предыдущая главасодержаниеследующая глава

Вступительная статья

(© Издательство "Прогресс", М., 1974.)

Исторический опыт показывает, что для обеспечения нормальных дипломатических отношений далеко не достаточно одних международно-правовых норм. Очень важно еще и соблюдение определенных церемониальных и протокольных обычаев и правил.

В настоящее время, когда произошли коренные изменения в соотношении сил на международной арене в пользу социализма, когда Советский Союз настойчиво претворяет в жизнь Программу мира, выдвинутую XXIV съездом КПСС, когда значительно расширяются дипломатические, политические, экономические, научно-технические и культурные связи между государствами мира, церемониал и протокол приобретают все большее значение.

Древние любили говорить, что "протокол - это фимиам дружбы". Уважение к должностным лицам иностранного государства, его флагу и гербу, соблюдение иммунитетов и привилегий дипломатических и консульских представителей - все это показатель отношения одной страны к другой. Иными словами, благодаря точному соблюдению церемониала и протокола создаются благоприятствующая переговорам обстановка, рабочее настроение должностных лиц, содействующие решению больших и малых внешнеполитических вопросов.

Премьер-министр определенного государства, усаженный на приеме в иностранном посольстве не на соответствующее его рангу место, не по форме одетые дипломаты на мероприятии по случаю национального праздника страны пребывания или на официальном приеме, устраиваемом главой государства, уполномоченные, прибывшие на переговоры с большим опозданием, неправильно выставленный флаг - каждаеей" способна тормозишуньскийть, охлаждать, а иногда, в определенных случаях, ухудшать нормальные, добрососедские отношения государств и препятствовать успешному осуществлению их дипломатической деятельности. (Попутно заметим, что есть государства, согласно протоколу которых перевернутый государственный флаг символизирует состояние войны.) И наоборот, хорошо поставленный и соблюдаемый дипломатический церемониал и протокол - это, образно говоря, та "смазка", которая позволяет нормально, без помех работать механизму дипломатических отношений.

* * *

С первых дней своего существования Советское государство, строя свои международные отношения на совершенно новой принципиальной основе, придавало большое значение дипломатическому церемониалу и протоколу. Оно руководствовалось в этом вопросе анализом К. Маркса и Ф. Энгельса практики и методов общения государств и народов, теоретическими положениями и практическими указаниями родоначальника и творца советской внешней политики и дипломатии В. И. Ленина* Церемониалу нашей страны чужды пышность и помпезность, которые были в царской России и которые сохраняются в настоящее время в некоторых капиталистических государствах.

* (А. А. Ахтамзян, В. И. Ленин и советская дипломатия, М., 1966; "Дипломатическая деятельность В. И. Ленина", М. (авторы В. Г. Трухановский, А. А. Ахтамзян, И. М. Линдер, М. И. Труш), 1970; из более ранних работ см. В. Н. Дурденевский, Л. Г. Ш а т о в, Систематический указатель избранных высказываний В. И. Ленина о международном праве и международной политике, в книге "В. И. Ленин о международной политике и международном праве", М., 1958; В. А. Зорин, Дипломатическая служба, М., 1964; Л. Федоров, Дипломат и консул, М., 1965; Д. Б. Левин, Дипломатия, М., 1962; Г. П. Задорожный, Внешняя функция империалистического государства, М, 1963; "Дипломатия и индустриализация", М., под ред. В. Д. Щетинина, 1967; А. Ковалев, Азбука дипломатии, М., 1968; В. С. Семенов, Ленинский стиль советской дипломатии, "Международная жизнь", 1969, № 4, стр. 3-11; А. С. Бахов, На заре советской дипломатии, М, 1966.)

Вклад советской дипломатии в теорию и практику дипломатического церемониала и протокола довольно значителен, а в ряде случаев он носит подлинно революционный характер.

Советское государство первым в истории человечества ввело для своих представителей во всех странах, больших и малых, единый дипломатический ранг "полпреда", чем содействовало укреплению и утверждению принципа суверенного равноправия всех государств. Благодаря первой в истории советской женщине-послу A. М. Коллонтай получил признание принцип равноправия женщины с мужчиной в дипломатической работе, нашедший затем отражение в Уставе Организации Объединенных Наций. Учрежденный Советским Союзом институт консульских отделов посольств получил широкое признание и был введен во многих странах мира.

Великая Октябрьская социалистическая революция практически в корне изменила важнейшую функцию дипломатического церемониала и протокола-вместо закрепления рабовладельческих, феодальных и буржуазных отношений иерархии и подчинения в международных отношениях - утверждение суверенного равноправия всех государств и народов в международных отношениях.

За последние годы в советской литературе появился ряд книг и диссертаций по вопросам дипломатии, имеющих важное значение для анализа проблем дипломатического церемониала и протокола*.

* (См. наряду с упомянутыми выше работами: В. Л. Исраэлян, Л. Н. Кутаков, Дипломатия агрессоров, М., 1968; "Дипломатия современного империализма. Люди, проблемы, методы" (авторы Ю. В. Борисов, А. А. Громыко, Г. А. Дебор и др.), М., 1969; И. П. Блищенко, В. Н. Дурденевский, Дипломатическое и консульское право, М., 1962; "Дипломатия социализма", М., 1973 и др. )

Следует также упомянуть, что в разные годы интересные лекции по дипломатическому протоколу и церемониалу читали в Высшей дипломатической школе и Московском государственном институте международных отношений МИД СССР такие видные специалисты, как B. Н. Дурденевский, Г. Н. Дульян, И. Н. Земсков, Г. А. Золотухин, В. А. Зорин, Б. Л. Колоколов, Ф. Ф. Молочков, Н. И. Моляков, Н. Г. Резниченко и др.

Постоянное внимание этим вопросам уделяют А. А. Громыко, а также В. В. Кузнецов, С. П. Козырев, Н. П. Фирюбин и другие руководящие работники МИД СССР.

Новые работы по дипломатическому протоколу вышли в братских социалистических странах - Болгарии, Чехословакии, Румынии и других*.

* (См., например, М. П. Геновски, Дипломатическо и консульско право и дипломатически протокол. Лекции, София, 1971. )

Однако, памятуя известное ленинское указание "учиться дипломатии", мы не отказываемся от изучения и буржуазного зарубежного опыта в вопросах дипломатического церемониала и протокола. Как справедливо заметил крупный специалист по вопросам дипломатического протокола Ф. Ф. Молочков, "в дипломатической работе советских работников нет мелочей. Все делается в целях повышения мастерства дипломатической работы, разработки новых ее приемов, методов и средств для проведения принципов внешней политики Коммунистической партии Советского Союза"*.

* (Ф. Ф. Молочков, Дипломатическая практика, М, Изд. ВДШ, 1958, стр. 117. )

Советским читателям и профессиональным дипломатам знакомы книги, посвященные дипломатии, как искусству, дипломатическим праву и службе и, отчасти, церемониалу и протоколу, вышедшие в свое время за рубежом и переведенные на русский язык.

Это труды известных иностранных дипломатов Э. Са-тоу, Г. Никольсона, Р. Заллета, Ж. Серре, Ф. Муса и других.

Из новейших работ, посвященных дипломатии и протоколу, представляют определенный интерес книги американца Р. Хармона, "Искусство и практика дипломатии: избранные и аннотированные руководящие указания", бразильца Насимиенто э Сильва, "Дипломатия и протокол" и шведа Б. Росио, "Дипломатия развивающихся стран"*.

* (R. В. Harmon, The Art and Practice о! Diplomacy. A. Selected and Annotated Guide. Scarecow Press, 1971; Geraldo Euladio do Nascimiento e Silva, Diplomacia e protocolo, Rio de Janeiro, 1969; B. R о s i o, Diplomat i u-land. Stokholm, Bonnier, 1968.)

И все-таки до сих пор еще не было обобщенного монографического исследования, специально посвященного дипломатическому церемониалу и протоколу. Этот пробел значительно восполняет предлагаемая советским читателям книга американского и французского дипломатов Джона Вуда и Жана Серре* "Дипломатический церемониал и протокол. Принципы, процедура и практика", которая публикуется с некоторыми сокращениями**.

* (Краткие сведения об авторах см. стр. 441. )

** (Из книги исключены предисловие к американскому изданию, не представляющее научного интереса, справка о дипломатическом церемониале и протоколе в СССР, построенная на устаревшем материале, а также неполный и устаревший список национальных праздников государств. )

Достоинство книги Дж. Вуда и Ж. Серре состоит в том, что ее авторы отобрали и обобщили большой материал на основе опыта, накопленного дипломатией многих стран мира, и поэтому их книга является не только исследованием, но и справочником.

Хотя авторы не знают законов общественного развития и поэтому трактуют историю международных отношений с идеалистических позиций, в целом им удалось проанализировать деятельность ряда институтов современного международного права сквозь призму дипломатического церемониала и протокола. Это дипломат и консул, международный договор, международные организации, должностные лица этих организаций и другие институты.

Авторы вносят свой вклад в решение проблемы кодификации дипломатического церемониала и протокола. Фактически они создали как бы неофициальный "кодекс дипломатического церемониала и протокола".

В книге могут быть найдены почти все термины современного дипломатического церемониала и протокола, принятые сокращения, образцы дипломатических писем и обращений, используемые в отдельных странах. Ценны и другие материалы, посвященные различным видам дипломатических документов. Читатель найдет здесь коллективные и идентичные ноты, вербальные ноты, меморандумы и манифесты и даже... вышедшие из употребления "ультиматумы".

Авторы излагают нормы церемониала и протокола, опираясь на обычные и договорные источники международного права, на Венские конвенции о дипломатических и консульских сношениях и иммунитетах 1961 и 1963 годов, а также на законодательство и практику западноевропейских государств, прежде всего Англии п Франции, а также США.

Но, проводя такую кодификацию, Дж. Вуд и Ж. Сер-ре довольно трезво и самокритично указывают: "Предпринимая попытку разобраться в существующем положении, предложить определенные принципы и указать общие правила, мы не питаем иллюзий относительно неоспоримости предлагаемых решений".

Авторы также справедливо подчеркивают, что правила церемониала и протокола "не являются священными" и могут меняться в зависимости от обстоятельств. Ярким примером в этом отношении явился специально разработанный американским правительством церемониал и протокол для торжественного приема Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева во время его визита в США летом 1973 года.

Дж. Вуд и Ж. Серре, не абсолютизируя и не преувеличивая значения протокола, вместе с тем напоминают, что нарушение протокола должно рассматриваться как "рассчитанная демонстрация недоверия к дипломату".

Положительной стороной книги Дж. Вуда и Ж. Серре является также и показ того влияния, которое имеет на дипломатический церемониал и протокол научно-технический прогресс. В наши дни, когда правовое регулирование становится неотъемлемой частью научно-технического прогресса и международного сотрудничества государств во всех областях, сам научно-технический прогресс оказывает все большее влияние на дипломатическое право, протокол и церемониал. В книге отмечается, что в дипломатических представительствах появились многочисленные институты технических атташе, показывается специфика их статуса, значительное повышение значения технических средств в информации дипломатов, квазидипломатические функции капитанов морских судов и пилотов гражданских самолетов, роль протоколов и документации международных технических и ведомственных конференций.

Однако книга Дж. Вуда и Ж. Серре не свободна и от ряда серьезных недостатков. И главный из них - это попытка затушевать классовый характер дипломатического церемониала и протокола.

Исторический опыт показывает, что каждый господствующий класс в том или ином государстве рассматривает дипломатический церемониал и протокол прежде всего с точки зрения укрепления своего классового господства и выгодных ему общественно-политических порядков. Это особенно бывает заметно в периоды ухудшения политических отношений между государствами. Не случайно во времена "холодной войны" наблюдалось немало случаев нарушения протокола и церемониала со стороны правительств капиталистических держав и их дипломатической службы по отношению к социалистическим странам.

Классическим примером применения буржуазными государствами норм дипломатического протокола в целях ущемления прав и интересов Советского государства в первые годы его существования служило игнорирование прав советских полномочных представителей (полпредов). До Великой Октябрьской социалистической революции дипломатическими представителями в ранге посла обменивались только великие державы (Россия, Англия, Франция и другие). Затем, по мере постепенного выхода на историческую арену новых великих и средних стран, круг государств, аккредитующих послов, стал расширяться и принимать всеобщий характер. Однако, как правило, крупные капиталистические государства аккредитовали в малые страны не послов, а дипломатических представителей низших рангов, демонстрируя таким образом свое превосходство.

Последовательно отстаивая позицию равенства больших и малых наций и стремясь подчеркнуть это равенство в международных отношениях, Советское правительство 4 июня 1918 года упразднило дипломатические ранги аккредитуемых им представителей и придало им общее наименование полномочных представителей. Однако упразднение Советским государством дипломатических рангов буржуазные государства попытались использовать в прямом противоречии с международным правом для ущемления его интересов, считая советского представителя низшим по рангу в составе дипломатического корпуса. В связи с этим Советское правительство в дальнейшем указывало при аккредитовании полпреда тот ранг, в котором оно желало видеть его.

Рассматривая вопрос о дипломатическом статусе международных организаций, авторы неверно утверждают, что эти организации "не преследуют политических целей". Напротив, даже организации религиозного, культурного, технического профиля в конечном счете имеют определенную политическую направленность, используются теми или иными классовыми силами в своих политических целях. Чтобы понять это, достаточно вспомнить, как международные спортивные организации и Олимпийские игры использовались в расистских целях гитлеровской Германией, а в наше время - правителями Южно-Африканской Республики и реакционными кругами других капиталистических стран.

Нельзя также согласиться с постановкой авторами знака равенства между действительно оборонительной региональной Организацией Варшавского Договора, а также Советом Экономической Взаимопомощи социалистических стран, с одной стороны, и военно-агрессивными блоками НАТО, СЕАТО, СЕНТО - с другой.

Правильно указывая, что международные организации не могут рассматриваться в качестве суверенных образований, авторы, однако, допускают неточности, утверждая, что международные организации "не пользуются защитой международного права". Современное международное право защищает правомерно созданные международные организации, их положение, должностных лиц, архивы, бюджет, эмблему, флаг и т. д*.

* (1 См. С. А. Малинин, О характере взаимоотношений между отдельными органами в системе ООН, "Советский Ежегодник международного права-1970", М., 1972, стр. 95-108; Б. В. Гангошк и н, Дипломатическое право международных организаций, М., 1972; Е. А. Шибаева, Правовой статус межправительственных организаций, М., 1972. )

Освещая консульские функции дипломатических представительств, авторы умалчивают о том факте, что создание консульских отделов посольств было нововведением Советского государства и тем самым его большим вкладом в теорию и практику дипломатического и консульского права.

Несостоятельно "узаконение" авторами ограничения дееспособности государств, признанных другими государствами только "де-факто", ибо всякое суверенное государство, основанное на принципе самоопределения нации,- полноправный субъект международных отношений независимо от формального его признания другими.

Интересен с теоретической точки зрения вопрос о соотношении протокола и церемониала. В книге сделана попытка провести различие между церемониалом и протоколом, однако четкости в этом вопросе авторы не достигли. Можно утверждать, что церемониал больше связан с внешней, ритуальной частью дипломатических отношений, он относится к протоколу как форма к содержанию и в определенной мере как частное к общему*.

* (См., например, работы советских авторов о дипломатическом военно-морском церемониале и протоколе: Правила морского церемониала (глава VIII) в книге П. Д. Бараболи, И. Е. Тархано - в а, В. И. Ивченко, В. Н. Михалева, Г. С. Горшкова "Международное морское право", 1969, стр. 185-195; статья И. Е. Тарханова "Некоторые аспекты военно-морского дипломатического протокола", "Морской сборник", 1972, № 1, стр. 83-87.)

Отметим также и другую проблему, которая не нашла решения в книге. Это различие между дипломатическим иммунитетом, с одной стороны, и дипломатическими льготами и привилегиями - с другой. Иммунитет является совершенно необходимой гарантией нормального осуществления дипломатом своих функций и реализации им своих прав и обязанностей (сюда входит личная неприкосновенность, неприкосновенность служебных и жилых помещений и имущества, изъятие из-под юрисдикции местных органов власти и т. д.), дипломатические же льготы и привилегии не служат такой гарантией, не имеют столь решающего значения для нормального осуществления дипломатом его служебных функций. Дипломат мог бы осуществлять свою деятельность и на основе одного иммунитета. Однако дипломатические льготы и привилегии (освобождение от пошлин, различных сборов, право на флаг, право на ношение формы, на старшинство и т. д.) значительно облегчают его работу и содействуют ей.

В книге не рассмотрен весьма важный вопрос о служебной роли дипломатического церемониала и протокола по отношению к основным принципам международного права.

Обычно в советской и зарубежной литературе правильно указывается, что дипломатический церемониал и протокол в целом служат обеспечению нормальных международных отношений. Однако еще недостаточно подчеркивается значение церемониала и протокола в современную эпоху как важного средства, призванного содействовать претворению в жизнь принципов мирного сосуществования государств различных социально-экономических систем, утверждению принципов суверенитета и равноправия государств, невмешательства во внутренние дела и других принципов. Протокол и церемониал во всех своих проявлениях тесно связаны с принципами суверенитета, равноправия, невмешательства, соблюдения международных обязательств. Нормы церемониала и протокола являются как бы реализацией и конкретизацией основополагающих начал современного международного права. Если схематически изобразить эту связь и показать, как те или иные принципы и суверенные права государств отражаются в нормах церемониала и протокола, то картина получится следующей.

Принцип суверенитета государств: почести флагу, салютование и т. д.

Принцип равноправия государств: альтернат (поочередное старшинство), упорядоченная рассадка дипломатических представителей и т. д.

Активное и пассивное право посольства, принадлежащее государству: агреман на назначение посла, церемония представления, порядок визитов, форма одежды, визитные карточки и т. д.

Активное и пассивное консульское право, принадлежащее государству: порядок выдачи консульского патента, экзекватуры и т. д.

Договорная правоспособность государства: процедура и церемониал подготовки и заключения международных договоров и присоединения к ним и т. д.

Эти примеры можно приумножить. Они говорят о том, что дипломатический церемониал и протокол служит важной формой и необходимым средством обеспечения международной правоспособности государств и воплощения этой правоспособности в дееспособность.

Сложным теоретическим и практическим вопросом продолжает оставаться вопрос о том, в каких случаях нормы дипломатического протокола и церемониала являются юридически обязательными, так как вытекают из международных договоров и обычаев, а в каких они - просто правила международной вежливости. Сложность церемониала и протокола, как справедливо подчеркивают авторы, в его многообразии и запутанности. До настоящего времени нет единого официального кодекса церемониала и протокола, да в ряде случаев и не может быть унифицированных правил церемониала и протокола (например, в странах, исповедующих мусульманскую религию, с одной стороны, и странах христианских - с другой; в странах, сохранивших феодальные титулы и звания, и в странах, где эти титулы и звания упразднены, или, например, в государствах, где существует равноправие женщин с мужчинами, и в странах, где этого еще нет и где, например, женщины не приглашаются на дипломатические приемы).

Вместе с тем сложность церемониала и протокола заключается и в том, что не всегда ясно, где кончается международная вежливость и начинается юридическая обязанность соблюдения определенных правил. Будучи инструментом превращения правоспособности государства в области дипломатических отношений в его дееспособность, нормы церемониала и протокола в ряде случаев, сами не имеют юридически обязательного характера и являются лишь данью вежливости или обыкновению (форма одежды, время прибытия на прием и ухода с него и т. д.). Сказанное еще раз подчеркивает значение научной кодификации правил церемониала и протокола, проделанной авторами настоящей книги.

Следует подчеркнуть, что важнейшая функция протокола и церемониала - содействовать обеспечению суверенного равноправия государств, а также всеобщего мира и мирного сосуществования государств, принадлежащих к различным общественным системам,- возникла, развилась и утвердилась только в послеоктябрьский период под влиянием идей Великой Октябрьской социалистической революции в демократической практике Советского государства, а в дальнейшем и других социалистических государств.

В дооктябрьский период, а также в капиталистическом мире в наши дни функция церемониала и протокола прямо противоположна той, которая существует в практике дипломатии социализма, ее целью было, а в значительной мере есть и ныне, закрепление отношений господства великих держав, иерархии и неравенства государств, освящение империализма и колониализма.

Так было, например, в период Римской империи, Священного Союза, в период монопольного господства капитализма до победы Великого Октября, в мире капитализма в новейшее время.

Жизнь свидетельствует, что на дипломатическом церемониале и протоколе сказывается классовая природа того или иного государства. Например, недавно возник институт "множественного депозитария", при котором ратификационная грамота того или иного государства, присоединившегося к многостороннему договору, сдается не исключительно одному государству-депозитарию (хранителю договора), как это было традиционно всегда в международных отношениях, а любому из трех или даже четырех государств-депозитариев по выбору присоединяющегося государства. Этот институт был вызван к жизни нежеланием депозитария иметь дело с непризнанным или неугодным ему по классовым соображениям иностранным правительством*.

* (Так, например, депозитариями Московского договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой от 5 августа 1963 г. являются одновременно СССР, США и Англия. Не имея дипломатических отношений с одним из депозитариев, те или иные государства могут присоединиться к договору через услуги другого депозитария (МНР, не имея дипломатических отношений с США, присоединилась к договору в Москве, а чанкайшист сдал ратификационную грамоту в Вашингтоне). )

Протокольное неравенство, существовавшее до Октября, сохранилось еще и сегодня во многих капиталистических странах, особенно в Англии, Франции и в ряде других. Оно бросается в глаза и читателю этой книги (например, правила старшинства пэров, виконтов, лордов, маркизов и т. д.). Это же положение сохранилось, например, в католических странах, признающих старшинство и приоритет в дипломатическом корпусе за представителями папы римского.

В современном дипломатическом протоколе и церемониале есть еще немало архаичного и сложного, немало наслоений феодальной и капиталистической формаций. Очевидно, со временем протокол значительно упростится и станет более рациональным. Это будет иметь большое положительное значение для межгосударственных отношений не только потому, что сложность протокола является источником ошибок и трений (иногда независимо от воли сторон), но и потому, что сложный протокол и церемониал создают неудобства и, таким образом, вместо облегчения дипломатических отношений могут затруднять их. Примером такого облегчения отношений может служить встреча Генерального секретаря ЦК КПСС, члена Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнева с Президентом Франции Ж. Помпиду в марте 1974 года в Пицунде, во время которой меньше времени было уделено протокольным мероприятиям и больше времени - переговорам.

Укрепление сил социализма, мира и прогресса служит залогом дальнейшей демократизации и упрощения дипломатического церемониала и протокола в будущем с сохранением, однако, всего того целесообразного и разумного, что создает в отношениях между государствами и народами "фимиам дружбы". И в этом смысле книга Дж. Вуда и Ж. Серре принесет известную пользу как богатый источник информации о дипломатическом церемониале и протоколе, из которого читатели извлекут ценный материал.

М. И. Лазарев, доктор юридических наук, профессор

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"