЕ. Первоначально такое предложение было внесено ими в Специальный комитет, o который на заседании 17 июня 1965 г. решил привлечь ОАЕ к решению вопроса о Юго-Западной Африке. В принятой комитетом резолюции подчеркивалось, что правительство ЮАР "упорно не выполняет своих международных обязательств по управлению Юго-Западной Африкой" и поэтому "потеряло моральное право на управление страной". В резолюции отмечалось также, что существующее положение представляет собой не только вызов ООН, но и постоянную угрозу миру и безопасности народов.

Резолюция свидетельствовала о дальнейших сдвигах в позиции африканских стран в пользу принятия более эффективных мер против ЮАР, к чему давно призывал Советский Союз. Так, в резолюции отмечалась законность борьбы народа Юго-Западной Африки за осуществление Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, содержался призыв ко всем государствам "оказывать населению Юго-Западной Африки необходимую моральную и материальную поддержку, чтобы дать ему возможность достигнуть национальной независимости и полностью осуществлять суверенитет над природными ресурсами своей страны", предлагалось правительству ЮАР "немедленно ликвидировать все базы и другие военные установки, расположенные на территории Юго-Западной Африки, и воздержаться от использования страны каким бы то ни было образом в качестве базы для сосредоточения вооружений или вооруженных сил для внутренних или военных целей". В резолюции содержались также рекомендации Генеральной Ассамблее и Совету Безопасности "предпринять соответствующие шаги для обеспечения суверенитета народа Юго-Западной Африки и целостности территории и с этой целью принять необходимые конкретные и достаточные меры при сотрудничестве с Организацией африканского единства"30. 17 декабря 1965 г., несмотря на предпринятые колонизаторами маневры, XX сессия Генеральной Ассамблеи большинством в 85 голосов одобрила эту резолюцию.

30("Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. XX сессия", Доклад Специального комитета по вопросу о ходе осуществления Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, док. А/6000, доп. 2 от 28 сентября 1965 г, стр. 384-385.)

Нарастание военной угрозы со стороны ЮАР заставляло африканские страны активизировать свою деятельность, с тем чтобы привлечь внимание мировой общественности к положению, складывавшемуся на юге Африки, и добиться принятия мер для предотвращения угрозы. С этой целью на заседания Специального комитета ООН по деколонизации в 1966 году было направлено большое количество петиционеров из колоний Англии, Португалии и ЮАР. Присутствие представителей народов африканских колоний, их острые выступления создали благоприятную обстановку для принятия комитетом более энергичных решений.

Так, например, председатель партии Народная организация Юго-Западной Африки Нуджома, выступая в комитете, привел многочисленные данные, свидетельствовавшие о милитаризации ЮАР и Юго-Западной Африки. Правительство ЮАР увеличило численность южноафриканских регулярных войск, развернуло интенсивное строительство военных учебно-тренировочных центров. Нуджома сообщил также о расширении военного сотрудничества между ЮАР и Южной Родезией, в частности о перебазировании южнородезийских реактивных истребителей на военно-воздушную базу, расположенную на территории Юго-Западной Африки, в Истерн Каприви Ципфель. Характерным для выступления Нуджомы и других представителей колониальных народов была критика в адрес ООН, которая "приняла много резолюций по Юго-Западной Африке, но ни одна из них не оказалась выполненной"31.

31("Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. XXI сессия", Доклад Специального комитета по вопросу о ходе осуществления Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, док. А/6300, доп. 2, стр. 33-45.)

Попытки африканской дипломатии добиться международных решений по вопросу о ликвидации военных баз на юге Африки наталкиваются на ожесточенное сопротивление империалистических сил. Эффективность этих попыток следует рассматривать в свете общей борьбы африканских народов против колониализма и неоколониализма. Дипломатические усилия могут принести успех, поскольку они подкрепляют другие формы борьбы. Разумеется, и в Африке исчезают иллюзии на тот счет, что лишь одними политическими и дипломатическими действиями удастся решить столь сложный вопрос. Однако немаловажное значение имеет то, ставит ли африканская дипломатия вопрос о ликвидации военных баз в качестве актуальной и неотложной задачи или же только отражает уже ведущуюся борьбу на местах. Оценивая положение с этой точки зрения, можно прийти к выводу, что африканская дипломатия в 60-е годы постепенно наращивает усилия в подготовке условий для расширения борьбы против иностранных военных баз. Об этом, в частности, говорит тот факт, что США и Англия не решились выступить с оружием против решения ливийского правительства, пришедшего к власти в 1969 году после свержения прогнившей монархии, ликвидировать иностранные военные базы на своей территории. Безусловно, одним из факторов, удерживавших США и Англию от такого выступления, явилось их опасение столкнуться с решительной поддержкой Ливии со стороны арабских и африканских стран.

Если проанализировать в свете международных отношений историю Африки после второй мировой войны, то, казалось, нетрудно прийти к выводу, что империализм располагал достаточными военными силами на континенте, чтобы выступить против национально-освободительного движения силой оружия. Однако слияние в единый поток всех революционных сил современности - победившего социализма, революционной борьбы рабочего класса в капиталистических странах, национально-освободительных движений в Азии, Африке и Латинской Америке - обеспечило успех народов в штурме твердынь империализма. Исторический опыт подтвердил, что империализм не может приостановить развитие социалистических и национально-освободительных революций военным путем. Но нельзя гарантировать, что империализм не прибегнет к оружию в попытке сокрушить сопротивление народов.

Колониальные войны на африканском континенте, увеличение опасности термоядерной войны в результате развязанной гонки вооружений и агрессивной политики империализма, популярная среди африканских стран политика неприсоединения и стремление предпринять конкретные шаги для обеспечения своей безопасности определяли линию африканских стран в решении проблемы разоружения. В связи с этим их внимание не могло не привлечь выдвижение Советским Союзом осенью 1959 года на XIV сессии Генеральной Ассамблеи программы всеобщего и полного разоружения, в которой предлагалась целая серия мер, кардинально решающих проблему разоружения: роспуск всех вооруженных сил, уничтожение вооружений всех видов и запрещение военного производства, ликвидация военных баз на иностранных территориях и установок для запуска ракет; отмена военной службы и прекращение всякой военной подготовки, запрещение военной пропаганды, упразднение военных министерств, генеральных штабов и всех без исключения военных и военизированных учреждений и организаций, прекращение отпуска средств в военные бюджеты32.

32(См. "Правда", 18 сентября 1959 г.)

Советская программа встретила горячую поддержку народов мира. Парламенты многих стран, главы государств и правительств, крупные политические деятели, общественные организации и представители самых различных слоев населения приветствовали инициативу Советского Союза. Генеральная Ассамблея ООН единодушно решила включить вопрос о всеобщем и полном разоружении в повестку дня сессии в качестве внеочередного, причем предложению СССР был предоставлен приоритет.

Западные страны попытались было преуменьшить силу воздействия советского предложения на мировое общественное мнение, старались оттянуть и скомкать его обсуждение путем сведения существа проблемы к разговорам о контроле. Однако эти попытки натолкнулись на желание громадного большинства делегаций в ООН рассмотреть вопрос о полном и всеобщем разоружении в духе предложений Советского Союза. Соединенные Штаты, боясь политического проигрыша и учитывая господствующие в ООН настроения, решили присоединиться к советской инициативе и выступили в качестве соавтора совместного проекта резолюции о всеобщем и полном разоружении. К совместному проекту присоединились и другие члены ООН; 20 ноября 1959 г. резолюция была одобрена единодушно, без голосования.

Дальнейшие переговоры по проблеме разоружения проходили в Комитете 10 государств, создание которого отражало новую обстановку в мире. До 1959 года переговоры по этой проблеме велись во многих комиссиях и комитетах ООН. Советский Союз выступал там как равноправный партнер, не позволяя империалистическим державам ущемлять его права, но он находился в меньшинстве. Такое положение не соответствовало коренным сдвигам, которые произошли на мировой арене в пользу социализма.

Учитывая это, СССР начал бороться за осуществление принципа равного представительства социалистических стран и капиталистических держав в органе, занятом рассмотрением проблемы разоружения. В итоге советская дипломатия добилась согласия западных держав на создание Комитета 10 государств по разоружению. От социалистического содружества в него вошли СССР, Польша, Чехословакия, Румыния, Болгария; от западных держав - США, Англия, Франция, Италия и Канада.

На XIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН удалось добиться двух важнейших результатов: подтверждения со стороны ООН идеи всеобщего и полного разоружения как основы для переговоров, обеспечения не только политического, но и численного равенства социалистических держав в переговорах по проблемам разоружения с империалистическими державами.

Следуя политике мира, Советское правительство 2 июня 1960 г. внесло новые предложения о всеобщем и полном разоружении. Во-первых, была изменена последовательность мероприятий по этапам разоружения. Советское правительство приняло пожелания, высказанные президентом Франции де Голлем во время советско-французских переговоров в апреле 1960 года, о том, чтобы всеобщее и полное разоружение началось уже на первом этапе с запрещения и уничтожения средств доставки ядерного оружия. Тем самым Советский Союз, располагавший превосходством в наиболее эффективных средствах доставки оружия, сделал шаг навстречу западным державам. Советский Союз предложил также провести уничтожение средств доставки оружия одновременно с ликвидацией иностранных военных баз и выводом войск с чужих территорий.

Во-вторых, идя навстречу пожеланиям малых стран, Советское правительство предложило передавать в необходимых случаях Совету Безопасности отдельные формирования из числа контингентов полиции (милиции), которые останутся в распоряжении государств после разоружения. Советское правительство подчеркнуло при этом, что эти формирования должны использоваться для поддержки мира, а не для расправы с народами, борющимися за независимость и социальный прогресс.

В-третьих, в новых советских предложениях были более детально разработаны меры по контролю. Предусматривалось создание международной контрольной инспекции, компетенция которой распространялась бы на все мероприятия по разоружению и расширялась бы в зависимости от прогресса в деле разоружения.

В-четвертых, Советский Союз принял предложение западных держав осуществить программу всеобщего и полного разоружения не в четырехлетний срок, как это предусматривалось советской Декларацией 1959 года, а в течение иного согласованного срока33.

33(См. "Правда", 2 июня 1960 г.)

Таким образом, советские предложения создавали основу для новой серии переговоров по разоружению и открывали путь к достижению соглашения по этой важнейшей проблеме с западными державами. Однако уже вскоре, после того как советские предложения были переданы в Комитет 10 государств по разоружению, выяснилось, что западные партнеры пытаются использовать Комитет в качестве ширмы для прикрытия гонки вооружений. В итоге Советский Союз и другие социалистические государства оказались вынужденными прервать свое участие в работе Комитета 10-ти.

Проблема разоружения подробно обсуждалась на XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН при возрастающей активности нейтралистских стран Азии и Африки. Советский Союз внес на рассмотрение сессии проект основных положений Договора о всеобщем и полном разоружении, в основу которого были положены предложения от 2 июня 1960 г.

Делегации афро-азиатских стран - Индии, ОАР, Индонезии, Бирмы, Ганы, Марокко и др. - предложили дать Комитету 10-ти конкретные директивы для выработки соглашения о разоружении. Одновременно на утверждение Ассамблеи был внесен проект резолюции (проект 12 стран), в котором предусматривалось уничтожение всякого оружия, включая ракетно-ядерное, химическое и бактериологическое, ликвидация всех военных учреждений и военно-учебных заведений, уничтожение военных баз и другие меры. Афро-азиатские страны проявили практический подход к делу, предложив осуществить разоружение по фазам, для каждой из которых устанавливается эффективный механизм инспекции и контроля.

Проект резолюции 12 стран по своему духу и направлению был близок к советскому проекту основных положений Договора о всеобщем и полном разоружении, отвечал минимальным требованиям в отношении содержания директив для выработки соглашения по проблеме разоружения. Советский Союз поддержал его, но США и Англия заявили, что для них он неприемлем. Так, впервые выступив в ООН с широкой инициативой по проблеме разоружения, нейтралистские страны Азии и Африки сразу же натолкнулись на сопротивление западных держав.

В подходе африканских стран к проблеме всеобщего и полного разоружения наметились две линии. Во-первых, усилия африканских стран были направлены на то, чтобы способствовать успешным переговорам между США и Советским Союзом о разоружении. Чаще всего, не касаясь существа расхождений в позициях США и СССР, африканские страны ставили во главу угла необходимость переговоров и решения проблемы разоружения. "Конечно, всеобщее и полное разоружение... поднимает фундаментальные вопросы политического, экономического, социального и культурного характера. Но имея в виду быструю эволюцию в мире, революционные изменения в техническом прогрессе и громадную опасность современного оружия, единственным разумным путем является всеобщее и полное разоружение"34. Это выступление представителя Эфиопии в Политическом комитете Генеральной Ассамблеи отражало общее настроение африканских стран.

34("United Nations. General Assembly. XVth Session. Official Records. I Committee", 1098 Meeting, p. 86.)

Во-вторых, африканские страны единодушно высказывались за свое активное участие в переговорах по проблеме разоружения. Некоторые африканские страны (Либерия, Тунис, Судан) даже предлагали поручить руководство переговорами о разоружении представителю афроазиатских неприсоединившихся стран, наделив его существенными полномочиями. Однако большинство африканских стран проявили реалистический подход к делу, отстаивая тезис о равноправном участии в переговорах по разоружению.

В лице афро-азиатских стран, выступавших против гонки вооружений, за всеобщее и полное разоружение в ООН, сформировалась новая влиятельная группа. В этой связи Советское правительство предложило пополнить Комитет 10-ти нейтралистскими странами, чтобы в нем были представлены все группы государств: социалистические, нейтралистские, капиталистические35. Однако ни проект резолюции 12 стран, ни предложения о расширении Комитета 10 государств по разоружению не были приняты сессией Ассамблеи ввиду сопротивления США и их союзников.

35(CM. "United Nations. General Assembly. XVth Session. Official Records", 869 Plenary Meeting, p. 79.)

Африканские государства, как и другие нейтралистские страны, горячо поддержали на XV сессии ООН идею всеобщего и полного разоружения. Вместе с тем они выступили и со своей собственной инициативой. 1 ноября 1960 г. Гана, Гвинея, Ливия, Либерия, Нигерия, Сомали, Судан, Тунис, Эфиопия и Цейлон внесли проект резолюции о принятии Декларации ООН, запрещающей применение ядерного и термоядерного оружия. 10 стран, в том числе 9 африканских, предложили Генеральной Ассамблее заявить, что применение ядерного и термоядерного оружия противоречит духу, букве и идеям Организации Объединенных Наций и поэтому является прямым нарушением Устава ООН. В проекте резолюции, представленном Эфиопией от имени 10 стран, указывалось, что применение ядерного оружия причинит человечеству и цивилизации массовые разрушения и страдания, что оно противоречит нормам международного права и законам человечности. В резолюции говорилось также, что применение термоядерного оружия затронет все человечество в целом, так как народы мира, не участвующие в такой войне, подвергнутся бедствиям, вызванным применением такого оружия.

Существенным моментом проекта было и то, что в нем было предложено заключить конвенцию о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия, с тем чтобы она стала обязательной для всех подписавших ее государств. С этой целью авторы проекта предусматривали поручить Генеральному секретарю выяснить точку зрения правительств государств - членов ООН относительно возможности созыва специальной конференции для подписания конвенции о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия и сообщить на XVI сессии Генеральной Ассамблеи о результатах выяснения36.

36(Ibid., doc. A/C 1/L 254, Add. 1-3.)

1 декабря 1960 г. Гана, Гвинея, Мали, Марокко и Эфиопия внесли на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН предложение принять Декларацию об объявлении Африки безъядерной зоной. К этому предложению присоединились ОАР, Судан и Нигерия. Однако на XV сессии инициатива африканских стран о принятии Декларации о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия и предложение об объявлении Африки безъядерной, нейтральной зоной не получили дальнейшего развития; их проекты не обсуждались. Тем не менее выступления представителей африканских стран сыграли положительную роль в том отношении, что заставили западные державы пойти на возобновление переговоров по разоружению.

СССР был готов принять предложения африканских стран и на XV сессии, но западные державы настояли, чтобы отложили их рассмотрение, заявляя, что предстоят переговоры по проблеме в целом, и поэтому не следует решать частные вопросы, каковыми они считали предложения африканцев. Эти доводы подействовали на ряд африканских стран, которые не оказали энергичной поддержки предложениям о запрещении применения термоядерного оружия и об объявлении Африки безъядерной зоной. Среди африканских стран еще не было единства, которое могло бы обеспечить успешную борьбу в ООН за решение проблемы безопасности Африки.

На XVI сессии Генеральной Ассамблеи создалась более благоприятная обстановка для обсуждения проблемы разоружения. В частности, между СССР и США состоялся обмен мнениями по проблеме разоружения и были выработаны "Согласованные принципы для переговоров по разоружению". В итоге впервые за послевоенную историю СССР и США выступали на сессии ООН с совместной инициативой по вопросу о разоружении. Разумеется, США пошли на этот шаг отнюдь не из искреннего желания добиться соглашения с СССР. Они были вынуждены сделать это под давлением обстоятельств, той атмосферы, которая сложилась вокруг проблемы разоружения в результате мирной политики Советского Союза, других социалистических стран и молодых независимых государств.

Все входящие в ООН страны встретили совместное заявление СССР и США с большим удовлетворением и надеждой. Однако советско-американский документ, представленный сессии, содержал ряд формулировок, ко торым США давали иную трактовку, нежели Советский Союз. Положительно оценивая в целом этот документ, министр иностранных дел СССР А. А. Громыко обратил внимание Генеральной Ассамблеи на реальную опасность того, что "могут быть сделаны попытки истолковать эти формулировки так, чтобы вложить в них содержание, чуждое действительному разоружению. Советское правительство не считает возможным умолчать о том, что в ходе переговоров не было преодолено коренное разногласие - должна ли идти речь о разоружении и контроле за разоружением, за всеобщим и полным разоружением или же о контроле над вооружениями"37.

37("Правда", 28 сентября 1961 г.)

"Согласованные принципы для переговоров по разоружению" были переданы на рассмотрение во вновь созданный на базе Комитета 10-ти Комитет 18 государств. В дополнение к прежним членам в него вошли Индия, Бирма, ОАР, Эфиопия, Нигерия, Мексика, Бразилия и Швеция. Африка была представлена в комитете тремя странами. Ободренные этим успехом, африканские страны требовали от ООН принятия дальнейших конкретных шагов в области разоружения.

8 ноября 1961 г. Первый комитет Генеральной Ассамблеи по предложению Эфиопии возобновил обсуждение вопроса о запрещении применения ядерного оружия. Восемь африканских стран (Гана, Гвинея, Ливия, Нигерия, Судан, Сомали, Тунис, Эфиопия) и две азиатские страны (Цейлон, Индонезия) внесли проект резолюции, повторявший аналогичное предложение на XV сессии. К ним присоединилась также Либерия. Авторы резолюции предложили после принятия Декларации ООН о запрещении ядерного оружия созвать специальную международную конференцию для подписания конвенции о запрещении применения ядерного оружия.

Вопрос о запрещении применения ядерного оружия, который был поставлен африканскими странами, выходил за рамки превентивной меры, предупреждающей возможность развязывания атомной войны. Одновременное обязательство всех государств, располагавших ядерным оружием, не применять его первыми, помогло бы смягчению международной напряженности и уменьшило бы опасность развязывания войны.

Советская делегация подчеркнула, что самым лучшим решением было бы полное запрещение ядерного оружия с ликвидацией всех накопленных запасов. В то же время, отмечал представитель СССР, еще до заключения соглашения о всеобщем и полном разоружении, которое положит конец самому существованию атомных и водородных бомб и средств их доставки к цели, государства, производящие ядерное оружие, могли бы в качестве конкретного шага к такому соглашению заявить о своем решении не применять ядерное оружие38.

38(См "United Nations. General Assembly. XVI Session. Official Records. I Committee", 1189th Meeting, doc. A/C 1/1189.)

В пользу принятия Декларации о запрещении ядерного оружия говорил исторический опыт: существование ряда международных соглашений о запрещении оружия массового уничтожения, заключенных в прошлом и сыгравших положительную роль. Не случайно африканские страны внесли в проект резолюции специальную ссылку на то, что применение оружия массового уничтожения прежде запрещалось как противоречащее законам человечности и международного права. К таким соглашениям относятся Санкт-Петербургская декларация 1868 года, Декларация Брюссельской конференции 1874 года, конвенции Гаагских мирных конференций 1899 и 1907 годов и Женевский протокол 1925 года, которые до сих пор не потеряли свою силу и в которых участвует большинство государств мира.

Значение таких международных соглашений видно на примере Женевского протокола о запрещении применения средств химической и бактериологической войны. В первой мировой войне, когда не было никакого международного соглашения на этот счет, применение химического оружия вызвало большие человеческие жертвы. Подписание такого соглашения большим числом государств, бесспорно, способствовало тому, что в годы второй мировой войны миллионы людей на фронте и в тылу были избавлены от мучительной смерти от удушливых газов и ядовитых жидкостей, хотя воюющие государства располагали тогда всеми видами химических отравляющих веществ.

Инициатива африканских стран была своевременной, отвечала интересам мира и безопасности народов. Но страны НАТО не захотели пойти навстречу законному желанию народов, хотя и сознавали, что поддержка Советским Союзом и другими социалистическими государствами инициативы африканских стран, обоснованная аргументация в пользу принятия Декларации о запрещении применения атомного оружия обернутся против них.

Вокруг проекта резолюции, внесенного африканскими странами, развернулась сложная политическая борьба. После того как проект резолюции о запрещении применения ядерного оружия поддержали СССР и другие социалистические страны, слово взял представитель Англии Райт. Ход его рассуждений был довольно своеобразен. Райт начал с того, что полностью поддержал сформулированные цели резолюции, но заявил, что предлагаемый метод решения проблемы никуда не годится. Представитель Англии утверждал, будто проект резолюции является лишь вариантом прежних призывов к неконтролируемому запрещению ядерного оружия, явно намекая тем самым на то, что африканские страны повторяют позицию Советского Союза. Вся дальнейшая речь Райта сводилась к нападкам на Советский Союз: резолюция и ее авторы были как бы забыты.

Зачем же понадобилось английскому дипломату свои возражения по резолюции африканских стран направлять против Советского Союза? Этот прием империалистической дипломатии в ООН направлен на то, чтобы подменить конструктивное рассмотрение проблем перепалкой в духе "холодной войны", спровоцировать делегации социалистических стран на новые выступления и затем заявить афро-азиатским странам: "Выигрывает от резолюции Советский Союз, а вы исполняете лишь подсобную роль". Одним из аргументов Райта была концепция о праве государства на применение атомного оружия в целях самозащиты.

Роль критика взяли на себя и США. Излагая позицию Вашингтона по вопросу о запрещении применения ядерного оружия, американский делегат Дин сделал следующее заявление: "Правительство Соединенных Штатов всегда выступало в пользу разрешения всех споров мирными средствами и использования силы только как крайнего средства, после того как все меры разрешения таких споров исчерпаны"39. Это заявление по своему смыслу противоречило не только духу и целям предложения, внесенного африканскими странами, но и Уставу ООН, который обязывает все государства улаживать международные споры и конфликты мирными средствами. Если авторы предложения хотели исключить всякую возможность атомной войны, то США, исходя из своего агрессивного курса, отстаивали для себя право развязать атомную войну, когда они сочтут это нужным сделать.

39("United Nations. General Assembly. XVI Session. Official Records", 1190th Plenary Meeting, p. 26.)

Возражая делегатам США и Англии, выдвинувшим тезис о праве государства на самооборону в качестве оправдания для применения ядерного оружия, представитель Марокко в своем выступлении отметил, что именно предусмотренное Уставом ООН право на самооборону дает основание африканским странам добиваться запрещения применения ядерного оружия. Представители африканских стран указывали на большую опасность наращивания запасов ядерного оружия. С большой тревогой они отмечали тот факт, что, по проникшим в американскую печать данным, запасы ядерного оружия в США достигли гигантских размеров: 35 млрд. т тринитротолуола, то есть на каждого жителя планеты США уже "запасли" но 10 г взрывчатки40.

40("United Nations. General Assembly. XVI Session, Official Records", 1190th Meeting, pp. 37, 52.)

Позиция африканских стран была хорошо аргументирована и не оставляла лазеек для империалистической дипломатии. Опираясь на твердую поддержку социалистических государств, африканские страны стойко сопротивлялись открытому давлению Соединенных Штатов, были полны решимости добиться принятия представленного проекта резолюции.

Тогда империалистические державы прибегли к обходному маневру: постарались изменить характер проекта резолюции путем внесения поправок. Италия, взяв на себя столь неблагодарную задачу, явно не учла того обстоятельства, что ее репутация в Африке была невысокой. В недавнем прошлом она совершила агрессию против Эфиопии, во второй мировой войне участвовала на стороне фашистской Германии. Поэтому представители африканских государств не хотели принимать во внимание поучений итальянского делегата, старавшегося объяснить африканским странам, как они должны и как не должны поступать.

Делегация Италии внесла к проекту резолюции шесть поправок, основной смысл которых сводился к тому, что государство имеет право применить атомное оружие, если это не противоречит Уставу ООН. Так, один из пунктов проекта резолюции гласил, что "любое государство, применяющее ядерное или термоядерное оружие, должно рассматриваться как нарушившее Устав Организации Объединенных Наций, действующее вопреки законам человечества и совершающее преступление против человечества и цивилизации". Италия предлагала сформулировать этот пункт следующим образом: "Любое государство, применяющее ядерное или термоядерное оружие вопреки Уставу Организации Объединенных Наций, должно рассматриваться как действующее вопреки законам человечества и совершающее преступление против человечности и цивилизации"41. Внесение подобных поправок не только меняло полностью характер резолюции, но давало совершенно недопустимую трактовку Устава ООН, как будто последний предусматривает случаи, когда использование атомного оружия может иметь законную силу.

41(См. "United Nations. General Assembly. XVI Session Official Records", doc. А/С 1/С 295.)

Характерно, что, за исключением США, Англии и Австралии, никто из участников империалистических блоков не решился поддержать итальянские поправки. Это объясняется нежеланием выступать открыто против африканских стран. США, Англия, Италия и Австралия были вынуждены вести борьбу в невыгодных для себя условиях. Они не смогли привлечь на свою сторону и зависимые страны. Некоторые латиноамериканские государства заявили, что они будут голосовать за проект резолюции в том виде, в каком он представлен африканскими странами.

Итальянские поправки встретили решительное возражение авторов проекта резолюции, поддержанных социалистическими государствами и нейтралистскими странами Азии. Выступая от имени авторов проекта резолюции, представитель Эфиопии следующим образом сопоставил позицию Италии и африканских государств. "Итальянский представитель говорит: "Если есть война, мы будем убивать каждого". Африканцы заявляют: "Устав не разрешает применения оружия массового уничтожения по каким бы то ни было причинам". Представитель Италии говорит: "Такое оружие может быть использовано... Устав разрешает это". Представители Африки заявляют: "Устав не разрешает войны, тем более атомной""42.

42("United Nations. General Assembly. XVI Session. Official Records. 1 Committee", doc. A/C 1/PV 1191, p. 16.)

В результате дискуссии обнаружился в корне противоположный подход к вопросу со стороны африканских государств и со стороны западных держав. Авторы проекта обратились с призывом к Италии снять свои поправки как неприемлемые и целиком искажающие смысл резолюции, придающие ей обратный смысл: не запрещение применения ядерного оружия, а разрешение использовать его, да еще со ссылкой на Устав ООН.

Однако империалистические державы продолжали настаивать на поправках Италии. 14 ноября 196! г. Первый комитет Генеральной Ассамблеи провел голосование по проекту резолюции. Поправки Италии были отклонены. За резолюцию высказалось 60 стран, 16 стран голосовали против и 25 воздержались43. Резолюция была принята голосами африканских, социалистических стран и большинства стран Азии. Страны - участницы НАТО и других агрессивных пактов голосовали против резолюции; латиноамериканские и скандинавские страны воздержались.

43("Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. XVI сессия", Доклад Первого комитета, док. А/4942, доп. 3, 16, стр. 14.)

24 ноября 1961 г. XVI сессия Генеральной Ассамблеи приняла Декларацию о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия. За декларацию голосовали 55 стран, против 20, воздержались 26 стран44. Все попытки империалистических держав ослабить африканский проект резолюции, изменить ее характер не принесли успеха. Принятая резолюция в целом отражала предложения, которые были выдвинуты африканскими странами.

44("Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XVII сессия", Годовой доклад Генерального секретаря о работе Организации (16 июня 1961 г.- 15 июня 1962 г.), док. № 1 (А/5201), стр. 71.)

Декларация давала точное определение, что применение ядерного и термоядерного оружия является международным преступлением. Генеральная Ассамблея заявила, что "любое государство, применяющее ядерное или термоядерное оружие, должно рассматриваться как нарушившее Устав Организации Объединенных Наций, действующее вопреки законам человечности и совершающее преступление против человечества и цивилизации"45.

45("Организация Объединенных Наций. Официальные отчеты. Резолюции, принятые Генеральной Ассамблеей на XVI сессии", т. 1, док. № 17 (А/5100), стр. 5.)

Декларация о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия, принятая XVI сессией Генеральной Ассамблеи ООН, безусловно, явилась шагом к заключению в 1963 году Московского договора о запрещении испытаний ядерного оружия в трех сферах и соглашению о невыводе на орбиту в космическое пространство объектов с ядерными боеголовками, единодушно одобренному XVIII сессией Генеральной Ассамблеи по инициативе Советского Союза и США. В создании условий, подготовивших заключение этого договора, большую роль сыграли африканские страны, которые встретили Московский договор о запрещении испытаний ядерного оружия в трех сферах с большим удовлетворением.

После подписания Московского договора, показавшего возможность достижения соглашений по вопросам, связанным с проблемой разоружения, африканские страны усилили свою деятельность, направленную на превращение Декларации о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия в обязательный для всех государств документ. В частности, в докладе Генерального секретаря, представленном XVII сессии Генеральной Ассамблеи, указывалось, что СССР, другие социалистические страны - члены ООН, Афганистан, Индия, Индонезия, Цейлон, Непал, Камбоджа, Кипр, Ливан, многие африканские страны считают настоятельно небходимым созыв международной конференции по этому вопросу.

XVIII сессия Генеральной Ассамблеи большинством в 64 голоса приняла внесенный 19 странами Африки проект специальной резолюции о созыве такой конференции для подписания конвенции о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия. Генеральная Ассамблея поручила Комитету 18-ти "в срочном порядке изучить вопрос о созыве конференции для подписания конвенции о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия и представить доклад Генеральной Ассамблее на XIX сессии"46.

46("United Nations. General Assembly. Official Records. XIX Session", Annual Report of the Secretary - General on the Work of the Organization (16 June 1963-15 June 1964), Suppl. No 1 (5501), p. 18.)

Африканские страны, внесшие это предложение, имели в виду, что Комитет 18-ти ускорит решение вопроса. Западные державы стремились использовать рассмотрение вопроса о созыве конференции в комитете, для того чтобы связать его с другими аспектами проблемы разоружения и тем самым похоронить предложение африканских стран. В конечном счете США и другие империалистические государства воспрепятствовали принятию Комитетом 18-ти согласованного решения о созыве международной конференции для подписания соглашения о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия.

7 декабря 1964 г. СССР внес на рассмотрение XIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН предложение о мерах по ослаблению угрозы ядерной войны, дальнейшему смягчению международной напряженности и ограничению гонки вооружений. Советское правительство рекомендовало, в частности, сократить военные бюджеты крупных держав и численность иностранных войск в Европе, предотвратить дальнейшее распространение ядерного оружия, создать безъядерные зоны в различных районах мира, прекратить подземные испытания ядерных бомб, ликвидировать хотя бы некоторые средства доставки атомного и водородного оружия, демонтировать иностранные военные базы на чужих территориях.

Среди предложенных Советским Союзом мер важноеместо заняло запрещение применения ядерного оружия. Обосновывая новую инициативу советской дипломатии в ООН, министр иностранных дел СССР А. А. Громыко подчеркнул, что значение предлагаемых мер, хотя они и не решают проблему разоружения в целом, состоит в том, что эти предложения ведут к ослаблению международной напряженности, создают более благоприятные условия для разоружения и для решения других международных проблем47.

47("Правда", 8 декабря 1964 г.)

Историческая судьба Африки сложилась таким образом, что молодые африканские государства могут не допустить использования их континента для подготовки ядерной войны. Оценивая сложившуюся международную обстановку, ответственные политические деятели Африки понимали, что существование Советского Союза дает им гарантию обеспечить мир на африканском континенте. Очень четко эту мысль выразил президент Объединенной Арабской Республики Г. А. Насер: "Национальное революционное движение народов Азии и Африки против империализма и отсталости, которое является характерной чертой современности, особенно в знаменательный период после окончания второй мировой войны, своими победами в значительной мере обязано существованию и могуществу Советского Союза, ставшего реальным фактором обуздания империализма и создания для сил национальной революции исключительно благоприятной возможности играть в самых широких масштабах эффективную роль в борьбе за независимость и прогресс"48.

48("СССР и страны Африки. 1946-1962 гг.", т. II, стр. 627.)

Идея превращения Африки в безъядерную зону как составная часть проблемы международной безопасности, укрепления независимости африканского континента возникла в связи с общей постановкой вопроса о безъядерных зонах. Изыскивая пути решения проблемы разоружения и смягчения международной напряженности, правительства социалистических стран пришли к выводу, что одним из средств прекращения гонки вооружений, уменьшения опасности войны явилось бы создание безъядерных зон. Так, например, с предложением о создании безъядерной зоны в Центральной Европе выступило правительство Польской Народной Республики. В мае 1959 года советское правительство выдвинуло предложение о создании безъядерной зоны на Балканах и в районе Адриатики. Да и сама ООН уже имела положительный опыт, провозгласив на основе договоренности заинтересованных стран, в том числе СССР и США, район Антарктики безъядерной зоной.

Все это создавало благоприятные предпосылки для активного участия в обсуждении вопросов, связанных с этой проблемой, всех государств, в том числе африканских, которые требовали от ООН достижения конкретных результатов для обеспечения безопасности и свободы Африки. Особое беспокойство у народов Африки вызвали начатые Францией в 1959 году испытания атомной бомбы в Сахаре.

Французский генеральный штаб, подбирая полигон для проведения испытаний атомных бомб, остановился на Сахаре. Этот выбор был сделан после обследования многих мест французской колониальной империи. Не последнюю роль при выборе играли политические соображения. Испытания атомных бомб в Сахаре должны были запугать народы французских колоний в Африке, поднявшихся на борьбу за национальную свободу и независимость, подорвать их веру в свои силы и способность покончить с колониальным игом.

Перед африканскими странами возникла угроза вовлечения в военно-стратегические планы западных держав. Об этом свидетельствовали также намерения Англии разместить на африканском континенте часть своих запасов ядерного оружия, происки США по использованию африканского континента в качестве атомного тыла.

Таким образом, стремление африканских стран ликвидировать угрозу вовлечения Африки в империалистические планы подготовки ядерной войны было продиктовано самой жизнью. Что касается выдвижения конкретных предложений, направленных на осуществление этого стремления, то африканские страны неслучайно избрали для этой цели Организацию Объединенных Наций, где они могли рассчитывать на поддержку всех миролюбивых сил. Они, безусловно, учитывали при этом опыт советской дипломатии, которая неоднократно ставила перед ООН важнейшие проблемы разоружения и международной безопасности.

Инициатива группы африканских государств вытекала из общей обстановки, которая складывалась в ООН и в Африке и была логическим продолжением антиимпериалистической, антиколониальной политики, проводимой молодыми независимыми государствами. Предложение об объявлении Африки безъядерной зоной, внесенное группой африканских стран, не было случайным, оно диктовалось непосредственными интересами мира и безопасности.

XV сессия Генеральной Ассамблеи не смогла принять решения по этому вопросу. Единственным препятствием явилась позиция западных держав. Они не решились выступить открыто против требования африканских стран прекратить испытания атомных бомб в Африке, но прямо возражали против создания безъядерной зоны. Среди азиатских стран и стран Латинской Америки предложение группы африканских стран не встретило во время XV сессии такой поддержки, которая позволила бы сломить сопротивление стран НАТО.

Следует отметить, что на XV сессии не все африканские страны правильно оценивали предложение об объявлении Африки безъядерной зоной как шаг в направлении обеспечения безопасности Африки. В частности, страны браззавильской группы занимали в этом вопросе пассивную позицию.

Социалистические страны, нейтралистские государства Африки и Азии пришли на следующую, XVI сессию Генеральной Ассамблеи, с тем чтобы предпринять новые шаги для обеспечения мира и безопасности. Советское правительство выступило с Меморандумом о мерах, направленных на разрядку международной напряженности. В Меморандуме, в частности, подчеркивалось значение создания безъядерных зон в различных районах земного шара, что отвечало бы интересам всех народов, укреплению мира во всем мире49.

49(См. "Правда", 27 сентября 1961 г.)

Параллельно в том же направлении действовали и молодые африканские государства. 23 октября 1961 г. представитель Ганы от имени своей страны, а также Гвинеи, Мали, Марокко, Нигерии, ОАР, Судана и Эфиопии внес проект Декларации об объявлении Африки безъядерной зоной. К этому предложению присоединились вскоре Конго (Киншаса), Либерия, Сомали, Сьерра-Леоне, Того и Тунис.

В проекте декларации указывалось на необходимость "Удержать Африку в стороне от всякого соперничества.., особенно в связи с появлением ядерного оружия". Проект увязывал также проблему безопасности Африки с задачами экономического и социального развития африканских государств. В заключение авторы предлагали объявить африканский континент безъядерной нейтральной зоной50.

50(См. "United Nations. General Assembly. Official Records. XVI Session", doc. A/C 1/L291.)

Из нового проекта резолюции африканских государств было изъято упоминание о ликвидации иностранных военных площадок для запуска ракет, содержавшееся в проекте 1960 года. Несомненно, что осуществление таких мер, как ликвидация иностранных военных баз для запуска ракет наряду с провозглашением Африки безъядерной зоной, само по себе наилучшим образом отвечало бы интересам безопасности африканских народов, а также задачам поддержания международного мира. Но африканские государства - авторы проекта резолюции отказались от этих требований, руководствуясь желанием обеспечить поддержку своему предложению возможно большим числом членов ООН.

Всякая резолюция, постановление ООН являются известным компромиссом. Добиться поддержки подавляющего большинства стран - членов ООН, поставить противника в положение изоляции и вынудить его к отступлению перед подавляющим превосходством сил - в этом зачастую состоит дипломатическое умение вести борьбу в такой международной организации, как ООН. Отвоевать максимум необходимого, уступить минимум возможного, не поступаясь при этом принципами,- цель дипломатической борьбы. С этой точки зрения и следует оценивать проект 14 африканских стран.

Большие надежды авторы предложения об объявлении Африки безъядерной зоной возлагали на открытое публичное обсуждение поставленного вопроса. Здесь на их стороне выступал еще один незримый, но важный союзник - мировое общественное мнение. Предложение африканских государств о прекращении испытаний атомных бомб в Африке, об удалении с африканского континента ядерного оружия ставило правящие круги империалистических держав перед необходимостью публично заявить о своем отношении к этому требованию народов Африки. Отказ удовлетворить законное требование африканцев означал бы для империалистических держав саморазоблачение, что повело бы к еще большему усилению антиимпериалистической борьбы африканских народов.

Характеризуя существо предложения об объявлении Африки безъядерной зоной, делегат ОАР заявил: "Решительное желание африканских народов состоит в том, чтобы удержать Африку в стороне от атомной "холодной войны" или "горячей войны". Континент Африки должен быть провозглашен безъядерной зоной. На этом настаивают народы Африки"51.

51("United Nations. General Assembly. XVI Session. I Committee", doc. A/C 1/PV, 1189, p. 33.)

В дискуссии активно участвовали, отстаивая требования об объявлении Африки безъядерной зоной, авторы проекта резолюции. Другие африканские страны -Камерун, Центральноафриканская Республика, Чад, Конго (Браззавиль), Габон, Мавритания, Нигер, Верхняя Вольта держались пассивно, не высказывая своего отношения к проекту резолюции. Представитель Республики Берег Слоновой Кости Ушер сделал попытку как-то оправдать такую позицию стран браззавильской группы. Он заявил, что Берег Слоновой Кости не может поддержать проект, поскольку такой серьезный вопрос, как объявление Африки безъядерной зоной, должен быть сначала решен на совещании глав африканских государств. Коснувшись существа вопроса, Ушер не только не поддержал 14 стран, но даже попытался апеллировать к переговорам по всей проблеме разоружения в целом, ссылался на необходимость получения гарантий для Африки и т. п.52

52(Ibid., doc. A/C 1/PV 1190, pp. 58-60.)

Выступлением представителя Республики Берег Слоновой Кости воспользовались делегации западных держав, начавшие осторожную атаку на предложение об объявлении Африки безъядерной зоной. Однако США и Англия, взявшие на себя инициативу саботирования проекта резолюции 14 стран, не решились воспользоваться расхождениями среди самих африканских государств, чтобы прямо отвергнуть предложение. Они даже не выдвинули требования отложить его рассмотрение на том основании, что почти половина государств Африки не присоединилась к проекту резолюции. Не могли бы помочь западным державам и ссылки на то, что атомное оружие, находящееся в распоряжении так называемого "свободного мира", якобы защищает интересы Африки. Действительно, от кого же "свободный мир" собирается "защищать" Африку? От колонизаторов Англии, Франции, Португалии, американских империалистов, южноафриканских расистов? Если и были в Африке люди, которые верили подобным уверениям, то сама действительность каждодневно убеждала африканцев в обратном.

Пассивная позиция делегаций стран браззавильской группы находилась в явном противоречии с настроениями, господствовавшими во всей Африке. Они не могли не сознавать нелепость такого положения. Этим объясняется то, что западные державы не решались открыто воспользоваться расхождениями между африканскими странами, опасаясь того, что такая попытка могла бы привести к прямо противоположному результату. К тому же вслед за выступлением представителя Берега Слоновой Кости слово взял представитель Сенегала, другой ведущей страны браззавильской группы. В противовес представителю Республики Берег Слоновой Кости он решительно поддержал проект резолюции 14 стран, заявив, что он отвечает стремлениям и чаяниям народов всей Африки53.

53(Ibid., doc. A/C 1/PV 1192, pp. 8-11.)

Проект резолюции об объявлении Африки безъядерной зоной нельзя считать заурядным документом, а принятие его - простой формальностью. История ООН знает немало примеров, когда одобрялись ничего не значащие резолюции, хотя в них и говорилось о серьезных международных проблемах. Такие резолюции обычно теряли свое значение, как только исчезали побудительные мотивы, вызвавшие их к жизни. Но есть в ООН и другая группа резолюций, которые, отражая требование народов, приобретают реальную силу. Вызванные к жизни всем ходом общественного развития, они свидетельствуют о серьезном изменении в соотношении сил в мире. Их влияние ощущается не только в деятельности ООН, но и за ее рамками; они дают толчок новым событиям, новым усилиям, приобретая действенный характер в результате поддержки всех прогрессивных сил. К числу таких документов в ООН можно отнести предложение об объявлении Африки безъядерной зоной.

Значение предложения об объявлении Африки безъядерной зоной было ясно и западным державам, ибо принятие ООН решения по этому вопросу означало бы еще один шаг вперед в борьбе африканских народов за окончательную ликвидацию колониального господства, за укрепление независимости и безопасности Африки. Поэтому они настойчиво продолжали изыскивать средства, чтобы не допустить принятия проекта резолюции 14 африканских стран.

Вначале западные державы пытались выдвинуть на первый план в качестве главных оппонентов кого-либо из представителей Африки и Азии. Остаться самим в тени, избежать саморазоблачения - первая тактическая цель империалистических держав. Но на сей раз уйти в тень им не удалось. Кроме Республики Берег Слоновой Кости, никто из стран браззавильской группы не выступил с критикой проекта резолюции об объявлении Африки безъядерной зоной. Основное ядро азиатских стран - Индонезия, Бирма, Индия, Цейлон, Камбоджа, хотя и не принимали активного участия в дискуссии, но полностью поддержали предложение африканских государств о безъядерной зоне.

Из латиноамериканских стран в дискуссии по обсуждавшемуся вопросу участвовала лишь Доминиканская Республика. Ее представитель в осторожной форме подверг критике проект резолюции. Основной аргумент, выдвинутый им, сводился к тому, что если объявлять Африку безъядерной зоной, то почему не сделать того же самого в отношении других районов мира, например Латинской Америки.

Заявление представителя Доминиканской Республики не давало достаточных оснований западным державам для отклонения проекта резолюции. Вновь США и Англии пришлось действовать самим в неблагоприятной для них обстановке. Выступление представителя Англии Райта было мягким по форме и имело своей целью прощупать настроение африканцев. По всему было видно, что Англия не хотела вступать в прямой конфликт с африканскими странами по этому вопросу.

Делегат США Дин значительную часть своего выступления посвятил изложению плана разоружения, выдвинутого правительством Кеннеди на XVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Разработка и внесение этого плана были вызваны стремлением американской дипломатии поднять престиж США в глазах народов мира. Правительство Кеннеди, пришедшее к власти под лозунгом пересмотра американской внешней политики, намеревалось вырвать инициативу из рук Советского Союза в области разоружения. Не случайно в показном американском плане употреблялась терминология советской программы разоружения, говорилось о "всеобщем и полном разоружении".

Изложив план Кеннеди, американский делегат заявил, что объявление Африки безъядерной зоной затруднит осуществление этого плана. Бездоказательно он утверждал: "Оценивая... план всеобщего и полного разоружения на... глобальной основе и делая усилия обеспечить, чтобы война во всяком случае не могла быть развязана в какой-либо части мира.., мы озабочены тем, что особенно эта резолюция (об объявлении Африки безъядерной зоной.- В. Б.), как бы ни были благородны ее мотивы, может помешать этому всеобъемлющему плану разоружения"54. Не найдя других доводов, американский делегат заявил, что США будут голосовать против резолютивной части проекта резолюции.

54("United Nations. General Assembly. XVI Session. 1 Committee", doc. A/C 1/PV 1192, p. 27.)

Авторы проекта резолюции, чувствуя поддержку большинства членов ООН, решительно настаивали на принятии их предложения. Они умело использовали явные противоречия в позиции западных держав, которые объявляли себя сторонниками разоружения и в то же время мешали Африке сделать шаг по этому пути. Так, пытаясь отстоять свою позицию, США и Англия допускали явные промахи. Когда английский представитель заявил, что резолюция об объявлении Африки безъядерной зоной не действенна без международного контроля, то авторы проекта немедленно предложили установить международный контроль на базах Англии и Франции на африканском континенте, где могли иметься атомные бомбы55. Английский представитель не счел нужным даже ответить на это предложение.

55(CM. "United Nations. General Assembly. XV Session I Committee", doc. A/C 1/PV 1192, p. 44.)

В развернувшейся острой политической дискуссии делегации социалистических стран энергично поддержали африканское предложение. Их выступления были построены таким образом, чтобы показать значение резолюции. Советский делегат заявил, что СССР всегда поддерживает любые конструктивные шаги и начинания, реализация которых содействует укреплению мира. Он подчеркнул, что нет никакого противоречия между решением проблемы разоружения и объявлением Африки безъядерной зоной. Рассматривая всеобщее и полное разоружение как главное средство обеспечения прочного мира, Советский Союз, вместе с тем, не исключал возможности договориться о проведении ряда мер, которые способствовали бы разрядке международной напряженности, укреплению доверия между государствами и облегчали бы решение проблемы разоружения.

Поддерживая предложение африканских государств, представители Польши, Чехословакии, Румынии особо останавливались на международном значении инициативы, направленной на объявление Африки безъядерной зоной. В противоположность западным державам делегации социалистических стран подчеркивали, что принятие этого предложения может облегчить решение других вопросов разоружения, улучшить обстановку для урегулирования многих международных проблем.

Деловой конструктивный подход социалистических стран давал возможность африканским государствам стойко противостоять попыткам США и Англии провалить проект резолюции. Ясная и четкая позиция Советского Союза и других социалистических стран облегчала борьбу африканских государств за свое предложение.

14 ноября 1961 г. в Первом комитете Генеральной Ассамблеи состоялось голосование по проекту резолюции. Африканским государствам удалось отстоять проект в первоначальном виде, за исключением последнего пункта резолютивной части, где по просьбе Ливии было исключено слово "нейтральная". В одобренном тексте резолюции говорится об африканском континенте как о "безъядерной зоне". Резолюция была принята 57 голосами при 42 воздержавшихся.

Западные державы предприняли еще одну попытку сорвать резолюцию, использовав время до ее утверждения на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи для нажима на колеблющиеся делегации, с тем чтобы заставить их отказаться от поддержки резолюции. Но им не удалось существенно изменить итоги голосования. 24 ноября 1961 г. XVI сессия Генеральной Ассамблеи ООН утвердила проект резолюции 55 голосами при 44 воздержавшихся. Резолюция "Признание Африки безъядерной зоной" призывает государства, состоящие членами Организации: а) воздерживаться от проведения или продолжения испытаний ядерного оружия в Африке в любой форме; б) воздерживаться от использования территории, территориальных вод и воздушного пространства Африки для испытания, хранения или перевозки ядерного оружия; в) рассматривать и признавать африканский континент как безъядерную зону56.

56(См. "Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. XVII сессия", Годовой доклад Генерального секретаря о работе Организации (16 июня 1961 г. - 15 июня 1962 г.), док. № 1 (А/52), стр. 71; "Организация Объединенных Наций. Резолюции, принятые Генеральной Ассамблеей на XVI сессии", т. I, стр. 4-5.)

Принятая XVI сессией Генеральной Ассамблеи резолюция открывала перед африканскими странами новые возможности для защиты национальных интересов. Объявление Африки безъядерной зоной сыграло большую положительную роль в мобилизации сил африканских народов на борьбу против проведения испытаний атомного оружия в Сахаре.

Решение ООН, принятое по инициативе африканских государств при поддержке социалистических и нейтралистских стран Азии, положительно повлияло на выработку решений конференцией глав африканских государств в Аддис-Абебе, состоявшейся в мае 1963 года по проблеме безопасности африканского континента. На этой конференции вопрос об объявлении Африки безъядерной зоной уже не вызывал расхождений между африканскими странами. Все они единодушно высказались в поддержку принятой резолюции. Это позволяет сделать вывод о том, что борьба африканских стран в ООН за решение проблем независимости и безопасности стран Африки содействовала укреплению их единства на позициях антиимпериализма.

Принятие резолюции в ООН, провозглашающей Африку безъядерной зоной, показало также, что африканские страны, опираясь на солидарность социалистических и нейтралистских стран, могут заставить империалистов отступить. Эта резолюция получила международный резонанс. Она стала примером для латиноамериканских стран, в которых началось движение за превращение Латинской Америки в безъядерную зону. Несмотря на сопротивление США, они добились обсуждения и принятия на XVIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюции по этому вопросу.

Хотя страны Латинской Америки не были последовательны в отстаивании своего предложения, а принятая резолюция не отвечала полностью поставленной задаче, несомненно одно, что их выступление было подготовлено борьбой африканских государств и отражало единое стремление народов всего мира добиться прекращения гонки вооружений.

Однако с принятием Генеральной Ассамблеей ООН резолюции об объявлении Африки безъядерной зоной борьба не может считаться завершенной. Она только начинается. Необходимо еще добиться признания этой резолюции всеми странами, оформления ее в виде международной конвенции, подписанной в первую очередь ядерными державами.

После принятия этой резолюции империалистические державы продолжали противодействовать мирным устремлениям африканских государств. Это же отмечалось и на международном Совещании коммунистических и рабочих партий, состоявшемся в Москве в июне 1969 года, где было подчеркнуто, что "возросла активность империализма в ряде стран Африки. Империализм пытается остановить развитие освободительной борьбы, сохранить и укрепить свои позиции на континенте. Империалисты Англии, Франции, США, Западной Германии, Японии широко используют здесь неоколониалистские методы экономического, политического, идеологического проникновения и закабаления. Вооруженное вмешательство в Конго (Киншаса), реакционные перевороты в Гане и некоторых других странах, происки империалистов с целью расчленения Нигерии, политическая и военная поддержка реакционных и антинациональных клик, фашистско-расистских режимов в ЮАР и Южной Родезии, разжигание межгосударственных конфликтов и межплеменной вражды, экономическое давление и экспансия монополий - на все идет империализм ради осуществления своих планов"57.

57("Документы международного Совещания коммунистических и рабочих партий. Москва, 5-17 июня 1969 г.", стр. 10.)

Несмотря на принятую резолюцию об объявлении континента безъядерной зоной, у побережья Африки по-прежнему плавают американские атомные подводные лодки, оснащенные ракетно-ядерным оружием. Западные державы отказываются ликвидировать свои военно-стратегические базы на африканском континенте. Они разрабатывают планы дальнейшего военного проникновения в Африку. С этой целью используется обучение и подготовка военных кадров для ряда африканских стран. В мае 1966 года, по данным танзанийского журнала "Ньюс ревью", в Африке находилось 600 английских офицеров, 450 офицеров и 1600 унтер-офицеров французской армии, более 300 американских офицеров и военных специалистов. В Нигерии, Судане, Малагасийской Республике, Мавритании и Эфиопии насчитывалось более 200 служащих бундесвера58.

58("News Review", May, 1966, p. 9.)

В 60-е годы США развернули большую активность по созданию островных баз вокруг Африки. Для этого использовались территории Сейшельских островов, расположенных к востоку от Занзибара, и островов Альдарба около Мадагаскара. В систему существующих и возводимых вокруг Африки военных баз США входят также остров Вознесения в Атлантике, который использовался американцами для проведения агрессивной акции против Республики Конго (Киншаса) в 1964 году, а также Азорские острова. С севера и юга, с востока и запада США нацелили на африканский континент новейшие военно-технические средства массового уничтожения.

США ведут планомерную работу по подготовке и использованию в своих целях военных переворотов. Еще в 1959 году Белый дом дал поручение профессору Гаю Паукеру изучить вопрос об использовании офицеров развивающихся стран Юго-Восточной Азии и предложил распространить разработанные им рекомендации на всю Азию и Африку.

В основу рекомендаций Паукер положил ту предпосылку, что в странах Азии и Африки, недавно освободившихся от колониального ига и переживающих трудности политического и экономического становления, США с большей эффективностью могут достигнуть своих целей с помощью оружия, а не привлечением на свою сторону политических режимов, существующих в этих странах. Тот, в чьем распоряжении находятся танки и самолеты, может осуществлять контроль над государством. Та иностранная держава, рассуждал Паукер, которая предоставляет оружие и снабжает запасными частями, получает возможность оказать решающее влияние. Это влияние может быть обеспечено через офицерский корпус развивающихся стран, перед которым, по мысли Паукера, неизбежно должен встать выбор либо захватить власть в своих странах, либо позволить коммунистам "заполнить вакуум".

Хотя Паукер признавал, что существует определенная опасность и США могут оказаться не в состоянии управлять событиями, вызванными военными, в желательном для них направлении, тем не менее офицерский корпус является единственной силой, на которую США могут опереться в развивающихся странах.

На основе выводов Паукера в Вашингтоне была разработана широкая программа технических и экономических мероприятий, с тем чтобы сделать офицерский корпус развивающихся стран орудием американской политики, вплоть до военных переворотов. Над осуществлением этой программы Пентагон работает в полную силу. В этом свете следует рассматривать стремление США привлечь в свои офицерские школы африканских военнослужащих. В 1965 году число обучающихся в США африканских военнослужащих достигло 3 тыс., на работу с офицерским корпусом армий африканских стран ежегодно тратятся миллионы долларов.

С поставками оружия и подготовкой офицеров-африканцев в военных школах США американские стратеги связывают свои надежды найти или создать в Африке военные силы, которые можно было бы использовать против прогрессивных режимов передовых африканских стран. Вместе с тем Пентагон готовится к ведению войн на африканском континенте с использованием американских войск. Этот аспект военно-стратегических планов США в Африке вскрылся в связи с военным переворотом в Гане.

В печать проникли сведения, что к моменту выступления группы военных в Гане в 1966 году, поставивших своей целью свержение правительства Нкрумы, Пентагон имел наготове разработанный вариант "специальной" войны в Гане. По этому варианту предусматривалось военное вмешательство США, в случае если в республике возникнет гражданская война между сторонниками Нкрумы и организаторами переворота. Подобное вмешательство имело бы целью поддержать силы, выступавшие против независимого, прогрессивного развития страны.

Над Африкой нависает атомная угроза, исходящая от западногерманских милитаристов. В своем стремлении овладеть атомным оружием западногерманские реваншисты нашли союзников в лице расистов из ЮАР. Еще в 1958 году между западногерманским атомным концерном "Дегусса" и правительством ЮАР было заключено соглашение о поставках урана в ФРГ из Южной Африки. При участии западногерманских специалистов в ЮАР были созданы установки для производства расщепляющегося урана и ядерного горючего. Учитывая, что ЮАР производит до 20% добываемого в капиталистических странах урана, она в состоянии обеспечить сырье для производства ядерного оружия в Федеративной Республике Германии.

Осенью 1963 года ЮАР посетил председатель "Дегусса" банкир Абс, который вел переговоры с правительством ЮАР относительно более тесного сотрудничества между ФРГ и ЮАР в атомной области. Обе страны развернули сотрудничество также в области ракетостроения. В том же 1963 году вблизи Претории был создан институт ракетной техники с полигоном для испытания ракет; в 1964 году на территории Юго-Западной Африки, близ города Цумеб, с помощью западногерманских специалистов была построена станция слежения за ракетами59.

59(См. "Правда", 30 января 1965 г.)

Атомное вооружение Южно-Африканской Республики подготавливают и США. Английский журнал "Трибюн" 12 ноября 1965 г. писал: "Запрещение поставок оружия в ЮАР (принятое ООН.- В. Б.) сейчас фактически распространяется на те виды оружия, которые она может производить сама, и это не помешало американской компании "Аллис Чомперс" разработать проект и изготовить оборудование для реакторов близ Претории, которые ввели Южную Африку в ядерный век".

Южноафриканские расисты не скрывают, против кого направлена их активность в области производства атомного оружия. Член управления по атомной энергии ЮАР Виззер прямо заявил: "Южная Африка должна начать , производство атомных бомб и пустить их в ход против афро-азиатских государств"60. Африканские народы, мировая общественность понимают, что кроется за альянсом международного империализма и южноафриканского расизма. И тот и другой тянутся к атомной бомбе, чтобы добиться осуществления своих агрессивных целей.

60(См. "Правда", 30 января 1965 г.)

Глава истории, связанная с провозглашением Африки безъядерной зоной, не закончена. По решению Организации африканского единства, принятому в 1964 году на каирской встрече глав государств и правительств, вопрос о подписании Декларации о превращении Африки в безъядерную зону вновь поставлен перед Организацией Объединенных Наций. Африканские страны требуют, чтобы все государства мира взяли на себя обязательство соблюдать постановления Генеральной Ассамблеи, чтобы Африка как безъядерная зона была признана всеми без исключения государствами61.

61(См. "United Nations. General Assembly. Official Records. XIX Session", doc. A/4485.)

Поставив вопрос о запрещении применения ядерного оружия, африканские страны положили начало новому периоду в борьбе за решение этого вопроса, начатой Советским Союзом. Принятие ряда резолюций о запрещении применения ядерного оружия создало благоприятную почву для выдвижения Советским Союзом на XXII сессии предложения о заключении конвенции, запрещающей применение ядерного оружия. На XXII сессии Генеральной Ассамблеи с проектом резолюции по этому вопросу совместно выступали социалистические страны (Советский Союз, Монголия, Румыния, Чехословакия, Югославия), африканские страны (Нигерия, ОАР, Эфиопия), а также Ирак, что, безусловно, было проявлением общности интересов социалистических и неприсоединившихся стран.

Появление большой группы африканских стран на мировой арене расширило фронт сторонников разоружения. Рассматривая проблему разоружения прежде всего под углом зрения обеспечения безопасности, мирных условий для развития Африки, африканские страны сосредоточивают свои усилия в двух направлениях: участие в решении общих для всех стран вопросов разоружения, а также поиски решений, способствующих укреплению безопасности Африки. Как первое, так и второе направление по своим устремлениям отвечает интересам мира и международной безопасности.

Борьба за независимость и безопасность Африки не носит и не может носить кратковременный характер. Она непрерывна, поскольку существует постоянный источник угрозы для африканских стран - империализм. Анализируя деятельность африканской дипломатии, направленную на обеспечение независимости и безопасности континента, можно подметить тенденцию, свидетельствующую о более широком подходе к этим проблемам. Узко взятые, так называемые локальные проблемы при всем желании африканцев сосредоточить усилия исключительно на их решении не могут быть отделены от общих, затрагивающих весь мир проблем. Африканская дипломатия неизбежно проходит путь от частного к общему. Борьба за решение сугубо африканских проблем не может быть успешной без борьбы за решение общих проблем - такова логика, которой должны следовать африканские страны, если они хотят продвигаться вперед по пути укрепления своей независимости и безопасности.

О значительных сдвигах в позициях африканских стран в сторону более широкого подхода к проблемам мира и безопасности свидетельствует их отношение к предложению Советского Союза обсудить на XXIV сессии Генеральной Ассамблеи проблему укрепления международной безопасности.

Внесенное Советским Союзом предложение включило весь комплекс важнейших, первоочередных мер, осуществление которых улучшило бы международную обстановку, способствовало бы созданию условий для ликвидации очагов, угрожающих миру и безопасности народов в любом месте. Этого можно добиться, если будут выведены войска с территорий, оккупированных в результате действий вооруженных сил одних государств против других государств и народов, отстаивающих завоеванную ими независимость и свою территориальную целостность; прекращены все действия по подавлению освободительных движений народов, еще находящихся под колониальным игом, и предоставлена всем этим народам независимость. В советском предложении указывается, что невыполнение этих мер, в том числе соответствующих решений Совета Безопасности, является грубым нарушением Устава ООН.

Логическим дополнением к этим мерам является предложение Советского Союза о том, что все страны должны придерживаться принципов мирного сосуществования и разрешать возникающие между ними споры исключительно мирными средствами, без применения силы или угрозы силой.

Характерно, что выдвинутая Советским Союзом задача укрепления международной безопасности нашла понимание и поддержку со стороны африканских государств различной ориентации. Она была энергично поддержана Ливией, Чадом, Кенией, Мавританией, Гвинеей, Замбией, Эфиопией и многими другими африканскими странами. В своем выступлении по этому вопросу представитель Мавритании подчеркнул, что инициатива в деле укрепления мира и безопасности народов исходит от страны, известной всему миру своими социально-экономическими и научно-техническими достижениями, вклад которой в дело освобождения народов от колониального ига трудно переоценить. Представитель Конго (Браззавиль), приветствуя инициативу СССР, отметил, что одобрение советского предложения будет способствовать объединению усилий для решения основных проблем современности. Все выступавшие представители Африки подчеркивали положительное значение советского предложения для завершения ликвидации колониализма и расизма на африканском континенте.

В условиях широкой поддержки, которую нашло советское предложение, представители Запада не могли открыто выступить против него, несмотря на то что оно направлено против агрессивных сил империализма. Генеральная Ассамблея единогласно одобрила резолюцию об укреплении международной безопасности, в которой всем государствам - членам ООН предлагается представить свои рекомендации и соображения по данной проблеме, а также сообщить о практических мерах по укреплению безопасности в мире, с тем чтобы этот вопрос был вновь обсужден на следующей сессии. Силами мира была одержана еще одна политическая победа над силами агрессии, подтверждающая историческую необходимость единства в борьбе против империализма.

Борьба за мир и международную безопасность, против империализма, какие бы конкретные формы она ни принимала в отдельных странах и в отдельные периоды, охватывает все континенты и народы. В этот объективный процесс включена и Африка со всеми ее сложностями и противоречиями, и в конечном счете независимость и безопасность африканских стран зависят от степени их активности в борьбе на общем антиимпериалистическом фронте.

Во второй половине 60-х годов большую актуальность приобрел вопрос о предотвращении распространения ядерного оружия. В 1965 году Советское правительство предложило заключить соответствующий договор, чтобы закрыть все пути для дальнейшего расползания ядерного оружия и предотвратить опасность новой мировой войны. Советское предложение было положительно встречено социалистическими странами и молодыми национальными государствами. Необходимость считаться с позицией большинства афро-азиатских стран явилась одной из важных причин, побудивших правящие круги империалистических стран пойти на обсуждение советского проекта. XXI сессия Генеральной Ассамблеи ООН 110 голосами против 1 приняла резолюцию "Об отказе государств от действий, затрудняющих достижение договоренности о нераспространении ядерного оружия", в основу которой был положен проект 45 государств, поддержавших инициативу Советского Союза. Среди авторов проекта была большая группа африканских государств.

12 июня 1968 г. Генеральная Ассамблея большинством голосов утвердила резолюцию об одобрении проекта Договора, разработанного Комитетом 18-ти. Это знаменовало крупный успех миролюбивых сил.

Заключение и вступление в силу Договора о нераспространении ядерного оружия, несмотря на противодействие агрессивных сил империализма, вновь подтвердили всю важность и значение совместных усилий народов в укреплении мира и международной безопасности.

В процессе разработки Договора Советский Союз уделял большое внимание обеспечению безопасности молодых национальных государств, не рассматривая запрещение распространения ядерного оружия как средство закрепления "ядерной монополии" за великими державами. В день открытия подписания Договора 1 июля 1968 г. Советское правительство обратилось ко всем правительствам с меморандумом, в котором предложило провести неотложные мероприятия для прекращения гонки вооружений: запрещение применения ядерного оружия, прекращение его производства, уничтожение запасов ядерного оружия, ликвидация военных баз на чужих территориях и др.

Все эти меры проникнуты стремлением укрепить безопасность народов. Неустанная борьба Советского Союза за прекращение гонки вооружений, за кардинальное решение проблемы разоружения создает благоприятные перспективы для африканских стран в укреплении независимости и безопасности.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"