предыдущая главасодержаниеследующая глава

От автора

Правомерна ли книга о С. Ю. Витте, тем более как о дипломате? Могут возразить, что он хотя и крупный политик, но заведомо реакционный - убежденный монархист, враг революции, один из "гонителей земств", в дипломатической же деятельности участвовал лишь эпизодически. Постараемся рассеять эти сомнения.

Советская историческая, наука преодолевает устаревшую точку зрения, будто исследования о представителях враждебного революции лагеря для нас не актуальны. Уже появились завоевавшие признание специалистов и читателей работы о М. Н. Каткове, который из либерала превратился во вдохновителя дворянской реакции, о кровавом "верховном правителе" А. В. Колчаке, о крупном царском дипломате, министре иностранных дел А. М. Горчакове. Задачи перестройки побуждают нас более пристально вглядываться в свое прошлое, оценивать всю сложность стоявших перед обществом проблем, подчас перекликающихся с современными, видеть борьбу точек зрения и подходов к их решению. Это предполагает знакомство с конкретными историческими личностями, олицетворявшими те или иные взгляды и методы.

Опыт показывает, что проблематика, к которой советские авторы по тем или иным причинам не обращались, нередко используется буржуазной наукой в своих целях. Сказанное относится, в частности, к Витте. Зарубежная литература уделяет ему значительное внимание, трактуя роль "министра-реформатора" в духе собственных концепций "модернизации" России. В этом отношении характерны более или менее новые фундаментальные работы Т. фон Лауэ о Витте и об индустриализации России, X. Д. Мелингера и Дж. М. Томпсона о Витте в период первой русской революции*.

* (Laue Th. H. Sergei Witte and the Industrialisation of Russia.- N.- Y.- L., 1963; Mehlinger H. D., Thompson J. M. Count Witte and the Tsarist Government in the 1905 Revolution.- Bloomington.- L., 1972. )

Для суждения об актуальности книги о Витте важную роль играет масштаб этой личности как политика. В. И. Ленин называл его ""великим" акробатом", "министром-клоуном", отдавая должное его незаурядной политической ловкости и одновременно отмечая беззастенчивость в надувании "общественности"*. М. Н. Покровский полагал, что, "не будучи морально выше своих современников-бюрократов, Витте несколькими головами превышал их по своему уму и организаторским способностям"**. Действительно, на бедной дарованиями политической сцене в период последнего царствования Романовых рядом с ним поставить некого.

* (См. Ленин В. И. Поли. собр. соч.- Т. 12.- С. 123, 3. )

** (БСЭ.- Т. 11.- М., 1930.- С. 325. )

Звезда Витте выделялась яркостью не только на русском, но и на международном политическом небосклоне. Е. В. Тарле характеризовал его как министра, превосходящего "разнообразием своих дарований, громадностью кругозора, умением справляться с труднейшими задачами, блеском и силой своего ума всех современных ему людей власти, кроме Бисмарка и Гладстона..."*.

* (Тарле Е. В. Граф С. Ю. Витте. Опыт характеристики внешней полититики//Е. В. Тарле. Соч.- Т. V.- М., 1958.- С. 564. )

Витте неоднократно приходилось вести переговоры с иностранными представителями, заключать важные договоры и соглашения. Портсмутский мир - только наиболее известная из подобных страниц его биографии. Но непосредственно дипломатической активностью роль Витте в международных делах России далеко не исчерпывалась. В течение многих лет он оказывал определяющее влияние на внешнеэкономическую политику страны, формирование позиции правительства при выработке торговых договоров, заключении или предоставлении займов, концессий и т. п.

Как министр финансов Витте постоянно участвовал в обсуждении вопросов внешней политики, выносившихся на особые (межведомственные) совещания. Его слово было достаточно веским, поскольку то или иное решение вопроса нередко зависело от возможностей казны. К Витте обращались главы военного и морского ведомств, когда нужно было получить средства на осуществление новых программ вооружений, проведение железнодорожных линий, оборудование баз и крепостей. Таким образом, перед ним были открыты реальные возможности влиять на внешнюю политику, которыми он широко пользовался.

Вот почему в полной мере оценить роль Витте - дипломата можно, лишь исследуя всю совокупность его воздействия на эту область государственной жизни.

Первые подходы к интересующей нас теме были сделаны еще на ранних этапах развития советской историографии, когда появились статьи Е. В. Тарле (в 1927 г.) и Б. А. Романова, посвященные дипломатическому искусству Витте, а также книга Б. А. Романова о политике России в Маньчжурии в 1892 - 1906 годах. Оба исследователя высоко оценивали дальновидность, способности и энергию министра финансов в решении внешнеполитических вопросов. В то же время Б. А. Романов проводил в монографии мысль об ответственности Витте за авантюристическую линию царизма на Дальнем Востоке*.

* (См. Тарле Е. В. Указ. соч.; Романов Б. А. Витте как дипломат//Вестник ЛГУ.- 1946.- № 4 - 5; его же, Россия в Манчжурии (1892 - 1906). Очерки по истории внешней политики самодержавия в эпоху империализма.- Л., 1928. )

В дальнейшем специальных работ о Витте - дипломате в нашей стране не появлялось, но "виттевская тема" продолжала разрабатываться в советских исследованиях о международных отношениях на Дальнем Востоке и о внешнеэкономической политике России конца XIX - начала XX века*. Собранные в них наблюдения и материалы расширили и углубили представление о вкладе способного сановника во внешнюю политику России. В настоящее время возникла потребность в создании цельной картины его многообразной деятельности в этой области.

* (См., например, Романов Б. А. Очерки дипломатической истории русско-японской войны. 1895 - 1907.- Изд. 2.- М.- Л., 1955; Нарочницкий А. Л. Колониальная политика капиталистических держав на Дальнем Востоке. 1860 - 1895 гг.- М., 1956: Ананьич Б. В. Россия и международный капитал. 1897 - 1914//Очерки истории финансовых отношений.- Л., 1970; его же. Российское самодержавие и вывоз капиталов (По материалам Учетно-ссудного банка Персии).- Л., 1975; Шепелев Л. Е. Царизм и буржуазия во второй половине XIX века. Проблемы торгово-промышленной политики.- Л., 1981; Кризис самодержавия в России. 1895 - 1917/Под ред. В. С. Дякина и др.- Л., 1984 и др. )

Витте зримо выделяется среди коллег-министров широким государственным подходом к политике. Он сумел выработать довольно цельную систему политических воззрений, важное место в которой занимал международный аспект.

Пафосом всей деятельности Витте было служение "великой России". Даже столь любезное его сердцу самодержавие ценилось им прежде всего как форма управления, объединявшая огромную разноплеменную и многообразную по географическим условиям страну и способствовавшая росту ее могущества. Витте ясно сознавал, что "великая Россия" должна быть экономически самостоятельной, а для этого ей необходимо преодолеть хозяйственную отсталость и ускорить индустриальное развитие. Для наращивания экономического и политического могущества России следовало, по его мнению, длительное время воздерживаться от "военных компликаций".

Идеям Витте о великой, экономически сильной и независимой России нельзя отказать в масштабности. Они в определенной мере отвечали интересам развития страны. Вместе с тем их демиург не мог преодолеть классовой ограниченности. Это проявлялось уже в самом понимании им "величия" России, необходимыми компонентами которого были империалистическое доминирование в сферах ее интересов и царское самодержавие. В стремлении преодолеть экономическую отсталость России Витте не решался затронуть привилегии крепостников-помещиков. Он возлагал главные надежды на поощрение государством торгово-промышленного развития и привлечение иностранного капитала.

Еще более противоречива внешнеполитическая практика Витте. Он отнюдь не был кабинетным мыслителем, напротив, он всегда жаждал конкретного воплощения своих идей и находил удовлетворение только в такого рода осязаемом творчестве. При этом подход Витте отличался прагматизмом: если изначальные идеи сталкивались с жизненными реалиями, практик в нем почти всегда брал верх. Когда же его линия не находила достаточной поддержки в правительстве (со временем это стало случаться все чаще), он прибегал к лавированию, шел на компромиссы, а то и приспосабливался, даже поступаясь собственными взглядами.

Судьба Витте по-своему драматична и поучительна. Достигнув многого, иногда почти невозможного в решении менее масштабных задач, он оказался бессильным добиться главной цели. Нельзя было сделать Россию действительно могучей и изобильной, отстаивая выгодный дворянам-помещикам и отчасти крупной буржуазии наиболее консервативный вариант капиталистического развития страны. Расчеты на длительное отстранение России от участия в военных столкновениях недоучитывали конфликтного характера наступавшей новой эпохи.

Означает ли это, что деятельность Витте оказалась бесплодной? Думается, нет. Помимо ярких успехов в конкретных делах сама постановка ряда больших проблем, пусть решенных позднее другими общественными силами и иными методами, не есть ли тоже заслуга перед историей? Давайте попытаемся оценить его роль без предвзятости, помня, что речь идет о деятеле своего времени - выразителе определенных классовых интересов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"