предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение

Конец первой мировой войны и победа в России Октябрьской социалистической революции знаменовали начало новейшего периода в истории дипломатии. Основное содержание этого периода характеризуется двумя моментами: во-первых, сосуществованием, взаимодействием и борьбой двух противоположных систем - капитализма и социализма; во-вторых, чрезвычайным обострением всех капиталистических противоречий, которое и привело человечество ко второй мировой войне.

В истории дипломатии с 1919 по 1939 г., между первой и второй мировыми войнами, достаточно отчётливо обозначаются три этапа.

Первый этап (1919-1923 гг.) характеризуется усиленной дипломатической деятельностью стран-победительниц, направленной, во-первых, на создание и укрепление версальско-вашингтонской системы послевоенных международных отношений; во-вторых, на изоляцию Советской страны в целях её скорейшего подчинения или разгрома путём вооружённой интервенции.

Второй этап (1923-1929 гг.) ознаменован был, во-первых, обострением внутренних противоречий версальско-вашингтонской системы; во-вторых, постепенным расшатыванием этой системы усилиями враждебных ей государств; в-третьих, вступлением капиталистических стран на путь дипломатического признания непрерывно крепнущей Страны Советов, которая мощью Красной Армии и искусными действиями своей дипломатии опрокинула все попытки империалистов подвергнуть её военному разгрому или окружить кордоном политической изоляции.

Третий этап (1929-1939 гг.), открывающийся наступлением экономического кризиса, связан с крушением версальско-вагпингтонской системы, которая распадается под напором внутренних противоречий и под ударами агрессивных стран - Германии, Италии, Японии, объединяющихся в блок поджигателей войны. Стараясь отвести от себя угрозу столкновения с этим блоком, правящие реакционные круги держав-победительниц, вместо коллективного противодействия агрессорам, настойчиво предлагаемого Страною Советов, стремятся при помощи своей дипломатии разъединить их блок, привлечь на свою сторону отдельных его участников, чтобы в конце концов направить их наступление в сторону Советского государства. Эта политика "умиротворения" агрессоров, попустительства, уступок, сговора с ними и, наконец, прямого их поощрения приводит к открытому развязыванию войны, местные очаги которой - на Дальнем Востоке, в Африке, Испании, Центральной Европе - сливаются постепенно в мировой пожар.

В период 1919-1923 гг. державы Антанты, опираясь на Версальский договор, стремились закрепить свою победу над австро-германским блоком путём территориального, военного и экономического ослабления Германии и её союзников. Однако внутреннее соперничество между странами-победительницами мешало осуществлению этой задачи. Правительство Англии опасалось чрезмерного усиления своего французского союзника. Поэтому оно и не добивалось так упорно, как французы, ни точного выполнения немцами репарационных обязательств, ни действительного разоружения Германии. На этой почве развивалась дипломатическая борьба между Францией и Англией по вопросам об оккупации Рура, о Рейнской области, о выплате немцами репараций. Соединённые штаты Америки заинтересованы были в получении военных долгов со своих европейских союзников и в целости своих капиталов, размещённых в Германии. В силу этого американская дипломатия стремилась стабилизировать положение в Европе, умеряя натиск французов на Германию, грозивший новыми международными потрясениями. Со своей стороны германская дипломатия не упускала возможности использовать противоречия между державами- победительницами: она систематически уклонялась от выполнения обязательств Версальского договора, тайком сохраняла и увеличивала свои вооружённые силы, затягивала требуемые с неё платежи по репарациям. В результате страны-победительницы, которых Германия запугивала перспективой своего банкротства и угрозой якобы неизбежной большевистской революции в Европе, шли на уступки домогательствам немцев. Планом Дауэса была предусмотрена финансовая помощь Германии в форме американских и европейских кредитов, которые должны были поддержать курс германской валюты и содействовать восстановлению платёжеспособности Германии. Тот же план, ограждая торговлю держав-победительниц от немецкой конкуренции, являлся попыткой направить германский экспорт на завоевание советского рынка.

Версальский договор и связанные с ним дополнительные международные соглашения закрепляли результаты победы Антанты в Европе. Новый передел мира надлежало завершить и на Дальнем Востоке. Вашингтонская конференция 1921-1922 гг. явилась попыткой установить соотношение империалистических сил на Тихом океане. Соглашения, подписанные в Вашингтоне в 1921-1922 гг., определяли размеры морских вооружений великих держав и права последних на тихоокеанские островные владения. Морскому первенству Великобритании Соединёнными штатами Америки наносился чувствительный удар. Обогатившиеся и усилившиеся в итого первой мировой войны, США выдвигались в качестве главного соперника Англии на обоих океанах и Дальнем Востоке. Англо-американские противоречия осложнялись значительным усилением позиций империалистической Японии.

"После первой империалистической войны, - отмечал товарищ Сталин, - государства-победители, главным образом Англия, Франция и США, создали новый режим отношений между странами, послевоенный режим мира. Главными основами этого режима были на Дальнем Востоке - договор девяти держав, а в Европе - версальский и целый ряд других договоров"1.

1 (Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 568.)

Ставя своей задачей охрану и закрепление версальско-вашингтонского режима, дипломатия правящих реакционных групп держав-победительниц стремилась создать такую систему международных отношений, которая предохранила бы послевоенный режим от опасных потрясений. Однако империалистическая дипломатия руководилась при этом узко понимаемыми классовыми интересами. Главную опасность она усматривала не в империалистической Германии, упорно готовившейся к реваншу; своего основного врага она видела в лице Советской страны, которая в действительности помышляла только о мире и все силы направляла на восстановление своего хозяйства на основе социализма.

На международных конференциях в Генуе и Гааге (апрель - май, июнь - июль 1922 г.) империалистическая дипломатия пыталась создать объединённый фронт против Советской страны. Но дипломатия Ленина ясно видела борьбу, происходящую в стане империалистов; учитывая эти международные противоречия, она сумела расколоть антисоветский фронт и расстроить агрессивные замыслы врагов Советской России. Рознь и неустойчивость в стане капиталистических держав вскрылись в факте заключения советско-германского соглашения в Рапалло (16 апреля 1922 г.). Встревоженная дипломатия реакционных кругов Антанты направила свои усилия на скорейшую ликвидацию рапалльского прорыва. Отсюда возникли её попытки развить наступательные действия против страны социализма.

В период 1923-1929 гг., убедившись в силе и прочности Советского Союза и не будучи в состоянии без его участия восстановить нормальную хозяйственную жизнь и упрочить международные отношения, правительства капиталистических стран, одно за другим, начали вступать на путь признания СССР. К этому вынуждало их и давление общественного мнения широких демократических масс, заинтересованных в предупреждении новых войн и в восстановлении мирного международного сотрудничества. 1924 год явился годом таких признаний СССР.

Советская дипломатия не уклонялась от соглашений и сотрудничества с капиталистическими странами. В отношении буржуазных государств она проводила последовательную и твёрдую политику, ставя задачей сохранение мира и укрепление своих деловых международных связей.

"Наша внешняя политика ясна, - заявлял товарищ Сталин на XVII съезде ВКП(б). - Она есть политика сохранения мира и усиления торговых отношений со всеми странами... Кто хочет мира и добивается деловых связей с нами, тот всегда найдёт у нас поддержку"1.

1 (Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 438.)

Дальнейшей попыткой закрепить послевоенный режим в Европе явились Локарнские соглашения 16 октября 1925 г. Германия вынуждена была признать неизменность своих границ, подтвердить военные статьи Версальского договора и, вместе с Францией и Бельгией, принять на себя взаимные обязательства ненападения. Однако дипломатия союзников пошла на существенные уступки в пользу Германии. Во-первых, немцы были признаны равноправными участниками Локарнских соглашений; во-вторых, союзники отказались от распространения гарантийных обязательств Локарнского договора на восточные границы Германии. Гарантами договора между Германией, Францией и Бельгией стали Англия с Италией. Таким образом, Франция, наравне с Германией, подчинялась англо-итальянскому контролю. Это было тяжёлым поражением французской дипломатии. Напротив, для английской дипломатии Локарнские соглашения явились крупной политической победой.

Самой серьёзной уступкой Германии со стороны союзников являлось то, что Локарнские соглашения предоставляли немцам свободу рук на Востоке. В этом заключалось антисоветское остриё Локарнского договора. Так с полной очевидностью вскрывалось стремление реакционных кругов держав-победительниц направить против Советской страны наступление империализма Германии.

Дипломатия реакционных кругов стран Антанты тщательно прикрывала антисоветскую сущность Локарнских соглашений. Она представляла этот акт международному общественному мнению как крупнейшее достижение политики "замирения Европы". В действительности в стане держав, подписавших Локариский пакт, неудержимо продолжали углубляться империалистические противоречия. Наперерыв друг перед другом французы и англичане стремились договориться с Германией; старались они вовлечь и Италию в орбиту своего влияния. Пользуясь этим, немцы и итальянцы всё повышали свои империалистические притязания; готовясь к насильственному переделу мира, они лихорадочно увеличивали свои вооружения. Немецкая дипломатия ставила своей ближайшей задачей скорейшую ликвидацию Версальского договора и окончательную отмену репарационных платежей. Этих целей Германия надеялась достигнуть, между прочим, своим вхождением в Лигу наций, которое и состоялось 8 сентября 1926 г. Стремясь "умиротворить" Германию, реакционные правительства стран-победительниц шли навстречу её домогательствам. Недальновидность, непонимание действительных гарантий мира в Европе, готовность приносить в жертву узко понимаемым классовым интересам правящей олигархии благо своих народов сказывались в этой гибельной политике.

12 декабря 1926 г. под воздействием английской и французской дипломатии Лига наций постановила снять с Германии военный контроль и удалить из пределов Германии международную контрольную комиссию. Отныне ничто уже не мешало германскому империализму готовиться к новой войне в целях реванша.

Чтобы усыпить тревогу народных масс и отвлечь их внимание от подготовки империалистических правительств к новым войнам, дипломатия этих правительств прибегала к методу пацифистской маскировки. Создавая нарочитую шумиху вокруг вопросов о разоружении или ограничении вооружений, а также о запрещении войны как орудия национальной политики, империалисты рассчитывали прикрыть этой демагогической агитацией свои военные приготовления. Советская дипломатия неустанно разоблачала эту маскировку. Со своей стороны она выдвигала планы действительного и всеобщего разоружения.

Эта смелая и решительная борьба советского правительства за мир содействовала неуклонному росту международного авторитета Советского Союза и укрепляла симпатии к нему со стороны широких народных масс. Однако советские проекты неизменно отклонялись дипломатией империалистических стран.

С наступлением экономического кризиса, разразившегося в конце 1929 г. и продолжавшегося до 1933 г., открывается третий этап послевоенной истории дипломатии, характеризующийся катастрофическим обострением международной обстановки. В поисках выхода из кризиса правящие реакционные круги империалистических держав усиливают деятельность, направленную против СССР, в надежде сломить страну социализма и насильственно включить её в мировой экономический оборот.

Французский план пан-Европы и клеветническая кампания против советского "демпинга" и "принудительного труда" вполне определённо ставили перед собой такую задачу. Советское правительство энергично и успешно противодействовало этой агитации. Не ограничиваясь мерами экономической самообороны, в дополнение к системе политических договоров о ненападении, заключённых им с целым рядом соседних стран, оно выдвинуло новый проект - обеспечения мирного сотрудничества государств, независимо от их внутреннего режима, путём заключения международного пакта об экономическом ненападении (20 июня 1933 г.). Но миролюбивые предложения советского правительства упорно отклонялись дипломатией империалистических государств. Между тем международный кризис приобретал всё большую остроту. Австро-германская попытка заключения таможенного союза в 1931 г. вызвала чрезвычайное напряжение политической обстановки в Европе. Под давлением стран-победительниц Германия и Австрия отказались от своего намерения. Однако вскоре же Германия постаралась взять реванш: она добилась признания со стороны международных экспертов невозможности для неё выполнения репарационных обязательств. Лозаннская конференция в июне 1932 г. фактически ликвидировала немецкие репарации. Это было серьёзным ударом, нанесённым версальской системе.

Вместо организованного противодействия Германии дипломатия союзных держав продолжала проводить политику попустительства немецким агрессивным стремлениям. О ревизии Версальского договора уже открыто ставила вопрос американская общественность. Того же угрожающе требовала и фашистская Италия. Между тем примеру европейских агрессоров следовала и Япония на Дальнем Востоке. В сентябре 1931 г. она оккупировала своими вооружёнными силами Манчжурию, открыто вступив на путь нарушения версальско-вашиигтонского послевоенного режима. В конце концов японское правительство решило развязать себе руки, чтобы действовать без помехи. Оно достигло этого своим демонстративным выходом из Лиги наций 27 марта 1933 г. То было открытым разрывом со всей совокупностью международных обязательств версальско-вашингтонской системы. Вскоре на Дальнем Востоке запылал первый очаг будущей второй мировой войны.

Безнаказанность японской агрессии окрылила германских империалистов. Отбрасывая последние стеснения, они стремились к открытому низвержению версальской системы. Наиболее ярко выраженный характер эта политика Германии приобрела после захвата власти в стране фашистами в январе 1933 г. Ещё до этого Германия демонстративно покидает конференцию по разоружению, заявляя, что не Может примириться со своим неравноправным положением. 19 октября 1933 г. Германия, по примеру Японии, выходит из Лиги наций. Опираясь на магнатов промышленности и банков, увлекая за собой малосознательные массы фашистской демагогией, националистической агитацией и яростной проповедью военного реванша, Гитлер с упорством маньяка вёл Германию к новой войне. Для внешнего мира эта подготовка маскировалась бесстыдными заверениями немецких фашистов в их миролюбии. Стремясь углубить рознь между своими противниками, они всеми мерами противодействовали созданию единого антифашистского фронта. Для этого дипломатия Гитлера вовлекала в сепаратные переговоры о соглашениях то французов, то англичан, то Польшу и Чехословакию. Наиболее реакционные круги европейской общественности Гитлер соблазнял проповедью "крестового похода" против большевиков, изображая самого себя вождём и организатором этого движения. Опасность, которая угрожала миру со стороны фашистской Германии, была слишком очевидной. Перед этой угрозой советская дипломатия неустанно призывала к объединению миролюбивых стран в целях обеспечения коллективной безопасности.

Для подготовки такого международного сотрудничества советскими дипломатами разработано и формулировано было точное понятие агрессора, внесшее ясность в важнейший вопрос об определении нападающей стороны. Это советское определение положено было затем в основу соответствующей конвенции, предложенной и подписанной Советским Союзом со всеми сопредельными странами, а также с Чехословакией и Югославией.

Рост международного значения СССР как фактора мира и активная политика советского правительства, направленная на разоблачение лицемерного буржуазного пацифизма, на борьбу против поджигателей войны, естественно, склоняли на путь сближения с Советской страной правительства тех государств, которым внушало тревогу соседство агрессивной Германии. В этом плане намечалось сотрудничество советской дипломатии с французской. Чувствуя ослабление своих связей с Малой Антантой и с Полыней, стоя лицом к лицу с такими соседями, как гитлеровская Германия и Италия Муссолини, Франция, естественно, искала опоры. Французская дипломатия вступила в переговоры с Советским Союзом о заключении политического пакта. Так возник франко-советский проект Восточноевропейского пакта о взаимной помощи. Германия отказалась от участия в таком договоре. Немецко-фашистский агрессор не желал связывать себе руки. Угрожающая позиция Германии вынуждала сторонников мира искать сближения с Советским Союзом, чтобы заручиться его мощной поддержкой для предупреждения новой европейской войны. Этим вызвано было решение Лиги наций 18 сентября 1934 г. о принятии СССР в состав её членов. Советское правительство не уклонилось от вхождения в Лигу наций. Оно считало, что это международное учреждение, при всех его несовершенствах, может быть использовано в качестве одного из средств борьбы за мир. Но фашистские поджигатели войны всячески старались помешать установлению такого сотрудничества миролюбивых стран. Злодейское убийство французского министра иностранных дел Барту явилось актом террора, направленного фашистами против организаторов дела коллективной безопасности.

После гибели Барту французская дипломатия, руководимая предателем Лавалем, вступает на путь прямого сговора с поджигателями войны - Гитлером и Муссолини. В том же направлении вела свою политику и дипломатия реакционных правящих групп Англии. Естественно, что это лишь поощряло агрессоров к дальнейшему наступлению. 13 марта 1935 г. правительство Германии заявило, что считает себя свободным от обязательств, запрещающих ему иметь военную авиацию. Спустя три дня в Германии был обнародован декрет о введении в стране всеобщей воинской повинности. Вслед за тем и Муссолини приступил к осуществлению своего плана захвата Абиссинии как первого шага к созданию фашистской "империи".

Угрожающий рост агрессивных стремлений Германии и Италии, а также давление демократических кругов Франции вынудили французскую дипломатию решительнее пойти на сближение с Советским Союзом. 2 мая 1935 г. в Париже был подписан франко-советский договор о взаимопомощи. 16 мая 1935 г., по примеру Франции, заключила договор о взаимопомощи с Советским Союзом и Чехословацкая республика. Заключение франко-советского договора о взаимной помощи вызвало беспокойство и раздражение в реакционных кругах английской общественности. В Англии заговорили об усилении в Европе большевистского влияния. В противовес этому влиянию требовали скорейшего сближения с Германией. 18 июня 1935 г. состоялось англо-германское морское соглашение, предоставлявшее Германии право довести мощь своего флота до 35% совокупной морской мощи Британской империи. Так капитулировала перед германским агрессором дипломатия той самой страны, которая в первую мировую войну вступила именно для того, чтобы разгромить своего опаснейшего соперника на морях - Германскую империю. Ту же позицию заняли реакционные правительства Англии и Франции и перед открытым захватом Абиссинии фашистской Италией. Лишь советская дипломатия твёрдо и смело выступила на защиту свободы и независимости Абиссинии как члена Лиги наций.

Ободряемые своей безнаказанностью, фашистские агрессоры от декларативных выступлений, аннулирующих их международные обязательства, переходили к методу прямого насилия. Так действовала Япония на Дальнем Востоке, Италия в Абиссинии, Германия в Рейнской области, Италия и Германия в Испании.

Фашистская агрессия развивалась неудержимо, идя от успеха к успеху. Это могло создать впечатление якобы неодолимой её мощи или особой одарённости её вдохновителей. На самом деле сила фашистских поджигателей войны заключалась в слабости их противников. К тому же и методы фашистской дипломатии ошеломляющим образом действовали на руководящие круги демократических стран. По существу, эти методы являлись не чем иным, как применением в международной практике приёмов самого наглого обмана, шантажа, насилия, террора. Политике международных гангстеров правительства буржуазно-демократических стран могли бы противопоставить сокрушительный отпор своих объединённых сил, на стороне которых было явное превосходство. Но империалистическое соперничество, влияние реакционных профашистских групп, нежелание или боязнь сближения с Советским Союзом в целях организации единого фронта демократических стран против поджигателей войны создавали рознь и разброд в лагере западных демократий. Политика буржуазного пацифизма, систематических уступок агрессору, невмешательства, попустительства и даже пособничества развязывала руки международным разбойникам и неминуемо вела народы к новой мировой войне.

Перед лицом розни, нерешительности, а порой и поощрения поджигателей войны со стороны англо-французских кругов Германия, Япония и Италия пришли к открытому оформлению своей коалиции. Это осуществлено было заключением так называемого антикоминтерновского пакта между Германией и Японией 25 ноября 1936 г.; 6 ноября 1937 г. к нему примкнула и фашистская Италия. Свои истинные цели поджигатели войны старались прикрыть лозунгом борьбы против коммунизма. На самом деле они рассчитывали такой маскировкой обмануть бдительность буржуазных демократий, дабы скорее развязать вторую мировую войну.

Попытки политического окружения Франции, вовлечения слабейших стран Европы в орбиту своего влияния, разрушения Малой Антанты были ближайшими этапами на этом пути фашистских агрессоров. Дальнейшими шагами в том же направлении явились: захват Австрии Германией (март 1938 г.), присоединение к Германии судетских районов Чехословакии (октябрь 1938 г.) с последующим расчленением Чехословацкой республики и, наконец, оккупация всей её территории войсками Гитлера (март 1939 г.). На фоне этих событий правящие?

реакционные группы Англии и Франции особенно наглядно проявили своё малодушие, забвение действительных интересов своих народов и мира в Европе, готовность бросить в жертву фашистскому разбойнику слабейшие страны в расчёте задобрить насильника и направить его удары вместо запада на восток, против Страны Советов.

В противоположность капитулянтской позиции реакционеров Англии и Франции, изменивших своим договорным обязательствам в отношении Чехословакии и предавших её на растерзание Гитлеру, советское правительство открыто выступало против агрессивных действий фашистской Германии. Ещё до захвата немцами Чехословакии оно официально заявляло о своей готовности выполнить все обязательства советско- чехословацкого пакта о взаимной помощи против агрессора. После оккупации Чехословакии войсками Гитлера советское правительство отказалось признать законным включение Чехии в состав Германской империи. Столь смелая и независимая позиция советской дипломатии содействовала чрезвычайному укреплению политического авторитета Советского Союза и огромному росту его влияния в кругах между на родной общественности. Так подготовлялась почва для организации вокруг Советского Союза будущего блока свободолюбивых народов, борющегося против фашистских агрессоров.

Перед явной угрозой со стороны тройственного блока поджигателей войны реакционные правительства Англии и Франции вынуждены были, наконец, подумать о мерах самозащиты. Сперва англо-французская дипломатия попыталась добиться от советского правительства односторонних гарантий в пользу слабейших государств, которым раньше других могла угрожать германская агрессия. После неудачи этих попыток возникли переговоры англичан и французов с СССР о заключении договора против агрессора. Эти переговоры также не дали положительного результата. Виноваты в этом были реакционные группы английской и французской общественности, которые пытались всё получить от Советского Союза, не давая ему взамен ничего. Советское правительство, естественно, не могло согласиться на односторонний и неравноправный договор. Достаточно подозрительным в его глазах было уклонение англофранцузской дипломатии от распространения договорных гарантий на прибалтийские страны, которые могли послужить удобнейшим плацдармом для нападения немецких фашистов на Советский Союз. Наконец, ни англичане, ни французы не соглашались на требования советского правительства обеспечить друг другу взаимную помощь в случае косвенной агрессии и одновременно с договором подписать англо-франко-советскую военную конвенцию. Естественно, возникало подозрение, что англо-французские реакционеры стараются затянуть переговоры, столкнуть Советский Союз с фашистской Германией, а для Англии и Франции сохранить позицию "третьего радующегося", остающегося в стороне от советско-германского вооружённого конфликта.

В конце концов советское правительство вынуждено было прервать явно несерьёзные дипломатические переговоры с представителями Англии и Франции. С другой стороны, верное своей политике мира и делового сотрудничества со всеми государствами, оно положительно встретило предложение германского правительства о заключении соглашения о торговых кредитах, а затем и договора о ненападении.

Сорвав политические переговоры с СССР, Англия и Франция нанесли тяжкий удар делу организации единого демократического фронта против агрессоров и развязали руки немецко-фашистским разбойникам. Гитлер перешёл в открытое дипломатическое наступление против Польской республики, явно провоцируя её на вооружённый конфликт. 1 сентября 1939 г. немецко-фашистские войска уже маршировали по польской территории. Однако Гитлер ошибся в своих расчётах. Он не ожидал, что давление демократического общественного мнения и элементарный инстинкт самосохранения заставят правительства Англии и Франции вступиться за Польшу и объявить себя в состоянии войны с Германией. Не предвидел Гитлер и того, что в процессе борьбы против немецко-фашистского агрессора демократические народы Запада неминуемо придут к объединению своих сил с таким мощным оплотом мира и демократии, как Советский Союз. Сеявший ветер пожал бурю. Фашистская Германия оказалась лицом к лицу с объединённым фронтом демократических народов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2016
Обязательное условие копирования - установка активной ссылки:
http://art-of-diplomacy.ru/ "Art-of-Diplomacy.ru: Искусство дипломатии"