предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава II. Образование группы африканских стран в ООН

Начиная с XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН, состоявшейся в 1960 году, мировая печать, различные исследователи уделяют особое внимание роли и месту Африки в международной политике, воздействию представителей стран "черного" континента на ООН, а также влиянию этой организации на развитие событий в Африке.

Три африканских государства - Эфиопия, ОАР и Либерия являются членами ООН с момента ее основания. За последующие полтора десятилетия ООН пополнилась шестью новыми африканскими странами (Ливия, Марокко, Судан, Тунис, Гана, Гвинея). В 1960 году во время XV сессии в ООН были приняты 16 новых африканских государств, после чего Африка по числу голосов вышла на первое место в ООН среди всех других групп государств. В 1960 году из 99 членов ООН 25 было африканских (почти 25% мест в Генеральной Ассамблее)1.

1(Общая территория государств Африки, освободившихся в 1960 году от колониальной зависимости, составляет 12 179 млн. кв. км, или более половины площади всего африканского континента, население - около 100 млн. человек.)

Следует особо остановиться на XV сессии ООН, так как по существу с этого времени Африка начала активно выступать на международной арене.

По степени участия в работе сессии новых членов ООН из Африки можно разбить на две группы. Наибольшую активность проявляли Мали, Нигерия, Того, Сомали. Другие африканские государства - новые члены ООН выступали на заседаниях Генеральной Ассамблеи и ее комитетов довольно редко. Для первых выступлений этой группы африканских государств была характерна известная осторожность в подходе к актуальным международным проблемам. Относительную пассивность большинства делегаций молодых африканских государств, нежелание касаться существа острых вопросов в дискуссиях на XV сессии можно объяснить отчасти тем, что колониальные власти Англии и Франции заблаговременно провели работу по подготовке состава делегаций.

На самой сессии представители США, Англии и Франции внимательно следили за выступлениями делегатов молодых африканских стран, с тем чтобы "поправить" их, если они отклонятся от подсказанной им линии. Объектом для нажима и преподнесения урока была избрана делегация Мали, которая из всех молодых африканских стран - новых членов ООН выступила на XV сессии с наиболее острой речью, направленной против системы колониального угнетения.

Наибольшую активность проявила Франция. Смысл выступления французского делегата сводился к тому, что африканцы, прежде чем высказываться в ООН, должны постичь правила "честной игры" западной дипломатии. В ответ министр иностранных дел Мали Усман Ба заявил, обращаясь к западным представителям: "Опытным дипломатам... определенные позиции, занятые молодыми независимыми африканскими государствами, могут показаться чем-то незрелым или даже вульгарным, но наше представление о дипломатии основано на законе, честности, справедливости и правде. Оно, таким образом, фундаментально противоречит "ловкой" дипломатии старых "цивилизованных" государств, которые, применяя лесть, чаще всего используют оружие двуличия, надувательства и интриг"2. Ба категорически отверг попытку французского представителя рассматривать Мали как "ребенка, возбужденного своей только что завоеванной независимостью и чересчур дерзкого, чтобы правильно оценивать обстановку".

2(Как отметил представитель Мали, "некоторые служащие США и определенных западных стран с красным карандашом в руке обнаруживали "ошибки" и упущения в наших вступительных заявлениях. Они обвиняют нас в том, что мы говорим только о французском империализме... Представители этих стран особенно возмущены нашим нежеланием критиковать восточные страны" (т. е. социалистические.-В. Б.) (см. "United Nations, General Assembly, XV Session, Official Records", 901st Plenary Meetings, Oct. 12, 1960. p. 653).)

Лидирующую роль в группе африканских государств на XV сессии, безусловно, играли Гана и Гвинея.

Принципиальная позиция группы стран, объединенных на XV сессии вокруг Ганы и Гвинеи, более или менее полно сформулирована африканскими лидерами, которые не однажды связывали различные аспекты движения за единство Африки с политической деятельностью каждой отдельной страны континента. Они указывали, что единство Африки неотделимо от борьбы за мир, всеобщее и полное разоружение, за торжество принципов мирного сосуществования.

Роль Африки в международных отношениях характеризуется как бы тремя основными элементами внешней политики африканских государств: независимость, единство Африки, сохранение мира во всем мире с помощью политики позитивного нейтралитета и неприсоединения.

При этом неприсоединение отнюдь не означает, что африканские страны, придерживающиеся этого курса во внешней политике, нейтральны в вопросах борьбы за мир. Наоборот, оно предполагает самую активную борьбу против империализма и колониализма.

Однако уже в начальный период деятельности африканской дипломатии выявилось иное направление, основные черты которого были обобщены позже, в частности министром иностранных дел Сенегала Дуду Тиамом в книге "Внешняя политика африканских государств". Книга вышла в Париже в 1963 году и в дополненном издании в Лондоне в 1965 году и была встречена в Западной Европе и США как выражение точки зрения африканских государств, выступающих за сохранение близких дружественных связей с Западом и противостоящих в принципиальных вопросах африканским странам, избравшим некапиталистический путь развития.

Определяя идеологические основы внешней политики африканских стран, Д. Тиам большое место отводит социализму, который "имеет большие успехи во всей Африке". Этому благоприятствовали, по мнению Тиама, следующие факторы: "Африканское общество всегда жило в условиях эмпирического, естественного социализма, который можно было бы назвать инстинктивным; европейский социализм проявил себя как сторонник колониальных народов и позже, правильно или неправильно, рассматривался как оружие в антиимпериалистической борьбе; наконец, о социализме часто думают в Африке как об инструменте экономического развития. В особенности примеры России и Китая вызвали интерес народов Черной Африки, и некоторые хотели бы применить их, соответственно модифицировав, в своем собственном обществе". Д. Тиам довольно четко различает течения в так называемом "африканском социализме". "Нет необходимости,- пишет он, - повторять различие... между социализмом Сенгора и социализмом Секу Туре. Один из них имеет тенденцию принять народную демократию как образец, тогда как другой основан на гуманитарном социализме, который стремится создать гармоничный и полезный синтез ценностей Западной Европы и Черной Африки"3.

3(D. Thiam, Foreign Policy of African States, L" 1965, pp. 23, 213.)

Исходные позиции Тиама определяли и его подход к оценке политики Советского Союза и империалистических держав. Так, например, Тиам искажает взгляды

В. И. Ленина на взаимосвязь революционного движения рабочего класса России и национально-освободительного движения народов Востока, утверждая, что последнее рассматривалось Лениным лишь как союзник в борьбе против империализма и его позиция "не была по существу антиколониалистской". Тем самым Тиам игнорировал тот исторический факт, что в международном рабочем движении именно В. И. Ленин и коммунисты, а не социал-реформисты II Интернационала, никогда не ставившие в качестве практической задачи освобождение колониальных народов от империалистического гнета, упорно боролись за укрепление союза пролетариата метрополий с угнетенными народами, считая это своим интернациональным долгом.

Тиам явно принимал на веру ряд буржуазных концепций по вопросам внешней политики африканских стран. Отмечая у африканских стран "страстное желание обеспечить свою независимость и поиски единства Африки", Тиам утверждал, что политика неприсоединения, с которой он в принципе согласен, означает лишь свободу выбора той или иной внешней политики, в том числе по вопросу о базах. В подтверждение он ссылается на то, что, например, Франция и Англия являются членами НАТО, а СССР - членом Варшавского Договора и тем не менее эти державы являются независимыми.

Хотя Тиам неоднократно подчеркивал необходимость учета конкретной обстановки, в важнейшем вопросе о базах он как раз и совершал отход, ибо для полного освобождения Африки от империалистической зависимости важное значение имеет ликвидация иностранных военных баз на своей территории, навязанных во времена колониального ига.

Вместе с тем Тиам признает, что Африка находится в периоде становления, когда проверяются самой жизнью концепции, методы, предлагаемые различными партиями и направлениями. Он признает также, что в конечном счете Африка ищет наиболее правильные пути ликвидации колониализма, укрепления политической и экономической самостоятельности и что внешняя политика африканских стран на современном этапе может рассматриваться лишь с точки зрения борьбы мнений, концепций и взглядов, которые должны пройти проверку жизнью.

Различный подход африканских стран сказался и на выступлениях их представителей в ООН. В частности, представитель Ганы настаивал на немедленном предоставлении независимости всем странам африканского континента: "Африка хочет свободы; Африка должна быть свободной. Это простой призыв, но это также сигнал, красный свет предупреждения для тех, кто хотел бы игнорировать его... До тех пор пока хотя бы пядь африканской земли остается под иностранным господством, мир не будет иметь мира"4.

4("United Nations. General Assembly. XV Session Official Records", 89th Plenary Meeting, Sept. 23, 1960, p. 61.)

Представитель Ганы настаивал также на том, чтобы Африка была представлена в органах ООН соответственно своему весу в мировых делах, призывая пересмотреть Устав ООН и предоставить Африке место постоянного члена Совета Безопасности. Это предложение распространяется также на Азию, Ближний и Средний Восток. В своем выступлении делегат из Ганы подверг также резкой критике политику апартеида в Южной Африке, колониальную политику Португалии, призвал к заключению соглашения по вопросу о разоружении, высказался за предоставление КНР ее законного места в ООН и т. д.5

5(Ibid., pp. 61, 64-67.)

Все эти предложения были поддержаны Гвинейской Республикой. Вместе с тем в выступлении ее президента Секу Туре содержался ряд новых положений. В частности, говоря о необходимости ликвидации колониальной системы, он потребовал немедленного и полного освобождения всех колониальных народов, не ограничиваясь только Африкой, и предложил установить определенный срок для выполнения этого требования.

Особенно подробно Секу Туре остановился на двух вопросах: о помощи молодым государствам и о неоколониализме. В связи с этим он отметил следующие условия, необходимые для завоевания экономической самостоятельности: индустриализация африканских стран, установление тесных экономических связей между ними, ликвидация засилья и контроля иностранных монополий, предоставление экономической помощи африканским странам без вмешательства в их внутренние дела и навязывания им своей воли.

Большое внимание в речи Секу Туре было уделено разоблачению политики неоколониализма. Он отметил следующие направления этой политики: использование экономической "помощи" для сохранения позиций монополий; стремление империалистов поставить у власти в новых государствах своих марионеток; подготовка колонизаторами заговоров против независимых африканских государств. (В качестве примера Секу Туре привел заговор, организованный летом 1960 г. колониальными державами против Гвинейской Республики. Заговор был разоблачен и ликвидирован гвинейскими властями); организация вооруженного вмешательства империалистических держав, например, события в Конго (Киншаса)6.

6(Ibid., pp. 563, 565, 572-573, 575.)

Из других африканских делегатов с программными речами в.общей дискуссии на сессии выступили представители ОАР, Мали, Марокко, Эфиопии, Того, Туниса, Нигерии, Камеруна. Позиции, изложенные ОАР, Мали, Марокко, совпадали с позицией Ганы и Гвинеи как по оценке событий, так и по существу внесенных предложений. Более умеренную позицию заняли Эфиопия, Того, Тунис, Нигерия. В то же время по таким важнейшим проблемам, как ликвидация колониализма, разоружение, прекращение "холодной войны", представительство Африки в органах ООН, они заняли по существу те же позиции, что и первая группа стран.

С противоположных позиций выступил представитель Камеруна. Значительную часть своего выступления он посвятил защите курса, проводившегося правительством Камеруна в области внутренней и внешней политики. Для этого курса было характерно сохранение зависимости от Франции в политической, экономической и военной областях.

По существу, представитель Камеруна полемизировал с представителями африканских государств, провозглашавших политику неприсоединения: "Мы отвергаем с одинаковой силой любую попытку проводить в новых независимых государствах подрывную деятельность.., цель которой- использовать в этих странах то, что является западным по характеру, и заменить его новым образом жизни, который является просто ленинским марксизмом. Необходимо дать возможность Африке развиваться вне идеологического соревнования..."7.

7("United Nations. General Assembly. XV Session. Official Records". 900th Plenary Meetings, Oct. 13, 1960, p. 717.)

Это заявление представителя Камеруна следует рассматривать в свете той внутренней борьбы, которая происходила в странах Африки, и особенно в Камеруне, по вопросу о будущем развитии после завоевания формальной политической независимости. В отличие от представителей других африканских стран, которые, отстаивая право своих народов самим решать свою судьбу, определять путь развития, высказывались в пользу социализма, правда, трактуя его по-своему, представитель Камеруна выдвинул в качестве теории, якобы приемлемой для молодых африканских стран, "негритюд".

Отличный от других африканских стран подход представителя Камеруна был характерен и при оценке конкретных вопросов, интересующих Африку. Так, при определении позиции в отношении Алжира представитель Камеруна сделал упор на переговорах между Францией и Алжиром без вмешательства ООН, что совпадало в конечном счете с позицией Франции.. По вопросу о разоружении он ограничился призывом к великим державам возобновить переговоры, обошел события, связанные с испытаниями Францией атомного оружия в Сахаре, и ряд других актуальных проблем континента.

Выступления африканских стран в общей дискуссии на XV сессии Генеральной Ассамблеи показали, что при значительных расхождениях в оценке событий и явлений по ряду важнейших вопросов существует платформа для совместной борьбы, в частности антиколониальная. По проблеме разоружения общим для африканских стран было понимание ее важности для судеб мира и безопасности Африки. Однако пока они предпочитали не касаться причин, тормозивших решение этой проблемы. Для позиции африканских стран по вопросу о разоружении является характерным стремление увязать его с безопасностью Африки, найти пути ее обеспечения в условиях продолжающейся гонки вооружений.

Общая дискуссия показала также, что все африканские страны заинтересованы в получении экономической помощи, причем и здесь наметились три тенденции. Гана, Гвинея, Мали, ОАР, Марокко выдвигали тезис, согласно которому иностранная помощь должна служить укреплению экономической самостоятельности и не сопровождаться какими-либо политическими условиями. Нигерия, Тунис, Того, Эфиопия подчеркивали необходимость увеличения размеров помощи. Страны, имевшие тесные экономические связи с Францией, не акцентировали в ООН внимание на этой проблеме. Следует отметить, что африканские страны обходили ряд актуальных международных проблем, и прежде всего европейские проблемы, включая германскую. Определенную роль в этом играло желание избежать высказывания своей позиции по вопросам, являющимся предметом острой борьбы между империалистическими державами и социалистическими государствами.

Первые выступления африканских стран на XV сессии показали наличие расхождений в их позициях в подходе к оценке явлений. Однако расхождения между этими группировками не приобрели нигде превалирующего характера. Возобладали общие интересы, стремление к солидарности, достижению единства. Главное внимание африканские страны направили на то, чтобы выступать в ООН с общей позицией по обсуждавшимся вопросам.

Распад колониальной системы империализма является объективным историческим процессом, который начался вопреки воле и политике капиталистических стран. В области международных отношений этот процесс нашел свое отражение в политической и дипломатической борьбе между империалистическими державами, с одной стороны, и социалистическими государствами, странами Азии и Африки - с другой. В результате настойчивых усилий социалистических стран и молодых независимых афро-азиатских государств к 1960 году в ООН созрели условия для обсуждения колониальной проблемы в целом и признания со стороны ООН необходимости ликвидации колониализма.

Усиление международных позиций Советского Союза и других социалистических стран, завоевание политической независимости многими странами Азии и Африки, в результате чего бывшие колониальные народы стали активно участвовать в решении международных проблем, новый подъем национально-освободительного движения - все это, объединенное в едином потоке, могло довершить крушение колониальной системы империализма. Поэтому, исходя из объективной оценки исторического развития, Советский Союз на XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН внес предложение о принятии Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам.

Советское правительство предложило странам - членам ООН принять проект декларации с требованием ко всем колониальным державам немедленно предоставить всем колониям полную независимость и свободу, ликвидировать все опорные пункты колониализма, строго соблюдать в отношениях между государствами принципы равенства и уважения суверенных прав всех без исключения государств. Советская делегация подчеркнула, что принятие мер к окончательной ликвидации колониализма не только создало бы благоприятные условия для локализации и затухания очагов военной опасности там, где идет вооруженная борьба между колонизаторами и угнетенными народами, но и уменьшило бы возможность возникновения новых военных конфликтов между государствами. "...Национальное освобождение, отмечалось в советском проекте,- привело к расширению зон мира, в то время как колониальное угнетение и колониальная политика ведут к войнам"8.

8("Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XV сессия", 23 сентября 1960 г., док. А/4502, стр. 2.)

Советский Союз призвал Организацию Объединенных Наций торжественно провозгласить следующие требования: 1. Безотлагательно предоставить всем колониальным странам, подопечным и другим несамоуправляющимся территориям полную независимость и свободу в строительстве собственных национальных государств согласно свободно выраженной воле и желанию их народов. 2. Равным образом ликвидировать все опорные пункты колониализма в виде владений и арендованных районов на чужих территориях. 3. Строго и неуклонно соблюдать в отношениях между государствами положения о равенстве и уважении суверенных прав и территориальной целостности всех государств, не допуская никаких исключительных прав или преимуществ для одних стран в ущерб другим 9.

9("Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XV сессия", 23 сентября 1960 г., док. А/4502, стр. 15.)

С политической точки зрения программа, которую выдвинул Советский Союз, представляла собой платформу общедемократической борьбы народов мира, всех прогрессивных сил против колониальной системы.

По проекту Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам на сессии развернулась острая борьба.

Для отношения африканских стран к советскому предложению характерно заявление представителя Камеруна, министра иностранных дел Ш. Окала на приеме в представительстве СССР 12 октября 1960 г. Это заявление, сделанное спустя три недели после начала общей дискуссии, выявившей позиции различных стран, показывает определенную эволюцию во взглядах представителей ряда молодых независимых африканских стран. Ш. Окала заявил: "Мы понимаем, что когда Советский Союз и его друзья выступают за свободу всех народов независимо от цвета их кожи, то они вправе это делать, потому что дорого заплатили за свою собственную свободу. Они боролись и за то, чтобы мы жили свободно... Мы благодарим вас за усилия, с которыми вы отстаиваете свободу...

Если нам в свое время дали независимость, то это было сделано не от чистого сердца. Наше прежнее рабство хотели заменить новой экономической зависимостью. Я - не коммунист, но для меня важно не то, кем делается работа - коммунистами или нет. Для меня важна суть работы, а суть ваших усилий - очень ценная вещь... Когда какой-либо стране предоставляют независимость и в то же время намереваются ее грабить дальше, то это не может вызвать признательности. С вами же у нас отношения равного с равным, без корыстолюбивых расчетов и задних мыслей. Вы доказали, что сильный искренне может помогать слабому"10.

10("СССР и страны Африки. 1946-1962 гг.", т. II, Госполитиздат, 1963, стр. 49.)

Советская делегация вновь и вновь подчеркивала исключительную важность проблемы освобождения порабощенных народов. Обращаясь к молодым национальным государствам, советский представитель заявил: "Они (колониальные державы.- В. Б.) хотят сейчас сгладить свои злодеяния в памяти тех народов, которых душили веками. Поэтому они ухаживают за вами, устраивают приемы, говорят приятные речи... Все это делается для того, чтобы перетянуть вас на свою сторону, чтобы вы, представители колониальных в недавнем прошлом стран, стали сегодня опорой самих колонизаторов, помогали им бороться за сохранение колониальной системы... Помните, что судьба ваших братьев с африканского континента во многом зависит от вас. Колонизаторы хотят именно вашими руками сделать грязное дело - сорвать принятие Декларации..."11.

11("United Nations. General Assembly. XV Session, Official Records", 902th Plenary Meeting, Oct. 12, 1960, doc. A/L 312/Rev. 1.)

Во многих уголках Африки стало известно о предложении Советского Союза принять Декларацию ООН о предоставлении независимости колониям. К делегациям стран Африки стали поступать письма от африканцев, живущих в колониях, с требованием энергично поддержать их борьбу за независимость. Эти требования побуждали представителей африканских стран к более решительной поддержке предложения о принятии Декларации.

13 октября в Генеральной Ассамблее выступил С. Туре, специально отложивший свой отъезд из Нью-Йорка, чтобы принять участие в дискуссии по советскому предложению. Президент Гвинейской Республики заявил, что говорит от имени стран Африки и Азии и что Генеральная Ассамблея не может не прислушаться к их голосу. В своей речи С. Туре, между прочим, использовал заявления представителей западных держав о том, что они сочувствуют делу освобождения народов и приветствуют новые независимые африканские государства.

Кстати, этот прием вообще характерен для тактики африканских государств в ООН при обсуждении проблемы колониализма, что ставило западные державы в трудное положение. Они должны были либо не прибегать к таким заверениям, чтобы не разоблачить себя, либо подкреплять их какими-то действиями. Естественно, что подобные заявления не принимались молодыми государствами на веру. Так, касаясь заявлений представителей колониальных держав о том, что их страны "приняли освобождение государств, присутствующих здесь сегодня", С. Туре отметил, что независимость не даруется, а завоевывается. "Это - истина, поскольку независимость, подобно власти организации или человека, не дается и не даруется, не крадется и не навязывается - она завоевывается и затем укрепляется благодаря усилиям, труду и самопожертвованию"12.

12("United Nations. General Assembly. XV Session. Official Records'.', 903th Plenary Meeting, Oct. 13, 1960, p. 692.)

После выступления Секу Туре представители США и Англии сняли свои возражения против советского предложения.

Однако согласие империалистических держав на обсуждение советского предложения в Генеральной Ассамблее не означало прекращения борьбы по существу вопроса. Советский Союз предостерегал афро-азиатские страны, что империалисты на словах, возможно, выступят под давлением большинства за признание необходимости освобождения колониальных народов, но скорее всего они будут предлагать такой план, чтобы затормозить или растянуть на долгие годы предоставление национальной свободы и независимости народам колониальных стран. Они будут и впредь прикрываться тем, что в колониях якобы нет необходимых кадров, что народы колоний не подготовлены к самоуправлению, не смогут существовать самостоятельно.

Обсуждение проекта Декларации проходило при активном участии афро-азиатских стран, что вело к изоляции колониальных держав и не дало им возможности свести дело к принятию формальной резолюции, избежать политического осуждения колониализма. Выступления многих представителей Африки и Азии носили острый характер. Они резко и убедительно критиковали колониальные порядки и на многочисленных примерах показывали, что колониальный режим является тормозом политического, экономического и социального развития народов колоний.

Вместе с тем следует отметить, что критика колониализма со стороны африканских стран, хотя и была в ряде случаев острой, тем не менее носила общий характер. Они делили колониальные державы на две категории. К первой африканские страны относили Англию и Францию, которые, по их мнению, прислушивались к требованиям народов колоний и в целом, хотя и медленно, все же шли по пути деколонизации. К другой группе колониальных держав африканские страны относили Португалию и ЮАР. Здесь уже критика носила решительный характер, африканские страны требовали от ООН принятия энергичных мер, с тем чтобы сломить сопротивление Португалии и ЮАР.

Представители африканских стран в своих выступлениях не касались колониальной политики США. Они не высказали своего отношения к поставленному социалистическими странами вопросу о колонии США - Пуэрто-Рико. Они обходили также вопрос о НАТО как блоке колонизаторов, одной из задач которого было подавление национально-освободительного движения народов.

При общей ярко выраженной антиколониальной тенденции африканских стран выявились некоторые тактические особенности в их борьбе против колониализма. При этом следует отметить, что в колониальном вопросе передовым странам Африки удалось повести за собой все остальные африканские страны. Это проявилось в проекте декларации, который был разработан афро-азиатской группой.

Африканские страны, выступая за ликвидацию колониализма, главное внимание обращали на освобождение Африки. Объективно в тот период Африка действительно являлась передовым участком активной борьбы против колониализма. На африканском континенте к концу 1960 года находилось более половины всех колониальных владений по территории и населению. Здесь наиболее широкий размах приобрела и вооруженная борьба колониальных народов за свое освобождение. В этом заключалась одна из причин того, что представители африканских стран почти не касались других районов мира, где сохранялись колониальные владения.

Исключительное внимание африканских стран к своему континенту при обсуждении проблемы ликвидации колониализма нельзя рассматривать как проявление узости во взглядах и подчеркнутого желания уйти от проблем за пределами их континента. Собственные проблемы были настолько велики, что требовали сосредоточения усилий африканских стран в первую очередь на решении именно этих вопросов. Если учесть к тому же крайнюю отсталость экономики, отсутствие средств, кадров и другие последствия длительной колониальной эксплуатации, то позиция африканских стран становится понятной и объяснимой.

В делении колониальных держав на более уступчивые (Англия, Франция) и упрямо сопротивляющиеся процессу ликвидации колониальной системы (Португалия, ЮАР) проявилось стремление африканских стран избежать положения, при котором они имели бы против себя единый колониальный фронт.

Определенное влияние на такой подход африканских стран к колониальным державам оказали маневры Англии и Франции. Если Португалия и ЮАР открыто противопоставили себя Генеральной Ассамблее, то представители Англии и Франции заверяли африканские страны в готовности сотрудничать с ними. Еще больше заверений такого рода давали американские представители.

Обсуждение вопроса о немедленной ликвидации колониализма поставило империалистические державы и их союзников в трудное положение. Учитывая позицию большинства делегаций африканских и азиатских стран, поддержавших инициативу Советского Союза, а также боясь разоблачения в глазах общественности как противников предоставления независимости колониальным народам, империалистические страны не решились открыто выступить против освобождения колоний. Они перенесли центр тяжести на закулисную работу среди делегаций, а своими выступлениями на Генеральной Ассамблее стремились сорвать принятие конкретного решения о немедленной ликвидации колониализма, ограничиться одобрением пустой, ни к чему не обязывающей резолюции.

В этом свете следует рассматривать проект резолюции, внесенный представителем Гондураса. По этому проекту предлагалось, чтобы Генеральная Ассамблея провозгласила ликвидацию колониализма и назначила комиссию в составе пяти членов для рассмотрения положения всех подопечных и несамоуправляющихся территорий, с тем чтобы на XVI сессии обсудить конкретные мероприятия, которые в каждом отдельном случае следует рекомендовать или применять для обеспечения полной ликвидации колониализма. Однако это предложение настолько противоречило общему настроению, царившему в Ассамблее, что делегация Гондураса не осмелилась настаивать на его голосовании и сняла его.

28 ноября 1960 г. 26 афро-азиатских стран внесли свой проект резолюции, который и был принят 14 декабря 1960 г. Генеральной Ассамблеей в качестве Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам13. Авторами проекта были 11 африканских государств. Впоследствии, в ходе обсуждения проекта, к нему в качестве соавторов присоединились другие африканские страны, и он стал известен как проект 43 государств.

13(См. "Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XV сессия", док. A/L. 323.)

Афро-азиатский проект Декларации, как и советский, провозглашал "необходимость незамедлительно и безоговорочно положить конец колониализму во всех его формах и проявлениях". Проект гласил: "В подопечных и несамоуправляющихся территориях, а также во всех других территориях, еще не достигших независимости, должны быть незамедлительно приняты меры для передачи всей власти народам этих территорий в соответствии со свободно выраженной ими волей и желанием, без каких бы то ни было условий или оговорок и независимо от расы, религии или цвета кожи, с тем чтобы предоставить им возможность пользоваться полной независимостью и свободой"14.

14("Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XV сессия", док. A/L 727.)

Делегация СССР, определяя свое отношение к проекту 43 государств, заявила, что она "положительно оценивает стремление подавляющего большинства африканских и азиатских стран принять на XV сессии Генеральной Ассамблеи меры, которые способствовали бы осуществлению благородной задачи полного освобождения народов всех колоний и зависимых стран"15.

15("СССР и страны Африки", т. II, стр. 131.)

Советский и афро-азиатский проекты совпадали и по такому важному вопросу, как существование серьезной угрозы всеобщему миру в результате усиления конфликтов, вызываемых колониальными войнами. В соответствии с этим в афро-азиатском проекте отмечалось: "Любые вооруженные действия или репрессивные меры какого бы то ни было характера, направленные против зависимых народов, должны быть прекращены, с тем чтобы предоставить им возможность осуществить в условиях мира и свободы свое право на полную независимость, а территориальная целостность их национальных территорий должна уважаться". Большое внимание в афро-азиатском проекте уделялось правам освобождающихся колониальных народов. В нем специально давалось определение права народов на самоопределение: "Все народы имеют право на самоопределение: в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие"16.

16("Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XV сессия", док. A/L 727.)

Таким образом, сопоставление афро-азиатского и советского проектов Декларации показывает совпадение в главном: в желании полной ликвидации колониализма. Что же касается мер и средств достижения этой цели, то афро-азиатский проект значительно отличался от советского. Так, например, требование о немедленной ликвидации колониализма не подкреплялось указанием на фиксированные сроки предоставления независимости всем колониальным странам и народам. В проекте ничего не говорилось и о необходимости ликвидации военных баз и выводе всех иностранных войск с колониальных территорий, как этого требовал Советский Союз. Афро-азиатский проект делал уступку и в вопросе об экономических соглашениях, заключенных метрополиями с колониями. Так, в проекте указывалось, что "народы в своих собственных интересах могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами без ущерба для каких бы то ни было обязательств, вытекающих из основанного на принципе взаимной выгоды международного экономического сотрудничества и норм международного права"17. Учитывая, что метрополии навязывали колониям кабальные соглашения, в советском проекте подчеркивалось право народов на их отмену. Формулировка афроазиатского проекта признавала это неотъемлемое право лишь косвенно.

17("Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XV сессия", док. A/L 727.)

Сравнивая афро-азиатский и советский проекты Декларации, следует, далее, отметить, что афро-азиатские страны в своем проекте выдвинули одно положение, которое выходит за рамки проблемы, поставленной в Декларации. В шестом пункте афро-азиатского проекта говорится, что "всякая попытка, направленная на то, чтобы частично или полностью разрушить национальное единство и территориальную целостность страны, несовместима с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций"18. В советских работах, посвященных декларации, неполностью вскрывается смысл и значение этой статьи. Отмечается лишь одна ее сторона, а именно то, что она направлена против любых попыток империалистических держав разрушить национальное единство и территориальную целостность государств, освобождающихся от колониального господства. Обычно в качестве примера указывается на Конго (Киншаса), где Бельгия при поддержке своих союзников по НАТО взяла курс на разделение страны и отторжение Катанги. Это, безусловно, было основным мотивом, давшим толчок к включению текст Декларации шестой статьи.

18("Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XV сессия", док. A/L 727.)

Но была еще одна причина. Инициаторами появления этой статьи явились молодые африканские государства, только что завоевавшие независимость. Для них концепция национального единства и территориальной целостности была тесно связана с вопросом об искусственных границах, полученных ими в наследство от колониального периода. Границы многих африканских государств не совпадали с размещением различных племен. Крупные африканские племена в Центральной Африке, такие как баконго, чокве, лунда, проживают на территории обоих Конго, Замбии, Анголы, Центральноафриканской Республики, Судана. Значительные части сомалийских племен проживают в Эфиопии и Кении. В Западной Африке границы расселения племени ибо пересекают государственные границы Ганы, Того и Дагомеи. Практически границы всех африканских государств не совпадают с границами расселения племен.

У молодых африканских государств не было иного выбора, как признать границы, установленные колониальными державами, хотя эти границы не являются обоснованными ни с этнической, ни с географической, ни с исторической точки зрения. Однако в африканских странах понимают опасность любой постановки вопроса о границах: это может привести лишь к раздорам и войнам в Африке, отбросить народы континента назад, что будет использовано империалистическими державами. В частности, когда представитель Сомали в своем выступлении на Генеральной Ассамблее затронул вопрос о границе с Эфиопией, многие африканские страны немедленно подняли свой голос предупреждения. "Мы знаем,- заявил представитель Либерии,- что братья и сестры были разделены искусственно границами, которые отвечали требованиям колониальных держав. Как бы мы ни сожалели об этих актах арбитража, эти границы стали установленными по истечении какого-то периода времени и являются границами всех независимых африканских государств. Какой хаос, какое замешательство, какую вражду могла бы вызвать каждая из новых африканских стран в отношении друг друга, если бы эти границы были изменены и пересмотрены... Мой совет моим друзьям, особенно тем, кто живет в африканских странах, не спускайте собаку с цепи". В этом же духе высказался и представитель Нигерии19.

19("United Nations. General Assembly. XV Session", Oct. 10, 1960, doc. A/PV 1031, pp. 12, 19.)

Таким образом, пункт шестой проекта Декларации о предоставлении независимости следует рассматривать как международно-правовую норму, закрепляющую границы молодых африканских стран так, как они установлены в момент провозглашения их самостоятельности. Более того, ссылка на Устав по существу означает, что африканские страны стремились предотвратить всякое вмешательство извне в вопрос о границах и в возможные споры и конфликты между ними по этому поводу. Эта ссылка является вполне законной и отвечает смыслу и букве Устава ООН. Кроме того, этот пункт, одобренный всеми африканскими странами, может рассматриваться как их договоренность не поднимать территориальных споров между собой и противостоять попыткам империалистических держав использовать вопрос о границах, для того чтобы сеять раздоры и конфликты в Африке.

Следует отметить, что советский и афро-азиатский проекты Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам основаны на общих принципах. Это подтвердило голосование, состоявшееся 14 декабря 1960 г. Ряд африканских стран голосовал как за первый, так и за второй проекты. Это говорило о совпадении позиций африканских государств и стран социализма по проблеме ликвидации колониализма.

Результаты голосования по афро-азиатскому проекту Декларации дали невиданные в истории ООН результаты: 89 стран голосовали за принятие Декларации, 9 - воздержались. Таков итог острейшей политической борьбы, которая развернулась вокруг внесенного Советским Союзом предложения о немедленной и окончательной ликвидации колониальной системы. Принятие Декларации - большая победа внешней политики Советского Союза и других социалистических государств, независимых государств Азии, Африки и Латинской Америки. Это - победа всех миролюбивых и свободолюбивых стран, прогрессивных сил на Западе.

Впервые в истории ООН союзники империалистических держав и зависимые от них страны оказались в затруднительном положении. Союзнический долг и зависимость требовали от них поддержать позицию ведущих западных держав: США, Англии, Франции. Страх же перед всеобщим осуждением, боязнь оказаться в одном лагере с колонизаторами подсказывали необходимость поддержать Декларацию о предоставлении независимости колониальным странам и народам. У этих стран не оставалось другого выхода, как голосовать вместе со сторонниками ликвидации колониализма. В этом сказалось воздействие афро-азиатского большинства в ООН, определившееся на XV сессии.

На XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН великая правда истории столкнулась с мелкой ложью колонизаторов. Победа, одержанная силами правды, была столь явной, что ее последствия начали ощущаться повсюду, где народы борются за свою независимость и суверенитет. По сути дела Декларация создала международно-правовую базу для оказания поддержки народам колоний. Социалистические страны, все прогрессивные силы мира считали своим долгом и раньше оказывать помощь народам, поднявшимся на борьбу за свою национальную независимость и свободу. Однако империалистические державы не только препятствовали оказанию этой помощи, но и прибегали на международной арене к различного рода аргументам, доказывая, что она является незаконной. Это в известной мере затрудняло положение народов, ведущих борьбу против колониализма. Принятие Декларации о предоставлении независимости колониальным странам-и народам закрепило законный характер помощи борющимся народам и, наоборот, ставило вне закона Как сохранение колониального ига, так и колониальные войны.

Выполнение важнейших политических и экономических задач, которые ставились перед ООН всем ходом развития и решение которых необходимо для интересов мира и международной безопасности, нередко тормозилось в силу того, что положение в ООН не отвечало реальной обстановке, не отражало расстановку сил на международной арене. ООН явно отставала от исторического развития. Необходимость ликвидации такого положения стала еще более очевидной с приходом в OOH большой группы молодых африканских государств, потребовавших от Организации активной защиты их интересов.

Нарушение империалистическими державами сформулированных в Уставе принципов осуществлялось по нескольким направлениям. Поскольку западные державы не могли добиться пересмотра Устава, США протащили на V сессии Генеральной Ассамблеи ООН противоречащую Уставу резолюцию "Единство в пользу мира". Эта резолюция предусматривала, что при отсутствии единогласия постоянных членов Совета Безопасности в течение 24 часов по требованию любых семи членов Совета или большинства членов ООН может быть созвана Генеральная Ассамблея для рассмотрения сложившегося положения и принятия решения относительно коллективных мер, включая применение международных вооруженных сил. Резолюция также возлагала обязательство на каждого члена ООН содержать специальные воинские подразделения для предоставления их по требованию Совета Безопасности или Генеральной Ассамблеи20. Параллельно с атакой на принцип единогласия через Генеральную Ассамблею США взяли курс на свертывание работы Совета Безопасности, число заседаний которого стало резко сокращаться.

20(См. "Организация Объединенных Наций. Резолюции, принятые Генеральной Ассамблеей на V сессии", Дополнение № 20 (А/1775), стр. 11.)

Империалистические державы, используя численное превосходство, проводили политику подчинения ООН своим целям, превращения ее в послушное орудие реакционной антинародной политики. Они препятствовали восстановлению законных прав КНР в ООН, навязали Организации обсуждение так называемых "корейского" и "венгерского" вопросов.

Появление большой группы африканских стран в ООН сразу же сказалось на соотношении сил.

В этой связи небезынтересны подсчеты английского буржуазного исследователя Т. Хоувета,21 избравшего метод исследования, которому нельзя отказать в своеобразии и наглядности. Он рассмотрел статистические данные о результатах голосования африканских стран в ООН. Причем суммарные подсчеты итогов голосования подводились им независимо от характера и содержания резолюции.

21(См. Т. Но vet, Africa in the United Nations, L., 1963.)

С научной точки зрения метод Хоувета не выдерживал критики, ибо не учитывал ряда весьма важных факторов, без которых нельзя правильно оценить позиции африканских стран в ООН по важнейшим вопросам.

Вместе с тем статистический метод дает в некоторых случаях положительные результаты, отражая правильно политические тенденции. Об этом говорит проведенное Хоуветом сравнение позиций африканских стран и США по итогам голосования. При подсчете результатов поименного голосования позиции африканских стран и США совпадали на 36,8%, расходились на 37,9%.

Аналогичные подсчеты провел Хоувет и в отношении СССР. Совпадение голосов африканских стран и Советского Союза составило 66,4%, расхождение - 16,3%. На основе этого автор вынужден констатировать, что "позиция африканских стран по многим вопросам такова, что Советский Союз может согласиться с ней"22. И такое совпадение не является случайным. Оно отражает те общие задачи и цели, которые преследуют на международной арене, и в частности в ООН, социалистические и афро-азиатские страны.

22(Ibid., p. 181.)

Насколько изменилась обстановка в ООН, в частности, показали события, связанные с "венгерским" вопросом. Так называемый венгерский вопрос был включен в повестку дня Генеральной Ассамблеи в 1956 году, когда была предпринята попытка контрреволюционного переворота в Венгрии. Включение подобного вопроса противоречило положениям Устава, уводило ООН в сторону от решения международных проблем и в значительной мере подрывало эффективность Организации как инструмента мира и сотрудничества между народами. Социалистические страны не могли признать законным обсуждение "венгерского" вопроса в ООН, квалифицируя это как попытку вмешательства во внутренние дела Венгерской Народной Республики. Однако США с помощью контролируемого ими большинства членов ООН предприняли незаконные действия, стремились использовать обсуждение "венгерского" вопроса в ООН для подрыва международных позиций Венгерской Народной Республики.

После того как в ООН появилась большая группа африканских государств, США, используя события в Венгрии, стремились помешать установлению сотрудничества между африканскими и социалистическими странами. Своей цели они не достигли. Африканские страны не проявили никакого желания заниматься обсуждением "венгерского" вопроса. На XVI сессии Генеральной Ассамблеи группа африканских стран приняла решение не поддерживать предложение США о включении в повестку дня сессии "венгерского" вопроса23 и не принимать участия в его обсуждении. Аналогичную позицию африканские страны заняли и на XVII сессии Генеральной Ассамблеи24. Африканские страны, выступавшие единым фронтом, склонили чашу весов в пользу противников использования ООН для вмешательства во внутренние дела Венгрии, и с "венгерским" вопросом в ООН было покончено.

23(CM. "United Nations. General Assembly. XVI Session", doc. A/4882, doc. A/PV 1014.)

24(CM. "United Nations. General Assembly. XVII Session", doc. A/5388, doc. A/PV 1200.)

Сложнее обстоит дело в ООН с так называемым корейским вопросом. Начиная со II сессии Генеральной Ассамблеи, Организация Объединенных Наций под давлением США ежегодно обсуждает и выносит незаконные решения по вопросу об объединении Кореи, хотя это является внутренним делом корейского народа. Присутствие американских войск на территории Южной Кореи после 1945 года - главное препятствие к объединению страны. В 1950 году США совершили вооруженную интервенцию против корейского народа и для прикрытия своих преступных действий протащили в ООН резолюцию о посылке в Корею "войск ООН". США не выполняют условий соглашения о перемирии в Корее от 1953 года, по которому с корейской территории должны были быть эвакуированы все иностранные войска. Под вывеской "войск ООН" в Южной Корее продолжает находиться 60-тысячная американская армия. Оккупация американскими империалистами под флагом ООН Южной Кореи, агрессивная политика, проводимая Соединенными Штатами в отношении Корейской Народно-Демократической Республики, систематические провокационные действия в районе демаркационной линии являются одной из главных причин напряженности на Дальнем Востоке.

Позиции африканских стран в "корейском" вопросе формировались под воздействием ряда факторов. Африканские страны постоянно подчеркивают, что они не желают нести ответственность за то, что происходило в ООН до их прихода. Если эти взгляды характерны для всех африканских стран, то по существу "корейского" вопроса между ними имеются принципиальные расхождения. Одна группа стран следует за США, другая поддерживает точку зрения социалистических государств. Эти группы довольно стабильны, и изменения в их составе от сессии к сессии незначительны.

Для примера можно рассмотреть итоги голосования по "корейскому" вопросу на XVII сессии. 11 декабря 1962 г. в Первом комитете Генеральной Ассамблеи голосовалось предложение СССР о приглашении представителей КНДР и Южной Кореи принять участие в обсуждении вопроса. За это предложение проголосовало 29 стран, в том числе 11 африканских (Алжир, ОАР, Марокко, Тунис, Гана, Гвинея, Мали, Сьерра Леоне, Сомали, Танзания, Эфиопия). Против предложения СССР проголосовало 56 стран, в том числе 11 африканских (Бурунди, Камерун, Центральноафриканская Республика, Чад, Дагомея, Габон, Берег Слоновой Кости, Мадагаскар, Нигер, Руанда, Верхняя Вольта). Остальные африканские страны воздержались25. За предложение США о приглашении представителей Южной Кореи принять участие в обсуждении вопроса проголосовало 65 стран, в том числе 15 африканских [страны, голосовавшие против советского предложения, а также Коьго (Браззавиль), Конго (Киншаса), Либерия, Мавритания]. Все остальные африканские страны воздержались26. Резолюция США по "корейскому" вопросу была принята 65 голосами против 11 (социалистические страны) при 26 воздержавшихся, представители 8 стран отсутствовали. За американскую резолюцию голосовали 13 африканских стран 27.

25("United Nations. General Assembly. XVII Session", doc. A/C 1/4 318, doc. A/C I/PV 1299.)

26(I b i d., doc. A/C I/L 321, doc. A/C I/PV. 1299.)

27(I b i d" doc. A/C I/L 322, doc. A/C L/PV 1306.)

Такое распределение голосов африканских стран с небольшими колебаниями сохранялось и на других сессиях. Некоторые СДЕИГИ В ПОЗИЦИЯХ африканских стран по "корейскому" вопросу стали наблюдаться в последние годы. Агрессия США во Вьетнаме, втягивание Южной Кореи в агрессивные блоки, участие 50 тыс. южнокорейских солдат в борьбе с вьетнамским народом вызывают у африканцев большую тревогу за судьбы мира.

17 августа 1967 г. от имени правительств СССР, БССР, УССР. Болгаоии. Венгрии, Кубы, МНР, Польши, Чехословакии было направлено письмо Генеральному секретарю ООН У Тану с просьбой включить в повестку дня XXII сессии Генеральной Ассамблеи вопрос о выводе американских и всех других иностранных войск, оккупирующих под флагом ООН Южную Корею28. В этом письме указывалось, что вывод американских войск из Южной Кореи является главным условием мирного объединения Кореи. Это позволило бы разрядить обстановку и сделать практические шаги, направленные на обеспечение мира в этом районе. Правительства социалистических стран в этом письме обращали внимание на то, что обострение напряженности в Корее равносильно эскалации войны во Вьетнаме, агрессии Израиля против арабских народов и является частью общего наступления империализма в Азии и Африке против народов, завоевавших политическую независимость или борющихся за свое национальное освобождение. "Вывод американских и всех других иностранных войск из Южной Кореи отвечает интересам и чаяниям не только корейского народа, но и всех других народов, отстаивающих право на свободное и независимое развитие, отвечает принципам Устава ООН"29, говорилось в этом письме.

28("Международная жизнь", № 10, 1967 г., стр. 154, 155.)

29("Международная жизнь", № 10, 1967 г., стр. 154, 155.)

0 растущей обеспокоенности стран Азии и Африки в связи с обострением обстановки, вызываемым агрессивными действиями США, свидетельствует инициатива Конго (Браззавиль), Камбоджи и Йемена, предложивших обсудить на XXII сессии вопрос "О роспуске комиссии ООН по объединению и восстановлению Кореи"30. Эта инициатива трех афро-азиатских стран представляет новый момент в борьбе вокруг "корейского" вопроса в ООН. Она говорит о том, что среди афро-азиатских стран намечается переход от прежней пассивной позиции к активным действиям, с тем чтобы ликвидировать и это наследие "холодной войны" в ООН. Однако эта тенденция не стала превалирующей, и Соединенным Штатам удается сохранять незаконно "корейский" вопрос в повестке дня сессии Генеральной Ассамблеи, о чем свидетельствуют итоги XXIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН, состоявшейся в 1969 году.

30( "Правда", 7 октября 1967 г.)

И по ряду других вопросов африканские страны проявляют колебания. Это относится, в частности, к приему ГДР в члены ООН.

1 марта 1966 г. правительство ГДР обратилось в ООН с просьбой принять ее в члены Организации. В обращении указывалось, что ГДР проводит последовательную миролюбивую политику, соответствующую целям и задачам ООН, принципам ее Устава, и желает внести свой вклад в дело укрепления мира и безопасности народов совместной работой с другими странами - членами ООН. ГДР выразила готовность "взять на себя и честно выполнять обязательства, вытекающие из Устава ООН"31.

31("United Nations, Security Council", doc. S/7184.)

В заявлении правительства СССР, опубликованном 22 апреля 1966 г., отмечалось, что просьба ГДР о принять ее в члены ООН является "закономерным выражением послевоенных исторических сдвигов, давно уже происшедших в Европе". На территории фашистского рейха, развязавшего самую кровопролитную войну в истории человечества, возникли два самостоятельных государства - ГДР и ФРГ - со своими государственно-общественными системами, законодательными и исполнительными органами власти. Таким образом, существование двух германских государств является непреложным фактом. Советское правительство подчеркнуло также, что принятие ГДР в члены ООН отвечает интересам укрепления ООН и будет способствовать решению проблемы упрочения мира и безопасности в Европе и во всем мире. По мнению Советского правительства, было бы правильно одновременно принять в ООН и другое германское государство - ФРГ.

По Уставу прием новых членов ООН производится Генеральной Ассамблеей на основе рекомендации Совета Безопасности, которая выносится при условии единогласного решения постоянных членов Совета. США, Англия, Франция в совместном заявлении, сделанном 23 марта 1966 г., а также в ноте от 7 ноября 1966 г. заняли резко отрицательную позицию в отношении просьбы правительства ГДР. Они, по существу, солидаризировались с претензиями ФРГ на ее мнимое право представлять в международных делах не только население своей страны, но и ГДР. Этим шагом США и их союзники закрыли путь к рассмотрению просьбы ГДР в Генеральной Ассамблее.

Позиции африканских стран по вопросу приема ГДР в ООН не были однородными. Как и в отношении других острых международных проблем, здесь имеются существенные расхождения. Такие страны, как ОАР, Судан, Конго (Браззавиль), выступили за предложение ГДР, а ряд других государств (большинство стран АМС) поддержали претензии ФРГ представлять всех немцев. В общем позицию африканских стран можно охарактеризовать как выжидательную. Сложность германской проблемы, обусловленная соглашениями о правах и ответственности великих держав при ее решении, нежелание вмешиваться во взаимоотношения великих держав вызывают известную сдержанность в высказываниях африканских деятелей различных направлений по германской проблеме, особенно по вопросу о приеме ГДР в ООН.

Вместе с тем африканские страны проявляют все больший интерес к германской проблеме, растет понимание ее взаимосвязи с проблемами международного мира и безопасности. Об этом говорит факт установления дипломатических отношений с Германской Демократической Республикой некоторыми африканскими странами вопреки сопротивлению ФРГ и ее союзников по НАТО.

С особой настороженностью африканские страны следят за укреплением отношений между ФРГ и Южно-Африканской Республикой. Участие западногерманского империализма в планах подавления национально-освободительных движений все больше влияет на отношение африканских стран к германской проблеме и другим вопросам международной безопасности и мира.

К моменту образования большой группы африканских стран в ООН лишь в единственном органе они располагали правами и возможностями, соответствующими их удельному весу и численности. Этим органом является Генеральная Ассамблея, где Африка чувствует себя полноправным членом ООН. Иное положение создалось в Совете Безопасности и в Экономическом и Социальном Совете - двух других главных органах ООН, наделенных Уставом важными полномочиями.

Структура Совета Безопасности и Экономического и Социального Совета со временем стала явно дискриминационной в отношении целой группы государств. Если первоначальными участниками ООН в 1945 году было 51 государство, то к I960 году число их выросло до 99, причем этот рост продолжался из года в год. Более чем вдвое увеличилось число социалистических государств - членов ООН, не говоря уже о том, что в мире существуют еще несколько социалистических стран, не являющихся членами ООН из-за дискриминационной политики западных держав. В 2,5 раза (с 10 до 25) выросло число азиатских государств. Наиболее разительные изменения в ООН произошли в связи с освобождением большинства стран Африки от колониального ига. Число государств Африки увеличилось более чем в 12 раз, в то время как количество латиноамериканских стран-членов Организации осталось неизменным, а из западноевропейских государств после 1945 года в ООН были приняты четыре страны - Италия, Австрия, Испания, Португалия.

Если на Генеральной Ассамблее афро-азиатские и социалистические страны составляли большинство, то в Совете Безопасности и в ЭКОСОС такой картины не наблюдалось: в Совете Безопасности из пяти постоянных и шести непостоянных мест не менее шести-семи приходилось на западные страны и страны Латинской Америки; в ЭКОСОС из 18 мест эти страны имели не менее 10 мест. Иными словами, структура главных органов ООН намного отставала от исторического прогресса, что отрицательно сказывалось на всей деятельности ООН по укреплению мира и развитию международного сотрудничества. Для африканских стран такое положение было тем более нетерпимым, поскольку именно их число в ООН росло особенно быстро, но в то же время они были наименее представлены в главных органах ООН.

Первая серьезная попытка изменить положение в Совете Безопасности и ЭКОСОС была предпринята на XV сессии Генеральной Ассамблеи. Мысль о необходимости перестройки ООН была высказана многими странами. Наиболее радикальное предложение внес Советский Союз, представитель которого высказался за осуществление в ООН принципа равного представительства всех трех основных групп государств, сложившихся к тому времени в мире: социалистических стран, стран - участниц западных военных блоков и нейтралистских государств. Афроазиатские страны поставили перед собой более узкую задачу - добиться широкого представительства для Африки и Азии в Совете Безопасности и Экономическом и Социальном Совете. Это в конечном счете совпадало с позицией социалистических государств.

Исходя из этого, советская дипломатия при решении вопроса о должном представительстве стран Африки и Азии в главных органах ООН направила свои усилия на то, чтобы не только поддержать афро-азиатские страны в их стремлении, но бороться за такие пути его осуществления, которые дали бы положительные результаты и вели к укреплению ООН.

Во время XV сессии афро-азиатские страны предприняли попытку найти предварительное решение вопроса. При обсуждении деятельности Совета Безопасности и ЭКОСОС были внесены два проекта резолюции. В первом проекте, предложенном 45 странами, предусматривалось путем внесения необходимых поправок в Устав увеличение числа членов ЭКОСОС с 18 до 24. Поправки должны были вступить в силу только при том условии, если в течение трех лет после их принятия они будут ратифицированы в соответствии с порядком, требуемым Уставом. Аналогичный проект резолюции был внесен от имени 39 стран по составу Совета Безопасности. Предусматривалось увеличение числа непостоянных членов Совета с шести до восьми. Условия вступления в силу поправок были те же32.

32(CM. "United Nations. General Assembly. Official Records. XV Session", doc. A/L 221, A/L 222.)

Оба проекта вызвали бурные дебаты. Б ходе поисков решения афро-азиатские страны выдвинули идею перераспределения мест непостоянных членов Совета Безопасности и мест членов ЭКОСОС в пользу Африки и Азии. (Такое решение было возможно без пересмотра Устава). Но ни одно из предложений афро-азиатских стран не было принято из-за сопротивления западных стран, которые стремились увековечить или по крайней мере продлить свое засилье в главных органах ООН.

Между тем, за стенами ООН происходили все новые изменения. В полную силу зазвучал голос 32 африканских стран, собравшихся на первую конференцию единства Африки в столице Эфиопии - Аддис-Абебе. Свободная Африка могла и хотела делить со всеми странами ответственность за судьбы мира на равных началах. Решения Аддис-Абебской конференции показали, что африканские страны не намерены более мириться с затяжкой в решении вопроса о расширении их представительства в органах ООН.

Социалистические государства отнеслись с должным уважением и пониманием к стремлению афро-азиатских стран добиться представительства в главных органах ООН, соответствовавшего их весу и роли. 5 сентября 1963 г. Советский Союз предложил включить в повестку дня XVIII сессии вопрос о перераспределении мест непостоянных членов Совета Безопасности и членов ЭКОСОС в пользу стран Африки и Азии. Советское правительство считало справедливым, чтобы каждое из шести мест непостоянных членов Совета Безопасности было закреплено за каждым из шести основных географических районов мира-Африкой, Азией, Средним Востоком, Латинской Америкой, Восточной Европой и Западной Европой (до этого эти места распределялись следующим образом: 2 места принадлежали Латинской Америке, 1-Азии, 1 -странам Британского содружества, 1 -Западной Европе, 1-Восточной Европе). При новом распределении мест страны Африки и Азии получили бы три места непостоянных членов Совета Безопасности, то есть составили бы половину. На такой же основе Советское правительство предложило перераспределить 18 мест членов Экономического и Социального Совета33.

33(См. "United Nations. General Assembly. Official Records. XVIII Session", doc. A/L 367.)

Преимущество советского предложения заключалось в том, что для его осуществления не требовалось пересмотра Устава' ООН. Достаточно было договориться об изменении так называемого джентльменского соглашения 1946 года о географическом распределении мест непостоянных членов Совета Безопасности. При этом Советское правительство не рассматривало свое предложение как окончательное решение назревшей проблемы. Это был лишь первый шаг на пути удовлетворения законных требований афро-азиатских стран об их представительстве в главных органах ООН.

Государства Африки и Азии, со своей стороны, внесли предложение найти решение вопроса об увеличении их представительства в Совете Безопасности и ЭКОСОС путем расширения состава этих органов: увеличить число непостоянных членов Совета Безопасности на четыре, а число членов ЭКОСОС - на девять. Таким образом, по их предложению Совет Безопасности должен состоять вместо 11 из 15 членов, а ЭКОСОС вместо 18 из 2734.

34(Ibid., doc. A/L 374.)

Советская делегация на XVIII сессии Генеральной Ассамблеи, определяя свою позицию в отношении этого предложения стран Африки и Азии, заявила о возможности расширения состава главных органов ООН. Стремясь в максимально допустимой степени пойти навстречу желанию молодых независимых государств Африки и Азии добиться быстрейшего решения вопроса об их должном представительстве в главных органах ООН, Советское правительство сообщило, что оно готово согласиться, в порядке исключения, на внесение в Устав ООН необходимых поправок еще до восстановления законных прав КНР в ООН, если правительство Китайской Народной Республики заявит о своем согласии с таким решением вопроса35.

35(См. "Правда", 22 декабря 1963 г.)

В этом случае положения Устава ООН, требующие согласия всех постоянных членов Совета Безопасности, не были бы нарушены: четыре постоянных члена Совета (СССР, США, Англия, Франция) ратифицировали бы поправки, а пятый постоянный член - КНР - выразил бы свое согласие на внесение таких поправок в Устав ООН.

Со своей стороны, Советское правительство обратилось к правительству КНР с целью выяснить его позицию. Переговоры по этому вопросу протекали во время XVIII сессии. 8 декабря 1963 г. правительство КНР сообщило Советскому правительству что в условиях, когда Китай все еще отстранен от участия в работе ООН, правительство КНР не берет на себя никакого обязательства, связанного с внесением поправок в Устав, касающихся общего числа мест в главных органах ООН36.

36(См. "Правда", 22 декабря 1963 г.)

Одновременно правительство КНР предприняло шаги, чтобы затруднить решение этого вопроса. Оно, по существу, сомкнулось с империалистическими державами в их политической игре против СССР. Китайские представители в Африке и Азии за спиной СССР давали понять, что они не против решения этого вопроса. Цель китайского руководства состояла в том, чтобы изолировать СССР от афро-азиатских стран, возложить на него ответственность за затяжку важного для них вопроса о их представительстве в руководящих органах ООН. Этот маневр китайского руководства в отношении СССР не смог привести к успеху и лишь способствовал дальнейшему падению международного авторитета Пекина. Советский Союз первым из великих держав поддержал резолюцию об изменении состава руководящих органов ООН, на чем настаивали афро-азиатские страны.

Президиум Верховного Совета СССР 18 декабря 1964 г. ратифицировал поправки к Уставу ООН о расширении членского состава Совета Безопасности и ЭКОСОС, предусмотренные резолюцией Генеральной Ассамблеи от 17 декабря 1963 г.37 Этим шагом СССР вновь продемонстрировал стремление делать все от него зависящее, чтобы в ООН полностью учитывались интересы афро-азиатских стран. В течение 1965 года поправки были ратифицированы всеми другими членами Организации Объединенных Наций, и таким образом резолюция вступила в силу.

37(См. "Известия", 18 декабря 1964 г.)

С 1 января 1966 г. Совет Безопасности функционирует в расширенном составе. Из десяти непостоянных членов Совета Безопасности пять являются государствами Азии и Африки (2 места принадлежат Африке, 2 - Азии, 1 - Ближнему и Среднему Востоку). Новое распределение мест обеспечивает странам Африки, Азии и социалистическим государствам возможность совместно выступать, с тем чтобы не допускать принятия решений, требующих квалифицированного большинства, без применения права вето Советским Союзом.

Расширение состава Совета Безопасности в значительной мере ухудшило позиции империалистических держав, что проявилось, в частности, в связи с попытками США навязать Совету Безопасности обсуждение так называемой вьетнамской проблемы. Стремясь замаскировать агрессивней характер своей политики в Юго-Восточной Азии, США поставили задачу добиться обсуждения "вьетнамской" проблемы в ООН, несмотря на то что она была не правомочна обсуждать этот вопрос, поскольку ДРВ устранена от участия в ООН и поскольку порядок обсуждения самой проблемы регламентирован Женевскими соглашениями 1954 года.

Предлагая обсудить "вьетнамскую" проблему в Совете Безопасности, США не имели в виду достичь какого-то решения, но рассчитывали, что сам факт обсуждения в Совете Безопасности поможет приглушить волну возмущения, поднявшуюся во всем мире в связи с эскалацией войны во Вьетнаме. При прежнем составе Совета Безопасности Соединенным Штатам не составляло большого труда поставить на обсуждение вопрос, в котором они заинтересованы. При новом составе положение изменилось, в итоге попытка рассмотреть в Совете Безопасности "вьетнамскую" проблему провалилась.

Одновременно с расширением Совета Безопасности был увеличен состав Экономического и Социального Совета. Из девяти новых членов Совета семь избираются от Африки и Азии.

Курс на соответствующее представительство проводится африканскими странами и в других органах, создаваемых в ООН или под ее эгидой (Комитет по деколонизации, Комитет по апартеиду и др.). При этом можно подметить тенденцию к такому распределению мест, при котором афро-азиатские страны совместно с социалистическими составляли бы большинство по сравнению с главными капиталистическими странами и их союзниками. Так, например, встретившись с упорным сопротивлением западных держав в вопросе о составе Совета по торговле и развитию и их угрозами не участвовать в работе Совета, если не будут приняты их требования, афро-азиатские страны отстаивали до конца такое распределение мест в Совете, которое обеспечивало бы им большинство мест вместе с социалистическими странами38.

38(См. "Конференция ООН по торговле и развитию", Женева, 1964, Приложение А.)

С появлением в ООН большой группы африканских стран связаны в немалой степени изменения в аппарате Организации. Это касается прежде всего поста Генерального секретаря. После гибели в 1961 году Хаммаршёльда встал вопрос о преемнике. Если в предшествующей период пост Генерального секретаря ООН занимали скандинавы (предшественник шведа Хаммаршельда Трюгве Ли был норвежцем), то на этот раз афро азиатские страны выдвинули своего кандидата - У Тана, представителя Бирмы в ООН. XVI сессия Генеральной Ассамблеи по рекомендации Совета Безопасности назначила У Тана временно исполняющим обязанности Генерального секретаря. Впервые в истории Организации во главе ее исполнительного аппарата был поставлен человек, являвшийся выразителем нейтралистской политики. Выдвижение кандидатуры У Тана символизировало возросшее влияние стран Азии и Африки в ООН.

При своем назначении У Тан сделал официальное заявление о том, что в своей деятельности на посту Генерального секретаря он будет консультироваться с группой своих заместителей-советников, которые будут назначаться с таким расчетом, чтобы они представляли все основные районы мира. Это заявление имело целью изменить прежнее положение в Секретариате ООН, при котором заместители секретаря - граждане социалистических и нейтралистских стран - фактически были устранены от всякого руководства делами, осуществлявшегося ранее узким кругом лиц из граждан США, Англии и Франции.

У Тан стал выразителем интересов афро-азиатских стран в ООН, и это предопределило его избрание на XVII сессии Генеральной Ассамблеи Генеральным секретарем на полный пятилетний срок до 1966 года, а затем и переизбрание XXI сессией на новый пятилетний срок.

С приходом У Тана значение поста Генерального секретаря выросло в результате поддержки, оказываемой ему африканскими и азиатскими странами. Нередко в период острых международных кризисов афро-азиатские страны предпочитают действовать в ООН через У Тана, поручая ему посреднические функции в урегулировании возникших конфликтов. Наиболее ярким примером посреднической роли У Тана от имени афро-азиатских стран являлось его выступление в период карибского кризиса осенью 1962 года. Тогда он действовал не только в качестве Генерального секретаря ООН, но и как представитель 45 афро-азиатских стран, выражая их стремление не допустить усиления международной напряженности.

Что касается самого аппарата ООН, находящегося в подчинении Генерального секретаря, то африканские страны не оказали существенного влияния на изменение состава его работников, несмотря на то что Секретариат ООН показывал постоянную тенденцию к росту: за период с 1960 по 1967 год его численность выросла с 4,5 тыс. до 6 тыс. человек.

Персонал Секретариата в соответствии со статьей 101 Устава назначается Генеральным секретарем на возможно более широкой географической основе, согласно правилам, устанавливаемым Генеральной Ассамблеей. Однако с первых дней существования ООН империалистические державы систематически нарушали предписания Устава и рекомендации Генеральной Ассамблеи. Прежние генеральные секретари Трюгве Ли и Хаммаршельд комплектовали Секретариат, исходя исключительно из интересов империалистических держав, в результате все ключевые посты были захвачены представителями западных стран.

В 60-е годы борьба по вопросу о роли Секретариата и изменении его состава резко обострилась, что обусловилось следующими причинами. Во-первых, односторонняя, проимпериалисгическая ориентация Секретариата нанесла большой ущерб интересам международного мира и безопасности. Во-вторых, империалистические державы, и в первую очередь США, теряя позиции в Генеральной Ассамблее, Совете Безопасности и в других органах ООН, делали ставку на сохранение своих позиций в исполнительном аппарате ООН.

Исполнительный аппарат ООН оказался наиболее консервативной частью Организации, который менее всего реагировал на изменение в соотношении сил на международной арене. Распределение должностей в Секретариате, по существу, продолжает сохранять те же пропорции, какие были в годы "холодной войны". К 1967 году западным державам по-прежнему принадлежало 3/4 высших постов и более 70% всех других постов в аппарате ООН. С этой целью западные державы умело используют существующий порядок назначения кандидатов на посты в Секретариате. В основе этого порядка лежит система постоянных контрактов, которые заключаются между Секретариатом и кандидатами и которые предусматривают постоянную работу кандидата до достижения пенсионного возраста (60 лет). Кроме постоянных контрактов существуют срочные контракты (до 5 лет) и временные (до 1 года).

В результате такого порядка из 160 руководящих работников Секретариата, по состоянию на 1965 год, 99 (61,9%) являлись постоянными и только 61 (38,1%) работали по срочным контрактам. Граждане западных стран, как правило, работают на основе постоянных контрактов, тогда как граждане афро-азиатских стран и социалистических стран - преимущественно по срочным контрактам. В 1966 году доля срочных контрактов по отношению к общему числу контрактов составляла: для США и Канады - 11,5%, для Западной Европы - 17,2%, а для Африки - 48,4%, для социалистических стран - 89,1 %39. Перераспределение постов происходит за счет срочных контрактов, что на практике ведет к сохранению постов за гражданами западных стран. Все попытки, предпринимаемые социалистическими странами, с тем чтобы изменить существующий порядок заполнения должностей в Секретариате, пока не приносят заметных результатов.

39("Организация Объединенных Наций. Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. XVI сессия", док. А/1, стр. 7.)

В чем следует искать причины того, что африканские страны не шли на такую ломку? В действиях африканских стран, направленных на завоевание позиций в ООН, можно усмотреть определенную линию. Они исходили из того, чтобы обеспечить для себя позиции прежде всего в главных органах (Совет Безопасности, ЭКОСОС, назначение на пост Генерального секретаря представителя афро-азиатских стран), а также в тех органах, которые занимаются вопросами, непосредственно интересующими Африку (ЭКА, Комитет по деколонизации, Комитет по апартеиду). Секретариату африканские страны отводили подчиненную роль, особенно после назначения на пост Генерального секретаря У Тана. Кроме того, заинтересованность в увеличении сумм, предоставляемых по линии ООН на техническую помощь Африке, в условиях, когда основная часть средств на эти пели идет от США и других западных держав, заставляла африканские страны действовать осторожно в вопросах, касающихся той части аппарата ООН, которая связана с оказанием технической помощи.

Относительно меньшая заинтересованность африканских стран в реорганизации Секретариата объясняется также недостатком квалифицированных кадров в Африке. Об этом говорит тот факт, что африканские страны не используют в Секретариате полностью те квоты на посты, которые им выделяются. Вместе с тем нельзя не отметить, что у африканских стран наблюдается недооценка исполнительного аппарата ООН, от которого в определенной степени зависит эффективность Организации как инструмента международного мира и сотрудничества между народами.

Начиная с 1963 года в ООН активно обсуждается вопрос об операциях по поддержанию международного мира и безопасности с использованием вооруженных сил. Африканские страны принимают самое непосредственное участие в обсуждении этого вопроса, в частности в поисках путей повышения эффективности ООН в деле защиты их независимости и суверенитета от агрессивных происков империализма.

Многие африканские государства испытывают опасения, что ООН не сможет должным образом обеспечить их безопасность, если Генеральная Ассамблея не будет наделена полномочиями принимать обязательные для всех государств - членов ООН решения об операциях по поддержанию мира, направленных на защиту жертв империалистической агрессии, включая посылку в те или иные районы вооруженных сил Организации. При этом представители Африки исходят из предпосылки, что западные державы не в состоянии будут помешать принятию Генеральной Ассамблеей соответствующих решений, поскольку эти державы находятся в численном меньшинстве, не располагают в Ассамблее правом вето, тогда как в Совете Безопасности они могут воспрепятствовать принятию указанных решений.

В тесной связи с такой точкой зрения следует рассматривать отношение африканских стран к записанному в Уставе праву вето в Совете Безопасности. Среди африканских стран сформировалось три направления в отношении права вето. Некоторые из них (в основном страны, принадлежавшие к касабланкской группе) исходят из того, что их интересам наилучшим образом отвечает соответственное увеличение мест для Африки в Совете Безопасности и ЭКОСОС40.

40("United Nations. General Assembly. XXI Session. Fifth Committee", 1152th Meeting, pp. 10-11.)

Ряд других африканских стран высказывается за отмену права вето постоянных членов в Совете Безопасности. "Вето в Совете Безопасности даже теперь не нравится большинству государств - членов ООН, - утверждал представитель Туниса Монжи Слим, - так как оно противоречит принципу равенства всех государств и дает нескольким державам силу мешать исполнению воли большинства... Подавляющее большинство членов нашей Организации продолжает надеяться, что право вето будет заменено более демократической системой"41.

41(CM. "United Nations. General Assembly. Official Records. XV Session", 896th Plenary Meeting, Sept. 23, 1960.)

Позиция членов АМС отражена в заявлении Сенгора: "Правда, что большинство в две трети было бы лучшим решением, чем привилегия на право вето, но мы должны быть также реалистичными... Если "третий мир" объединится и будет устойчивым, он может в конечном счете приостановить применение вето"42.

42(Ibid., 897th Plenary Meeting, Oct. 10, 1960.)

Впервые африканские страны определили свою позицию в отношении полномочий Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи в связи с финансированием операций ООН в Конго (Киншаса), а также на Ближнем и Среднем Востоке. По решению XVII сессии Генеральной Ассамблеи в июне 1963 года была проведена IV специальная сессия Ассамблеи, на которой обсуждался вопрос о порядке покрытия расходов ООН по операциям в Кон о и на Среднем Востоке. Формальным поводом для созыва специальной сессии послужило то, что у ООН образовалась большая задолженность в связи с расходами на эти операции. В нарушение Устава ООН средства на проведение указанных операций выделялись не Советом Безопасности, а Генеральной Ассамблеей. Такой порядок был навязан Генеральной Ассамблее Соединенными Штатами, однако фактически лишь США предоставили через Хаммаршельда средства для покрытия расходов на операции ООН в Конго. Подавляющее большинство государств не принимало участия в финансировании ООН для этих целей, в результате чего у ООН образовалась большая финансовая задолженность.

Так называемый финансовый кризис явился следствием систематических и грубых нарушений Устава ООН, и прежде всего тех его положений, которые определяют исключительную компетенцию Совета Безопасности в качестве органа ООН, несущего по Уставу главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности, включая все связанные с этим вопросы, в том числе финансовые. Свыше 400 млн. долл. израсходовала ООН на содержание войск в Конго; к этой сумме добавились 135 млн., затраченных на содержание "международных полицейских сил", направленных по решению Генеральной Ассамблеи ООН на израильско-египетскую границу после агрессии Англии, Франции и Израиля против Египта в 1956 году43.

43("United Nations. General Assembly. Official Records. XVI Session", doc. A/PV 1045.)

Опираясь на незаконную резолюцию 1950 года "Единство в пользу мира" и использовав Международный Суд, проштамповавший решение о том, что расходы по операциям на Среднем Востоке и в Конго должны включаться в регулярный бюджет ООН, США навязали Генеральной Ассамблее решение о том, что эти расходы должны покрываться всеми государствами - членами ООН.

Устав ООН, общепризнанные нормы международного права и справедливость требовали, чтобы ответственность за ликвидацию последствий агрессии на Среднем Востоке и в Конго, в том числе за финансовые последствия, несли те, кто совершил агрессивные акты против ОАР и Конго и вызвал необходимость посылки войск ООН. В случае агрессии против ОАР это - Англия, Франция и Израиль, а в случае с Конго - Бельгия и страны НАТО, поощрившие ее на агрессию и участвовавшие вместе с ней в агрессивных действиях против конголезского народа.

На такой позиции стояли социалистические страны. Однако на IV специальной сессии Генеральной Ассамблеи возобладала другая точка зрения. В нарушение Устава Генеральная Ассамблея, несмотря на то что это входит в компетенцию Совета Безопасности, приняла ряд резолюций о порядке финансирования операций ООН по поддержанию международного мира и безопасности. Против резолюций голосовали социалистические страны и Франция. Африканские страны голосовали за резолюцию (Гвинея и Мали по некоторым резолюциям воздержались).

Африканские страны, голосуя за резолюции, руководствовались совершенно иными соображениями, чем западные страны. Страны Африки рассчитывали на то, что они получат возможность оказывать большее воздействие на операции ООН по поддержанию международного мира и безопасности в желательном для них направлении. Западные страны усматривали в принятых резолюциях возможность для продолжения своей прежней линии на использование ООН в империалистических целях.

Последующие события показали ошибочность расчетов африканских стран. Принятые IV специальной сессией резолюции были использованы США для срыва нормальной работы XIX сессии Генеральной Ассамблеи в 1964 году. Официальные представители и пресса США в 1963-1964 годах усиленно пропагандировали тезис о том, что за отказ СССР от участия в покрытии незаконных расходов по операциям ООН в Конго и на Среднем Востоке к нему должна быть применена статья 19 Устава. Согласно этой статье, государство, не вносящее взносы в регулярный бюджет ООН, лишается права голоса в Генеральной Ассамблее, как только его задолженность превысит размеры двухгодичного взноса. Отталкиваясь от незаконных решений IV специальной сессии Генеральной Ассамблеи, США утверждали, что все страны обязаны покрыть расходы ООН. Таким путем США хотели прикрыть истинный характер операции ООН в Конго, руководство которой было изъято из ведения Совета Безопасности и передано Секретариату ООН, в результате чего единственной силой, выгодавшей из конголезской трагедии, оказались западные монополии.

Принципиальная позиция СССР была неизменной и заключалась в том, что ответственность за ликвидацию последствий агрессии, в том числе и финансовых, должны нести те, кто совершил агрессивные акты. В своем меморандуме "О некоторых мерах по усилению эффективности ООН в обеспечении международного мира и безопасности", опубликованном накануне XIX сессии Генеральной Ассамблеи, Советское правительство высказало ряд положений. Основное их содержание сводилось к тому, что усиление эффективности ООН находится в прямой зависимости от полного ее освобождения от всех наслоений периода "холодной войны", от создания в Организации обстановки, благоприятной для равноправного сотрудничества всех государств. В меморандуме Советское правительство указывало также, что вопрос о возмещении расходов, необходимых для осуществления Советом Безопасности чрезвычайных мер по пресечению и отражению агрессии с применением вооруженных сил ООН, должен решаться в соответствии с общепризнанным принципом международного права, предусматривающим политическую и материальную ответственность государств за совершенную ими агрессию или вызванные этой агрессией материальные убытки.

Вместе с тем Советское правительство учло высказываемое африканскими и азиатскими странами пожелание о том, чтобы финансирование операций не служило препятствием в проведении их тогда, когда в этом заинтересованы народы. "Советское правительство, - говорилось в меморандуме, - не исключает также возможность возникновения таких ситуаций, когда для осуществления указанных чрезвычайных мер со стороны Совета Безопасности потребуется участие государств - членов ООН в оплате расходов, предназначенных для поддержания международного мира и безопасности. В этих случаях в будущем, когда Совет Безопасности будет принимать решения о создании и финансировании вооруженных сил ООН в точном соответствии с требованиями Устава ООН, Советский Союз будет готов участвовать вместе с другими государствами - членами ООН в оплате расходов по содержанию этих вооруженных сил"44.

44(CM. "United Nations. General Assembly. Official Records. XIX Session", doc. A/5441.)

Одновременно Советское правительство выступило с предупреждением в отношении происков США, заявив, что, если будут предприняты незаконные попытки применить к СССР статью 19 Устава, Советский Союз будет вынужден пересмотреть свое отношение к ООН. США не могли не считаться с серьезным предупреждением, сделанным Советским Союзом, и не пошли на то, чтобы потребовать голосования о применении статьи 19 Устава. Однако они встали на путь срыва нормальной работы XIX сессии Генеральной Ассамблеи, заявив, что если на сессии будет проводиться какое-либо голосование, то в этом случае они поставят вопрос о применении статьи 19 в отношении СССР.

Государства - члены ООН оказались перед альтернативой: либо подчиниться диктату США в вопросе об осуществлении и финансировании операций ООН, связанных с применением силы, и подготовить таким образом путь для использования ООН как орудия империалистической политики в дальнейшем, либо обречь ООН на бездействие или даже полный развал. В подкрепление своей угрозы США заявили, что, если Генеральная Ассамблея не посчитается с их позицией, они прекратят свои взносы в бюджет ООН. Действуя таким образом, США сорвали нормальную работу XIX сессии, которая, проведя общую дискуссию, прекратила свою работу. Перед ООН встала угроза развала.

События показали, что развернутая США и поддержанная некоторыми их союзниками (наиболее активно действовали в этом отношении Англия, Канада, Австралия) пропагандистская кампания была направлена на то, чтобы оказать соответствующее воздействие на те государства, особенно малые страны, которые видели в ООН гарантию их безопасности и независимости. С другой стороны, тупик, созданный действиями США, которые использовали в своих целях решения IV специальной сессии Генеральной Ассамблеи, показал опасность заблуждений относительно того, что обеспечение безопасности малых стран с помощью ООН будто бы может быть найдено на какой-то иной основе, чем строгое соблюдение положений ее Устава, регулирующих применение силы от имени Организации.

Только неукоснительное соблюдение Устава является действительной гарантией того, что вооруженные силы не будут использованы в целях, не имеющих ничего общего ни с принципами ООН, ни с намерениями государств, которые хотели бы использовать такие силы для ограждения своей безопасности. Так называемый финансовый кризис подтвердил, что всякое отступление от этих положений, нарушение Устава развязывает руки империалистическим силам.

Африканские страны приложили немалые усилия, чтобы вывести ООН из тупика, созданного действиями США. Совместно с нейтралистскими странами Азии ими было разработано компромиссное решение о путях ликвидации финансовой задолженности. Основные положения этого предложения сводились к следующему: все государства - члены ООН согласны с тем, что им следует без какого-либо ущерба позициям, которые они занимают по вопросу о финансировании операций по поддержанию мира, отложить в сторону свои расхождения в интересах нормального функционирования Организации; вопрос о применении статьи 19 Устава не должен выноситься на обсуждение; платежеспособность ООН следует обеспечить путем добровольных взносов45.

45("Правда", 10 ноября 1964 г.; "United Nations. General Assembly. Official Records, XIX Session", 1132th Plenary Meeting, Dec. 1.)

По решению XIX сессии Генеральной Ассамблеи был учрежден Специальный комитет по операциям по поддержанию мира, которому было поручено "всеобъемлющее рассмотрение всего вопроса об операциях по поддержанию мира во всех их аспектах, включая пути преодоления нынешних финансовых трудностей Организации". Африканские страны приняли активное участие в работе этого комитета и, несмотря на возражения США, настояли на гом, чтобы XX сессия Генеральной Ассамблеи работала в нормальной обстановке. В основу решения комитета по вопросу о ликвидации финансовой задолженности был положен проект Эфиопии, который повторял предложение афро-азиатских стран, внесенное на XIX сессии46. Так африканские страны способствовали преодолению кризиса в ООН, созданного США.

46(CM. "United Nations. General Assembly. Official Records. XIX Session", doc. A/C 421.)

Определенные выводы были извлечены африканскими странами из опыта финансирования операций ООН в Конго (Киншаса) и действий ООН по поддержанию мира в ряде других случаев. Так, когда после провозглашения Йеменской Республики в 1963 году возникло напряженное положение на границах между Йеменом и Саудовской Аравией и ООН направила в этот район наблюдательную миссию, африканские страны поддержали такой порядок финансирования этой миссии, согласно которому расходы покрывались заинтересованными сторонами. Вооруженные силы ООН по поддержанию мира на Кипре финансировались также из добровольных взносов.

Все это говорит о том, что концепция африканских стран в отношении роли Генеральной Ассамблеи в решении вопроса об операциях по поддержанию мира претерпевает эволюцию. Однако среди африканских стран продолжают сохраняться довольно сильные настроения в пользу повышения роли Генеральной Ассамблеи в решении этих вопросов.

Эти настроения стремятся использовать в своих целях империалистические державы, с тем чтобы подорвать Устав ООН. Как указывается в меморандуме правительства СССР относительно операций ООН по поддержанию международного мира и безопасности, врученном государствам - членам ООН 16 марта 1967 г., "Советский Союз не может согласиться на подрыв Устава и передачу вопросов, связанных с использованием силы от имени ООН, на решение механическим большинством голосов в Генеральной Ассамблее прежде всего потому, что империалистические силы могут использовать это в своих интересах"47.

47(См. "Организация Объединенных Наций. Резолюции, принятые Генеральной Ассамблеей на XIX сессии", Резолюция 200 (XIX); "Организация Объединенных Наций, Специальный Комитет по операциям по поддержанию мира", док. А/АС 121/1.)

Об этом говорит весь предшествующий опыт деятельности ООН: нарушения Устава в вопросах, связанных с использованием вооруженных сил от имени Организации, в том числе в вопросах финансирования, ведут к тому, что такие операции не только проводятся в интересах, не имеющих ничего общего с целями и принципами Устава, но и наносят удар по самой ООН. Как указывается в упомянутом меморандуме, "есть еще одна важная сторона этого вопроса. Принятие решений Генеральной Ассамблеей по вопросу применения вооруженных сил от имени ООН предполагает, что проведение соответствующих военных операций осуществлялось бы не под руководством Совета Безопасности и его Военно-штабного комитета, как это предусмотрено Уставом ООН, а под руководством Секретариата ООН. Нетрудно представить себе, к чему это могло бы привести, да и приводило, когда соответствующие попытки имели место. И это независимо от того, кто стоит на посту Генерального секретаря. Даже наиболее авторитетный и объективный деятель не может решать тех проблем, которые должны решать сами государства и их правительства, руководствуясь Уставом"48.

48("Международная жизнь", 1967 г., № 5, стр. 158.)

Вопрос об операциях ООН по поддержанию международного мира и безопасности в середине 60-х годов стал одним из важнейших в деятельности ООН, от решения которого зависела в значительной степени судьба самой Организации. Актуальность и значение этого вопроса объясняются усилением агрессивных действий империализма и стремлением миролюбивых стран, особенно малых, превратить ООН в надежную гарантию их безопасности. Конечная цель социалистических и нейтралистских стран Африки и Азии в этом отношении одна. Они считают особо важным в условиях обострения международной обстановки, вызванного агрессивными происками империализма, повысить эффективность ООН как инструмента мира и безопасности народов.

Вместе с тем при совпадении цели имеются различия в поисках средств для ее достижения. Социалистические страны считают, что цель может быть достигнута путем строгого следования Уставу, устранения всех последствий "холодной войны" и приведения структуры ООН в соответствие с изменившимися условиями в мире. Африканские же страны полагают, что главным средством является наделение Генеральной Ассамблеи новыми полномочиями, не предусмотренными Уставом. Отмечая эти расхождения, тем не менее, следует подчеркнуть то важное обстоятельство, что СССР и другие социалистические страны исходят из необходимости повышения роли новых независимых государств в ООН. Не случайно в предложениях Советского Союза по вопросу об операциях ООН по поддержанию мира предусматривается прежде всего всемерное привлечение молодых независимых государств к участию в работе Совета Безопасности.

Советский Союз настаивает также на необходимости существенного повышения готовности Совета Безопасности к быстрым и эффективным действиям. Это могло бы быть достигнуто, в частности, путем разработки системы предоставления государствами - членами ООН соответствующих контингентов в распоряжение Совета Безопасности, а также путем принятия на себя в соответствии со статьей 45 Устава обязательств держать определенные контингента в состоянии немедленной готовности для предоставления их в распоряжение Совета. Причем эта система должна быть разработана таким образом, чтобы исключить возможность использования вооруженных сил ООН в целях посягательства на самостоятельность и безопасность народов, что может быть достигнуто лишь при активном и равноправном участии молодых независимых государств.

О сложности проблемы повышения эффективности ООН в деле защиты народов от агрессивных действий империализма свидетельствует чрезвычайная специальная сессия Генеральной Ассамблеи, созванная по инициативе Советского правительства в июне 1967 года в связи с агрессией Израиля против арабских стран.

Эта сессия стала важным этапом в борьбе миролюбивых народов за быстрейшую ликвидацию последствий израильской агрессии. Она поставила этот вопрос в центр внимания мирового общественного мнения. Работа сессии показала, что значительное большинство государств - членов ООН проявляет искреннюю заинтересованность в защите законных прав и интересов арабских народов, подвергшихся агрессии, осуждает агрессора и поддерживает требование о выводе израильских войск с оккупированных арабских территорий. Никто на Генеральной Ассамблее, за исключением самого Израиля и главных его покровителей во главе с США, не решился оправдывать агрессора. Да и сами США были вынуждены снять с голосования на Генеральной Ассамблее свой проект резолюции, выгораживавший агрессора.

111 стран, в том числе все африканские, дважды про-, голосовали за резолюцию, требовавшую от Израиля прекращения попыток присоединить к себе арабскую часть Иерусалима. Подавляющее большинство делегаций от имени своих государств в той или иной форме осудило Израиль как агрессора и совершенные им территориальные захваты, высказалось за очищение оккупированных арабских территорий от захватчиков. Тем не менее остается фактом, что Генеральная Ассамблея оказалась не в состоянии принять решение по главному вопросу - об отводе войск Израиля с оккупированных арабских территорий на позиции, которые они занимали до 5 июня 1967 г., до начала агрессии.

При голосовании 4 июля за советский проект резолюции, предусматривавший осуждение агрессора, немедленный вывод его войск с оккупированных территорий и возмещение Израилем ущерба, причиненного арабским государствам, высказалось значительное число государств. Еще большую поддержку получил проект резолюции 15 неприсоединившихся стран, содержавший требование о немедленном выводе войск Израиля с арабских территорий. Однако оба эти проекта не были приняты, так как получили меньше голосов, чем требовалось для утверждения. В частности, лишь 13 африканских стран голосовали за проект неприсоединившихся стран. 16 африканских стран воздержались, а три страны (Гана, Кения, Того) голосовали против предложения неприсоединившихся государств.

Голосов африканских стран было бы достаточно, чтобы этот проект был принят. Однако половина африканских стран, вопреки афро-азиатской солидарности и заявлениям об осуждении израильской агрессии с трибуны Генеральной Ассамблеи, не осталась последовательной до конца. Как отметил делегат Алжира, не все страны "третьего мира" нашли в себе мужество полностью воспользоваться предоставившейся возможностью проявить свою солидарность и уступили давлению США в момент голосования 49.

49("Международная жизнь", 1967 г., № 5, стр., стр. 159.)

Политические итоги чрезвычайной специальной сессии Генеральной Ассамблеи значительно расходятся с арифметическими. Генеральная Ассамблея не смогла принять решения о ликвидации последствий израильской агрессии, о выводе израильских войск с захваченных территорий из-за позиции Соединенных Штатов, некоторых их союзников, а также тех государств, которые поддались нажиму США.

Особое внимание в связи с этим привлекает тот факт, что многие африканские страны, входящие в общую афро-малагасийскую группу и обычно прислушивающиеся к голосу Франции, на этот раз не последовали за ней. Они воздержались при голосовании проекта резолюции 15 неприсоединившихся государств, тогда как Франция поддержала его. Все это говорит о чрезвычайной неопределенности позиций многих африканских стран при голосовании в Генеральной Ассамблее по вопросам, затрагивающим судьбы мира, об опасности того, что империалистические силы будут и впредь оказывать всеми средствами давление на малые страны.

Если "третий мир", и в рамках его африканские страны, не добьется прочного единства в своих действиях, исходя из необходимости обеспечить независимость и безопасность, то остается простор для игры империалистов на национальных противоречиях, на экономической слабости и зависимости этих стран, сохраняется возможность у западных стран использовать методы давления и шантажа.

Главным условием для повышения эффективности ООН как инструмента международного мира и безопасности с точки зрения непосредственных интересов развивающихся стран является их единство на антиимпериалистической основе. Без такого единства эти страны не могут играть в ООН роль, соответствующую их удельному весу и отвечающую действительным потребностям их самостоятельного развития. От этого в конечном счете зависит и их вклад в деятельность ООН в соответствии с задачами, которые поставлены перед Организацией всем ходом развития в современном мире.

50(См. "Правда", 24 июля 1967 г.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"